Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Гинтарас СТАУЧЕ

Гинтарас Стауче

Стауче, Гинтарас Миндаугович. Вратарь.

Родился 24 декабря 1969 г. в г. Алитус (Литовская ССР).

Воспитанник СДЮШОР «Жальгирис» (г. Вильнюс).

Играл в командах «Спартак» Москва (1988–1994), «Галатасарай» Стамбул, Турция (1994–1995), «Каршияка» Измир, Турция (1995), «Сарыер» Стамбул, Турция (1996), «Дуйсбург» Дуйсбург, Германия (1997–2001), «Акратитос» Ано-Лиосия, Греция (2001–2002), «Фостирас-Таврос» Афины, Греция (2002–2003), «Каллифея» Каллифея, Греция (2003–2004), «Юрмала» Юрмала, Латвия (2004–2006).

Чемпион СССР 1989 г. Чемпион России 1992, 1993 гг. Обладатель Кубка России 1994 г.

Чемпион Европы среди юниоров (U-19) 1988 г.

Сыграл за олимпийскую сборную СССР 5 матчей.

Тренер вратарей в клубе «Юрмала» Юрмала, Латвия (2004–2006). Тренер вратарей в клубе «Спартак» Москва (2007–2009). Тренер вратарей к клубе «Жемчужина» Сочи (2010–2011). Тренер вратарей в клубе «Терек» Грозный (2011–2013). Тренер вратарей в клубе «Амкар» Пермь (2013–2014). Тренер вратарей в клубе «Динамо» Москва (2014–2015). Тренер вратарей в клубе «Легия Варшава, Польша (2015–2016). Тренер вратарей в сборной России (2016–…)

*  *  *

«ЛЮБЛЮ, КОГДА У МОИХ ВОРОТ МНОГО ОПАСНЫХ МОМЕНТОВ»

Вратарь московского "Спартака" и национальной сборной Литвы Гинтарас Стауче, по его же собственным словам, - человек замкнутый и не склонный к общению. Чтобы положить начало разговору, я предложил собеседнику заполнить традиционную анкету "Футбола" - для разминки. И уже после первого вопроса ("любимое блюдо") Гинтарасу пришлось пуститься в пространные объяснения. Что такое цеппелины, я знал, а вот слово "ведеры" (по-литовски - "ведерай") слышал впервые. Оказалось, это специально приготовленные из свиной кишки колбаски, начиненные картофелем и крупой. В других ответах Гинтарас также продемонстрировал верность национальным традициям.

- Вы часто бываете в Литве?

Гинтарас Стауче

- Нет, часто, к сожалению, не получается. Только когда за сборную вызывают играть, или в конце сезона вырываюсь на пару недель.

- Но связь с домом поддерживаете постоянно?

- Да, конечно. Там ведь много знакомых ребят играет. Общаюсь в основном по телефону - с Жутой, например, мы в очень хороших отношениях, он сейчас вернулся из Минска. Иногда родители сюда приезжают, новости рассказывают.

- А отпуск где проводите?

- Всегда дома, в Литве.

- В последнее время вам, однако, приходилось путешествовать совсем в другие края - Барселона, Стамбул...

- А в прошлом году - в Копенгаген и Дублин вместе со сборной Литвы.

- Если попытаться сравнить игры Лиги чемпионов и отборочные матчи чемпионата мира по накалу борьбы, зрительскому интересу?

- Я бы поставил их где-то рядом. Хотя, я думаю, "Барселона" посильнее тех сборных, с которыми мы встречались. Но и в том, и в другом турнире каждая игра - это бесчисленное множество острых моментов. Здесь нельзя расслабляться ни на минуту, и в такой ситуации ты показываешь, кто ты есть на самом деле.

- И как вам удалось себя показать? Об игре "Спартака" в Лиге чемпионов сказано уже много, поэтому спрашиваю про вас лично.

- В Стамбуле, по-моему, я неплохо сыграл. Да и в Барселоне тоже, за исключением последних 15 минут.

- Что же случилось в эти 15 минут?

- Сам не могу понять. Как говорится, фортуна отвернулась. Вратарям всегда очень важно, чтобы чуточку везло. У меня в тот вечер запас фарта кончился на четверть часа раньше, чем нужно было. Впрочем, фортуна редко меня баловала. Всего я достигал сам.

(Достиг Гинтарас в свои 24 года уже немалого. Успел поиграть во всевозможных - юношеской, молодежной, олимпийской - сборных бывшего СССР, сейчас стал основным вратарем лучшего российского клуба и сборной Литвы).

- Родился я в Алитусе - в 100 километрах от Вильнюса. В детстве играл практически во все спортивные игры.

- В баскетбол в том числе?

- Да, и неплохо играл. Также любил футбол, хоккей. Я всегда играл со старшими, и они меня в ворота ставили. В третьем классе пришел к нам тренер набирать ребят в футбольную команду. Поначалу я не то чтобы не хотел, но как-то не думал, что буду серьезно этим заниматься. Ребята уговорили, сказали - неплохо, мол, стоишь. Так и вышло, что выбрал футбол. А пришел бы в тот день в школу тренер-баскетболист, глядишь, стал бы и я баскетболистом.

- А когда оказались в Москве?

- В 1988-м году. Мы вернулись со сборной из Болгарии, и в "Шереметьево" наш тренер - Борис Петрович Игнатьев - попросил задержаться меня и Поповича: нас ждали представители московского "Спартака".

- И вы очутились в команде Бескова?

- Сначала я отказался. Если честно, я не думал, что смогу когда-нибудь из Литвы уехать. Я очень трудно приживаюсь в коллективах (и в сборной так было), и дома мне в этом отношении намного легче. Может, такой у меня характер, может, я как-то воспитан по-другому, не знаю. Так что в тот раз я отправился домой, но мне позвонили еще раз и напомнили: мы тебя ждем, приезжай. Тем временем в "Жальгирисе" мне было еще далеко до основного состава, а Игнатьев сказал: "Если не будешь тренироваться в "Жальгирисе", приезжай в сборную". Раньше на базе первой сборной устраивались селекционные сборы, где просматривали молодых игроков. Я подумал: лучше уж появлюсь в "Спартаке", посмотрю на Дасаева, Черенкова, Родионова. Потренировался недели две, и тут Бесков меня вызывает и говорит, что я его вполне устраиваю. Я совсем растерялся: как быть? Позвонил своему тренеру...

- Игнатьеву?

- Нет, моему первому тренеру из Алитуса Римасу Коханаускасу. Мы до сих пор поддерживаем теплые отношения, и я часто обращаюсь к нему за советом. Вот и тогда я позвонил спросить его мнение. Он сказал: "Терять тебе нечего, надо попробовать. В конце концов "Спартак" есть "Спартак". Так я в Москве и остался.

- Но, как и в "Жальгирисе", пришлось играть за дубль?

- Так мне же было всего 18. Я и мечтать не мог, что буду первым вратарем "Спартака" в 18 лет. Я просто почитал за счастье тренироваться у Бескова.

- А в 22 года, когда основным вратарем был Черчесов?

- Как раз где-то с 22 я почувствовал, что уже могу играть, но в сильных клубах труднее выбраться наверх, приходится долго ждать, а это очень тяжело.

- Не возникало желания уйти в команду послабее, но нуждающуюся в голкипере?

- В общем, нет. Хотя, когда очень хотелось играть, всякие мысли в голову лезли. В таких случаях надо ждать до конца, а для этого нужны характер и обязательно чья-то поддержка. Претендовать на место, которое до тебя занимали Дасаев и Черчесов, невероятно сложно. Скажем, Черчесов - очень хороший вратарь, всегда на виду, а дублера его практически никто не знал. И когда я начал потихоньку играть, у всех в подсознании сидело: мол, у "Спартака" пустое место в воротах...

- Теперь вы основной вратарь чемпиона России. Не собираетесь сменить страну на более западную?

- Даже не думал об этом. Сейчас просто очень хочется выходить на каждый матч и играть, играть...

- Собственно, вы ведь и так играете за границей. Вам не приходило в голову, что в "Спартаке" со временем может возникнуть проблема с "перебором" иностранцев. У Газзаева во Владикавказе она уже возникла.

- Что ж, сейчас в каждом хорошем клубе есть иностранцы. Возьмите "Милан", "Барселону". Почему бы им не быть в "Спартаке"? Если проблема возникнет, решать ее не мне, а тренеру.

- Клуб не чинит препятствий вашим отъездам в сборную? Например, у ваших партнеров, играющих за немецкие и австрийские команды, постоянные трудности со страховкой.

- Не знаю, с чем это связано, может, они боятся потерять место в клубе... У меня никаких сложностей ни разу не возникало.

- Кстати, у вас ведь был выбор между российской и литовской сборными...

- Какой может быть выбор? Я литовец и играю за Литву.

- Как принимают вашу сборную в Европе?

- В Дании, например, 40-тысячный стадион был заполнен до отказа.

- Даже, несмотря на то, что вас считали аутсайдерами?

- Датчане как раз так не считали. Дома-то мы у них очко отобрали. Да и в Ирландии к нам отнеслись серьезно. Это вначале, когда мы приехали в Белфаст, никто про команду Литвы ничего не знал, и североирландцы обещали нам "отвезти" пять-шесть мячей. А получилось - 2:2. С ирландцами тоже играли неплохо, во втором тайме вообще их за середину поля не выпускали. После матча тренер сборной Ирландии Джекки Чарпьтон подходил к нам, говорил: у вас, дескать, хорошая команда, нам сегодня повезло, что мы выиграли.

- Скажите, Гинтарас, а трудно перестраиваться с игр сборной или Лиги чемпионов, где у вас полно работы, на матчи внутреннего чемпионата, когда вы остаетесь практически без дела?

- В таких матчах психологически очень трудно играть. Бывает, за 90 минут по воротам ударят всего раз, но всю игру ты должен ждать этого момента, потому что никого ведь не волнует - в угол мяч летит или т в угол, издали соперник ударил или один на один вышел, - ты все равно обязан ловить. Иначе скажут: зачем он там вообще стоит? Я, между прочим, люблю, когда у моих ворот много моментов. Тогда вратарь всегда при деле, не надо искусственно себя заводить. Когда сборная Литвы играла в Дании, в Копенгагене, датчане посчитали, что я за игру совершил 50 различных действий. Пропустил 4 мяча и все равно получил лучшую оценку в команде. А когда один удар по воротам - и гол, очень обидно и самому, и команде.

- Со стороны кажется, что вы иногда предпочитаете отбивать мячи, которые можно было бы поймать, и не всегда хорошо чувствуете себя на выходах.

- Все зависит от игрового момента. Если бьют с шести-семи метров, ловить просто невозможно, иногда просто интуитивно под удар бросаешься... Что же касается моих слабых сторон, они, конечно, есть, но про это лучше не говорить, пока я все недостатки не исправлю.

- Вернемся к чемпионату России. Были в этом году игры, которые вам запомнились?

- Пока у меня особой работы не было. Я доволен, как первые два матча отстоял, потому что стартовые игры всегда самые трудные. Это потом чем больше играешь, тем лучше получается, уверенность приходит. Практика - это все для вратаря. Можно тренироваться с утра до вечера, но без игровой практики постоянно быть в форме невозможно.

- Кого из соперников вы могли бы выделить?

- Понимаете, один матч против "Спартака" каждый может собраться и сыграть. А признак класса - стабильность.

- Вашим главным конкурентом в этом году называют "Динамо".

- Чувствуется, что они уже совсем в другой футбол играют, чем раньше. Впрочем, против "Динамо" всегда интересно играть. "Спартак" - "Динамо" испокон веков самый принципиальный матч для обеих команд.

- А в литовском чемпионате нет пока таких принципиальных дуэлей?

- Почему же, есть. Например, все очень стараются отобрать очки у "Жальгириса". Ну, и когда команды из одного города играют - дерби есть дерби.

- Раз уж мы заговорили о чемпионате Литвы: вам не кажется, что по сравнению, скажем, с Грузией или Беларусью, где есть один суперклуб, а за ним - пропасть, Литва находится в более выгодном положении: борьбу за первенство постоянно ведут четыре-пять команд: "Жальгирис", "Экранас", "Панерис", РОМАР...

- Можно добавить сюда и "Сириюс" из Клайпеды. Но мне трудно судить, что лучше - один хороший клуб или много средних. Если бы эти четыре были того класса, что "Жальгирис" времен союзного чемпионата, тогда польза бы была несомненная. А они играют на одинаковом уровне, но какой от этого толк, если ничего не могут выиграть? В еврокубках ни одного очка литовские команды не набрали в этом сезоне, "Экранас" даже чемпиона Мальты не смог пройти. Конечно, клубы кое-что и приобрели по сравнению с былыми временами: окажем, сейчас команды могут свободно выезжать за рубеж, планировать свой международный календарь.

- Гинтарас, вы, можно сказать, продолжатель старых традиций - ведь из Литвы в Москву приезжало немало классных вратарей. Некогда Баужа играл за столичные клубы, Тучкус был чемпионом страны в составе "Спартака", Юркус заканчивал карьеру в московском "Локомотиве".

- Да, могу сказать, что у нас умеют готовить вратарей. Почти в каждой юношеской сборной Союза был вратарь из Литвы.

- Говорят; вратари не такие, как все. Вратари из Литвы - тем более?

- Видимо, так. Что касается вратарей вообще, так изначально их задача обратна задаче всех остальных игроков - все забивают, а ты не даешь забивать. Отсюда и другая психология.

- И в чем она проявляется? У вас, например?

- Мне очень трудно менять место жительства. Я по природе человек замкнутый, не люблю шумные компании. Общаюсь только с близкими друзьями.

- А с кем вы живете в одном гостиничном номере во время выездов?

- С Сергеем Родионовым. Его я знаю еще с 88-го года.

- Скажите, а вообще каково постоянно разъезжать по российским провинциальным гостиницам?

- Удовольствие небольшое. Комфорт, как таковой, полностью отсутствует. Бывает, приезжаешь усталый, с дороги, а кушать нечего - повар куда-то пропал. Сидишь в тесной комнатушке и думаешь, что наверняка ведь есть в городе гостиница получше.

- В общем, с Барселоной не сравнить...

- Сейчас вся жизнь в стране такая. Но все-таки, я думаю, командам следует больше уважать друг друга.

- В Москве вы живете в собственной квартире?

- Да. На те условия, что создал мне "Спартак", грех жаловаться.

- Друзья у вас есть среди москвичей?

- Немного, в основном тоже литовцы, как и я.

- С кем-нибудь из вратарей поддерживаете отношения?

- Мы вместе играли в "Спартаке" с Зауром Хаповым. Хорошо знаю Сергея Овчинникова, он мой старый товарищ по сборной. Еще один - Володя Пчельников. Я не видел, как он сейчас играет, но по оценкам - вроде неплохо. Дай ему Бог. Он так долго ждал своего часа, и я искренне желаю ему закрепиться в составе "Торпедо" - после стольких лет сидения на "лавке" это очень тяжело.

Уж кто-кто, а Гинтарас Стауче эту истину знает прекрасно.

Михаил МЕЛЬНИКОВ. Еженедельник «Футбол» №18, 1994

*  *  *

«ГАЛАТАСАРАЙ» ДАВАЛ ЗА МЕНЯ ТРЁХ ИГРОКОВ»

Во втором круге текущего чемпионата Германии «Дуйсбург» показывает довольно-таки добротный футбол и даже имеет шансы пробиться в еврокубки. Одним из гарантов успеха команды в бундеслиге является голкипер «Дуйсбурга» Гинтарас Стауче, который играет, пожалуй, лучший сезон в своей карьере.

В начале 90-х годов Стауче играл в московском «Спартаке», в составе которого он трижды становился чемпионом России. После этого три года он выступал в турецком чемпионате. В немецкий клуб он перешёл в 1997 году, но основным вратарём он стал только в прошлом ноябре. А ворота «Дуйсбурга» с тех пор для многих превратились в неприступную крепость, ключи к которой не удалось подобрать многих известным нападающим. В первых 11 встречах литовский голкипер шесть раз уходил с поля без пропущенного мяча, а такое в бундеслиге случается крайне редко. «Со Стауче в воротах наша оборона стала ещё надёжнее», – говорит капитан команды Волерт. Не нарадуется игрой своего надёжного вратаря и тренер Фридхельм Функель. «Стауче доказал, что он очень хороший вратарь», – говорит наставник. Не обошли вниманием игру опытного голкипера, сыгравшего 43 раза за сборную Литвы, и немецкие журналисты. Популярный среди футболистов «Киккер» признал капитана сборной Литвы лучшим игроком апреля, да и во многих других газетах Гинтарас часто появлялся в символических сборных тура.

«В последнее время мы действительно пропускаем меньше голов, – говорит Гинтарас. – И из-за этого у нас теперь получается игра. В первом круге было так, что нам часто забивали и поэтому не получалось никакой игры. Сейчас уже пришла уверенность и у нас стало многое получаться. Когда нам удалось набрать много очков, то намного свободнее стали играть», – так объясняет скромный игрок последние успехи своего клуба.

– При каких обстоятельствах вы оказались в «Дуйсбурге»?

– Я приехал в «Дуйсбург» в 1996 году на просмотр и сразу подписал контракт. Но я ещё принадлежал четыре года «Галатасараю» и они запросили за меня слишком большую сумму, в связи с этим мне пришлось вернуться обратно в Турцию. А в 1997 году руководство немецкого клуба снова вспомнило обо мне и я приехал и подписал контракт.

– Но теперь вы не связаны с «Галатасараем» контрактом?

– Нет. Когда я приехал в Турцию нашёл там команду, которая выкупила меня у «Галатасарая». Это был клуб «Сариер».

– Быстро удалось адаптироваться в Германии?

– Быстро.

– А где было тяжелее в Турции или в Германии?

– Конечно, в Турции было тяжелее, ведь там совсем другой менталитет и другие обычаи. Но года хватило, чтобы привыкнуть и немного выучить турецкий язык.

– В «Дуйсбурге» долгое время вы провели на скамейке запасных. Не хотели перейти в другой клуб?

– Да, я хотел этой зимой перейти в другой клуб.

– Были какие-то предложения?

– Нет конкретных предложений не было, но было желание.

– В ноябре вы стали основным вратарём «Дуйсбурга» и команда поднялась с 14-го места на 7-е. Вы довольны своей игрой на этом чемпионате?

– Думаю, что да.

– Особенно приятные впечатления у вас, наверно, остались о ваших выступлениях Берлине. Ведь здесь прошлой весной состоялся ваш дебют в бундеслиге. А в этом году вы снова приехали в Берлин и победили...

– Да мне очень нравится этот город, где я часто побеждаю и хорошо играю. Так что у меня, действительно, остались приятные воспоминания о моих выступлениях в Берлине.

– Какие цели вы ставите перед собой в этом сезоне?

– Сначала главной целью было остаться в высшей лиге. Сейчас я думаю, что этого мы уже достигли и можем подумать о еврокубках. Если мы будем играть также хорошо, как в прошлых матчах, то вполне можем попасть в Кубок УЕФА. Тем более свой последний матч мы играем дома с «Вольфсбургом».

– После окончания сезона вы собираетесь остаться в «Дуйсбурге»?

– У меня ещё на два года контракт с «Дуйсбургом». Пока никаких предложений от других клубов не было.

– Вам не хочется поиграть в Испании или Италии?

– Пока это нереально. У меня ведь ещё контракт. К тому же в этом клубе у меня сейчас хорошо идёт игра. И мне кажется в данный момент искать что-то другое, более лучшее, нет смысла.

– После окончания сезона «Дуйсбург» покинут сразу несколько ключевых игроков. Например, Тёфтинг и Комленович. Вы не считаете, что это заметно понизит потенциал команды?

– В прошлом году из команды тоже ушло много игроков. И тоже говорили, что им не найдут замены. Тем более в бундеслиге тяжело что-либо прогнозировать. Здесь практически все команды равны. Кто мог подумать, что «Боруссия» (Мёнхенгладбах) уже за несколько туров до конца первенства вылетит в этом году из бундеслиги.

– В 17 лет вы уехали в Москву, где играли за «Спартак». В то время там было два отличных вратаря Ринат Дасаев и Станислав Черчесов. Чему вы у них научились?

– Прежде всего я у них научился отношению к делу. Мне очень повезло, что я попал в команду, где играли такие вратари. Правда, с Дасаевым я провёл только один сезон. С Черчесовым же мы тренировались вместе до тех пор, пока он не уехал за границу.

– Общаетесь ещё с кем-нибудь из них?

– Да, с Черчесовым мы общаемся. После того, как он ушёл из «Спартака», мы постоянно поддерживаем контакт. Он играл в Германии, а я в Турции. Сейчас я в Германии, а он в Австрии. Но тем не менее отношения постоянно поддерживаем.

– Как вы попали в «Спартак»?

– Константин Иванович Бесков увидел, как я играю и пригласил меня в свою команду. До перехода в «Спартак» я играл с 13-ти лет практически за все сборные, в том числе и в олимпийской. Последний официальный матч мы провели в Симферополе с итальянцами.

– В «Жальгирисе» вы тоже играли?

– Нет в «Жальгирисе» я только тренировался, но в основном составе этого клуба я так и не сыграл. Тогда я ещё слишком молодой был.

– Почему вы уехали из «Спартака» в Турцию?

– Потому что меня пригласил «Галатасарай» и мне хотелось попробовать свои силы за границей. Я думаю, мне очень повезло, что я тогда уехал. Ведь в Турции я как следует встал на ноги. Вообще Турция дала мне большой сдвиг.

– Расскажите, пожалуйста, о ваших выступлениях в Турции.

– В «Галатасарае» я провёл очень хороший год. Если бы я не получил тогда травму, сломал палец, то это был бы отличный сезон. Но потом пришёл новый тренер – англичанин Сунис, который привёл с собой трёх новых иностранных игроков. Он сказал, что ему не нужен иностранный вратарь. В Турции в то время в одной команде могли играть только три иностранца.

Тогда президент клуба предложил мне принять турецкое подданство. Но я отказался. После этого он сказал: «Хорошо, тогда можешь тренироваться, деньги будешь получать такие же, но надо приостановить контракт, потому что нашему клубу нельзя иметь четырёх иностранцев». Я вроде уже согласился, но потом всё же решил перейти в клуб «Карсияка». Эта команда только вышла в первую лигу и я знал, что тот клуб, который поднимается в первую лигу тут же вылетает. Так оно и получилось. В конце сезона «Карсияка» вылетела во вторую лигу. Но тогда я подумал, всё равно 24 года, играть – то надо. Поэтому я не считаю этот переход ошибкой. Но уже через месяц после того, как меня одолжили, «Галатасарай» просил руководителей «Карсияки», чтобы меня вернули обратно. За меня троих игроков давали. Те футболисты, которых привёл новый тренер, оказались слишком слабыми. Одного из них сразу отослали домой, а другого через два месяца. Но представители «Карсияки» сказали, что возвратят меня только через год. Так что я остался в этой команде до конца сезона. После этого я поехал в Дуйсбург, но вынужден был вернуться в Турцию, где один сезон я провёл в команде «Сариер». Мне было очень важно отыграть один год за этот клуб, чтобы я смог потом уехать в Германию.

– С «Сариером» вы тоже вылетели во вторую лигу?

– Да. Но если «Карсияка» была очень слабая команда, то с «Сариером» нам просто не повезло. Это тоже была относительно слабая команда, но играли мы весьма неплохо. Когда за 12 туров до конца сезона наш тренер ушёл в «Трабзон» в команде начался развал. Все игроки подумали, что они звёзды и мы не набрали нужное количество очков. А в слабой команде никогда нельзя расслабляться. Вот что значит в Турции хороший тренер.

– Играли в Турции футболисты стран бывшего СССР?

– В моё время там играли Олег Саленко и Арвеладзе. А в «Трабзоне» стоял бывший вратарь одесского «Черноморца» Гришко.

– Могло так случиться, что вы бы не стали футболистом?

– Конечно, могло бы.

– Ходили вы в детстве в какие-нибудь секции?

– Нет я вообще никуда не ходил. Во дворе я играл во все игры, особенно, конечно, в футбол. Все мои друзья были старше меня на пять лет, поэтому я всегда стоял в воротах и очень хорошо стоял. А получилось так, что в один день в нашу школу пришёл тренер, набиравший в футбольную секцию мальчиков 1969 года рождения. В нашем классе почти все записались, только я не записался, такой тихий сидел. Но этому тренеру кто-то сказал: «Вот ещё у нас неплохой вратарь есть. Его тоже надо записать». И меня тоже записали. И с того дня я до сих пор в футболе.

– Вы суеверный человек?

– Как и все, по-моему. Я думаю все спортсмены суеверны.

– Это правда, что после каждого проигранного матча вы выбрасываете свои вратарские перчатки?

– Нет, не выбрасываю. В них только тренируюсь.

– Но в них больше не играете?

– Нет. В них невозможно больше играть.

– Есть вратарь, игрой которого вы раньше восхищались?

– Мне нравилось, как играл Дасаев. Когда был ребёнком мне импонировала игра Прюдомма и Дзенги. Сейчас есть тоже много хороших вратарей. Но сказать, что это мой кумир ни о ком из них не могу.

– На родине часто бываете?

– Не так часто. Только в отпуске и когда за сборную играю. В год получается около двух месяцев.

– Скучаете по Литве?

– Вначале очень скучал и сейчас скучаю. Но теперь, конечно, не так сильно, как раньше. Я ведь уже десять лет живу за границей. В Москве очень трудно было, потому что ещё молодой был. В Турции тоже скучал, всё-таки другая страна, другие обычаи. А Германия уже ближе к Литве и уже не кажется далёкой заграницей.

– Вы являетесь капитаном сборной Литвы. Что можете сказать о сборной и о литовском футболе?

– Это больной вопрос. Сейчас у нас всё вниз пошло. Я бы сказал, что у нас сейчас такая ситуация, какая была два года назад в российском футболе. В России тогда тоже не могли собрать команду. Всем проигрывали, меняли тренеров. А виновата во всём была федерация. У нас сейчас такая же ситуация.

– Значит, всё решают чиновники?

– Хотелось бы, чтобы они решали то, что надо было. Чтобы они старались что-то футболу дать. Но этого нет. Они только болтают, но чтобы что-то сделать... А ведь очень жалко. У нас есть отличные игроки. А самое главное – у нас есть команда, которая уже пять лет играет вместе и за это время многое достигла. Посмотрите, мы всегда были третьими в наших отборочных группах. С нами все боялись играть. В матчах с нами теряли очки и хорваты и ирландцы. Да и итальянцы от нас еле-еле убегали. А сейчас получается так, что все хотят видеть хороший футбол, но ничего для этого не делают. Из-за этого у нас и возникли большие проблемы. Мы сейчас играем довольно-таки слабо и проиграли много матчей. И если ничего не изменится, то мы потеряем свои позиции. И это очень жалко, потому что у нас есть хорошая команда, есть хорошие игроки, но больше, к сожалению, ничего нет.

– Нет системы...

– Совершенно верно. Все только обижаются, если кто-то что-то скажет. Говорят, что всё дескать, хорошо. Может быть, мы слишком многого достигли. Раньше у нас кроме хорошей команды были и хорошие тренера, но сейчас осталась только команда.

– Думаете, что в ближайшее что-то изменится в лучшую сторону?

– Конечно, я надеюсь. Ведь футбол это большая политика. Для Литвы очень важны любые достижение в спорте. Сейчас же все ошибки видны, и только надо их исправить. Я верю в то, что у нас найдутся умные люди, которые не будут обижаться, а начнут работать так как надо. На данный момент у нас все только обижаются и отталкивают от себя проблемы. То игрок виноват, то ещё кто-то, но только не я.

– Недавно знаменитый баскетбольный клуб каунасский «Жальгирис» выиграл Суперлигу. Значит, умеют в Литве всё-таки работать?

– Туда пришли люди, которые закончили свою карьеру. Они и руководят сейчас этим клубом.

– Может, когда в Литву возвратятся известные игроки, вроде Иванаускаса, может и в футболе что-то изменится?

– Я не верю, что Иванаускас вернётся в Литву...

– А вы вернётесь?

– Я не могу сегодня сказать на 100 процентов. Но я всё же думаю, что вернусь. Как говорится: помирать так дома.

– Чем вы занимаетесь в свободное время?

– Всем, что даёт хорошие эмоции. Хочется каждый день провести так, чтобы потом приятно было играть. Много свободного времени я провожу с друзьями.

– В Дуйсбурге много литовцев?

– Для Дуйсбурга, как заграницы, я считаю что много. В Турции, например, за всё время только одно литовца встречал. В Москве тоже было мало соотечественников.

– У вас есть любимый писатель?

– Мой любимый писатель Эрих-Мария Ремарк. Мне все его книги нравятся. Первую его книгу «Три товарища» я прочитал, когда мне было 12 лет. Я многие его книги перечитывал по несколько раз.

– Что вам нравится в его книгах?

– Все его произведения мне очень близки, потому что он пишет о жизни так, какая она есть на самом деле. В его книгах нет никаких приукрашений. Меняется только время, а жизнь-то остаётся прежней. Проблемы, которые описываются в книгах Ремарка, будут также актуальны и через 1000 лет. Возьми почитай его книгу и в ней всё показано, какая жизнь сейчас и что будет потом.

– Жалко только, что люди на своих ошибках не учатся...

– Вот-вот в том то и дело. А из-за этих ошибок страдают только простые люди, а руководство никогда не страдает. Это и есть самая большая беда. Всем надо раздавать книги Ремарка, пусть почитают...

Дмитрий ГРЕБЕНЩИКОВ. Газета «Русская Германия», 1999

Гинтарас Стауче

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
    1       18.04.1991    ВЕНГРИЯ - СССР - 0:0 г
    2 -1     12.06.1991    ИТАЛИЯ - СССР - 1:0 г
    3       27.08.1991    НОРВЕГИЯ - СССР - 0:1 г
    4       24.09.1991    СССР - ВЕНГРИЯ - 2:0 д
    5 -2     16.10.1991    СССР - ИТАЛИЯ - 1:1 д
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
5 -2
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru