Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Сергей ЩЕРБАКОВ

Сергей Щербаков

Щербаков Сергей Геннадиевич. Нападающий. Мастер спорта.

Родился 15 августа 1971 г. в г. Донецке.

Воспитанник донецкой СДЮШОР "Шахтер". Первые тренеры - Николай Кривенко, Петр Пономаренко.

Выступал за команды "Шахтер" Донецк (1988 - 1992), "Спортинг" Лиссабон, Португалия (1992 - 1993).

Сыграл за олимпийскую сборную СССР 3 матча, забил 1 гол.

Чемпион Европы 1990 г. в составе юношеской сборной СССР.

*  *  *

"ЯЗЫК МОЙ ВРАГ МОЙ"

Футбол - игра коллективная. Однако без звезд он был бы пресен. 20-летний Сергей Щербаков в небогатом на яркие индивидуальности донецком "Шахтере" - безусловно, явление, которому, впрочем, еще предстоит раскрыться сполна. Специалисты о нем говорят: "Форвард милостью Божьей". Хотя забивает пока не так уж много: всего семь мячей в матчах прошедшего чемпионата страны. Правда, в активе еще "Золотая бутса" лучшего снайпера на чемпионате мира среди юниоров. Однако "только" третье место, добытое нашей командой в Португалии, несколько девальвировало имидж молодого голеадора в глазах болельщиков. Не говоря уже о полдюжине игр за клуб, пропущенных Щербаковым в результате дисциплинарных прегрешений на поле.

- Разговоры с судьями принято считать одним из симптомов звездной болезни...

Сергей Щербаков

- Не хочется, чтобы так кто-то думал. Но язык мой - воистину враг мой. Вроде стараюсь держать рот на замке. Но как саданут в очередной раз сзади по ногам, а судья в очередной раз сделает вид, будто ничего не заметил, трудно бывает смолчать.

- Футбол, я знаю, для вас - дело фамильное.

- Можно сказать и так, если учесть, что семья наша на три четверти (кроме мамы, хотя она в прошлом тоже спортсменка, занималась гимнастикой) состоит из футболистов. Отец в свое время выступал за команду второй лиги "Новатор" из Мариуполя. Младший брат, ему 16, занимается в той же специализированной футбольной школе "Шахтера", которую закончил и я. Андрей, правда, точнее повторяет отца - тоже центральный защитник. Для меня же другого места на поле, кроме как впереди, в атаке, не существует. Ужас как люблю забивать!

- Где труднее это делать: в молодежной сборной, где вы были на первых ролях, или в клубе?

- В клубе труднее и играть, и забивать. Здесь каждый гол повесомее, чем в молодежной сборной.

- Кстати, почему, на ваш взгляд, эта сборная не оправдала надежд болельщиков на чемпионате мира в Португалии?

- Ответ простой: мы недооценили соперников, в частности, бразильцев. За что и поплатились.

- Или переоценили собственные возможности?

-Не думаю. У нас была сильная команда. Но почему-то, еще до турнира, все зациклились на хозяевах - сборной Португалии, считая ее единственным серьезным соперником. Заблуждение обошлось дорого.

- А с "Шахтером", на ваш взгляд, что произошло? Полсезона плавно набирал высоту, в призеры метил, а потом вдруг сорвался в такое пике...

- Из-за отлучек в сборные и штрафных карточек я пропустил почти половину матчей чемпионата, и это, смею думать, в какой-то степени снизило потенциал команды. Но в то же время я не настолько самонадеян, чтобы считать, будто не было других причин спада в игре. Тренеры должны спокойно во всем разобраться. Хотя и они, как мне кажется, допустили одну очевидную ошибку, когда бывалые футболисты вдруг "остановились" и надежды на высокое место растаяли, имело смысл смелее наигрывать молодежь из дубля.

- Ваш идеал форварда?

Сергей Щербаков

- Марко ван Бастен. Он не просто забивает голы, но делает это с каким-то неповторимым шармом.

- А лучшие нападающие, на ваш взгляд, в нашем футболе?

- Саленко и Колыванов. То, что называется чутьем гола, обоим присуще сполна. А Колыванов еще и отбором, блестяще владеет, что он лишний раз доказал в матче на Кипре за сборную.

- В футбольных кругах Украины сейчас идут жаркие дебаты: национальный чемпионат республики или Открытое первенство страны? Ваше мнение?

- Понимаете, даже ревностные сторонники идеи национального чемпионата признают, что в течение ближайших лет уровень футбола на Украине заметно понизится, зато потом, говорят, начнется подъем. Конечно, люди, так рассуждающие, в футбол не играют и могут ждать. Им спешить некуда. Судьбы игроков, скажем, моего поколения их, видимо, не волнуют. Немудрено, что нас самих даже не спрашивают, хотя итоги такого опроса среди футболистов высшей лиги, играющих в украинских командах, по-моему, легко предсказуемы. Нам некогда ждать лучших времен. У каждого из нас только одна футбольная жизнь, причем она коротка.

- Тяжелым "наследием" минувшего сезона стала неудача олимпийской сборной СССР в отборочном турнире. Вы играли и в этой команде, стало быть, тоже несете ответственность за ее провал.

- Я не считаю свою долю ответственности чрезмерной. Новые игроки, попавшие в олимпийскую команду под занавес турнира, оказались в роли пожарной команды. А зачем было доводить до пожара? Уже первая ничья с норвежцами должна была насторожить, но этого не произошло. Странно, что будучи чемпионами Игр в Сеуле, мы сами же недооценили возможности соперников в новом отборочном цикле. И доигрались до Его Величества Случая, который предстал на последней игре итальянцами в Симферополе в черном облике шведского арбитра Фриска. Судил он, скажу я вам, как распоследний... Нет-нет, молчу. Хотя ни краской, ни желтой карточкой это уже не грозит.

Юрий ЮРИС, Донецк. Газета "Спорт-Экспресс", 30.11.1991

*  *  *

"СЛАВА БОГУ, ЧТО ДРУЗЬЯ ЕЩЕ ОСТАЛИСЬ"

Признаюсь, в жизни журналиста бывают такие моменты, когда писать очень не хочется. Не из-за лени или нехватки времени, а потому что писать просто тяжело. Потому что чувства настолько противоречивы, что сначала надо бы разобраться в них самому, а уж затем - запутывать читателя. Но писать надо. Надо, хотя бы потому, что спорт это не только голы, победы и праздники. Нет. Случаются и трагедии. И писать о них тоже надо. Чтобы помнить...

- Ну как, нашел? - Сергей смущенно улыбнулся. - Видишь, как здесь запутано и объяснить сложно.

Отыскать Щербакова действительно оказалось непросто. Сергей долго рассказывал мне по телефону, как от Эшторила, где я был на гонке "Формулы-1", добраться до Кашкаиша, где с недавнего времени живет Щербаков. Проехав людный порт этого пригорода Лиссабона, я постепенно начал отдаляться от заполненных народом улочек и уютных рыбных ресторанов. Дорога лежала по берегу моря, и океанский ветер, намертво затянувший небо черными тучами, гнал на пляжи холодные волны. Минут через 15 справа показался огромный комплекс новостроек. Поблуждав еще с полчаса по запутанным проездам этого выросшего на пустом месте квартала, я почти случайно наткнулся наконец на нужный подъезд.

- У меня, можно сказать, новоселье. Вот справил 15 августа свои 25 лет, а 5 сентября переехал сюда (большую часть убранства небольшой двухкомнатной квартиры занимали диван, торшер, маленький телевизор и огромные футбольные фотографии Сергея. - Прим. А.П.).

- А до этого где обитал? В клубной квартире?

- Да ты что! Уже 2 года, как съехал оттуда... Точнее - "съехали" меня.
Разговор как-то сразу - неожиданно и резко - перешел на конфликт Сергея со "Спортингом ".

- В клубе вроде президент поменялся?

- Поменяться-то поменялся, да что толку? Как денег не платили, так и по сей день не платят.

- И много должны?

- Ну как сказать. Контракт-то у меня только в этом июле официально закончился, вот и считай. И с тех пор, как несчастье случилось, на все письма и запросы - гробовое молчание. Ни ответа, ни привета. И как разблокировать эту ситуацию, просто себе не представляю. Мой адвокат постоянно пытается с ними связаться, но пока без толку. Так что дело, видимо, дойдет до трибунала. А там шансы - 50 на 50.

- Чем же клуб мотивирует свой отказ выплатить положенное по контракту?

- А ничем... молчанием. Здесь, в Португалии, вообще так заведено. Чуть что - не платить и все. Вот у Робсона тоже сейчас с "Порто" большие проблемы. Он уже в "Барселону" уехал, а конфликт так и тянется. Но все-таки, похоже, должен решиться в его пользу.

- Вы с Робсоном еще общаетесь?

- Конечно, причем раньше в "Спортинге" для меня он был просто тренером, а потом постепенно стал другом. Правда, сейчас, с его отъездом в Испанию, говорить удается реже... Я считаю, что Робсон - великий тренер. Здесь ведь как надо судить - по результатам. Он куда ни пришел - везде стал чемпионом. Это как у тебя в "Формуле-1". Почему Шумахер - великий? Потому что выигрывает! (Когда я вошел, Сергей смотрел по "Евроспорту" повтор квалификации у гонщиков и, узнав, что я приехал комментировать "Гран-при", долго и подробно расспрашивал меня о "Формуле-1". - Прим. А.П.)

- А что ты вообще по телевизору смотришь?

- Да стараюсь ничего не пропустить. Португальское-то телевидение слабенькое, своих передач интересных практически и нет. Все больше фильмы крутят на английском с португальскими субтитрами. По-португальски я уже прилично говорю, все понимаю, а сейчас начал серьезно английский учить.

- Наших программ здесь нет?

- Нет, в этом доме индивидуальную тарелку ставить запрещено. Нужно согласие соседей. Ну да ладно, португальское ТВ с этого года тоже начало футбол прилично показывать. Вчера за "Спортинг" болел. Наши выиграли - 3:0. А сегодня вечером "Порту" буду смотреть.

- Значит, за "Спортинг" еще болеете?

У Сергея Щербакова немало поклонниц среди португальской молодежи

У Сергея Щербакова немало поклонниц среди португальской молодежи.

- Конечно. Начальство - это одно дело, а ребята, игроки - совсем другое. Хотя... из той команды, в которой я когда-то играл, остались всего-навсего два человека. Все мои друзья как-то постепенно разъехались, кто куда. Сейчас, правда, Балаков подъехать должен. Он в Германии играет, но недавно получил травму и лечиться приедет сюда.

- А с Кульковым, Юраном поддерживаешь дружбу?

- Дружбу... Знаешь, здесь, за границей, нас, русских, так мало, что волей-неволей начинаешь дружить, если жизнь вместе столкнула. А постоянные контакты сейчас остались только с Игнатьевым. Он часто звонит, держит в курсе всех дел сборной России. Я за нее очень болел во время чемпионата Европы. Переживал страшно.

- Местные болельщики не забывают?

- Как сказать... Слава проходит быстро, тем более футбольная. Хотя иногда еще узнают на улицах, даже автографы берут. Но звездой, конечно, себя уже не чувствую. А может - это и к лучшему?

...В этот момент на экране телевизора Дэймон Хилл пересекает финишную черту, занимая 20-ю в карьере поул-позишн. Сергей грустно вздыхает.

- Машины ты, наверное, сейчас должен ненавидеть?

- Наоборот. Кажется, мог бы сейчас, снова бы сел за руль, понесся бы. Но как? Не уродовать же машину ручным управлением. Да и куда мне одному - ни коляску из багажника достать, ни на ступеньки забраться. Приходится постоянно быть с кем-то. Португалия вообще далеко не самая приспособленная для инвалидов страна. Вот довелось побывать в ЮАР, так там действительно к этому вопросу подходят очень серьезно.

- Домой не тянет?

- Да куда уж тут. Сейчас главная проблема - деньги со "Стортинга" получить. Тогда можно будет еще несколько лет жить безбедно, да и в Москву зимой слетать - на операцию. Предлагали мне недавно - скобки металлические из спины вытаскивать. Лучше, правда, от этого стать не должно, хуже - не знаю. Но, с другой стороны, никаких железок в теле тоже быть не должно. Разве человек рождается с железками?

- Наши врачи здесь были?

- Да. Улетели уже давно все. И доктор был, и экстрасенс. Вот уже больше года один. Брат Андрей помогает - и слава Богу. Я, правда, руки не опускаю. Плаваю - это очень полезно для всех мышц. Вообще много пытаюсь заниматься. Не все время, конечно. Многие критикуют, говорят, что я отдыхаю, но ведь невозможно же истязать себя 24 часа в сутки - мускулы очень устают. Так что времени свободного достаточно. На компьютере играю, читаю, английский учу. Иногда в барах на бильярде с братом играем.

- Брат тоже футболист?

- Да нет, не получилось у него. Видимо, понял, что футбол - это еще не все в жизни. Футбол - это только работа. Да вы у него и спросите, почему не играет (Андрей, встретив меня, предложил апельсинового сока и сразу ушел по делам, поэтому спрашивать было не у кого. - Прим. А.П.).

- А родители?

- Родители работают сейчас на Украине. Как их сюда затащить? Здесь и двоих-то прокормить сложно. С украинским паспортом им ни вида на жительство, ни права на работу не получить. Я-то сам - "португалец". Клуб в свое время устроил фиктивный брак, чтобы я мог вне квоты играть. А теперь по новым правилам сколько хочешь иностранцев - столько и заявляй.

- Так ты женатый человек?

- Женатый! Я ее только, когда расписывались, и видел. Кстати, в этом году скоро - уже по закону - могу разводиться. А так - общаюсь иногда с фанатками, я же человек открытый. Но чтобы с кем-то серьезно - этого пока нет.

Время матча с участием "Порту" близилось, и я решил, что пора прощаться. Провожая меня к дверям, Сергей вдруг сказал:

- Ты знаешь, я ведь об этом предстоящем трибунале днем и ночью думаю. Вдруг не получу денег - как жить тогда дальше? Пока друзья помогают, как могут. Хорошо, остались еще, хоть и немного.

Когда я вышел из подъезда, было уже темно. С океана по-прежнему дул ветер, а звезд за низкими облаками не было видно. Я сел в машину, завел мотор, закурил. Перед глазами проносились "Шахтер", "Спортинг", молодежная сборная России, автогены, которыми 15 декабря 1993 года после жуткой автомобильной катастрофы на ночной лиссабонской улице вырезали из обломков машины безжизненное тело Щербакова, огни операционной, в которой врачи пытались собрать его по кускам и вернуть к жизни, одна из тысяч квартир этого Богом забытого квартала, где одинокий Сергей готовился сейчас смотреть футбол по телевизору...

Я врубил заднюю передачу и впервые в жизни поехал медленно, даже очень медленно...

Назавтра я комментировал "Гран-при Португалии" для РТР. Комментировал и знал, что где-то в 15 км от трассы наблюдал за гонкой по "Евроспорту" и болел за Шумахера Сергей Щербаков. И думал о предстоящем трибунале...

Алексей ПОПОВ, Лиссабон - Монако. Газета "Спорт-Экспресс", 28.09.1996

*  *  *

ВЕРА СЕРГЕЯ ЩЕРБАКОВА

Когда-то - совсем, кажется, недавно - у него, Сереги Щербакова, было все: большой футбол, быстрые ноги, машина. Но все это было.

1993. Июнь. "Все условия португальцы создали... Так и надо - только играй. Квартиру четырехкомнатную дали, "Рено" - что еще нужно молодому холостому парню? Вообще, страна прекрасная, эта Португалия - солнце, море, люди открытые...".

Сегодня у него инвалидная коляска, центр Дикуля, редкие приглашения в телестудии с их дурацкими вопросами. Последний был: "В футболе самое главное - пенальти. Чувствуешь, что сегодня тебе жизнь бьет пенальти?".

Лет пять назад он и отвечать не стал бы на такие глупости. Сегодня все по-другому, и отвечает, хотя и усмехаясь: "На поле-то я забивал, а сегодня вот изменилось что-то. Чуть-чуть изменилось...".

1993. Октябрь. "Шахтер" частенько вспоминаю... В этом городе вырасти надо, как я, чтобы понять все. И у Яремченко с девятого класса тренироваться, чтобы потом мальчишкой в основу попасть - и там погоду не испортить. Ты у Вити Онопко поспрашивай, что такое Донецк".

Еще есть у него надежда. Даже не выйти на поле - об этом уже и не мечтается, наверняка, ни ему, ни отцу - дяде Гене из Донецка - просто встать и пройти. Хотя бы метр. Хотя бы шаг. Пока - не получается. Но он надеется.

1994. Октябрь. "Бывает депрессия, бывает. И тогда кажется, что все, жизнь закончилась - такое тоже бывает".

Мы уже долго живем в одном городе - в Москве. А Лиссабон с его "Спортингом", судами и адвокатами давно опротивел. Хотя климат есть климат - чуть-чуть московского дождя, чуть-чуть ветра, и Сергей моментально простужается.

Здесь, в Москве, Дикуль, пусть и ничего пока не обещающий. Но наверное, Сережке здесь хорошо. Так, как нигде - точно. И московский год с небольшим прибавил и силенок, и здоровья этому 27-летнему красавцу, прикованному нелепой, жуткой случайностью к инвалидному креслу.

1995. Февраль. "Чем заниматься не хочу, так это в четырех стенах сидеть. Занятий хватает - в бассейн езжу, на тренажерах занимаюсь, гимнастика опять же... На футбол возят, когда игра стоящая. Улучшения? Улучшений не может быть только у мертвых, а я - живой. Есть улучшения, есть".

Как он играл! Даже до окаянного Лиссабона, в котором на полуночном шоссе Авениде да Либертаде не смогли разъехаться два автомобиля, а в темно-синем "Рено" был Щербаков. Тот декабрь 93-го стал черным для российского футбола... Сергей, конечно, помнит эту дату - 14 декабря 1993 года. Мы тоже. Как помним потрясающий щербаковский гол в ворота Миши Еремина - тогда "Шахтер" играл с ЦСКА. Отчаянно распластавшийся вдоль ворот, но бессильный вытащить снарядом летящий мяч Мишка Еремин и заранее ликующий Серега Щербаков - спустя считанные недели одного из них не пощадит ночная дорога, другого судьба будет хранить чуть дольше - чтобы тоже отвернуться. А это были самые-самые одаренные ребята из тогдашней футбольной поросли... Как он играл!

1995. Март. "С квартиры лиссабонской съехал - перебрался в такую же, только на окраине".

Вот этого-то, "как играл", Сергей сегодня и боится, оттого и в Донецк родной приезжает от случая к случаю. И был такой случай, когда "Шахтер" только-только серебро своего украинского чемпионата выиграл, и Валерий Левченко на шею Щербакову медаль свою повесил. Приятно, но, с другой стороны, Серега мог бы и свои медали примерять - не вышло.

Он забивал в форме "Спортинга" редкие по красоте мячи, и футбольная Европа смаковала эти кадры неделями. Было еще премьерство в российской молодежной сборной, и сегодняшняя фраза Садырина, что Щербакова во второй по калибру национальной команде выдерживали искусственно , а на деле-то - место такому талантищу в первой сборной было зарезервировано на годы вперед... Но не состоялся в его жизни ни чемпионат мира 94-го, ни европейский в 1996-м - все из-за той кошмарной ночи.

Вряд ли его связывало что-то серьезное с Москвой до сегодняшнего дня. Квартиру, выделенную-таки Российским футбольным союзом, он продал - суды со свернувшим контракт "Спортингом", да доктора ихние все накопления растащили в момент. Сам сегодня рассказывает, как сидел месяцами на одной картошке, помог тогда добрый человек, взорванный позднее прямо на донецком стадионе - президент "Шахтера" Александр Брагин. Помог еще "Локомотив". Помог Игнатьев. " Петрович - это человек...", - Щербаков часто это повторяет. Помогла деньгами "странная" команда " Балтика" - о ее существовании, отъезжавший когда-то в Лиссабон Серега и не слышал... Теперь - знает. Помогли Василий Кульков, Сергей Юран, Красимир Балаков. И каждый раз Сергей удивлялся - жизнь к тому времени спокойно давала уже знать, что дружба футбольная закончилась, и теперь, вроде как, один на один с бедой оставаться приходится. Но не все забывали.

1996. Май. "Шахтер"-то наш не на задворках в союзном чемпионате пылился - был момент, мы на старте как-то туров семь вообще лидировали, пока до хорошего города Ташкента не доехали. Там нам по-доброму ничью предлагают, но мы-то лидеры, и гордо отвечаем: не надо нам ничего, по-честному с вами разберемся. Ну, обиделись они, играли так, как никогда не играли и играть потом не будут, а мы с того поражения плавненько вниз поехали".

Знающие люди говорят - тысячу раз проклял Бобби Робсон и матч тот с австрийцами, после которого ему клубное руководство вежливо на дверь указало, и вечеринку по этому поводу. А после, в полпятого утра, на Авениде да Либертаде, Щербаков увидит справа машину местного радиожурналиста - и возьмет левее. А ударь по тормозам - сейчас живой и здоровый был бы... Тот парень повернуть не успел. И будет полчаса спустя Сергей, вырезанный автогеном из груды металла, смеяться в шоковом состоянии в реанимации и называть всех людей в белых халатах "профессорами". Операцию, которая могла что-то изменить, португальцы делать не станут - помешало внутреннее кровотечение.

1997. Май. "Да не то, что стал я вдруг верующим - и без этой аварии задумывался. Всегда верил, если по-честному. Сейчас это помогает, силы откуда-то изнутри берутся".

Главное, в Москве ему рады - только пореже бы пытали о подробностях катастрофы, о его переломанном позвоночнике.

Я завидую людям, которые запросто могут шутить, глядя в глаза этому парню - у меня почему-то так не получается. Неловко при нем толковать о футболе, который для Сергея потерян.

О футболе Сергей говорит сам, и говорит замечательно! И в Москве ему нравится, хотя однажды на динамовском стадионе обругал его кто-то из омоновского кордона - не узнал, должно быть. Ему нравится наш футбол. Хотя он, деликатный человек, игравший против "Бенфики" и "Порто", не может говорить по-другому...

1998. Июль. "Все нормально, на даче живу...".

Юрий ГОЛЫШАК. "Спортивная жизнь России" №12, 1998

*  *  *

КАРМЕН СЕРГЕЯ ЩЕРБАКОВА

Судьба футболиста такова, что к 30-ти годам ты уже человек «в возрасте», и пора подумывать о том, что «бутсы надо вешать на гвоздь». А если эта самая судьба подготовила тебе не просто расставание с изумрудным газоном, а и с возможностью вообще нормально двигаться? Да еще в то время, когда тебе 22 года, ты на пике формы, перед тобой открыты двери лучших европейских клубов, ты один из лидеров сборной страны...

...Именно такое испытание жизнь уготовила Сергею Щербакову, когда произошла автомобильная авария, в которой «Рено» Сергея на большой скорости столкнулся с БМВ. Диагноз врачей был неумолим - инвалидность. И вот уже почти десять лет он прикован к инвалидной коляске. Молодой, жизнелюбивый, по-хорошему азартный, безоглядно влюбленный в футбол, Сергей не опустил руки. Вначале отец, Геннадий Юрьевич, нашел экстрасенса, пообещавшего за 18 тысяч долларов поставить сына на ноги. Где теперь тот лже-лекарь, одному Богу известно. Неудача не сломила Сергея. Правда, после этого случая он, для себя, проклял всех врачей-шарлатанов и сказал: «Я справлюсь со своим недугом сам». Но без помощи специалистов все равно трудно обойтись, поэтому наш земляк обратился за помощью к Валентину Дикулю. Известный спортсмен и врач откликнулся на просьбу Сергея, и последние пять лет Дикуль занимается возвращением Щербакову возможности нормально двигаться. Теперь Сергей постоянно живет в Москве: этого требует курс лечения. Кстати, уезжать из Донецка Щербаков не хотел, но другого выбора не было - или стать на ноги, или не расставаться с коляской долгие годы. Благо в российской столице нашлись люди, для которых имя Сергей Щербаков - не пустой звук. Это президент «Локомотива» Валерий Филатов, известный судья Сергей Хусаинов, главный тренер «Локомотива» Юрий Семин. Благодаря их стараниям Сергей сейчас работает в московском «Локомотиве» тренером-консультантом. И очень скучает за родным Донецком и «Шахтером»...

Сергей Щербаков
Сергей Щербаков

...Но Сергей не остановился на лечении только в клинике Дикуля. Он разузнал, что на Кубе есть крупный медико-восстановительный центр, в котором проводят интенсивную терапию его заболевания. Собравшись с духом и деньгами, Щербаков поехал на далекий остров Свободы. Первое время жил там же, где и лечился. Но это удовольствие весьма дорогостоящее, поэтому финансы таяли, как снег по весне. На счастье, в медико-восстановительном центре работала молодая женщина по имени Кармен. У них с Сергеем сразу же сложились добрые отношения. Кармен предложила переехать жить к ней: дом большой, с мужем она развелась и платить за жилье не надо будет. Сказано — сделано. Так, волею все той же судьбы, Сергей Щербаков на далекой Кубе нашел человека, с которым они понимают и необходимы друг другу. Естественно, Сергей и Кармен поженились. И не «для галочки».

31 марта в семье Щербаковых родился сын Максим. И пусть кто-то скажет, что все не от Бога!..

...Сейчас Сергей и его Кармен вынуждены жить вдалеке друг от друга: с грудным ребенком по самолетам много не налетаешь, а у папы - очередной курс интенсивной терапии у Дикуля. Но это уже временные трудности. А вот то, что у Сергея появились элементы чувствительности нервных окончаний в ногах - это благой знак. Кто знает, может, к этому приложил свое маленькое сердечко и Максим Щербаков...

На днях у Сергея Щербакова — День рождения. Жаль, что по объективным причинам он не сможет провести его в кругу родителей и донецких друзей. Но, зная настойчивость Щербакова, можно надеяться на то, что недалек тот час, когда на родную донецкую землю с трапа самолета сойдет семья Щербаковых, а ее глава скажет: «Здравствуй, Донецк. Я вернулся».

Газета ФК "Шахтер" №5, 09.08.2002

*  *  *

«Я СУДЬБУ НЕ УПРЕКАЮ...»

«...когда я cмотрел, как он играет, понимал: Серега Щербаков - футболист от Бога. Он забивал редчайшие по красоте мячи, им восхищалась вся футбольная Европа. А потом... Прочитал в газете, что Сергей попал в автомобильную катастрофу и у него отнялись ноги. Подумалось: «пропал парень». Но...спустя время на глаза попалась еще одна статья о Щербакове. Автор рассказывал, что Сергей поехал лечиться на Кубу и влюбился в девушку из медицинского персонала. Кармэн ответила взаимностью. Полюбила его парализованного! Молодые поженились. У них родился сын Максим.

Я давний подписчик «Трибуны», и мне особенно приятно читать в вашей газете о легендах нашего спорта. Действительно ли все то, что я прочитал о Сереже, - правда, и его судьба сложилась относительно удачно? Расскажите, как, где и чем живет футболист Щербаков сегодня?»

...Центр реабилитации Валентина Дикуля. В вестибюле, утопающем в зеленых тропических растениях, у стены под лестницей - ряд инвалидных колясок. Теребя завязки на кофте, неподвижно смотрю на дверь, ведущую в спортивный зал. Жду.

- Сережа готовится, - слышу чей-то голос. - Вы думаете, вы одна волнуетесь в преддверии интервью?

Рядом со мной друзья Щербакова - Михаил и Руслан.

На инвалидной коляске выезжает улыбающийся молодой человек.

- Мишка, - кричит он. - Шоколадку хочешь?

- Нет. Ты лучше Юлю угости, - басит друг.

- Хотите? - поравнявшись со мной, спрашивает Сергей и протягивает мне половинку шоколадного батончика.

- Хочу.

Вчетвером мы садимся за столик.

- Сережа, к нам в редакцию приходят письма от читателей, которые интересуются вашей судьбой, просят рассказать о счастливой любви, которую вы обрели на Кубе, о красавице жене Кармэн...

- Любовь я обрел полтора года назад. Сейчас живу с женщиной, которую зовут Наташа Новожилова. Она - мастер спорта международного класса по гимнастике. 11 лет проработала в цирке на проспекте Вернадского.

- Вы женаты?

- Живем в гражданском браке. А что, обязательно надо ставить штамп? Я был женат два раза. Один брак, фиктивный, был в Португалии. Это было нужно для того, чтобы я мог выехать за рубеж и играть в футбол. Второй брак был на Кубе с Кармэн. Это была последняя ошибка молодости. Лучше русских женщин нет. Жить с иностранкой невозможно. Они не понимают русских мужиков.

- В каком смысле не понимают? Можно конкретнее?

- Ну... Если женщина не знает русского языка, как она выразит то, что у нее на душе?

У меня вообще до 30 лет не было ничего серьезного с женщинами. Я это... Как это называется? Многолюбный...

- Любвеобильный?

- Во-во! А теперь, когда встретил Наташу... Буду жить только с ней. Она была замужем. У нее пятилетний ребенок Артем. Для меня главное, чтобы в доме было чисто и ребенок был ухожен. Если она поесть не приготовит, обойдусь. Вон, с Мишкой в какой-нибудь ресторан съезжу, пельменей поем.

- Что для вас любовь, Сережа?

- Нет такого понятия. Есть доверие, чувства. Любовь какое-то... тесное слово.

- А дружба?

- А я не знаю, есть она или нет. Меня все друзья кинули, когда в аварию попал.

- А как же Михаил, Руслан?

- Это другое дело...

- Действительно ли, когда был поставлен неутешительный диагноз, в вашем доме появился экстрасенс и пообещал поставить вас на ноги за 18 тысяч долларов?

- Да, был такой. После случившегося мы с отцом хватались за все, что давало хоть малейшую надежду на выздоровление. А тут появился этот экстрасенс. Как его зовут, я не помню. А вот фамилия Козлов как раз соответствовала его сущности. Он жил у меня в Португалии, на всем готовеньком. Потом сообщил, что ему надо ненадолго уехать в Москву. Уехал и деньги с собой прихватил.

Потом еще один был. Этот оказался совестливее. Он денег не брал, только жил и хорошо кушал.

- Я читала, что какое-то время вы, уже известный футболист, сидели на одной картошке. Никто вам не помог. Как вы выкрутились?

- Почему на одной картошке? Еще был хлеб. Вода была. Не помер, как видите. Были трудные времена, это правда. Я вложил все свои деньги в бизнес и прогорел.

- Что за бизнес?

- Мелочь всякая... Продажа машин... Это было в Португалии.

- Что, и в Португалии обманывают?

- Везде обманывают.

- Сергей, кто оказал вам помощь, когда вы попали в беду?

- Неоценимую помощь мне оказал Валерий Николаевич Филатов, президент клуба «Локомотив». Николай Аксененко помогает с лечением. Как материально, так и морально меня поддерживают, хотя у них и без меня забот хватает.

- Сережа, вы поддерживаете какие-нибудь отношения с друзьями из родного Донецка?

- Да, с некоторыми ребятами из «Шахтера», в котором вырос. В Донецке живет мой отец. Там создан благотворительный фонд Сергея Щербакова.

- Сережа, чем еще наполнена ваша жизнь, кроме занятий в центре и работы в федерации?

- Езжу на футбольные матчи. Смотрю как большой футбол, так и мини-футбол. Играю в пинг-понг.

- Читаете?

- Что может быть интересного в книжках? Вот книжка Фетисова мне понравилась. Он мне ее подарил. Называется «Овертайм». Интересная.

- Вы дружите с Фетисовым?

- Общаемся. Вячеслав сказал, если я найду хорошую клинику в США, где мне смогут помочь, я могу на него рассчитывать. Я ищу разные варианты. Буду пробовать все, лишь бы на ноги встать. Но пока ничего лучшего, чем российская медицина, не нашел.

- Вы патриот?

- Нет! Я бы и не подумал возвращаться в Россию, если бы у меня была работа за границей. Что тут хорошего? Государство не делает для людей ничего, что должно делать. Беспредел. Одного футболиста дубинками избили, Юру Тишкова убили. У нас палочные методы.

За рубежом футболистам позволено все. Сегодня хочешь пей, гуляй, но завтра, будь любезен, отыграй по полной программе. А у нас... Перед игрой с женами видеться нельзя, выпить нельзя...

У людей нет нормальных условий для жизни. Я бы хотел иметь большую квартиру, где мог бы самостоятельно заниматься спортом.

- Если бы сейчас, напротив вместо Михаила села ваша судьба, что бы вы ей сказали? В чем бы ее упрекнули?

- Ни в чем бы я ее не стал упрекать. Сам виноват. Нажрался виски, сел за руль, не справился с управлением. А вы говорите - судьба!

Юлия БЕКИЧЕВА. "Трибуна", март 2003

*  *  *

КАК ДЕЛА?

Сергей Щербаков

- Зимой вы говорили, что в начале весны вам должны сделать операцию на травмированном позвоночнике.

- Она была сделана 2 марта в московской клинике "Нейровита", основанной на базе Онкологического центра на Каширском шоссе. Операция совершенно уникальная. Ее проводил профессор Андрей Брюховецкий, который внедряет у нас в стране передовые медицинские методики. Мне в поврежденный спинной мозг вживили так называемые стволовые клетки. Пока прошел только первый этап лечения.

- Правда ли, что вы первый человек, которому сделана подобная операция?

- Точно. В некотором смысле ощущаю себя Гагариным. Операция в своем роде экспериментальная. Мы надеемся делом доказать, как далеко шагнула отечественная медицина. И показать всему миру, что успешно лечить поврежденные спины можно.

- Как долго будет продолжаться период реабилитации?

- Точно вам сейчас этого не скажет никто. Процесс разбит на несколько этапов и рассчитан примерно на 8-12 месяцев. Все зависит от возможностей конкретного человека. Причем не только от физических кондиций, но и от силы духа.

- Центр Валентина Дикуля оставлять не собираетесь?

- Конечно, нет. Одно другому не мешает. Примерно через месяц начну активно заниматься и там. Бросать центр Дикуля не имеет смысла хотя бы потому, что я чувствую: занятия в нем приносят плоды.

- Именно там вы, кажется, и с будущей женой познакомились?

- Все верно. Супругу зовут Наталья. Она 12 лет отработала артисткой в цирке на проспекте Вернадского. Около двух лет назад мы познакомились в реабилитационном центре. У Натальи тоже был тяжелый период в жизни, связанный с серьезной травмой, но она сумела преодолеть все трудности. Поженились мы 13 июня, в пятницу. Специально день не выбирали, все само собой получилось. Так что та пятница, 13-е - один из самых счастливых дней в моей жизни.

- Знаю, что вы пристально следите за событиями в нашем футболе. Например, недавно бригада "Спорт-Экспресса" видела вас на матче "Сатурн" - "Локомотив" в Раменском.

- Стараюсь быть поближе к большому футболу. Симпатизирую "Локомотиву".

- В будущем поработать в футболе планируете?

Сергей Щербаков

- Надеюсь, лечение пройдет успешно и я буду востребован.

- А к профессии футбольного агента как относитесь?

- Такие люди, конечно, нужны, но себя в этой роли не вижу. Я все-таки люблю "живой" футбол и хотел бы быть поближе к игре.

- С друзьями, с которыми вместе играли, часто общаетесь?

- Стараюсь быть в курсе событий, связанных с близкими мне людьми. Недавно рад был встретиться с приехавшим в Москву Канчельскисом, с которым играли вместе еще в Донецке. Постоянно нахожусь на связи с Онопко, Игнатьевым, Юраном - раньше мы с ним вместе жили в Лиссабоне.

- Когда последний раз были в Португалии?

- Ой, давно. В 1999 году когда мне там делали очередную операцию. В Москве живу с 1997 года, и меня сейчас с Португалией ничего не связывает, разве только друзья. Всегда рад поговорить, например, с сеньором Фигу.

- Скоро туда отправится и сборная России.

- Желаю ребятам удачи. Сам же полечу только в том случае, если найду место для жилья - в гостинице уж больно дорого. Было бы неплохо попасть в делегацию РФС. Мне кажется, я мог бы быть полезен, все-таки страну знаю неплохо.

- Вы президент федерации футбола, объединяющей игроков с заболеванием детским церебральным параличом. Как идут дела?

- В прошлом году провели детский турнир на искусственном газоне стадиона "Локомотив", в этом - в манеже "Динамо". Спасибо хозяевам за предоставленные поля. Участие принимали шесть команд из Москвы, Санкт-Петербурга, Выборга... Скоро состоятся еще одни соревнования - в Подмосковье, недалеко от Нахабина.

Сергей ДЕРЯБКИН. "Спорт-Экспресс", 16.04.2004

*  *  *

"МАРАДОНА МЕНЯ РАССМЕШИЛ"
«Спорт день за днем», 26.12.2011
20 лет назад он стал лучшим бомбардиром юношеского чемпионата мира в Португалии. Казалось, перед нападающим донецкого «Шахтера» открываются широкие горизонты. Поначалу так и было. Читать полностью ››

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
    1       27.08.1991    НОРВЕГИЯ - СССР - 0:1 г
    2 1     24.09.1991    СССР - ВЕНГРИЯ - 2:0  д
    3       16.10.1991    СССР - ИТАЛИЯ - 1:1 д
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
3 1
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru