Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Юрий РОМЕНСКИЙ

Юрий Роменский

Роменский Юрий Михайлович. Вратарь. Мастер спорта международного класса.

Родился 1 августа 1952 г. в г. Мингечаур, Азербайджан.

Воспитанник дворовой команды "Звездочка", г. Мингечаур. Первый тренер - Баба Ханларович Мустафаев.

Выступал за клубы "Текстильщик" Мингечаур (1968 - 1970), "Нефтчи" Баку (1971 - 1977), "Черноморец" Одесса (1978, 1982 - 1984), "Динамо Киев" (1979 - 1981).

Чемпион СССР 1980 и 1981 гг.

За сборную СССР сыграл 5 матчей.

Тренером-консультант в клубе "Верес" Ровно. Тренер вратарей в сборной Украины (2003 - 2007, 2011 - 1012). Тренер вратарей в клубе "Черноморец" Одесса (2009 - 2011). Тренер вратарей в клубе "Динамо" Киев (2013).

*  *  *

ДО ЗАВЕТНОЙ "ЯШИНСКОЙ" СОТНИ НЕ ДОТЯНУЛ ВСЕГО НЕСКОЛЬКО "СУХИХ" МАТЧЕЙ

1 августа свое 50-летие отметил легендарный голкипер одесского "Черноморца", киевского "Динамо" и сборной СССР - Юрий Роменский. "Одесса-спорт" не могла пройти мимо знаменательной даты одного из самых талантливых в истории отечественного футбола и с удовольствием предалась воспоминаниям в беседе с Юрием Михайловичем ...

- Родился я в азербайджанском городе Мингечаур, куда был переведен по воинской службе мой отец сразу после войны, - рассказывает Юрий Михайлович. - В Мингечауре, к слову, находится самая крупная ГЭС Закавказья. Ее-то и отстраивал Михаил Роменский. Ну а в футбол ваш покорный слуга начал играть также как и все мои сверстники. Практически для всех мальчишек приходящего в себя от ужасов войны СССР футбол был единственным развлечением. Я, например, все свое свободное от уроков время проводил на футбольной площадке. Зачастую, чего греха таить, от этого страдали мои школьные показатели.

- Насколько мне известно, вы стали одним из первых участников всесоюзного турнира на призы клуба "Кожаный мяч"…

- Так и есть. Первый турнир состоялся в 1966 году. А первым президентом детского клуба "Кожаный мяч" стал хорошо известный в прошлом футболист Сушков. На том турнире я защищал цвета футбольной команды "Звездочка". В 1967 году она вышла в финал всесоюзного первенства, проходил в Горьком. В финале мы лишь в серии послематчевых пенальти уступили грузинской команде. Зато, могу похвастать, я стал обладателем специального приза "Первому воспитаннику "Кожаного мяча", который заиграл в высшей лиге".

- Кто был вашим первым тренером?

- Баба Ханларович Мустафаев. Это был великолепный человек, вложивший в детский футбол всю свою душу и любовь.

- В "рамке" вы оказались с его легкой руки?

- Да, хотя тогда мне больше нравилось играть впереди, в нападении. Что вполне естественно, так как в детском возрасте почти все мальчишки стремятся забивать голы. Кстати, уже играя в бакинском "Нефтянике", а позже - в одесском "Черноморце", мне приходилось играть в поле. И неплохо, скажу я вам, получалось. Помню, когда в составе "Черноморца" мы поехали в турне по Таиланду, где сыграли ряд товарищеских игр, в нескольких матчах я отыграл в нападении, а сборной тайского города Накхонпатхон даже забил два мяча.

- Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать голкипер?

- Позиция вратаря, пожалуй, самая ответственная на поле. Мне это импонировало. Кроме того, голкипер должен постоянно находиться в движении, выбирая позицию для бросков или прыжков. Еще одним очень важным качеством, которым должен обладать голкипер - умение руководить защитниками. При этом не имеет значения, какой защитник находится рядом с тобой - опытный мастер или необстрелянный юнец. Ну и, кроме всего прочего, вратарю необходимо обладать хорошей "физикой". Раньше, кстати говоря, подтягивание этого элемента, было, наверное, самым сложным процессом в тренировочном процессе, поскольку никаких специальных тренажеров и отягощений в то время не было. В качестве отягощений приходилось использовать тяжелые камни.

- Бакинский "Нефтяник" стал вашим первым серьезным клубом. При каких обстоятельствах вы стали играть за эту команду?

- В "Нефтяник" меня пригласил ее наставник Алекпер Амирович Мамедов в 1971 году. Мамедов, к слову, в свое время выступал в московском "Динамо" и сборной СССР, в составе которой в 1960 году он становился чемпионом Европы. Что же касается моего дебюта в ведущей команде Азербайджана, то поначалу я был отправлен на стажировку в дублирующий состав. Тогда в "Нефтянике" были очень сильные вратари, конкурировать с которыми было крайне сложно. В "Нефтянике" стояли знаменитые Сергей Крамаренко, Владимир Косенков, выступавший в свое время в ленинградском "Зените", а также Вячеслав Шехов, известный своими выступлениями в московском "Торпедо". Тяжело мне тогда пришлось. Хорошо еще, что уже играл в то время тогда в юношеской сборной СССР, а потому проблем с игровой практикой я не испытывал. Ну а в "основе" "Нефтяника" я дебютировал в 1972 году, и отыграл в нем семь лет. Кстати говоря, в то время первая команда Азербайджана переживала смену поколений, которая плохо отразилась на выступлениях команды, и по итогам чемпионата СССР-72 "Нефтяник" вылетел в первую лигу. Вскоре на посту главного тренера Мамедова сменил ленинградец Геннадий Бондаренко - прекрасный человек и хороший специалист. Он принялся за создание новой команды, целью которой был выход в высшую лигу. В 1975 году нам самой малости не хватило для попадания в "вышку", но через год мы таки пробились туда. В тот период Константин Иванович Бесков пригласил меня в экспериментальную сборную первой лиги, а Никита Павлович Симонян - в национальную сборную СССР. Симонян привлек меня в 1977 году к двум контрольным поединкам сборной СССР с московским "Торпедо" и тбилисским "Динамо".

- Вы неоднократно говорили о том, что одесский "Черноморец" стал одной самых ярких страниц в вашей футбольной биографии. Как вы оказались в Одессе?

- В середине 70-х наставник моряков Ахмед Алескеров приглашал меня в свою команду. Кроме того, моя супруга - коренная одесситка. А потому я частенько наведывался в Южную Пальмиру. Однако, с переходом в "Черноморец" возникли серьезные проблемы. Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. В 1977 году я получил серьезнейшую травму мениска, операция на который мне была сделана в Москве. Чуть позже я сказал руководству "Нефтяника", что собираюсь завязывать с футболом и переезжаю жить в Одессу. Тем более, что в Одессе в 1976 году родилась моя дочь. И я всеми силами рвался туда. Однако, на тот момент существовала и еще одна проблема -мне грозила служба в армии. Лишь чудо мне помогло забрать документы из военкомата и с ними уехать в Одессу. Первое время, правда, пришлось прятаться у бабушки жены на Слободке. Но благодаря секретарю Одесского обкома партии Константину Ивановичу Масику, который курировал "Черноморец" удалось уладить все проблемные вопросы. В результате, меня поставили на воинский учет, и я стал полноправным игроком "Черноморца". Правда, не прошло и полгода, как вновь пришлось решать "армейскую проблему". Функционеры московского ЦСКА выдвинули настоящий ультиматум: или я еду играть за ЦСКА, или иду в действующую армию. В то время футболиста, не пожелавшего сдаться на милость армейскому клубу, могли свободно переделать в "рекрута". И в этом случае человек мог с футболом вообще завязать. Представьте ситуацию: за мной прибыли представители ЦСКА с соответствующими документами. Однако, незадолго до этого у меня состоялся разговор с наставником киевского "Динамо" Валерием Васильевичем Лобановским, который пообещал, что армию я отслужу в киевском "Динамо". А потому, когда в дверь моей квартиры позвонили представители московского клуба, я перестал что-либо понимать. На улице ждал армейский УАЗ, необходимо было срочно принимать решение. Я уговорил представителей столичного клуба подождать до утра, чтобы я смог попрощаться с командой, с родственниками. Сам же быстро набрал телефонный номер Лобановского и вкратце обрисовал ему сложившуюся ситуацию. Валерий Васильевич уладил спорный вопрос в течение суток. Так я и оказался в киевском "Динамо".

- Из Одессы вас отпустили легко?

- Более того, всегда ревностно относящиеся к подобным переходам фанаты одесского "Черноморца", по-настоящему благословили меня. И за это я очень благодарен одесситам. Я до сих пор с теплотой вспоминаю годы, проведенные в "Черноморце", который всегда был грозой авторитетов. Когда мы приезжали в Киев, Москву и другие города, у соперников, у наших соперников по-настоящему тряслись коленки. Моряки могли обыграть кого угодно. Одесса подготовила много хороших футболистов, которые впоследствии заиграли в ведущих клубных командах, а также сборных страны. И я испытывал необыкновенную гордость за то, что представлял свой город в национальной сборной СССР.

- А что скажете о своих выступлениях в киевском "Динамо"?

- "Динамо" тогда переживало не в самые лучшие времена. Тогда в Киеве также происходила смена поколений. Ушли опытные мастера - Мунтян, Рудаков, Трошкин, Решко, Фоменко и Онищенко. А им на смену пришли молодые Бессонов, Балтача, Журавлев, Демьяненко, Лозинский, Евтушенко и Хапсалис. Лобановскому, естественно, необходимо было время для создания нового боеспособного коллектива. В 1986 году Валерий Васильевич добился своего, когда привел команду к очередной европейской вершине - победе в Кубке обладателей кубков. Но даже тогда, когда состав команды значительно обновился, перед "Динамо" были поставлены самые высокие задачи - выигрыш Кубка страны, победа в чемпионате Союза, а также успешное выступление на международной арене. Сезон 1979 года оказался для нас особенно напряженным. Пришлось сыграть и в Спартакиаде народов СССР, и в отборочном турнире чемпионата Европы. Но, считаю, мы с честью завершили тот сезон. Я впервые стал бронзовым призером чемпионата Союза, а в составе сборной УССР мы стали третьими по итогам Спартакиады народов СССР. Через год же "Динамо" вновь взошло на первую ступень пьедестала национального чемпионата страны и подтвердило чемпионство в 1981 году.

Юрий Роменский

- В 1980 году вы отстояли свою знаменитую серию "сухих" матчей...

- 1098 "сухих" минут мне удавалось сохранять свои ворота в неприкосновенности. Газета "Вечерний Киев" сообщила тогда, рекорд серии "сухих" минут принадлежит Банникову. Его рекорд на 26 минут превышал мое достижение. Но Банников достиг ее, выступая в двух клубах - московском "Торпедо" и киевском "Динамо". Я же свои 1098 "сухих" минут отстоял только на последнем рубеже "Динамо". Предыдущее достижение, если верить "Вечернему Киеву", продержалось четырнадцать лет.

- Вас еще называли мастером по отражению одиннадцатиметровых…

- Мне просто зачастую везло. А вообще, голкипера никто и никогда не упрекнет, если он пропустит с "точки". Зато, если пенальти будет им отражен, лавры героя ему обеспечены.

- Почему вы покинули киевский суперклуб и вернулись в Одессу?

- В 1981 году я заболел воспалением легких, и пока лечил, в составе "Динамо" стабильно заиграл молодой Миша Михайлов. Форму набирать пришлось долго, а потому я решил уйти. Тем более, что меня снова позвали в одесский "Черноморец", в котором отыграл еще три года и завершил футбольную карьеру. Причина: серьезная травма коленного сустава. Пришлось ехать в Киев к известному специалисту Виталию Николаевичу Левинцу, ученики которого в настоящее время ставят на ноги многих известных спортсменов. Левинец прооперировал мое колено, после чего я восстановился и продолжил свои выступления. Правда, на протяжении 1984 года я часто посещал Левинца, который проводил обширное лечение сустава. У меня начался воспалительный процесс - отслоение хряща. И Левинец сказал мне тогда: "Юра, если хочешь еще играть, тебе надо менять сустав, ставить искусственные связки. В твоем возрасте я не могу гарантировать удачный результат. А потому, советую закончить играть сейчас, чтобы спокойно вылечить ногу. В противном случае, рискуешь стать инвалидом…"

- Вы повесили бутсы на гвоздь буквально за несколько матчей до попадания в "Клуб Льва Яшина"…

- Действительно, мне не хватило всего нескольких "сухих" матчей до заветной сотни, но для того, чтобы их записать в свой актив, необходимо было провести, как минимум, три месяца полноценной подготовки. Эта задача оказалась для меня непосильной.

Газета "Одесса-спорт", 2002

*  *  *

1098 СУХИХ МИНУТ

Тренеры вратарей - давно уже не новость в большом футболе. Любой уважающий себя клуб или сборная имеют в штатном расписании такого "узкого" специалиста. Что вполне оправданно, если вспомнить хрестоматийное "вратарь - половина команды". В сборной Украины эта миссия сейчас возложена на известного в прошлом голкипера бакинского "Нефтчи", одесского "Черноморца", киевского "Динамо" и сборной СССР.

Юрий Роменский

Юрий Роменский - один из лучших голкиперов Союза 70 - 80-х... Фото "Спорт-Экспресс"

ПРОДУКТ ДВОРОВОГО ФУТБОЛА

В отличие от многих сверстников, для которых знакомство с "игрой миллионов" происходило в спортивной школе, Роменский - продукт дворового футбола. Именно дворового - без всяких примесей.

В азербайджанском Мингечауре, где его отец строил ГЭС на Куре, а мама учительствовала, был чрезвычайно популярен "Кожаный мяч" - знаменитый турнир, в котором можно было стяжать футбольную славу в масштабах как отдельно взятого ЖЭКа, так и всей страны.

Команде "Звездочка" с 15-летним Юрой Роменским в воротах удалось подняться почти на вершину: в Азербайджане ей равных не оказалось, а на всесоюзном финале в городе Горьком (теперь - Нижний Новгород) решающий матч был проигран лишь по пенальти мальчишкам из Грузии. Годы спустя, когда он уже станет игроком "Нефтяника", Роменскому вдогонку той серебряной медали вручат уникальный кубок: как первому представителю "Кожаного мяча", заигравшему в высшей лиге советского футбола.

- Бакинский клуб на рубеже 60 - 70-х годов был очень серьезной боевой единицей, - вспоминает Роменский. - Для болельщиков с хорошей памятью и большим стажем, думаю, такие фамилии, как Банишевский, Шевченко, Туаев, Маркаров, Смольников, Стекольников, Мирзоян, Крамаренко, в комментариях не нуждаются. Мне пришлось, как водится, пройти через группу подготовки "Нефтяника". Потом - дубль, и, наконец, в 1972 году дебютировал в основном составе. По времени это совпало со сменой поколений в команде, а этот процесс редко когда проходит безболезненно. Мы вылетели из высшей лиги, куда вернулись три года спустя. Уже под азербайджанским названием - не "Нефтяник", а "Нефтчи".

- Смена вывески - это принципиально?

- Ну как вам сказать... Баку когда-то слыл едва ли не самым интернациональным городом в Советском Союзе. Но постепенно ситуация стала меняться. Это не сразу бросалось в глаза, однако уже во второй половине 70-х "национальный вопрос" потихоньку начали муссировать. Перевод названия команды, конечно, ерунда, на которую, может быть, не стоило и внимания обращать... Если бы не начались другие странные вещи. Например, азербайджанский спортивный министр, человек от футбола далекий, вдруг стал намекать, что в "главной команде республики" слишком мало представителей "коренной национальности". По его инициативе даже был проведен совершенно нелепый товарищеский матч, в котором мы, одноклубники, были поделены по национальному признаку. "Коренным" от нас, "остальных", в итоге крепко досталось, но это не очень-то радовало. На душе остался нехороший осадок.

- По этой причине вы и подались в Одессу?

- Нет. У меня жена одесситка, что и стало решающим аргументом для переезда на Украину. К тому же мой лучший друг, Толя Банишевский, тоже поддержал идею перехода в "Черноморец". Самому ему покидать "Нефтчи" было уже поздно - возраст. Хотя в молодости он получал приглашения и в Киев, и в Москву. "Поезжай, не повторяй моих ошибок", - напутствовал Банишевский.

"ЭТО НЕ КОЛЕНО, А СТОПТАННЫЙ БАШМАК!"

- Ваше первое свидание с "жемчужиной у моря" оказалось непродолжительным - всего-то один сезон...

- Зато для меня он получился плодотворным. "Черноморец" на протяжении 14 туров лидировал в чемпионате, меня постоянно привлекали в олимпийскую сборную, а осенью поехал в Японию с национальной командой. Лобановский прислал гонца - известного селекционера Анатолия Сучкова, и тому долго меня уговаривать не пришлось. Киевское "Динамо" было командой-мечтой. Причем материальные условия меня абсолютно не волновали - лишь бы играть в этом клубе! Вместе с "Динамо" стал чемпионом СССР. Единственное, что упустил, - шанс выступить на Олимпиаде-80 в Москве.

- Каким образом?

- За год до Игр олимпийскую команду принял Бесков, и я оказался "вне игры". Когда еще ехал в Киев, меня Лобановский предупреждал, что называется, открытым текстом: "Имей в виду: если переходишь в "Динамо", считай, что дорога в любую сборную, которую станет тренировать Бесков, для тебя закрыта".

- А почему в "Динамо", даже будучи основным вратарем, вы задержались всего на три сезона?

- Банальная в футболе причина - травмы. Когда знаменитый киевский "футбольный" хирург Виталий Николаевич Левенец увидел мой коленный сустав перед третьей по счету операцией, он, помню, долго качал головой: "Да-а, братец, это уже не колено, а какой-то стоптанный башмак..."

- Получается, для "Динамо" ваш "стоптанный башмак" не годился, а для "Черноморца", куда вы решили вернуться, был в самый раз?

- Можно сколько угодно иронизировать, но нельзя не признать, что это были все-таки разные футбольные орбиты. А поиграть еще ой как хотелось! Пусть даже на уколах. Лобановский, кстати, желанием меня отпускать не горел. Тем более что речь шла о "Динамо", где я был аттестован как офицер внутренних войск. В Одессу уехал осенью 1981 года, а рапорт на увольнение в киевском клубе мне подписали только в начале 1982-го: после того как Виктор Чанов перебрался из Донецка в Киев.

ДВА ПЕНАЛЬТИ ОТ РУММЕНИГГЕ

- Одесса "возвращенца" встретила нормально?

- Не то слово! Можно сказать, приняли как родного. Помогли решить крайне важный житейский вопрос: дали квартиру родителям (у меня-то было жилье в Киеве), которых я перевез из Азербайджана. Как предчувствовал, что там какая-то каша заварится на исходе так называемой перестройки...

- Что-то вы скромничаете, ничего о своих вратарских подвигах не рассказываете. Например, о двух пенальти, отраженных в одном матче - с московским "Торпедо"...

- Ой, когда это было! Теперь и не вспомню, кто из торпедовцев подходил к "точке" в первом случае, а кто - во втором (Васильев и Ванюшкин. - Прим. ред.). Но в обоих случаях я со своей задачей благополучно справился.

- Знающие люди утверждают, будто на пенальти среагировать практически невозможно: скорость мяча, пущенного с 11 метров, вдвое выше скорости человеческой реакции, даже хорошо натренированной. Поэтому вратари бросаются наугад. Это верно?

- Да, так делают многие, может быть, даже большинство, но я все же старался реагировать. Исходил из теоретического посыла, что "неберущихся" мячей не бывает. В нашем деле многое зависит от интуиции, которая приходит вместе с опытом. Она позволяет голкиперу повлиять на бьющего. Тот в момент исполнения пенальти сосредоточен на мяче, а периферическим зрением контролирует движения голкипера. И на этом ловит нашего брата. Тут вратарь должен стоять до последнего, дождаться, пока нога бьющего не будет занесена над мячом, и он уже не сможет ничего изменить, разгадать намерения своего визави. Только после этого ты делаешь первый шаг, отталкиваешься и летишь навстречу мячу. Словом, это настоящий поединок характеров. При этом имейте в виду, что вратарь имеет определенное психологическое преимущество: на него ответственность за исход дуэли не давит. Что тоже в какой-то степени усложняет задачу бьющему.

Помню, приехали с киевским "Динамо" на турнир в Испанию. В матче с "Баварией" на "Сантьяго Бернабеу" - ничья, и все должно решиться в серии послематчевых пенальти. Лобановский советует: "Юра, выбери один угол и бросайся только туда - наверняка кто-то из пятерых пробьет, как нужно тебе". Послушал Васильича, но когда встал в рамку, решил: нет, свои правила игры менять не стану. К мячу подошел Румменигге. Я знал, его любимый угол - правый от вратаря. Но заранее туда не пошел, до последнего момента стоял, как вкопанный. Мяч отразил, но судья остался недоволен: дескать, вратарь двинулся с места на мгновенье раньше, чем положено. Перебить! Я заметил, что Румменигге начал нервничать и может изменить угол. Движением корпуса, оставаясь на месте, показал немцу, что сейчас пойду влево, а он пробил по центру - прямо мне в руки.

- Над отражением пенальти специально работали на тренировках?

- Да. Если вы помните, Федерация футбола СССР одно время ввела лимит на ничьи в играх чемпионата, за превышение которого соперники "карались" серией послематчевых пенальти. Поэтому репетировать 11-метровые вратарь был просто обязан. В мое время в "Черноморце" играл знатный пенальтист - Владимир Плоскина. После тренировки мы оставались с ним, позже с Игорем Белановым, и разыгрывали серию из 100 пенальти.

- На интерес?

- (Смеется.) Обязательно! Проигравший "проставлялся". Стаканом сока.

РЯДОМ С "ПИКОМ БАННИКОВА"

- Вам принадлежит очень серьезное вратарское достижение - 1098 сухих минут подряд в играх чемпионата СССР за киевское "Динамо". В истории советского футбола выше остался только "пик Банникова" - 1122 минуты. Обидно было остановиться в каких-то 24 минутах от заветной цели?

- Честно говоря, я тогда не знал, что покушаюсь на рекорд своего знаменитого предшественника в "Динамо". Самое досадное заключалось, наверное, в том, что Валерий Петраков из московского "Локомотива" оборвал мою сухую серию самым "необязательным" образом - с пенальти. Потому что после этого я еще четыре матча подряд отстоял на ноль. Представляете, каким мог быть "пик Роменского"! Впрочем, в жизни вратаря это не главное.

- А что главное?

- Игра команды, от которой зависят и так называемые личные рекорды, интересные по большому счету разве что любителям занимательной футбольной статистики. Невозможно оставаться в воротах "сухим", если твоя команда плохо играет. Что мне по-настоящему дорого, так это звание чемпиона СССР, завоеванное вместе с "Динамо".

- С игрой легко расстались?

- Особых душевных терзаний в общем-то не испытал. Травмы, 33 стукнуло - пора и честь знать. В футболе, конечно, хотелось остаться, однако сразу принять какое-то предложение, связанное с тренерской работой, было выше моих сил. До чертиков надоели сборы, разъезды, разлуки с семьей. Это сейчас футболистов "сажают" на сбор за день до игры, а не за три, и летают они чартерами, не просиживая сутками в аэропортах в ожидании летной погоды. В общем, после расставания с большой игрой взял паузу, которую заполнил ветеранским футболом. Откликнулся на предложение Йожефа Сабо, создавшего из динамовских ветеранов разных поколений воистину звездную команду. Мы были хорошо экипированы, регулярно тренировались и пользовались устойчивым спросом не только дома, но и в России, других странах.

НЕ ЗАХОТЕЛ ПЛЫТЬ ПО ТЕЧЕНИЮ

- Неужели этим ваша жизнь и ограничивалась?

- Нет, конечно. Я восемь лет проработал начальником отдела футбола республиканского совета "Трудовые резервы" - было такое, если помните, спортивное общество, объединявшее молодежь из профессионально-технических училищ. За это время мы создали на Украине более 50 футбольных спецклассов. Регулярно проводили в Ужгороде международный турнир на призы уроженца Закарпатья Стефана Решко. Он, между прочим, как раз в стенах ПТУ когда-то обрел первую специальность - столяр-краснодеревщик. Побеждали в чемпионате СССР по линии "Трудовых резервов". Формально, конечно, я считался чиновником, но когда нужно было готовить команду к соревнованиям, надевал спортивный костюм, брал свисток в руки - и становился тренером.

- Говорят, вы и в бизнесе преуспели?

- Слишком громко сказано. Другое дело, что, когда в середине 90-х годов наступили "окаянные дни" и многих футбольных людей захлестнули страх и апатия из-за возникшей вдруг невостребованности, я предпочел не плыть по течению, а сопротивляться. С одной стороны, тяжело себя ломать, но, с другой - любопытно было понять, чего ты стоишь.

- И как?

- Освоил компьютер, сел за книги по основам экономики, менеджмента торговли. В конце концов, не боги горшки обжигают, верно? Работал заместителем директора украинско-американского совместного предприятия, которое специализировалось на товарах бытовой химии и торговле мебелью.

- Это выгоднее, чем играть в футбол?

- Если сравнивать с теми временами, когда я играл, конечно, выгоднее. О таких гонорарах, которые получают футболисты сегодня, мы даже мечтать не могли. Уже не говорю о том, что все наши сбережения однажды благополучно пропали...

- Почему вы ушли из бизнеса?

- А я не ушел. Просто после пяти лет весьма успешной работы учредители СП разбежались, и каждый открыл собственное дело. У меня есть мебельный салон в Киеве, который худо-бедно обеспечивает материальную независимость. Кстати, мой давний партнер по мебельному бизнесу - живущий в Барселоне Геннадий Перепаденко, который когда-то тоже играл в "Черноморце". Футбольная дружба не ржавеет. Когда Перепаденко на пару с Игорем Белановым решили стать владельцами швейцарского "Виля", меня собирались привлечь к работе с этой командой.

- Так вы тоже участвовали в этом проекте?

- Да. Мы с Михаилом Ошемковым, который должен был взять на себя менеджмент в клубе, приехали в Швейцарию даже чуть раньше, чем приглашенный на пост главного тренера Александр Заваров. Но вы помните, что получилось: швейцарцы не выдали нам рабочие визы, и от очень заманчивой и перспективной, на мой взгляд, затеи, в конце концов, пришлось отказаться.

УМЕТЬ ДЕРЖАТЬ УДАР

- Как бы то ни было, на протяжении нескольких лет вы оставались вне серьезной футбольной практики. Поэтому появление Роменского на тренерской скамейке сборной Украины, если откровенно, со стороны выглядело большой неожиданностью...

- Почему? Разве Роменский жил все это время на другой планете? Я по-прежнему был в курсе всех футбольных дел на Украине, одно время даже консультировал "Верес" из Ровно. И потом, если это в тебе сидит, оно уже никуда не денется ни через пять лет "простоя", ни через десять. В том, что не утратил контакта с вратарями, убедился в "Виле": даже говоря на разных языках, мы прекрасно понимали друг друга.

- С Олегом Блохиным познакомились, когда вместе выступали за киевское "Динамо"?

- Гораздо раньше. Мы с ним ровесники, поэтому пересекались еще в юношеской сборной СССР. Лет 35 назад. Даже не верится, что с тех пор прошло уже столько времени!

- Вратари - особая футбольная каста?

- Неужели в этом кто-то сомневается? Особая психология, особый склад ума. Самое сложное в нашей профессии - учиться приходится только на собственных ошибках. По-другому не получается. Это, наверное, сравнимо с работой сапера. Абсолютно безоблачной вратарской карьеры быть не может, поэтому очень важно уметь держать удар. Как в прямом, так и в переносном смысле. Сколько было примеров, когда один-единственный промах ломал голкиперу всю карьеру. Вспомните хотя бы нелепый мяч, пропущенный Филимоновым в памятном отборочном матче Россия - Украина. Лучший вратарь страны, сильный, уверенный в себе молодой человек в момент сломался и больше никогда не был похож на себя прежнего. Для вратаря это трагедия.

"ГОЛ-ТРЕНЕР"

- Лет десять назад, если не больше, мне удалось познакомиться и пообщаться в Лиссабоне с Эйсебио. Великий форвард, которому тогда было уже за 50, в частности, рассказал, что он по-прежнему время от времени надевает бутсы и... тренирует вратарей "Бенфики". Почему принято считать, что голкипера может тренировать только бывший голкипер?

- Чтобы грамотно тренировать вратаря, нужно самому побыть в его шкуре. Дело ведь не сводится только к ударам - понятно, что в исполнении такого выдающегося голеадора, как Эйсебио, они были безупречны. У вратаря совсем другая техника, иначе, чем у полевого игрока, работают ноги, все тело. Кроме того, совершенно особые требования предъявляются к тактическому кругозору голкипера. Он должен хорошо читать игру, даже если она проходит вдали от его ворот, предвидеть возможное развитие атаки соперников, толково руководить партнерами по обороне. Поэтому без "гол-тренера", как нас называют, в современном футболе обойтись невозможно.

- Значит, "вратарь - половина команды" - не гипербола?

- Бывают такие матчи, где он больше, чем полкоманды. Но я эту поговорку не слишком жалую: в ней заложено какое-то невольное противопоставление голкипера полевым игрокам. Это неправильно. В любом случае, победа или поражение - плод игры всей команды, а не отдельно взятого человека в воротах, будь он хоть семи пядей во лбу.

- Насколько, на ваш взгляд, тонка материя взаимоотношений двух или трех вратарей, причем иногда примерно равного уровня, оказавшихся в одной команде? Играть хотят все, а место в воротах одно. Владимир Маслаченко когда-то мне признался, что он в "Спартаке" своих дублеров "не видел в упор", таким образом подчеркивая свое превосходство над ними...

- Откровенно говоря, мне сложно представить подобную ситуацию... Тут многое, наверное, зависит от личностных качеств голкипера, общего микроклимата в команде. Никогда не сталкивался с вратарями, которые относились бы друг к другу неприязненно, не говоря уже о конфликтах. Да и что, собственно, им делить, этим чернорабочим футбола, вынужденным иногда по полтора-два часа на тренировке раз за разом падать в грязь? Мне кажется, что тяжелый вратарский труд не разъединяет, а, наоборот, сближает людей. Пусть даже конкурентов за единственное место в воротах.

РУДАКОВ - УКРАИНСКИЙ ЯШИН

- Кого вы считаете лучшим украинским вратарем, так сказать, голкипером "всех времен"?

- Евгения Рудакова. На мой взгляд, по части вратарской доблести он ни в чем не уступал Льву Яшину, которого ФИФА признала лучшим голкипером XX века. Рудаков в нашем деле - фигура яшинского масштаба. У моего одноклубника по киевскому "Динамо" запас мастерства и профессионализма оказался настолько велик, что даже в ветеранском футболе Рудаков казался гигантом.

- Кстати, Лев Иванович Яшин говорил: "Настоящий вратарь созревает к 30 годам". Одни с этим согласны, другие оспаривают, предлагая сделать "поправку на время". А ваше мнение?

- Я полностью солидарен с Яшиным, которого имел честь знать лично. И запомнил, кстати, еще одну его замечательную фразу, имеющую непосредственное отношение к вратарям. "Самый большой талант, - говорил Лев Иванович, - это талант трудиться". Что, кстати сказать, во многом объясняет причины вратарского долголетия: чем больше трудишься, тем медленнее старишься в воротах. Зато обретаешь бесценный опыт и крепкие нервы. Строчка из песни "Мои года - мое богатство" вполне годится для вратарей. На прошлогоднем чемпионате Европы в Португалии, наверное, с полдюжины голкиперов были старше 33 лет.

- Что вас больше всего беспокоит как тренера сборной?

- То же самое, что и всех, кто к нашей сборной причастен: дефицит квалифицированных украинских игроков. Одна из очевидных причин - засилье легионеров в ведущих клубах страны.

Юрий Роменский

Юрий Роменский - тренер вратарей сегодняшней сборной Украины. Фото "Спорт-Экспресс"

ВРАТАРСКИЙ ВОПРОС

- Неужели от этого, как вы говорите, засилья зависит и вратарский вопрос? По-моему, классный вратарь-иностранец в украинском чемпионате всего один - Лаштувка из донецкого "Шахтера".

- Вот в том-то и дело, что из "Шахтера". Голкипер, которому можно доверить место в сборной страны, обязан играть в сильном клубе, иначе у него не будет международной практики. А у Шуткова, еще недавно одного из лучших наших голкиперов, сегодня нет вообще никакой практики, даже в чемпионате страны. Хотя я считаю, что Шутков в мастерстве не уступает Лаштувке и уж точно даст сто очков вперед Плетикосе. Но эти двое выходят на поле, а Шутков - нет. Значит, для сборной он потерян. Думаете, почему Блохин, создавая свою команду, сделал ставку на футболистов "Днепра"? Их украинские паспорта, разумеется, в первую очередь брались во внимание, однако не меньшее значение для выбора имел и международный опыт игроков этого клуба, постоянно выступающего в Кубке УЕФА.

- Вы считаете, что вратаря для сборной нельзя отыскать в скромной по амбициям команде, которая не претендует на многое?

- Перспективный голкипер может появиться где угодно, даже во второй лиге, однако подняться до уровня сборной он способен только в сильном, преуспевающем клубе. Для меня это аксиома.

- Сколько на Украине сейчас молодых вратарей, которые могут считаться перспективными с точки зрения "гол-тренера" сборной?

- В разных лигах человек пять наберется. Проблема в том, чтобы они имели возможность играть, совершенствоваться, а не застряли навеки в "подающих надежды". 19-летний Шуст из львовских "Карпат" уже года три привлекается в разные сборные, сейчас он в молодежке у Михайличенко, но в клубе почти не играет. Спрашивается: что за задачи не позволяют тренерам "Карпат", находящихся ближе к подвалам таблицы первой лиги, наигрывать Шуста? Даже не во имя сборной - ради будущего собственного клуба.

- Состояние нынешних вратарей - кандидатов в национальную сборную вас устраивает?

- Да вроде поводов для опасений они не дают. Шовковский и Кернозенко стабильно играют за "Динамо" и "Днепр". Первый недавно перешагнул 30-летний рубеж, второй к этому близок. Я им внушаю, что это самый благодатный для вратаря возраст: сил еще предостаточно, а богатейший опыт уже накоплен. Только играй! Несколько сдал позиции Рева, но хочется думать, что это явление временное. Ему тоже только 30 - не годы для вратаря...

Юрий ЮРИС. "Спорт-Экспресс", 08.07.2005

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           19.11.1978    ЯПОНИЯ - СССР - 1:4 г
2 -1         23.11.1978    ЯПОНИЯ - СССР - 1:4 г
3           26.11.1978    ЯПОНИЯ - СССР - 0:3 г
4           27.06.1979    ДАНИЯ - СССР - 1:2 г
5 -2         04.07.1979    ФИНЛЯНДИЯ - СССР - 1:1 г
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
5 -2
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru