Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Стефан РЕШКО

Стефан Решко

Решко Стефан Михайлович. Защитник. Заслуженный мастер спорта.

Родился 24 марта 1947 г. в с. Ключарки Закарпатской обл.

Воспитанник ужгородского клуба "Верховина". Первые тренеры – М. Михалина, В. Гажо.

Выступал за команды "Верховина" Ужгород (1965 - 1966), "Локомотив" Винница (1967 - 1968), "Черноморец" Одесса (1968 - 1970), "Динамо" Киев (1971 - 1978).

Чемпион СССР 1971, 1974, 1975, 1977 гг. Обладатель Кубка СССР 1974, 1978 гг. Обладатель Кубка обладателей Кубков УЕФА 1975 г. Обладатель Суперкубка УЕФА 1975 г.

За сборную СССР провел 15 игр. За олимпийскую сборную СССР сыграл 7 матчей.

Бронзовый призер Олимпиады 1976 г.

*  *  *

ХОЗЯИН ШТРАФНОЙ

Амплуа центрального защитника в футболе ко многому обязывает. Хозяин штрафной! Здесь в цене смелость, скорость, цепкость, предельная сосредоточенность и способность в мгновение ока схватить ситуацию. Обычно считают, что в футболе главное - забить побольше. Футбольная стратегия Стефана Решко, центрального защитника киевского "Динамо" семидесятых годов, иная: если команда не пропустит, то победит уж наверняка. Такой подход оправдал себя полностью.

В 1975-м подопечные Лобановского сумели завоевать Кубок кубков, а затем в двух матчах за Суперкубок Европы не оставили камня на камне от мюнхенской "Баварии". Обезопасив динамовские ворота от атак знаменитой немецкой "футбольной машины", весомый вклад в тот триумф внес и Стефан Решко, который на днях отметил свой день рождения.

"После матча с "Баварией" Герд Мюллер пожал мне руку и сказал: "Сегодня ты был сильнее меня!"

- В "Динамо" я оказался в конце 1970 года, - вспоминает Стефан Решко. - Тогда вместе с ушедшим в отставку Виктором Масловым команду покинули Турянчик, Банников, Сабо, Круликовский. На тренерском мостике "Динамо" появился Александр Севидов, создавший, по сути, новый коллектив. В течение года появились и новые игроки - никому еще не известные Колотов, Онищенко, Трошкин, Доценко, Веремеев. Изменения пошли на пользу - этим "молодежным" составом мы стали чемпионами СССР, в 1972-м заняли второе место. Но когда в следующем сезоне по глупости отдали "Арарату" первое место в чемпионате и проиграли в финале Кубка СССР, "Динамо" впервые было доверено Лобановскому. Он подбирал и воспитывал игроков, умевших на поле все: и защищаться со знанием дела, и атаковать умело. Под его руководством мы настолько взбодрились, что взяли Кубок СССР и обеспечили себе "золото" за два тура до окончания чемпионата, намного опередив ближайшего конкурента - московский "Спартак".

- Что вам особенно запомнилось в международных играх?

- Конечно, матчи европейских турниров и прежде всего - поединки с "Баварией" за Суперкубок. Ведь эти игры имели не только спортивное значение. В составе немецкой команды вышли на поле 6--7 чемпионов мира. Одни имена чего стоят - Мюллер, Беккенбауэр, Хенесс, Майер, Шварценбек, молодой Румменигге! Кстати, Лобановский вызвал меня накануне этих встреч и сказал, что есть, мол, такой центрфорвард Мюллер, который забил в трех играх против сборной СССР семь(!) мячей - на открытии Олимпийского стадиона в Мюнхене, в финале первенства Европы-72 и в московском матче. Васильич тогда дал мне такой наказ: следуй за ним тенью, повторяй все движения.

"А если он на скамейку?" - спрашиваю шутя. "И ты на скамейку!" - тут же серьезно отреагировал Лобановский. Помню, еще сказал в конце разговора: "Степа, "запри" Мюллера: если он не забьет - никто не забьет!" Тогда Мюллера мне удалось "закрыть" довольно надежно, хоть это было и непросто. Главное - не забил! Когда мы после окончания второго матча покидали поле, Герд пожал мне руку и сказал: "Сегодня ты был сильнее меня!" Как в воду глядел Валерий Васильевич. Вообще, футбол он понимал гениально - и умом, и сердцем. Мы очень верили ему... А когда, ко всеобщему удивлению футбольной Европы, обыграли "Баварию" в Мюнхене, стало ясно, что сделано больше половины дела, дома мы ведь всегда играли здорово.

- После завоевания Суперкубка Лобановский отметил ваш спортивный подвиг?

- Его хорошо известным железным правилом было: выигрывает и проигрывает команда, а не игрок. Считаю, что это очень мудро. Он не бросался в крайности. Если герой матча считал себя таковым, то ему, особенно на первых порах пребывания в "Динамо", хотелось слышать в свой адрес одни похвалы. Ну а если этот герой завтра ошибется - до мяча чуть недотянется или срикошетит в свои ворота, что тогда делать тренеру? Смешать его с грязью? Нет, конечно, потому что есть чувство локтя, коллектив, где каждый может прийти на выручку другому. Мудрость Валерия Васильевича помогла многим не только лучше понять современный футбол, но и стать более развитыми людьми. Что касается матчей с немцами, то после выигрыша Суперкубка Лобановский встретил команду у дверей раздевалки, каждому пожал руку, искренне поблагодарил за хорошую игру.

- То есть вы заслужили исключительно моральное поощрение?

- "Озолотить" обещали все, кто имел хоть малейшее отношение к команде. Но особых дивидендов не было. За выигрыш Кубка кубков еще в Швейцарии, где проходил финальный матч с "Ференцварошем", мы получили по 500 инвалютных рублей - это 700 долларов. Затем дома - по 500 советских рублей и еще по 440 - от спорткомитета. Вот и все. Да, еще часы стоимостью 180 рублей - от министра внутренних дел. Здесь произошел курьез. Эта весьма серьезная организация не могла пропустить по кассе больше 150 рублей. Так что пришлось еще всем игрокам "Динамо" сбрасываться по тридцатке! А ведь многие тогда считали, что мы просто озолотились...

"За один товарищеский поединок за рубежом "Динамо" зарабатывало 10--15 тысяч долларов"

- Не секрет, что существуют так называемые договорные игры. Вам, наверное, приходилось принимать в них участие...

- За восемь лет, что я был в команде, участвовал в нескольких договорных играх. В 1975 году мы выиграли Кубок кубков, а уже через четыре дня, 18 мая, в составе сборной СССР играли с Ирландией и победили со счетом 2:1. Еще через четыре дня - матч во Львове. "Карпаты" просят ничью. Вот мы после таких стрессов и сыграли с ними 3:3... Тогда еще Буряк с пенальти запустил мяч "в молоко". Едем после этого в Одессу. Мы объективно сильней. Ясно, что одесситы побаиваются "Динамо", поэтому тоже просят ничью. Мы не соглашаемся, и они красиво нас обыгрывают - 1:0! Наказали за отсутствие дипломатии.

В том же 1975 году мы уже в ранге чемпионов едем в Грузию за два тура до конца чемпионата. Выходим в аэропорту Тбилиси - что такое?! Нас, украинцев, встречают девочки в национальных костюмах, как будто мы не киевляне, а "их" чемпионы. Мы прямо национальными героями Грузии почувствовали себя в тот момент! Потом выяснилось: им, оказывается, была нужна победа, чтобы выйти на третье место. Тогда же было что-то наподобие соцсоревнования - профсоюзы, армия, МВД... Таких игр, обычно ничего для нас не решавших, было в сезоне одна-две. Иногда спасали украинские клубы от вылета или помогали им "дотянуться" до медалей.

- Простому советскому человеку нелегко было выехать за пределы родины, вам же удалось побывать в разных уголках планеты, увидеть мир...

- Да, пришлось поездить. Шикарные магазины, изобилие товаров... Я никак не мог понять, почему трудолюбивые и образованные люди страны с огромными природными ресурсами не могут обеспечить себя колбасой или молоком, да вообще нормальными продуктами. Все это удивляло до безобразия!

А их нравы нам не очень-то пришлись по душе. Учиться у них, безусловно, есть чему. Но копировать Запад - глупое занятие. Деньги - только это всех там волнует. Ничего не поделаешь, это правила игры того общества, в котором они живут. Расскажу одну историю. Нас пригласил в 1976 году импресарио по фамилии Украинчик, бывший советский еврей, уехавший в 1918 году в Польшу, а затем перебравшийся во Францию. Однажды он пригласил ведущих игроков вместе с Лобановским к себе домой, в Париж.

Пользуясь нашей известностью, Украинчик частенько организовывал нам товарищеские встречи в Европе. Платил команде 10--15 тысяч долларов, зарабатывая на нас очень большие деньги - десятки тысяч долларов. И вот мы у него дома. Жена - тоже наша, так что говорили мы все по-русски. Поздоровались, сели за стол. И что вы думаете? "Хлебосольные" хозяева выдали игрокам по бутылке пепси-колы, а Лобановскому и Базилевичу поставили виски и дали по сэндвичу - Украинчик так показал им свое "особое отношение"... Для всех нас это было, если хотите, оскорбительно, и ребята оценили этот прием по-простому: жлобство! У нас ведь как? Последнюю рубаху готовы отдать, лишь бы гость почувствовал тепло и уют.

"За "некомсомольское поведение" Олега Блохина хотели отправить в армию"

- А курьезы в вашей футбольной жизни случались?

- Когда Лобановский только пришел, у него с Блохиным на тренировках частенько стычки бывали. Валерий Васильевич в 1974 году хотел даже отправить Олега в армию. И Лобановский известен своим непростым характером, и Блохин не подарок. Но делать что-то надо, поставили вопрос на комсомольском собрании. Вот, мол, Блохина надо в армию, он ведет себя плохо, не по-комсомольски. Выступили Колотов, я, другие игроки: "Валерий Васильевич, - говорим, - ну куда ж Олега в армию? Команда от этого многое потеряет, он ведь нападающий хороший, голов много забивает. Предлагаем комсомольца Блохина наказать материально - с оклада 180 рублей перевести на 110. Пускай Олег оправдает доверие клуба отличной игрой". Ну что делать, Лобановскому в конце концов пришлось согласиться. Не каждый день в команде появляются такие игроки...

- Стефан Михайлович, вы ведь по специальности краснодеревщик, от футбола как-то далековато. Неужели забросили свою первую профессию?

- Ну что вы! Художественно-ремесленное училище, которое я закончил, считалось в то время престижным и давало возможность сравнительно неплохого заработка. Обустроил, например, своими руками дачу. Да и вообще, что-то сделать, прикрепить - это мое! Одно время с удовольствием делал шкатулки с инкрустацией и дарил друзьям. Та, которую смастерил своей будущей супруге в 1966 году, хранится у меня до сих пор. Особенно хорошо получалось вырезать из дерева барельеф Никиты Хрущева - в профиль, анфас... Объясняется это очень просто: каждая контрольная в моем ПТУ была посвящена изображению "любимого вождя" - от вышивки и до скульптуры...

- Не жалеете, что не посвятили себя тренерской работе?

- Нисколько! Я доволен жизнью. После завершения футбольной карьеры в 1979 окончил Высшую школу МВД, после чего меня пригласили на работу в Академию МВД, отлично приняли и так же хорошо относятся по сей день. Ныне я полковник, доцент, заслуженный работник физической культуры и спорта, заслуженный мастер спорта. Люди меня уважают, я чувствую себя человеком, нужным обществу, и это дает мне ощущение удовлетворенности и счастья. С годами сказалась огромная усталость после футбольного конвейера, состоящего из бесконечных переездов, сборов, сверхнагрузок. Мне просто захотелось покоя, тем более и семья - жена, двое маленьких детей - была двумя руками за! Поэтому снова окунаться в футбольную реку не стал. Хотя приглашали не раз.

- В семье вы всегда находили понимание?

- Первая моя жена родом из Закарпатья, в 1988-м она умерла - обнаружили, как гром среди ясного неба, рак желудка... Через пять лет я снова женился. Сейчас у меня жена Лариса и трое детей: дочка, два сына - Стефан и Женя, внучка семи лет и внук Антон, которому чуть больше трех. Думаю из него делать футболиста. Антошка признает одну игрушку - мяч, и я занимаюсь с ним потихоньку. Сын ведь мой, Стефан, играл в "Динамо" в юношеской команде, но сильного футболиста из него не вышло. А вот внук, мне кажется, с футболом подружится. Будем делать пополнение, сегодняшнее "Динамо" очень нуждается в таких бойцах.

- Да, болельщикам нашим так хотелось бы возвращения тех времен, когда команда не только "работала" на поле, но и умела хорошо играть...

- На мой взгляд, этому мешает неоправданное приглашение игроков из других стран. Эта тенденция не помогает делу, а действует с точностью наоборот. У нас ведь в "Динамо" раньше были только свои ребята, доморощенные - из Украины, России. Легионеры сейчас приезжают к нам не за спасибо... Мы платим им, как правило, гораздо больше, чем своим, а наши, кстати, ничуть не хуже приезжих игроков. Ведь дело Ващука возникло не на пустом месте... Надо воспитывать своих игроков, чтобы они были настоящими патриотами своей страны, чтобы выходили в футболке украинского клуба не только потому, что получают большие деньги.

Меня вот спрашивают: "Как вы относитесь к сегодняшнему "Динамо"?" Я отрицательно отношусь. Ведь киевское "Динамо", кроме всего прочего, - национальная гордость страны. Посмотришь на эту "гордость", в которой обнаружить украинцев все сложней... А вот когда будет один-два классных иностранца, а остальные двадцать - тоже классные - наши парни, тогда и стану хорошо относиться. Этот футбол наверняка будет по душе всем, соскучившимся по красивой игре и большим победам, и тогда хорошие времена вернутся - обязательно!

Станислав МИХРОВСКИЙ. "Факты", 26 марта 2003

*  *  *

ШТИРЛИЦ ДЛЯ МЮЛЛЕРА

Вопрос: что общего между полковником советской разведки Максимом Максимовичем Исаевым и полковником украинской милиции Стефаном Михайловичем Решко? Досрочный ответ знатоков: главный оппонент обоих носил фамилию Мюллер.

НЕУДЕРЖИМЫЙ ГЕРД

Четверть века назад у Стефана Решко, в отличие от Максима Исаева, еще и в помине не было полковничьих погон. Зато Мюллер в жизни центрального защитника киевского "Динамо" и сборной СССР к тому времени уже объявился. Как вы, вероятно, догадались, речь идет о Герде Мюллере - знаменитом форварде "Баварии", с которой украинский клуб осенью 1975 года сошелся в матчах за Суперкубок Европы.

Именно в канун этих встреч на телевизионных экранах состоялся премьерный показ фильма "Семнадцать мгновений весны", поставивший миллионы болельщиков огромной страны перед мучительным выбором: футбол или кино? Если очередная серия картины, сразу же ставшей всенародно любимой, совпадала по времени с матчами чемпионата СССР, то стадионы в Киеве и Тбилиси, Донецке и Алма-Ате, Москве и Ереване безнадежно пустели - устоять перед Штирлицем не мог даже футбол.

- Ассоциации возникли еще до нашего визита в Мюнхен, где по взаимной договоренности должна была состояться первая из двух встреч с "Баварией", - рассказывает Решко. - Уже в предматчевых интервью у Лобановского спрашивали: дескать, есть ли у вас Штирлиц, способный сдержать футбольного Мюллера? Васильич отвечал утвердительно, имея в виду меня.

Стефан Решко

- Что, немецкий нападающий действительно представлялся тогда "неудержимым"?

- Ну, вы же понимаете, что абсолютно "неудержимых" форвардов в природе не бывает, как, впрочем, и "непроходимых" защитников. Однако я прекрасно представлял себе реальную силу Мюллера, который особенно удачно играл против советских команд. Достаточно вспомнить матч ФРГ - СССР в 1972 году, приуроченный к открытию Олимпийского стадиона в Мюнхене. Тогда Мюллер сделал хет-трик.

ЛОБАНОВСКИЙ СКАЗАЛ: "О МЯЧЕ ЗАБУДЬ"

- Встреча с таким "монстром" подразумевала для вас какую-то специальную подготовку?

- (Смеется.) Как говорят студенты в ожидании трудного экзамена, перед смертью не надышишься. Я, собственно, и не собирался "погибать", потому что игровые повадки своего оппонента знал прекрасно. Да и Лобановский, отправившийся в Германию на неделю раньше, чтобы просмотреть матч "Баварии" в бундеслиге, потом разложил передо мной игру Мюллера, что называется, по полочкам.

- Что же он сказал вам перед выходом на поле?

- Велел на 90 минут вообще забыть о существовании мяча, превратиться в тень Мюллера - повторять любое его движение, каждый маневр немецкого форварда. "Если он сядет на скамейку раньше, чем закончится матч, тоже имеешь право последовать за ним", - пошутил Лобановский. Он напомнил, что забивает Мюллер, как правило, "из ничего": стоит защитнику на мгновение утратить концентрацию - и этого достаточно. На предматчевой установке Васильич попросил ребят по возможности не включать меня в розыгрыш мяча: мол, у Стефана сегодня спецзадание, и ничто не должно его отвлекать. Особо предупредил нас с Рудаковым, чтобы держали ухо востро, если придется разыгрывать мяч между собой: в подобной ситуации Мюллер может выскочить как черт из табакерки, и тогда пиши пропало. И последнее, что сказал Лобановский на установке: "Мюллер не забьет - никто не забьет".

- Насколько ваши предматчевые представления об игре знаменитого немца совпали с реалиями?

- На все сто процентов. Для того времени Мюллер был эталоном центрфорварда, который мог оправдать свое присутствие на поле только одним - голом. У него была очень узкая специализация: получить в штрафной мяч - и вколотить, затолкать, запихнуть его в сетку. Бегал он мало, изысканной техникой не отличался, этакий корявый "дубок", очень твердо стоявший на ногах. Но я не знал другого форварда, который так здорово укрывал бы корпусом мяч. Видели, как собака пытается перевернуть ощетинившегося ежа? С одной стороны подойдет, с другой - все без толку, кругом сплошные колючки. Таким же неприступно-колючим для любого защитника становился Мюллер, завладевший мячом. Поэтому единственным надежным противоядием была игра на опережение: в подкатах ли, головой ли, плечом к плечу - но обязательно на опережение. Главное - не купиться на его ложное движение, не дать себя обмануть. В итоге мне это удалось: ни одного так называемого стопроцентного момента для взятия ворот Мюллер за 90 минут не получил.

ДВА "ГОРЧИЧНИКА" ЗА 200 МАТЧЕЙ

- Однако такая сверхплотная игра чревата для защитника нарушениями правил, которые в пределах штрафной просто смерти подобны...

- Вы будете смеяться, но получилось все наоборот: не я на Мюллере, а он на мне заработал в том матче желтую карточку! Помня наказ Лобановского об осторожности, я старался обходиться со знаменитым немцем предельно "нежно". Впрочем, не только с ним: сыграв за киевское "Динамо" две сотни матчей в чемпионатах СССР, я получил от арбитров всего два предупреждения, что для защитника-персональщика, по-моему, большая редкость. Причем хорошо помню оба "горчичника". Первый получил в Донецке - за неправильную атаку Старухина. Второй - в Киеве, в матче со "Спартаком". Там я никого персонально не обидел - в центре поля схватил мяч руками, прерывая спартаковскую атаку. По нынешним временам это тянуло бы на фол "последней надежды", но тогда правила были более либеральными.

- Сильно устали после дуэли с Мюллером?

- Устал как никогда! Причем не столько физически, сколько психологически. Словно на какой-то диковинной центрифуге прокрутили - и до капли всего выжали. Дня четыре потом толком заснуть по ночам не удавалось.

- Мюнхенский поединок с Мюллером, наверное, так и остался самым памятным в вашей футбольной биографии?

- Пожалуй, да. Тем более что в Мюнхене мы не просто выстояли, а благодаря голу Блохина сенсационно выиграли - 1:0. Потом, опять же за счет метких ударов Олега, закрепили успех дома - 2:0. Но Мюллер в Киев уже не приехал - говорили, был травмирован.

"РЕЦЬКО" И "РУТАКОФФ"

- Больше вы с ним никогда не встречались?

- Как же, встречались! В начале 90-х годов ветераны киевского "Динамо" ездили в Мюнхен по приглашению "Баварии". Принимали нас очень тепло. Привезли на базу немецкого клуба, а там невысокий полный бородач уже достает переводчика: "Рецько?! Рутакофф?!" Он нас с Женей Рудаковым больше других запомнил - забить-то в 75-м мы ему не дали. Обнялись, расцеловались. Герд, конечно, здорово изменился: знаменитая черная борода сменила цвет, погрузнел он очень заметно. Выяснилось, что сразу после футбола жизнь как-то не задалась: запил, развелся с женой. "Бавария", правда, не осталась безучастной к судьбе великого форварда, взяла его на какую-то должность в клубе. Во время устроенного в нашу честь прямо на базе обеда мы с Мюллером рядом сидели, общались через переводчика. "Ты на меня не в обиде за 75-й год?" - спросил я у Герда. Он рассмеялся и задумчиво произнес: "О чем ты! Какие обиды? Каждый из нас делал свою любимую работу, и от этого жизнь казалась такой прекрасной..."

"ПЕРСОНАЛЬЩИК" - РАБОТА НЕВЕСЕЛАЯ. НО НУЖНАЯ

- Стефан Михайлович, признайтесь: защитник-"персональщик", который и сам не играет, и другим не дает, - неужели это можно назвать "любимой" работой?

- Согласен, это не самое интересное в футболе занятие. Но коли оно необходимо команде, значит, кто-то должен становиться "чернорабочим". Между прочим, когда я только перебрался из одесского "Черноморца" в киевское "Динамо" - а случилось это еще при Севидове, - мы с Соснихиным действовали только зонно. Но появились голландцы со своим тотальным футболом, и принявший "Динамо" Лобановский, как никто другой, чутко уловил эти перемены. Игра защитников "в линию" уже не представлялась такой эффективной и самодостаточной, как прежде. Я хорошо помню, как уже на старте чемпионата-74 мы выиграли дома у "Арарата" со счетом 4:2, после чего Лобановский, недовольный нашими действиями в обороне, принялся за перестройку. И уже в следующей игре - с "Черноморцем" в Одессе - Миша Фоменко впервые играл заднего защитника, а я переднего, "по игроку". Впрочем, далеко не в каждом матче у тренеров возникала нужда "разменивать" меня на форварда соперников, как это было в случае с Мюллером. Потому что далеко не каждая команда располагала ярко выраженным нападающим.

- Я в свое время читал, будто Стефан Решко сформулировал для себя некий "кодекс защитника", которому он неукоснительно следовал и, в частности, больше других бегал кроссы, много занимался индивидуально. Было такое?

- Про "кодекс" выдумали журналисты. Бегать кроссы "больше других", тренируясь у Лобановского, - издеваетесь, да? Уж чего-чего, а "физики" нам всем хватало. Что касается дополнительной индивидуальной работы, да, было дело: оставались, например, после общей тренировки вместе с Зуевым и отрабатывали удары головой, подкаты шлифовали.

ШКОЛУ МЭТРА С ИНФИЗКУЛЬТОМ НЕ СРАВНИТЬ

- Ваши соратники по киевскому "Динамо" 70-х, с которыми мне приходилось беседовать, по-разному отзывались о нагрузках Лобановского...

- Мне кажется, суть вовсе не в том, кто и как отзывается о нагрузках Лобановского, которые - чего уж лукавить - действительно порой казались запредельными, а в том, что он сумел результатами команды доказать свою правоту. Это была замечательная школа, не шедшая ни в какое сравнение с инфизкультами, которые все мы поголовно заканчивали. Хорошо помню, как мой партнер по обороне Миша Фоменко - сегодня один из лучших украинских тренеров - конспектировал занятия Лобановского. То же самое делали и Володя Мунтян, и Володя Веремеев, и покойный Виктор Колотов... Несомненно, что все они как тренеры "вышли из Лобановского".

- А почему вы не стали тренером?

- Устал. Не столько от самого футбола, сколько от сопряженного с ним кочевого образа жизни. Дети выросли - не заметил.

ОТ "СТАРЛЕЯ" ДО ПОЛКОВНИКА

- Офицер милиции - это сугубо по динамовской линии?

Стефан Решко

- Не совсем. Хотя среднюю школу милиции "на всякий случай" я окончил, будучи еще игроком. "Демобилизовался" из футбола в 32 года заслуженным мастером спорта и старшим лейтенантом. Сегодняшние выпускники-отличники уже в 22 уходят из стен нашей академии внутренних дел "старлеями". К карьерному росту особенно не стремился, через ступеньки не перепрыгивал, все приходило само собой: восемь лет работал рядовым преподавателем, потом повысили до старшего, а в 1995 году предложили возглавить кафедру боевой и физической подготовки. Будучи человеком, лишенным тщеславия, отбрыкивался как мог, но в конце концов мне напомнили: мол, имей совесть, когда-то мы тебе помогли - теперь твоя очередь ответить взаимностью.

- Бывая в Киеве на важных футбольных матчах, я неизменно вижу вас в милицейской форме в "мавританском" дворике стадиона "Олимпийский". Пан полковник, вы там по долгу службы бываете или просто из любви к футболу?

- Из любви, как вы говорите, обычно на трибунах сидят, я же, как правило, нахожусь "при исполнении". В Федерации футбола Украины возглавляю комиссию по безопасности. Выступаю как бы посредником, координатором между милицией Киева и делегатом УЕФА, если речь идет о еврокубковых встречах или матчах сборной Украины. Организация сопровождения футбольных гостей, их безопасность во время пребывания в Киеве - мои прямые обязанности.

- По моим наблюдениям, украинские фанаты не так агрессивны, как скажем, московские, и серьезных хлопот милиции вроде бы пока не доставляют. "Шахтер", например, в этом сезоне дважды привозил на матчи в Киев по двадцать с лишним тысяч своих болельщиков - и все обошлось без эксцессов.

- Слава Богу, что пока мы особых проблем с болельщиками действительно не имеем. Но это не значит, что в условиях "демократии", трактуемой кое-кем не иначе как вседозволенность, они не появятся уже завтра. Тем более что были "первые ласточки": безобразное поведение зрителей, пусть и спровоцированное, говорят, судьями, на двух матчах чемпионата Украины в Запорожье, когда впервые с трибун на поле летели пластиковые бутылки и другие предметы. Так что нужно быть начеку. (Улыбается.) Как с Мюллером.

Юрий ЮРИС

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
    1       13.10.1971    СССР - АВСТРИЯ - 4:0 д
    2       03.11.1971    СССР - ФРАНЦИЯ - 5:1 д
    3       18.11.1971    АВСТРИЯ - СССР - 0:1 г
1           02.04.1975    СССР - ТУРЦИЯ - 3:0 д
2           18.05.1975    СССР - ИРЛАНДИЯ - 2:1 д
3           08.06.1975    СССР - ИТАЛИЯ - 1:0 д
4           12.10.1975    ШВЕЙЦАРИЯ - СССР - 0:1 г
5           23.11.1975    ТУРЦИЯ - СССР - 1:0 г
6           29.11.1975    РУМЫНИЯ - СССР - 2:2 г
7           10.03.1976    ЧЕХОСЛОВАКИЯ - СССР - 2:2 г
8           24.03.1976    БОЛГАРИЯ - СССР - 0:3 г
9           24.04.1976    ЧЕХОСЛОВАКИЯ - СССР - 2:0 г
10           26.05.1976    ВЕНГРИЯ - СССР - 1:1 г
11           23.06.1976    АВСТРИЯ - СССР - 1:2 г
12   4       19.07.1976    КАНАДА - СССР - 1:2 г
13   5       23.07.1976    КНДР - СССР - 0:3 н
14   6       27.07.1976    ГДР - СССР - 2:1 н
15   7       29.07.1976    БРАЗИЛИЯ - СССР - 0:2 н
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
15 7
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru