Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Борис ПОЗДНЯКОВ

Борис Поздняков

Поздняков Борис Александрович. Защитник. Мастер спорта международного класса.

Родился 31 мая 1962 г. в г. Москве.

Воспитанник спартаковской футбольной школы. Первый тренер - Николай Иванович Паршин.

Выступал за команды "Спартак" Москва (1979 - 1984, 1989 - 1991), "Динамо" Москва (1985 - 1987, 1988 - 1989), "Торпедо" Москва (1987), "Шталь" Линц, Австрия (1991 - 1995), "Черноморец" Новороссийск (1996), "Космос" Долгопрудный (1997), "Спортакадемклуб" Москва (1998 - 2000).

Чемпион СССР 1989 г.

За сборную СССР провел 7 матчей. Сыграл 3 матча за олимпийскую сборную СССР.

Чемпион Европы 1990 г. среди молодежных команд.

Был играющим тренером в команде «Спортакадемклуб» Москва. Работал в молодежной сборной России (2000 - 2001). Помощник главного тренера в клубе "Спартак" Москва (2009 - 2011).

*  *  *

"КАРЬЕРУ ХОТЕЛ БЫ ЗАКОНЧИТЬ ДОМА"

- Давненько о вас ничего не было слышно. Расскажите, как складывались ваши дела в Австрии?

- Скажу сразу: никогда бы не уехал в заурядный европейский клуб, если бы не семейные обстоятельства. Серьезно заболел сын, лечить его в Союзе возможности не было. И когда в 1991 году подвернулся вариант с Австрией, я немедленно уехал. Слава Богу, сын поправился.

Борис Поздняков

- Что представляет собой клуб, в котором вы провели четыре с лишним сезона?

- "Линц" - клуб без особых амбиций, балансирующий между первым и вторым дивизионом. Я играл на месте последнего защитника. Первый сезон команду возглавлял польский тренер. Мне показалось, что у него есть пробелы с футбольными знаниями, и достаточно серьезные. Возможно, это было пристрастное мнение человека, который играл под руководством Бескова, Малофеева, Бышовца и Романцева. Однако, как показало время, поляк оказался лучшим из тех, с кем мне пришлось работать в Австрии. При нем "Линц" чуть было не попал на еврокубки. потом команду тренировали австрийцы, квалификация которых была еще ниже.

- Неужели в Австрии нет классных специалистов?

- Такого масштаба, как у нас, - точно нет. На мой взгляд, их беда в отсутствии своей школы. Австрийские тренеры проводят занятия по специальным учебникам, где полностью расписан тренировочный процесс. Думать, творить не нужно - бери и читай.

- И все же, как игрок вы наверняка почерпнули в Австрии что-то новое?

- Как ни странно, я стал большим профессионалом, чем был. Жизнь заставила. Оказавшись в чужой стране со своими проблемами, волей-неволей начинаешь осознавать, что все зависит только от тебя самого. Сам себе не поможешь - не поможет никто. А с легионеров везде спрос особый.

- Значит, жить и работать за рубежом - занятие не из легких?

- Не стал бы здесь обобщать. Но мне кажется, что русскому человеку там трудно прижиться. Мне, к примеру, непонятно, как человек, приглашающий тебя отметить в ресторане свой день рождения, расплачивается только за себя. Или муж с женой платят за обед по отдельности.

- Иными словами, вы предпочитали русскую компанию. А была ли она там?

- К счастью, в Линце живет довольно внушительная колония русских. Было, с кем душу отвести. К тому же из "Спартака" в "Линц" я уехал не один, а вместе с Олегом Имрековым. Одно время нашим одноклубником был Сергей Дмитриев, который сейчас играет в "Зените".

- Кстати, как дела у других наших легионеров в Австрии?

- Насколько я знаю, неважные дела у Рахимова. Начинал он успешно, но сейчас "Аустрия" посыпалась, и вся вина, как обычно, легла на легионеров . А Рахимов к тому же играет после операции. Те же проблемы и у Нарбековаса. Замучили травмы Сергея Мандреко. У него высокая репутация, а его ?Рапид" лидирует в чемпионате. Андрей Чернышев - ведущая фигура в "Штурме", частенько попадает в символические сборные туров.

- Что нового у четы Шавло?

- К сожалению, давно не встречался с ним. Живет Сергей в Вене, вроде продолжает работать детским тренером в "Рапиде", его сын по-прежнему занимается футболом.

- Много ли внимания вам уделяет австрийская пресса?

- Грех жаловаться. Писали обо мне достаточно, в основном были хорошие отзывы. Вообще создание имиджа легионера поставлено на широкую ногу. Когда игрок только приезжает в страну, создается впечатление, что с неба на австрийскую землю спустился чуть ли не Марадона. Интервью принято давать и до игры, и в перерыве, и после игры.

- Отчетов о договорных матчах не приходилось читать?

- В Австрии такого понятия нет. Чистоплотность здесь поразительная. Приведу пример. Однажды в последнем туре чемпионата встречались команды, которым грозил вылет из высшего дивизиона в низший. Бели они играли вничью, то вылетала третья команда, а эти две оставались. Бились они так, что страшно было смотреть. Причем победу одержали гости.

- А какое самое сильное впечатление осталось от Австрии?

- От спуска на горных лыжах в Альпах.

- Чем же это вас так потрясло?

- По контракту мне было, запрещено заниматься горными лыжами. Но я еще по молодости тайно нарушал спортивный режим, о чем теперь сожалею, и на этот раз не удержался от соблазна.

- Понимаю: какой же русский не любит быстрой езды?

- Вот-вот. Приехал, значит, в Альпы, мне выделили учителя. С австрийской педантичностью он стал мне досконально объяснять технику спуска. Через несколько минут я устал от его теории и направился к старту. Мне, в конце концов, не в соревнованиях по гигантскому слалому участвовать, а просто покататься... Спустился. Все нормально. Внизу пью кофе, жду своего наставника. Пять минут проходит, полчаса, час. Через полтора часа он наконец-то появляется. Глаза полны изумления, рядом какие-то люди в спецформе и с рациями. Учитель, оказывается, подумал, что со мной случилась беда, и вызвал спасателей, которые искали меня по ближайшим склонам и ущельям.

- Веселая история - ничего не скажешь. А вообще, по жизни, вы оптимист или пессимист?

- Оптимист, и я, например, убежден, что российский футбол в будущем достигнет уровня ведущих футбольных стран. У нас есть две вещи - сильные традиции и талантливые тренеры. К тому же в России стали платить неплохие деньги, раз сюда возвращаются игроки, а желающих уехать в заурядные зарубежные клубы становится все меньше. Недавно побывал в Москве, съездил на тренировку московского "Спартака". Очень понравилась атмосфера в команде, а игра с "Блэкберном" была просто впечатляющей.

-Часто ли вспоминаете свою футбольную карьеру в Союзе?

- Это самые яркие воспоминания в моей жизни. Разве можно забыть голы в еврокубках в ворота "Кельна" и "Рапида", чемпионство "Спартака" 1989 года, моего первого тренера Николая Ивановича Паршина? Я ведь коренной спартаковец, в команду пришел в 18 лет. И хотя судьба временно забрасывала меня в другие московские клубы, душой я всегда оставался в "Спартаке".

- Кстати, почему в 1985 году вы ушли в "Динамо"?

- У меня возник небольшой конфликт с Бесковым. Константин Иванович - великий тренер, но в моем случае поступил чрезмерно жестко. Ушел в "Динамо", и в 1986-м мы заняли второе место в чемпионате. Но в следующем сезоне команда заиграла неудачно. Тогдашний тренер Эдуард Малофеев заявил, что намерен отчислить семь человек, виновных, по его мнению, в провале. В это число попал и я. После чего меня мирно одолжили в московское "Торпедо", сохранив звание офицера. Затем Малофеева сменил Бышовец, я вернулся в "Динамо". Это уже была другая команда. И хотя по возрасту я был постарше Добровольского, Кобелева, Колыванова, Кирьякова, по духу мы были близки. В какое-то время меня даже выбрали капитаном.

- А в 1989 году состоялось возвращение в "Спартак"?

- Я благодарен Романцеву, который вернул меня в родной клуб, и Бышовцу, который все понял и не стал чинить препятствий. В 1989-м мы выиграли чемпионат, а через год молодежная сборная победила в финале чемпионата Европы югославов с Бокшичем, Просинечки, Ярни и другими. Раньше за молодежку могли выступать два "старика", я был одним из них...

- Ваш контракт с "Линцем" заканчивается 31 декабря. И что будет дальше?

- Сам себе задаю этот вопрос. Я профессионал и должен, прежде всего, кормить свою семью. В России у меня были разговоры с представителями нескольких клубов. Конечно, хотелось бы закончить свою карьеру дома и напоследок поиграть в хороший футбол.

Алексей МАТВЕЕВ. "Спорт-Экспресс", 07.12.1995

*  *  *

ХАРАКТЕР

Великое дело - характер. Управлялся парень худо-бедно с мячиком, и на тебе - в игроки вышел. Фотография - в газете, фамилия - в "списке Газзаева". Почему? Характер. А кто-то из-за него же, характера, в звезды не вышел - хотя и должен был. Спросите нынешнего спартаковского селекционера Позднякова - как он не стал заслуженным мастером спорта? Почему в сборной сыграл всего ничего при таком талантище? Характер. А может, просто не сложилось...

УРОКИ ИВАНЫЧА

- Интересный у вас год получается, Борис Александрович.

- Это точно. Во-первых, еще не решил, останусь ли работать в "Спартаке". Во-вторых, несчастье приключилось - ушел из дома в клуб, и двух часов кому-то хватило, чтобы взломать дверь. Взяли деньги и золото... Давайте о чем-нибудь поприятнее поговорим.

- О "Спартаке"-79, например. О "загадке Бескова". Есть она, загадка-то?

- Бесков, как никто, умел рассмотреть игрока. То, что в "Спартаке" даже намека на "дедовщину" не было, - его заслуга. Никто не указывал - надо, мол, мячи или жилетки отнести... Каждый знал свое место. Зимой 79-го на сборах меня Бесков подселил к Романцеву, тогдашнему капитану. Чтобы я командный дух почувствовал: Олег Иваныч вожаком был, в его номере команда собиралась. Первые уроки я от Иваныча получал - как себя вести. Помню, читал он много. А так в "Спартаке" постоянных пар при расселении не было, разве что Шавло с Гавриловым и Черенков с Родионовым. Остальные менялись. Приезжаем в другой город - Константин Иваныч сам определяет, кто с кем в номере.

СТАРОСТИН

- Николай Петрович для меня - тема отдельная. После сезона-89 ехали всей командой, с женами отдыхать в Хорватию. От аэропорта до Сплита на автобусе часов семь. Ребята в полете притомились, задремали... Десяти минут не прошло - просыпаемся: Старостин речь держит. И не просто речь - стихи Пушкина. Семь часов наизусть без остановки! Да прибаутками перемежает, анекдотами - кто с Николаем Петровичем общался, тот поймет... И хоть бы кто заснул! Я вообще людей слушать научился благодаря Старостину. Николай Петрович ко мне удивительно тепло относился... Вообще любил ребят из спартаковской школы. Любил хулиганистых, задиристых, даже иногда нарушавших режим. Но при одном условии - чтобы футболу отдавались полностью. У нас с ним контакт был - ни с чем не сравнить. Опекал. Сглаживал конфликты с Бесковым...

- Последняя встреча?

- Я уже в Австрии играл, приехал в отпуск и заглянул в гости. Старостин уже начал сдавать, хворать... Но оставался в полной памяти. Такие моменты вспоминал, что я потрясен был! Начал вдруг мои голы перечислять - их не так много было, но все равно... Долго общались. Встреча та в памяти осталась.

РЕЖИМ

- По молодости за режимом не слишком следили?

- Правильнее - не очень строго соблюдал, стараясь не попадаться. Конечно, нарушал - молодость, соблазны... Но кого-то после по три дня ищут, а я ни одной тренировки в жизни не пропустил. Может, относись я к себе серьезнее, и результаты были бы лучше, но это тоже вопрос спорный... Считаю, не можешь - не нарушай. Кого-то неделю в порядок приводить надо, а кто-то наутро свежий...

- Как Гаврилов?

- Да о Гаврилове больше разговоров! Там настоящих нарушений-то не было... Ну, любил пиво и сейчас любит. Мог бутылок пять-шесть осилить, но чтоб перед игрой - да никогда такого не было! Хотя Старостин как-то на установке при всей команде ему заявил: "Умрешь ты, Гаврила, под забором!" Юрий Васильевич глазом не моргнул: "Ага, под кремлевским..."

"КЕЛЬН"

- Гол свой "Кельну" помните?

- Одна из лучших моих игр за "Спартак"! Когда с "Нистру" и "Пахтакором" играли, я от Бескова сплошные "двойки" получал. А как еврокубки или Киев - меньше "четверки" не было. Так и с "Кельном"... Новиков, второй тренер, нам после каждой игры "технико-тактические" высчитывал. Кто сколько пасов отдал, кто сколько ускорений сделал. Оценки, кстати, не всегда честными были. И приписки случались - в зависимости от отношения Бескова с Новиковым к человеку. Был такой прием... Но в целом "технико-тактические" - вещь для тренера необходимая. Только игрокам афишировать все это не надо, материал должен быть для "внутреннего употребления". А то в "Спартаке" люди стали переживать. Тысячу раз подумают: а отдавать острый пас? Риск! Перехватят - тебе тут же брак в передачах запишут. Подстраховывались, отдавали назад, поперек... Не буду называть фамилии, но в "Спартаке" были ребята с минимальным процентом брака, которые, однако, надолго в команде не задерживались. А возвращаясь к "Кельну"... У меня и до гола был выход один на один. Меня теряли: врывался в свободные зоны - за защитником особо не следили, - а Гаврилов как на ладошке выкладывал. Со второй попытки забил. Шумахеру, большому другу Дасаева.

- Какой из западных городов запомнился?

- Да что мы видели из автобусного-то окна? Только в Голландии выбрались в музей Рембрандта посмотреть. Еще по Лондону гуляли. Тогда летали обычными рейсами, и после игры время оставалось.

- А соседи-то вам, наверное, завидовали - из-за границы не вылезаете.

- Зависти не чувствовал. Народ был тогда подобрее. Переживали не из-за того, что кто-то по заграницам катается, а за "Спартак".

- Игру с "Астон Виллой" среди ночи показывали. И на всю Москву крик стоял, когда Черенков на последней минуте забил...

- Потрясающий матч, правда? А сколько таких было! Сейчас с киевлянами встречаемся, считаем - примерно поровну навыигрывали друг у друга. Но они два раза кубки из Европы привозили, а "Спартак" мог обыграть кого угодно - но не выиграл ничего...

- За какое поражение годы спустя обидно?

- От Ростова дома. После того матча потрясающие вещи происходили. Приехал в Тарасовку некто Роганов, важный товарищ из ЦК. Я спокойно на собрании сидел. Начнут, думаю, как всегда, великих поднимать. "Что Дасаев скажет? А Хидиятуллин?" И вдруг: "Что думает Поздняков?" В первый раз в жизни не знал, какие слова выдавить... Еще тому же Ростову Кубок проиграли в 81-м. Я с лавки смотрел, не доверил мне Константин Иваныч...

- Кстати, после "Астон Виллы" англичане выделили вас с Черенковым.

- Обожал играть с англичанами! В Англии у "Спартака" проблем не было - навесы их Дасаеву что семечки были. Все снимал. Гаврилов говорил: "А мы от них мячик в подвал спрячем, пусть ищут..." И такой обстановки, как на английских стадионах, нигде не видел. "Астон Вилле" забиваем, вроде штурм должен быть - а мы мяч держим. Одна передача, другая, пятая... Слышим - хлопают! Нам!

ПОВЕСТКА

- Повестку я из ящика достал в 85-м. Учился в Малаховке, военной кафедры не было. Как спасаться? В ЦСКА не хотелось. Звонит мне Севидов Сан Саныч из "Динамо", предлагает вариант: призовут меня через КГБ. В "Динамо". Привезли на Дзержинку. Не знаю, можно уже говорить, сколько вниз на лифте ехал?

- Наверное.

- Долго ехал! Ощущения те еще... Садишься в лифт, с тобой дядька в штатском - и поехали. Куда? Зачем? Темно, неуютно... Двери открываются - поликлиника. Медосмотр, и я в "Динамо". Хорошо, хоть лампой в глаза не светили.

- Игрока "Спартака" армия могла бы и не коснуться.

- Наоборот! Ребята ее боялись - страшное дело. И Бесков со всеми связями сделать ничего не мог.

БЕСКОВ

- С Бесковым часто приходилось самолюбие прятать?

- Постоянно. Ему кто мог возражать? Хидиятуллин. Сорокин - в силу характера... Наверное, Ярцев в свое время. Остальные сидели и слушали. Дасаева и Черенкова он не трогал - это люди действительно великие, вопросов нет. Остальным мозги вправлял по полной программе. Часто ни за что, и уж тогда приходилось себя сдерживать. Он считал, что так надо - в "воспитательных целях".

- Самая памятная "двойка" от Бескова?

- Столько их было... Открою секрет: "двойки" влияли на материальное положение. От них зависели премиальные. Получил два балла - за игру ни копейки. Николай Петрович выручал на свой страх и риск, переправлял тайком на "тройки", а Бесков в ведомости не заглядывал. Но не помню, чтобы из-за меня "Спартак" проиграл.

- Бесков всегда стремился отыскать крайнего, даже когда ситуация того не требовала. Как с этим мирились?

- Это его метод. Никогда не был доволен игрой. Только после "Астон Виллы" вошел в раздевалку: "Даже если бы не выиграли, я бы вас расцеловал!" В чем, правда, мы глубоко усомнились... Хотя тогда действительно целовал. В первый и последний раз. Но его психологический подход строился на том, чтобы "опустить"...

- Тех, кто поталантливее?

- Пожалуй... Правда, те, на кого он внимания не обращал, надолго в "Спартаке" и не задерживались. После очередной сцены и я ушел. Играли в манеже с какой-то второй лигой... По моментам - мячей на десять должны были их порвать. А Бесков на нас с Геной Морозовым сорвался: "Дали зеленый свет!" Дословно. Мы не настолько молоды были - основные игроки, в сборную приглашают... Я вспылил. Николай Петрович как-то сгладить пытался, но я не уступал: "Ухожу!"

- А Бесков?

- Бесков проблем не видел. "Ради бога..." Если Хидиятуллин безболезненно в свое время ушел - что о Позднякове грустить? Правда, Морозова уговорили остаться. До сезона времени всего ничего оставалось, две позиции сразу не закроешь - и Гена остался еще на год. Потом тоже в "Динамо" оказался.

- Бесков на конфликт шел осмысленно?

- Да. Чтобы остаться в команде, надо было пойти к Константину Иванычу и извиниться. Непонятно только, за что... Я отказался и написал заявление. Бесков не глядя подписал, и разошлись пути.

- Не интересовался, куда собираетесь?

- Надо знать Бескова! Если уж решился на такой шаг - его ничто не интересует... Потом, правда, Ринат мне передавал - интересуется Константин Иваныч, как твои дела.

- Чем же вы Бескова не устраивали?

- Он привык: кому бы ни "пихал", тот смолчит! Несколько человек могли что-то позволить в ответ - и все равно обжигались... Вова Сочнов раза три форму собирался сдавать. Конфликты до поры Старостин сглаживал. И я мог бы остаться, но устал терпеть. И перед самим собой остался чистым, и не жалею ни о чем. Смирись тогда - характера не выработал бы. С кем угодно компромисс найду, но если что-то серьезное - извините...

- Сомнений в том, что в другой команде себя найдете, не было?

- На тысячу процентов был уверен - где угодно буду играть. В самом соку был.

- Когда перестали нервничать, вспоминая уход из "Спартака"?

- Успокоиться не мог, пока в "Спартак" не вернулся. Как бы из меня динамовца и лейтенанта ни делали. Отдаешься в игре, а потом слышишь от динамовских болельщиков: "Спартач - он и есть спартач..." Неприятно! Жил мыслью когда-нибудь вернуться...

"ДИНАМО"

- "Динамо" - не ЦСКА. У армейцев-то и окопы рыли, и настоящую армию пробовали... В "Динамо" один только случай помню: явились на базу генералы, пришлось искать - где же наша форма-то военная? Куда что пришивать? Нам эту форму выдавали, мы ее в мешки запихивали и на базе бросали - чтобы квартиры не захламлять. Потом как-то Сысоев вызывал в Центральный совет. Еще проиграли 0:3 "Металлисту" в манеже, и всю измученную команду сразу после матча на ковер потащили. Там я говорить категорически отказался.

- В 86-м у вас команда серьезная была...

- Должны были чемпионами стать, да Хохряков в манеже сплавил, когда с Киевом бились. А на следующий год что-то повалились, и Малофееву ничего не оставалось, как убирать кого-то из лидеров. Чтобы ребят встряхнуть. Обманул - сказал, что это руководство клуба от меня избавляется. Партбилетом клялся: я, говорит, его лишусь, если тебя оставлю. Конец первого круга, я с рапортом к Сысоеву отправился - и тот меня в "Торпедо" одолжил. Так я стал первым в нашем футболе арендованным игроком. Зарплату получал в части при "Динамо", а премиальные - в "Торпедо". Неофициально, нигде не расписывался. Сезон заканчивается, Иванов спрашивает: ну что, мол, остаешься? А мне и ответить нечего - человек без документов. Тут Малофеева снимают, принимает "Динамо" Бышовец - и сразу же вызывает. "Твой рапорт никто подписывать не собирается, перевод в "Торпедо" - причуда Малофеева. Возвращайся. Не хочешь - возможны варианты с местом службы..."

- Бышовец после Малофеева - контраст?

- Люди разные... У Эдуарда Васильевича странностей хватало, хоть в футболе он разбирается, нет вопросов. Даже к чудачеству его привыкаешь. В Минск недавно ездил, убедился - все странности при Малофееве остались. Отклонения в психике. Вот есть у него свое направление, чтобы все "честно" было, хоть сам же это и не соблюдает... Осуждать права не имею.

- Севидова он из "Динамо" на ваших глазах спроваживал?

- Ну да - я же пришел к Севидову! Не знаю, куда Малофеев ходил, какие шаги предпринимал, но если команда валится... Да командой-то тогдашнее "Динамо" не назовешь. Хаос - полный! Группировки, и не две-три, а несколько. Каждый сам по себе. Мне ни туда, ни сюда не хотелось, а каждый тащит... Команда была обречена, чудом остались в высшей лиге, нужно было что-то менять - и тут пришел Малофеев. "Подчистил" народ, привел молодежь...

- Представляю ваш тогдашний ужас.

- Точно. Сразу понял, что есть на свете варианты поинтереснее, чем Константин Иваныч со всеми его чудачествами. Было тяжело, особенно в первое время... Кстати, тогда еще Газзаев в команде присутствовал.

500 РУБЛЕЙ

- Малофеев стал потихонечку провожать людей, на которых не надеялся. Кого в сдаче обвинит, кого в чем... А "Динамо" такими делами и впрямь занималось. Для меня это тоже в диковинку было. Помню, в Кутаиси пришли люди: "Деньги или вам отдаем, или судьям - решайте..." Собралось человек восемь из тех, кто точно играть выйдет. Я слово взял: "Голосуем: если отдаем игру, то все". Оказалось, мы со Стукашовым против, еще Лешка Прудников, кажется, остальные - "за". Большинством решили: не справиться нам с судьей.

- Все равно проигрывать?

- Да. И деньги я взял. Вышло рублей по 500 на человека. Тогда считалось - деньги средние.

- Совесть не терзала?

- Может, кого и терзала, а кто-то просто боялся открыто конфликтовать с лидерами. Я не слишком переживал.

- А что же вы и в "Спартаке", и в "Динамо" от капитанской повязки отказывались?

- В "Спартаке" отказался в 90-м, когда Черенков уехал. Капитан чем должен заниматься? Ходить к Старостину, Романцеву, пробивать повышенные премиальные, а я этого не любил. На поле и так мог "душить" кого хочу - меня слушали. А в "Динамо" пришлось бы еще и по генеральским кабинетам ходить, машины с квартирами для ребят выпрашивать.

- Утомительно?

Борис Поздняков

Борис Поздняков - в составе ветеранов сборной СССР.

- Да нет, просто не нравилось. Я не понимал, почему приходится ходить и просить. Сам ребят просил: "Вы меня на капитана не пишите..." А в "Динамо" ко мне молодежь тянулась - Смирнов, Кобелев, Колыванов, Кирьяков... Еще и поэтому Малофеев убрал. Мог бы другого кого, но для молодежи потрясения не было бы.

- Добровольский тогда комментировал: "В этом "Динамо" вообще пора футбол закрывать, если Позднякова убирают".

- Я слышал. Сам молодым говорил: не надо просить за меня, скандалить... А они хотели. Я-то понимал, что Малофеев в "Динамо" ненадолго. Прокопенко в Волгоград звал: "Получать будешь больше Никитина!" Следом Ринат: "Бесков спрашивал..." Но я тогда еще не готов был прощения просить. Представил собственное возвращение в Тарасовку. Приду, Константин Иваныч при всех: "Ну, чего ты хочешь?" При том, что инициатива шла от него! Устроил бы "показательный процесс", сто процентов. И я себя переборол.

- А с Бышовцем как работалось?

- Хорошо! Есть тренеры клубные, и есть понятие "тренер сборной". Бесков с Лобановским могли и там, и там работать. А Бышовец - идеальная фигура для сборной. Уже в те времена понимал, что игрокам надо создать условия, "зарядить"... А строить клубную работу у него как-то не получалось. Там процесс длительный, дубль, куча мелочей. У меня постоянно было ощущение, что он что-то делает неправильно. А для сборной - человек великий. Очень сильный. Конфликтный. Если конфликтует осознанно - ни на какой компромисс уже не пойдет. У нас были замечательные отношения.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

- Романцев по зиме "Спартак" принял. Морозов тут же вернулся, а меня Бышовец попросил остаться. Помочь. А я и головой, и ногами уже в "Спартаке"... В какой-то момент не выдержал: "Все, Анатолий Федорыч, не могу, отпустите!" 12-й тур еще играл за "Динамо", а на 13-й вышел в форме "Спартака". Бышовец меня понял. Помог.

- Как зрители встретили?

- Да хорошо... Первый матч - в Днепропетровске. До того "Спартак" 12 матчей не проигрывал. Первый тайм против "Днепра" играю, потом на Пасулько меняют. При счете 0:0. В итоге "Спартак" впервые проиграл, а мне пришлось идти к Романцеву и просить больше на место опорного полузащитника не ставить: "Давай-ка, Иваныч, я лучше на своем месте..." В "Спартаке" есть кому распасовывать! Это в "Динамо" я пришел и понял: любой спартаковский защитник там может диспетчером быть. И я, защитник, там стал ведущим игроком средней линии...

- Помните момент, когда впервые Романцева Олегом Ивановичем назвали?

- Сразу, как он стал тренером. Наше поколение так воспитано. Но это не от него исходило - теперь, дескать, на "вы" обращайтесь, "Олег Иванович"... Я сам понял, что отношения немножко другие. Без панибратства. Он в жизнь игроков особо не лез, все на доверии - дал шанс сыграть вместе мне, Морозову, Сочнову... Каждый что-то доказывал. Мы хотели помочь Романцеву, он нам - это и дало результат.

- Сколько в 89-м зарабатывал игрок "Спартака"?

- Да что мы зарабатывали? Потом зарплаты чуть подняли, по 500 рублей сделали... На обычную жизнь хватало, копить не получалось. Олег Иваныч, помню, тогда на красненькой "копейке" ездил, а я в 90-м получил "Волгу".

- И в "Спартаке" вы поиграли, и в "Торпедо", и в "Динамо". А по стилю лучше всего вписались бы в команду Лобановского...

- Кстати, был разговор. И скорость при мне, и данные - можно было бы в Киеве попробоваться. Лобановский и в сборную приглашал. Опять же, все характер мой испортил. Валерий Васильевич - диктатор, его задания не обсуждались, а я на тренировке упражнение выполнять отказался. Нелепое! Отдать мяч в одну сторону, бежать в другую... Куда, зачем? "Туда, Валерий Васильевич, все равно пас не дадут!" - "Боря, таких защитников, как ты, пол-Советского Союза. Не хочешь - не надо..." На этом все закончилось. Потом как-то селекционер ко мне подходил с разговором: "Не хочешь в Киеве играть?" Отказался: я тогда только о "Спартаке" мечтал.

- Для Романцева большим было риском возвращать вас в команду?

- Он человек умный и грамотный. Возвращал людей, с которыми играл, которых знал... Был уверен - не подведем. Конечно, рисковал! Но его поддерживал Старостин. А до чемпионства мы еле доехали... Не забей Валерка Шмаров гол Киеву, могло бы и не получиться. Нам оставалась игра в Вильнюсе, тяжелейшая. При том, что "Днепр" скупал все подряд. Психологически тяжело играть, когда знаешь, что соперник точно выиграет... А мы - то здесь вничью, то там. Слава богу, доехали.

АВСТРИЯ

- Как в Австрии оказался? Уезжать вообще не собирался! Но у сына проблемы с почками были, в Союзе никто помочь не мог - за его диагноз только в Америке, Японии или Австрии брались. Помню, в Японию со "Спартаком" поехали на турнир, из Москвы звонок: у ребенка обострение. Иду к Иванычу: "Извините, надо ехать..." - "Нет вопросов!" Хотя ему расставание некстати было. Женя Милевский помог, нашел агента, и отправился я в Австрию. На смешные деньги - три с половиной тысячи долларов. Хотя в "Спартаке" тогда около тысячи платили... Но деньги на десятом плане: надо было ребенка спасать. И, тьфу-тьфу, получилось. По части футбола, конечно, многое потерял. Но как отец - ни о чем не жалею... В Москве кто только не пытался помочь - и Бышовец, и генералы, и люди из ЦК партии. Даже в больнице при 4-м управлении ни препаратов, ни оборудования не оказалось.

- Как со "Спартаком" прощались?

- Отыграл в Лужниках матч с Харьковом. Там же ресторан был довольно популярный - и мы с Васей Кульковым (он день рождения отмечал) ужин заказали. После матча всей командой - туда... Отдохнули. Теплые проводы получились. Олег Иваныч речь держал.

Борис Поздняков

- Но про Австрию вы как-то сказали, что только там настоящим профессионалом стали.

- Так и есть. В Союзе детский сад - тебя будили, кормили, водили на тренировку.. Игроки - как зомби. "Куда идти? Туда? Хорошо..." На Западе - только сам. Никаких сборов.

- Помните, какой газетной фотографией вас Австрия встретила?

- Как я Кранкля за майку держу! Австрийцы сильно дивились - сколько же лет этому Позднякову? Потом с самим Кранклем встретились. Шишки показывает: эта вот, говорит, от тебя... Шутил. А как я в Австрии горные лыжи осваивал!

- Навернулись?

- Не навернулся, но близкие страху натерпелись. Впервые в жизни повезли на спуск, начали обучать. "Корпус вправо - едешь влево..." Послушал я инструктора, говорю - так, на слух, не могу, лучше сам попробую, как-нибудь разберусь... Поехал. База наша на середине горы была, а у меня кураж - еду! Скорость! В первый раз! Базу проскочил - в самый низ уехал... А крепеж для подъема с собой не взял. Денег - ноль. На честное слово там, к сожалению, не поднимают - и пришлось внизу с лыжами сидеть, своих ждать, пока спохватятся. А там - переполох!

- Худшее предполагали?

- Вот-вот. "В первый раз поехал, разбился..." Часа полтора по кустам искали. Пока не догадались внизу посмотреть. Инструктор четко сформулировал: это, говорит, ненормальный. Нет, отвечаю, я русский. "А-а-а, тогда понятно..."

ВШТ

- Когда ВШТ с красным дипломом заканчивали, знали, что не гарантирует он ничего?

- Разумеется. Зачем пошел? Чувствовал, есть пробел в знаниях. Кто-то закончит играть, думает, что все знает, - и ошибается... И в ВШТ есть "проходные" предметы, но некоторые вещи тренер знать обязан. А до учебы я их не знал.

- Посидели без работы - и снова вернулись в "Спартак", селекционером.

- Президент попросил помочь. Куда-то съездить, кого-то посмотреть. Покупать этих ребят или нет, решал не я... Родному клубу всегда помочь готов, откликнуться на любое предложение. Другое дело, что не совсем по сердцу мне это - лучше бы тренировать кого-то... Не самое творческое занятие - селекция.

- Но в тренеры не зовут?

- В академию - зовут. Может, и пойду, пока не решил. Раньше в преподавателях было много посторонних людей. Уровню не соответствовали. А сейчас и Ромащенко, и Юран с Цымбаларем. Совсем другое дело...

Юрий ГОЛЫШАК. "Спорт-Экспресс", 11.04.2003

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
    1       05.10.1983    ГРЕЦИЯ - СССР - 1:3 г
    2       12.10.1983    СССР - БОЛГАРИЯ - 0:0 д
1           28.03.1984    ФРГ - СССР - 2:1 г
    3       25.04.1984    СССР - ВЕНГРИЯ - 0:1 д
2           02.06.1984    АНГЛИЯ - СССР - 0:2 г
3           19.08.1984    СССР - МЕКСИКА - 3:0 д
4           10.10.1984    НОРВЕГИЯ - СССР - 1:1 г
5           05.06.1985    ДАНИЯ - СССР - 4:2 г
6           07.08.1985    СССР - РУМЫНИЯ - 2:0 д
7           18.04.1987    СССР - ШВЕЦИЯ - 1:3 д
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
7 3
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru