Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

"Матрас Матрасыч" магазин матрасов Москва.

Игорь ПОНОМАРЁВ

Игорь Пономарёв

Пономарёв Игорь Анатольевич. Полузащитник. Заслуженный мастер спорта.

Родился 24 февраля 1960 г. в г. Баку.

Выступал за команды "Нефтчи" Баку (1977 - 1981, 1983 - 1988), ЦСКА Москва (1982), "Норчепинг", Швеция (1989).

За сборную СССР провел 1 матч. Сыграл 1 матч за олимпийскую сборную СССР.

Олимпийский чемпион 1988 г. Победитель юношеского чемпионата Европы 1978 г.

Тренер в команде "Норчепинг", Швеция. Тренер в шведских командах низших лиг, самая известная из которых - "Реймерсхольм" Стокгольм. Главный тренер сборной Азербайджана (2000 - 2001). Главный тренер клуба "Сирианска", Швеция (2002 - 2003). Главный тренер клуба "Карабах-Азерсун", Азербайджан (2004 - 2005). Главный тренер клуба "Машук-КМВ" Пятигорск (2006 - 2007). Главный тренер клуба "Хазар-Лянкяран", Азербайджан (2008 - 2009).

УЧИТЕЛЬ ЗДОРОВЬЯ

В историю советского футбола Игорь Пономарёв вошел как лучший пенальтист чемпионатов СССР. 24 забитых пенальти подряд - рекорд, который в обозримом будущем едва ли кому-то удастся повторить! Причем цифра эта могла быть еще внушительнее, если бы Пономарёв не подался к шведским берегам.

В его жизни была только одна команда - "Нефтчи". Нет, конечно, никуда не выкинешь 12 месяцев "под ружьем" в ЦСКА и полсезона в "Норчепинге", но главными из тех 29, что отмерила футбольная судьба Пономарёву, были годы в скромном бакинском клубе.

БАКУ

- Многие удивляются, когда узнают, что я коренной бакинец. Хотя азербайджанцев среди моих предков не было. Родители у меня русские, но на свет появились уже в Баку. Кстати, как и у моей жены. Дед ее был туда сослан в 30-е годы. А моя бабушка переехала в Азербайджан, когда в России начался голод. Баку вообще раньше был интернациональным городом. Порт, добыча нефти - многие приезжали на заработки из разных уголков страны. Теперь, конечно, это совсем другой Баку.

- Родственники у вас там остались?

- Да, мама и сестра. Когда в отборочном цикле чемпионата мира-2002 возглавлял сборную Азербайджана, постоянно с ними виделся. Бывало, не заглянешь к маме денек-другой, так она волноваться начинает, сама звонит: "Сынок, когда придешь? Что тебе приготовить?" "Мама, - отвечаю, - мне уже 40 лет, а ты со мной все как с ребенком..." Для нее, конечно, огромной радостью было, что спустя столько лет я домой вернулся. Но через полтора года контракт закончился, и я обратно в Швецию уехал.

- Задумывались когда-нибудь: чем кроме футбола могли бы в жизни заниматься?

- Был момент лет в 14, когда я неожиданно бросил футбол. Надоело. Решил в техникум поступить и стать фрезеровщиком, как отец. Однако передумал, едва тренеры сообщили, что берут меня в сборную Азербайджана, где все ребята были на два года старше. Да еще впервые выдали настоящие бутсы. Боже, как я был счастлив! Домой со стадиона бежал, как пишут в книгах, "не чувствуя под ногами асфальта". После этого играть и тренироваться был готов хоть круглые сутки.

- Первые бутсы - как первая любовь?

- Точно. Память на всю жизнь. Они страшным дефицитом были. Нам к тому же до 14 лет почему-то запрещали в них играть - только в кедах. А бутсы мне тогда достались годов 50-х - без шипов, дубовые, скорее, напоминавшие ботинки. В таких, наверное, еще Бобров с Федотовым мяч гоняли. Причем были они совершенно новые - видимо, сохранились у тренера с тех времен. Он их из сейфа вытащил и мне вручил. Разносить эти бутсы оказалось задачей не из легких. Но все равно мне завидовал весь двор.

МАРАДОНА

- Начинали вы, помнится, ярко: в 78-м - золото юношеского чемпионата Европы, через год - серебро юниорского первенства мира. Сами-то ожидали от себя такой прыти?

- В сборной у нас приличная компания была - Витя Чанов, Хачатрян, Янушевский, Стукашов, Гуринович, Таран. За несколько лет проиграли всего два матча. Один из них - как раз в финале, Аргентине во главе с Марадоной и Диасом... А на чемпионате Европы мне больше всего запомнилась игра с Грецией. Накануне я долго не мог заснуть. Прокручивал в голове, как бы действовал на поле в том или ином эпизоде. Представил, что получаю мяч на фланге, финтом убираю защитника, потом другого, приближаюсь к штрафной и мягко перекидываю мяч через вратаря... В стартовый состав я не попал - выпустили на замену минут за 20 до конца. И вскоре та ситуация повторилась в игре - один в один! И финт такой же получился, и проход к штрафной, и удар через вратаря. Когда увидел, что мяч в сетке, глазам не мог поверить.

- Аргентину в финале чемпионата мира был шанс обыграть?

- То-то и оно! Невероятно, но полтора тайма Марадону на поле видно не было. Диаса, который с восемью голами там лучшим бомбардиром стал, тоже. Мы уверенно держали игру под контролем, на 65-й минуте открыли счет - я забил свой четвертый гол на турнире. И тут, конечно, допустили ошибку. Зачем-то к своим воротам откатились, потеряли темп, и все мгновенно развалилось. В оставшееся время пропустили три мяча. Последний - со штрафного - Марадона нам и вколотил.

- Как он вам тогда показался?

- Марадона в 79-м уже гремел. Посмотрев на его игру, понял, что на поле все надо делать быстрее. А как он корпусом мяч укрывал - и не подступиться.

- Это был ваш единственный матч против великого аргентинца?

- Как ни странно, нет. За первую сборную СССР я провел всего одну игру - но снова с Аргентиной! В декабре 80-го Бесков вызвал меня на товарищеский матч, который проходил в городке Мар-дель-Плата. На сей раз мы разошлись миром - 1:1. У Аргентины опять забил Марадона, а у нас - Хорик Оганесян.

БЕСКОВ

- Бесков, слышал, и в "Спартак" вас к себе приглашал?

- Да, впервые об этом разговор зашел, когда мне 18 стукнуло. Но в тот год умер отец. Мама одна с двумя детьми осталась - моими младшими братом и сестрой. Надо было помогать. Я не мог тогда уехать. А потом... Бесков чуть ли не после каждого сезона хотел меня в "Спартаке" видеть. Когда прошлой осенью приезжал в Москву на матч, посвященный 15-летию победы сборной СССР на Олимпиаде в Сеуле, повстречал бывшего спартаковского селекционера Валентина Покровского. Он вспоминал: "Игорь, сколько же тебя Константин Иванович в "Спартак" тянул! А ты так и не согласился..."

- Но почему?! Чем же был "Нефтчи" привлекательнее "Спартака"?

- В те годы футболисты не часто меняли команды. Нас так воспитывали: ушел из родного клуба - значит, предал. Нынешнему поколению, наверное, сложно это понять... Но я действительно был верен "Нефтчи", любил Баку и никуда не рвался. Вроде все устраивало, а начинать в Москве с нуля было тяжело.

1984 г. Полузащитник бакинского "Нефтчи" Игорь Пономарёв (слева) в матче чемпионата СССР против московского "Динамо".

1984 г. Полузащитник бакинского "Нефтчи" Игорь Пономарёв (слева) в матче чемпионата СССР против московского "Динамо".

- Не жалеете?

- Постарше стал - конечно, пожалел. Как профессионал я точно проиграл. Смешно сравнивать "Спартак" и "Нефтчи". Одни за медали сражались и в еврокубках участвовали, другим же в "десятку" попасть за счастье было. Эх, не нашлось рядом человека, который объяснил бы тогда, что подобными предложениями разбрасываться не стоит...

АРМИЯ

- Однако сезон-82 вы все же отыграли в Москве - в ЦСКА. И согласия вашего, насколько я понимаю, уже никто не спрашивал?

- Да, отсрочка от армии закончилась вместе с получением диплома института физкультуры. Многие игроки "Нефтчи" проходили службу в бакинском СКА, но на меня положило глаз московское "Динамо". Даже бумагу о том, что направлен в погранвойска, успел получить. И тут на горизонте внезапно всплыл ЦСКА. Какое-то время я от армейцев скрывался, так за мной в Баку специально послали полковника. Руководству "Нефтчи" он с порога заявил: "Не отпустите по-хорошему Пономарёва - полкоманды призовем". Разумеется, меня быстренько отыскали и под конвоем доставили в Москву.

- В ЦСКА армейских "прелестей" вкусили?

- Не без этого. После поражения от "Спартака" разъяренный генерал всю команду на следующий день отправил на полигон. Там я в первый и последний раз стрелял из автомата. Потом в окопы посадили. Над нами проезжали танки, а мы кидали в них учебные гранаты с криками: "Получай, "Спартак"!" Это уже легендарная история... Возникли у меня проблемы и к концу службы, когда заявил, что оставаться в ЦСКА не собираюсь. В отместку запихнули в какой-то медвежий угол под Москвой. Но повезло. Меня там шикарно принял один майор. У него жена была олимпийская чемпионка по плаванию, поэтому к спортсменам он очень тепло относился. Неделю я жил у него, как у Христа за пазухой. А дальше весна, начиналась демобилизация, и он мне говорит: "Езжай-ка ты домой. Тебе здесь делать нечего"... Позже рассказывали, что к делу подключили самого Гейдара Алиева, который лично звонил министру обороны Устинову с просьбой не чинить мне препятствий при возвращении в "Нефтчи". В ответ из ЦСКА на меня накатали "телегу", где выставили махровым нарушителем режима. Хотя повода для этого никогда не давал.

"НЕФТЧИ"

- Сомнения ближе к "дембелю" не одолевали - в "Нефтчи" возвращаться или, может, в другом клубе счастья попытать?

- На исходе сезона ко мне из "Нефтчи" приехали: "Ну как, не против домой вернуться?" К Москве я уже привыкать потихоньку начал, но желание играть дома перевесило. Только обо всем договорились - звонок от Бескова. Сидели у него дома на "Маяковской". Я честно все объяснил: "Большое спасибо за приглашение, Константин Иванович. Но уже пообещал людям, что вернусь в "Нефтчи", и не могу их подвести. Надеюсь, вы меня поймете".

- Мэтр не обиделся?

- Нет. Лишь руками развел: "Что ж, это твой выбор..." А я, признаться, в "Нефтчи" первые несколько месяцев места себе не находил. После Москвы - совершенно другой уровень. И в голове занозой мысль: "Что я наделал?" Ладно...

- Помните, как "Нефтчи" в 84-м проиграл дома "Арарату" 0:2 и болельщики едва не спалили республиканский стадион в Баку?

- Еще бы! Матчи против "Арарата" были из разряда тех, что нынче именуют новомодным словом "дерби". Более принципиального соперника у "Нефтчи" в Союзе не было. В Армении этим играм также придавалось колоссальное значение. Но иногда, чтобы не волновать народ и избежать лишних инцидентов, руководители клубов договаривались между собой. Либо оба матча в чемпионате завершали вничью, либо каждый побеждал на своем поле. И все были довольны.

- А в тот раз, выходит, не договорились?

- Судя по всему. Я за тем матчем наблюдал из-за ворот - незадолго до этого прооперировали мениск. И после финального свистка очутился в гуще болельщиков, которые как с цепи сорвались. Крушили витрины, переворачивали машины. Кто-то пытался поджечь стадион. Затем окружили базу "Нефтчи", которая находилась в черте города, и стали забрасывать камнями.

- Вас-то в толпе не тронули?

- Нет, в Баку меня уважали. К тому же с "Араратом" я не играл. К счастью... Это был не первый случай, когда народ бушевал после поражения "Нефтчи". В 78-м мы с "Пахтакором" умудрились дома 1:5 сыграть. И тоже нашлись зачинщики, которые запалили трибуны. А команду с арены увозили на милицейских "воронках".

- "Нефтчи" долго балансировал на грани вылета из высшей лиги, но неизменно выходил сухим из воды. Почему роковым стал именно 88-й год?

- Все уже к этому шло. Слабенькие мы тогда были. Постарели лидеры - Ахмедов, Джавадов. Я после Олимпиады из-за травмы два месяца пропустил.

- С кем-то из той команды общаетесь?

- Когда в Баку приехал, почти со всеми повидался. Рад, что Джавадова наконец-то приобщили к футболу - он теперь в исполком федерации входит. А до этого в прокуратуре служил. Ахмедов бизнесом занимается. Вахаб-заде - тренер одного из местных клубов.

ПЕНАЛЬТИ

- Наш знаменитый статистик Аксель Вартанян подсчитал, что всего в чемпионатах СССР из 34 пенальти вы забили 31 - столько же, сколько и одессит Владимир Плоскина. Но у вас 24 точных удара подряд, а у него на один меньше. Не поделитесь секретом, как удавалось бить без промаха?

Два Игоря, два олимпийских чемпиона: Пономарёв (слева) и Добровольский.

Два Игоря, два олимпийских чемпиона: Пономарёв (слева) и Добровольский.

- Вратари - ребята здоровые. Когда мяч на "точку" ставишь, кажется, везде его достанут. Сразу в панике гадаешь: куда бить? У меня поначалу три осечки было, правда, каждый раз я успевал добить мяч в ворота повторным ударом. А со временем выработал способ, который действовал безотказно. Обычно ловил вратаря на паузе - он в одну сторону качнется, а я посылаю мяч в другую.

- А если кипер не поддавался на уловку и стоял на месте?

- Тогда просто сильно бил в угол впритирку со штангой. Поверьте, такие мячи не берутся.

- Много тренировались?

- Не сказал бы. Все само собой как-то стало получаться.

- А манеру вратарей изучали?

- Лишь двух - Виктора Чанова и Габелия. С Чановым мы в юношеской сборной играли, так что он прекрасно знал, как я пенальти исполняю. А Габелия тот еще хитрец был! Любил какой-нибудь угол чуть приоткрыть, всем своим видом провоцируя игрока именно в него-то и пробить. И сам же коршуном туда летел. Впрочем, забивал я и тому и другому.

- Неужели ваша бесконечная серия не давила психологически?

- Об этом не думал. У меня вообще-то нервы крепкие. Пенальти всегда бил спокойно, без суеты.

- В курсе, кому рекордный, 24-й пенальти положили?

- Нет.

- Октябрь 88-го. "Нефтчи" играл в Баку с "Локомотивом". Это был ваш предпоследний матч в союзном чемпионате...

- Спасибо, что напомнили. О рекорде тогда я даже не подозревал. Знал, что лучшим пенальтистом считался Володя Плоскина из одесского "Черноморца", но за статистикой не следил.

- Как полагаете: сумеют когда-нибудь перекрыть ваше достижение?

- Наверняка. Жизнь не стоит на месте. Когда Григорий Федотов забил за карьеру 100 мячей, это считалось фантастикой. А сейчас Ларссон с ван Нистелроем за четыре сезона сотню закрывают.

- В Швеции с пенальти забивали?

- Дважды. А еще забил с центра поля. Заметил, что кипер далековато из ворот вышел - и запустил ему за шиворот "парашют".

ОЛИМПИАДА

- Правда, что в заявку сборной на Олимпиаду вас включили в последний момент?

- Да, в отборочных матчах я участия не принимал. Восстановление после травмы колена у меня затянулось. Форму набрал лишь незадолго до Игр. Костяк олимпийской сборной, понятно, был давно сформирован. Разве что две-три позиции оставались свободными. На одну из них Бышовец и выбрал меня. Без обмана - если бы не взяли в Сеул, трагедией это не стало бы. Слишком уж далекой в то время казалась мне эта Олимпиада. А вот когда в дебютном матче с Кореей вновь серьезно травмировал колено и понял, что Игры для меня на этом закончились, обидно уже было до слез.

- А что произошло?

- Сломался на ровном месте: выпрыгнул за мячом и неудачно приземлился. Причем ничего не почувствовал, матч доиграл. А наутро проснулся - нога не сгибается. Перед следующем матчем Бышовец спросил: "Играть можешь?" - "Минут на 45, думаю, хватит". Мне сделали укол и во втором тайме решили выпустить на замену. Начал разминаться на бровке, но пробежал 20 метров - и от боли в коленном суставе прошиб холодный пот. И все оставшееся на Олимпиаде дни испытывал страшную неловкость от того, что ребята сражаются за победу, а я стал для них обузой. В финале пытался принести им хоть какую-то пользу - таскал бутылки с водой...

- Когда встретились 15 лет спустя - сразу всех узнали?

- Конечно, несмотря на то, что все изменились. Да и я сам в том числе. Прибавил килограммов 20. Серега Фокин, к примеру, меня поначалу не признал.

- А какой самый забавный эпизод всплывает в памяти, когда заходит речь об Олимпиаде в Сеуле?

- Пошли однажды в ресторан. Хотели мясо заказать, но боялись, что нам собаку подсунут. Языка-то никто не знает. Как быть? Подозвали официанта, ткнули пальцем в меню и спрашиваем: "Гав-гав?" А кореец заулыбался и головой мотает: "Ноу. Му-у-у..."

ШВЕЦИЯ

Вы один из первых наших легионеров. Как с "Норчепингом" вариант возник?

- После вылета "Нефтчи" понял, что пора искать новую команду. О чем и сообщил председателю азербайджанского спорткомитета. А тот вдруг говорит: "О, кстати. Тебя в "Шальке" приглашают. Не возражаешь?" Начали готовить документы на отъезд. Тем временем я отправился на сборы с "Нефтчи". Возвращаюсь и с изумлением узнаю, что ждут меня уже не в "Шальке", а в "Норчепинге". Оказывается, пока сидел на сборе, жене позвонили домой из нашего спорткомитета и спросили: "У вашего мужа есть предложение из Швеции. Хотите поехать?" Оля согласилась.

Игорь Пономарёв

Чемпионат мира среди юниоров в Японии. Бакинец Игорь Пономарев, один из активнейших полузащитников советской сборной. Телефото ЮПИ-ТАСС

- То есть в Швеции вместо Германии вы очутились только благодаря супруге?

- (Улыбается.) Получается, так. Но я не переживал. Швеция так Швеция. Тоже не самая плохая страна.

- Контракт по западным меркам, поди, смешной подписали?

- Да, я ведь еще застал правило, согласно которому наши соотечественники, работавшие за рубежом, не имели права получать больше, чем посол СССР в этой стране. Каждый месяц приходил в советское консульство, где мне отсчитывали 4500 крон - около тысячи долларов. Знакомый швед, узнав об этом, посочувствовал: "У нас, Игорь, пособие по безработице больше".

- Шведы знали о вашем больном колене?

- Видели, что я слегка прихрамываю, интересовались, в чем дело. Приходилось выкручиваться: "Это у меня с детства". Но через полсезона на тренировке окончательно доломался. Домой пришел и говорю жене: "По-моему, все". Еще месяц, правда, "на зубах" выдержал. Тренировался раз в неделю по четвергам, а в субботу выходил на поле в матче чемпионата. Последние минут двадцать колено опухало, и я еле передвигался. Перенес очередную операцию, но от расставания с футболом это не спасло... Впрочем, без ложной скромности замечу, что в "Норчепинге", который в тот год стал чемпионом, я сделал себе доброе имя. Иначе бы не предложили мне потом работу в клубе.

- Вы сразу решили, что будете жить в Швеции?

- И мыслей таких не было! Домой собирались возвращаться. Уже и билеты на самолет купили, и подарки родным, и в "Норчепинге" со всеми попрощались. Но перед отъездом включили телевизор и узнали, что в Азербайджане началась война. Жена в слезы: "Куда детей повезем?" И мы остались. А подарки в Баку пришлось отправлять по почте...

ТРЕНЕР

- Что намеревались делать дальше?

- Если бы не помощь руководства "Норчепинга", боюсь, пропали бы. Денег за полгода, естественно, не скопили, шведского я толком не знал. Но клуб меня не бросил, за что ему огромное спасибо. Мне сохранили квартиру, машину, зарплату. И должность придумали. Я отвечал за техническую подготовку всех юношеских команд "Норчепинга" и основного состава. Параллельно учился на тренерских курсах, лихорадочно изучал язык. В общем, начиналась новая жизнь.

- Сколько всего шведских клубов вы тренировали за эти годы?

- После "Норчепинга" возглавлял команду 4-го дивизиона, а затем года на три от футбола отошел. Закончил школу бизнеса, переключился на коммерцию. Но получилось не очень удачно. К тому же в 95-м мы переехали в Стокгольм. Дети подрастали - решили, что в столице у них перспектив больше. Там я к бизнесу окончательно охладел. Снова на тренерскую скамейку потянуло, и вскоре шведская федерация футбола порекомендовала меня в клуб 6-го дивизиона.

- Представляю, что это за уровень...

- Нет, не представляете. (Смеется.) Когда увидел этих игроков, первое, о чем подумал: "Господи, как они в футбол играют? Куда я попал?" У нас в первенстве колхозов уровень, пожалуй, был повыше.

- Тем не менее не отказались?

- Альтернативы не было, а хотелось работать, проявить себя. Потом Вадим Евтушенко позвонил: "Меня зовут помощником в первый дивизион. Возьмешь мой "Реймерсхольм"?" Эта команда в 5-м дивизионе выступала - уже веселее. С боссами клуба быстро ударили по рукам.

- В таких командах тренеру можно прожить на одну зарплату?

- Исключено. В Швеции только тренерам высшего и первого дивизиона платят достойные деньги. Остальные получают копейки и вынуждены еще где-то служить. Я, например, по сей день в гимназии преподаю молодежи 16 - 19 лет предмет, который называется "здоровье и спорт". Я не учитель физкультуры в общепринятом понимании - все-таки круг обязанностей гораздо шире. Помимо теоретической подготовки и практические занятия веду. На протяжении многих лет это основной заработок нашей семьи.

- Что вам дали годы работы с любительскими шведскими коллективами?

- Опыт. Я имел возможность экспериментировать. Это была очень полезная школа. С "Реймерсхольмом" мы поднялись в 4-й дивизион, на следующий год едва не вышли в 3-й. И мне предложили принять сборную Азербайджана.

СБОРНАЯ

- Это стало сюрпризом?

- И не только для меня. Президент Федерации футбола Азербайджана Фуад Мусаев держал информацию о моем назначении в секрете. В Баку проанонсировали пресс-конференцию нового главного тренера сборной, и репортеры терялись в догадках, кого же им представят. Увидев меня, от неожиданности все опешили.

- Довольны, как потрудились на родине?

- Местные журналисты подсчитали, что из всех тренеров сборной Азербайджана под моим руководством она набрала наибольшее количество очков - пять. Кроме того, я единственный, кто отработал с командой весь отборочный цикл. Финишировали мы в группе последними, но от 4-го места нас отделило всего два очка. Убежден, могли быть и повыше. Играли-то в целом неплохо. Нам бы чуть-чуть удачи. Швеции уступили 0:1, пропустив гол почти с центра поля. Дима Крамаренко потом говорил, что мяч в кочку попал. Других моментов у шведов не было, мы же, напротив, несколько загубили. А с Македонией на выезде при счете 0:0 не забили пенальти, после чего из ребят словно выпустили воздух. Расклеились, и в итоге - 0:3.

- Почему с вами не продлили контракт?

- Отборочный цикл ЧМ-2002 я отработал на весьма скромных финансовых условиях. Резонно считал, что они должны быть пересмотрены. И пошел на принцип. Мусаев на словах был "за", утверждая в многочисленных интервью, что Пономарёв сохранит пост в сборной. Я поехал отдохнуть в Швецию и как-то в Интернете прочитал, что у Азербайджана новый тренер... Жаль, что так вышло. Моя работа стала приносить плоды. Меня многие ждали назад - и игроки, и болельщики.

- Говорят, вы не прочь возглавить российский клуб?

- Да, это было бы очень интересно. В Швеции иностранцу пробиться в элиту практически нереально. Своих специалистов навалом. А к шведским полупрофи душа после сборной, откровенно говоря, не лежит. Не скрою, соскучился по серьезному делу.

СЫН

- Знаю, что ваш сын Анатолий под Новый год заключил контракт с греческим клубом первого дивизиона "Ксанти". Как у него успехи?

Игорь Пономарёв

- Регулярно выходит на замену. Толе 21 год. Форвард. Пару лет назад был на сборах в Испании со шведской командой, и его заметила "Мальорка". С ходу предложила контракт по системе 1+3. Толя тренировался с основой, а выступал за второй состав. Но потом случилось несчастье - его и товарища по команде сбила машина. Сын сломал малую берцовую кость, товарищ же и вовсе попал в кому. В этот момент истек первый год контракта, и продлевать его "Мальорка" не пожелала. Толя вернулся в Швецию. Слава богу, с ногой сейчас у него все в порядке.

- А в "Ксанти" его каким ветром занесло?

- Вообще-то он в ПАОК на переговоры ехал. Но возникла какая-то заминка, а люди из "Ксанти" сразу под суетились. Посадили в такси и вместе с агентом повезли на дачу к президенту клуба, где сын подписал соглашение на 3,5 года.

- Правда, что он уже заигран за юношескую сборную Швеции?

- Нет, он провел за нее неофициальный матч. У сына шведское гражданство, однако его и в сборную Азербайджана приглашают. С выбором он еще не определился.

- Интересно, а как Пономарёв-младший бьет пенальти?

- До отца ему пока далеко. (Смеется.) Зато у меня никогда не было такой скорости, как у него. Так что каждому свое. Вот в чем от меня Толик не отстает, так это в том, что тоже рано женился. И полтора года назад я уже стал дедушкой...

Александр КРУЖКОВ. "Спорт-экспресс", 20.02.2004

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           04.12.1980    АРГЕНТИНА - СССР - 1:1 г
    1       18.09.1988    КОРЕЯ - СССР - 0:0 г
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
1 1
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru