Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Николай ОЛЕНИКОВ

Николай Олеников

Олеников, Николай Владимирович. Защитник.

Родился 24 мая 1975 г. в с. Правокумское Левокумского р-на Ставропольского края.

Воспитанник ставропольской ДЮСШ «Динамо» (первый тренер — Вадим Борисович Соколов) и ставропольского УОР (училище олимпийского резерва) (тренер — Николай Васильевич Швыдкой).

Выступал за команды «Астратекс» Астрахань (1992), «Бештау» Лермонтов (1992), «Нарт» Черкесск (1993), «Локомотив» Минеральные Воды (1994), «Динамо» Ставрополь (1995–1996), «Ротор» Волгоград (1997–2004, 2010–2013, 2016–…), «Ростов» Ростов-на-Дону (2005–2006), «Сибирь» Новосибирск (2007–2008), «СКА-Энергия» Хабаровск (2008–2009), «Север» Мурманск (2013–2014), «Анапа» Анапа (2015).

За сборную России сыграл 1 матч.

*  *  *

ВТОРАЯ ПОПЫТКА ОЛЕНИКОВА

Решение Георгия Ярцева привлечь в состав так называемой экспериментальной сборной, выезжавшей на матчи в Японию, защитника «Ротора» Николая Оленикова для многих выглядело несколько неожиданным. Волгоградский клуб переживает не лучшие времена, да и труднопроходимой его оборону назвать, конечно, сложно. Но за семь лет выступлений в футболке «Ротора» Олеников сумел доказать, что способен стабильно действовать на достаточно высоком уровне, без провалов и срывов.

Нынешнее приглашение в сборную стало для него вторым. Первое он получил год назад от Валерия Газзаева. И хотя тогда все ограничилось лишь выходом на замену в товарищеском матче со шведами, из поля зрения руководители главной нашей команды защитника «Ротора», оказывается, не выпускали. Что и подтвердило недавнее японское турне. Ярцев, возглавлявший в свое время «Ротор», неплохо знает возможности и потенциал Оленикова и, видимо, поэтому предоставил ему шанс. Сумел ли им воспользоваться 28-летний волгоградец?

НА ЯПОНЦЕ НЕ ФОЛИЛ

— Николай, стало ли для вас неожиданным недавнее приглашение в сборную России?

— Честно говоря, да. Ведь поначалу моя фамилия не называлась в числе кандидатов. О том, что поеду в Японию, услышал в поезде на пути в Москву, откуда мы должны были вылететь на Кипр, где «Ротор» проводил очередной сбор. Радостную новость сообщил Валера Есипов, и, не буду скрывать, я был приятно удивлен.

— А сама Япония чем-то удивила?

— Мне там очень понравилось. Цивилизованная страна, гостеприимные и доброжелательные люди. Хорошая футбольная атмосфера на стадионах, на которых мы играли, и прекрасного качества поля. Вот только восстановиться после длительного перелета удалось не сразу. Поначалу возникали определенные сложности с распорядком дня, ведь подъем у нас происходил в восемь утра по местному времени, когда в Москве было два часа ночи. Лично я не избавился от некоторого дискомфорта до самой встречи, в которой принимал участие. Ощущал, что действую несколько замедленно, а во втором тайме стало нелегко функционально. Ничего странного, ведь сезон в России еще не начался, и я просто не успел набрать необходимых физических кондиций.

— Не поэтому ли не успели подстраховать Онопко в ситуации, когда японцы открыли счет?

— Возможно. Хотя там соперник имел фору в 2–3 метра по отношению ко мне и очень грамотно ею воспользовался. Я чуть-чуть не успел чисто отрезать его от мяча.

— Вы все же сумели его остановить, а был ли там фол?

— Дам несколько расширенный ответ. Для меня, без преувеличения, каждый матч за сборную России — событие. Вот почему попросил супругу записать встречу на видео. И, вернувшись в Волгоград, просматривал игру, акцентировав внимание на эпизоде с пропущенным голом. Ракурс съемки не позволяет сделать однозначного вывода. На поле мне показалось, что имевший место контакт на нарушение не тянет. Так что арбитр, не прервав игру свистком, правильно разобрался в ситуации. Он просто не стал ничего придумывать.

— То, что не примете участия во втором матче, знали заранее?

— Нет, поскольку Георгий Александрович назвал состав в день игры.

— Давал ли Ярцев оценку действиям футболистов по итогам турне?

— Детально он ничего и никого не оценивал, да и времени на это не было. Просто поблагодарил каждого за игру. Думаю, он почерпнул всю необходимую ему информацию и сделал выводы.

— Как сами считаете, смогли проявить себя на не совсем привычном левом фланге обороны, ведь в клубе вы действуете справа?

Николай Олеников— Тренеру виднее. Особых неудобств не испытывал, так как левая нога у меня, в принципе, рабочая. Разве что на отладку взаимопонимания, а в защите это важно, необходимо время. Да и само построение обороны в сборной несколько отличается от того, к чему привык в «Роторе».

— В чем проявляется отличие?

— В клубе мы чаще действуем в три защитника, и я более ориентирован на разрушение. У Ярцева в задней линии четверо, и вменяется в обязанность активнее поддерживать атаку через фланги.

ЛУЧШИЕ — В СБОРНОЙ

— Не секрет, что приглашение в состав сборной зарабатывается игрой в клубе. Как вы оцениваете свое выступление в прошлом году?

— Не однозначно. «Ротор» провалил старт и середину сезона, что и сказалось на итоговом месте в турнирной таблице. Но были у нас и хорошие матчи.

— Какие из них удались лично вам?

— Домашняя игра второго круга с московским «Торпедо» и вообще все встречи, в которых «Ротор» выиграл.

— Есть ли для вас неудобные нападающие?

— Они все оказались в составе сборной, ездившей в Японию. Разве только казанский бразилец Рони, естественно, выпал из этого списка. Этот парень вообще способен на неожиданные номера. Координирован, хорош с мячом и нестандартен. Его действия трудно просчитать заранее.

— А чем опасны Булыкин с Кержаковым?

— Разноплановые форварды, у каждого из которых свои козыри. Я тоже не маленький (рост Оленикова 191 см. — Р.С.), однако противостоять Булыкину наверху крайне сложно. Его козыри — мощь, способность предугадать и правильно рассчитать траекторию полета мяча, «продавить» оппонента. Кержаков прекрасно умеет сыграть внизу в скоростном ключе. От его импровизаций у соперников порой голова идет кругом.

— И за счет чего вы пытаетесь их сдержать, когда выходите против них на поле?

— Америки не открою. Стараюсь не дать принять мяч и правильно выбрать позицию.

РЫЖИЙ — ЗНАЧИТ ЗЛОЙ

— А откуда у вас отсутствие слабой ноги, что встречается в современном футболе не так уж часто, особенно у защитников?

— Благодаря отцу. Наша семья жила на Ставрополье, в селе. Папа был инструктором по спорту и играл в футбол на первенство края. Он очень хотел, чтобы я пошел по его стопам. Совсем маленьким брал на матчи своей команды, прививая любовь к спорту и к футболу. Частенько, выезжая на природу на нашей старенькой «Победе», вместе бегали кроссы по пересеченной местности, занимались с мячом.

Отец, отрабатывая со мной технические элементы, учил одинаково действовать обеими ногами, больше загружая изначально не самую сильную левую.

— В краевой центр на просмотр поехали тоже с отцом?

— К тому моменту семья уже переехала в Ставрополь. В «Динамо» я попал в восьмилетнем возрасте. Занимался еще немного плаванием и дзюдо, но со временем совмещать эти виды спорта с футбольными нагрузками стало тяжеловато, и пришлось ограничиться одним, но любимым делом.

— Конкурс в футбольную школу был большим?

— Разумеется. На Ставрополье футбол всегда пользовался популярностью и отсутствием талантов не страдал. А уж оказаться зачисленным в школу при сильнейшей в крае команде мастеров — мечта любого местного мальчишки. Желающих попасть в «Динамо» просматривали в течение двух недель и лишь затем определялись, кого оставить. Хорошо помню, как волновался: примут или нет. Дело происходило весной, и занимался я в шапочке. И вот подзывает меня однажды тренер и просит снять головной убор. С недоумением исполняю его просьбу и слышу: «Рыжий — значит злой, нам такие нужны, подходишь!».

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

— Сразу стали защитником?

— Поначалу я старался действовать впереди. На позицию защитника меня поставил первый тренер Вадим Соколов, убедивший в целесообразности подобного решения не только меня, считавшего себя потенциальным форвардом, но и моего отца, видевшего сына вратарем. Приезжая в Ставрополь, обязательно захожу к нему в гости. Вадим Борисович всегда рад своим воспитанникам. Как и Николай Васильевич Швыдкой, под чьим руководством я с 14 лет занимался в интернате училища олимпийского резерва.

— Решение связать судьбу с футболом далось без сомнений?

— Напротив. По окончании интерната наступил не самый простой период в жизни. Очень хотел играть, но многое не получалось, и мысль о том, что мне не дано состояться в футболе, закрадывалась все чаще. В 1993 году, покинув «Нарт» из Черкесска, полсезона играл в первенстве коллективов физкультуры. А затем после просмотра был забракован тренерами динамовского дубля. В числе таких же неудачников оказался в минераловодском «Локомотиве». Вот там-то и произошел перелом. Сам почувствовал, как прибавляю, и оставил сомнения позади. Долгожданное приглашение в Ставрополь стало достойной наградой за то, что не опустил руки в трудной ситуации. Меня вообще нельзя отнести к категории людей, которым многое дается быстро и легко. Приходится постоянно бороться за «место под солнцем».

Николай Олеников (справа)— А в «Роторе» как оказались?

— Еще в 1995 году, когда играл за ставропольское «Динамо», на выездном матче в Волжском привлек внимание руководителей волгоградского клуба. Знал об этом, но приглашение приехать в Волгоград поступило через полтора года. Провел в составе «Ротора» две контрольные встречи и оказался на седьмом небе от счастья, когда сказали, что остаюсь. Не верил, что я, выступавший в первой лиге, окажусь в одном из сильнейших тогда клубов России, чьи игры в чемпионате страны и международные победы наблюдал только по телевизору.

— В каждом сезоне за «Ротор» вам удается забивать, причем совершенно разноплановые голы. Откуда такое умение у защитника?

— Не считаю себя большим умельцем в атаке, порой ведь и в пустые ворота не забивал. Стараюсь до конца отработать при каждом подключении в переднюю линию, обострить игру. Да и передачи со стандартных положений у нас всегда есть кому исполнить. Раньше — Олег Веретенников, а сейчас Валера Есипов и Андрей Кривов умеют распорядиться мячом.

ВОЛГОГРАД СТАЛ РОДНЫМ

— В последние годы «Ротор» чаще проигрывает. Вы долго переживаете неудачи на футбольном поле?

— Стараюсь придерживаться принципа Виктора Прокопенко: «Снял майку — забыл об игре». Вот только получается это, как некогда и у самого тренера, далеко не всегда. Особенно болезненные поражения «Ротора» Прокопенко переносил непросто. Даже в лице менялся, что нам, игрокам, было хорошо видно.

— Вам в этом плане помогает семья?

— Да. Иногда супруге приходится приложить максимум усилий, дабы развеять шлейф моих негативных эмоций в случае неудач, и ей это всегда удается. Кстати, раньше она практически не ходила на матчи «Ротора», а теперь такой же заядлый болельщик, как мой брат.

— Стал ли для вас Волгоград родным городом?

— В полной мере. Здесь я встретил свою половину. Ольга, моя жена, коренная волгоградка. Полюбил этот город и его жителей, так поддерживающих «Ротор» в период взлетов и трудностей. Если в первый год после приезда старался как можно чаще вырваться в Ставрополь, то сейчас такого нет и в помине. Ловлю себя на том, что скучаю по Волгограду, если приходится отлучиться.

— Недавно вы продлили с «Ротором» контракт. Если не секрет, то на сколько?

— На два года. Меня здесь все устраивает. Хочется только почаще радовать болельщиков «Ротора» победами.

— А как насчет планов закрепиться в сборной России?

— Думаю, многое покажет начало сезона. Любой кандидат в сборную может получить вызов, если проведет его достаточно ярко. Так что буду стараться.

Роман САВЕЛОВ. Еженедельник «Футбол» №9, 2004

*  *  *

«ИГРАТЬ БУДУ, ПОКА ЕСТЬ СИЛЫ»

Получать травмы плохо. Во-первых, потому, что больно. Во-вторых, дорого. В-третьих, сначала выпадаешь из привычного образа жизни, а потом снова к нему привыкаешь. А это, скажу вам, потяжелее, чем входить в работу после отпуска. Но для некоторых людей ваша травма — это подарок судьбы. Для спортивных журналистов, например. Поговорить с действующим спортсменом при обычном его рабочем цикле, как правило, возможности нет. Только урывками — короткий вопрос, короткий ответ. А тут вдруг у атлета появляется бездна времени. И ты прекрасно понимаешь, что ему больно, что ему плохо, но другого такого случая у тебя, братец, может и не быть.

О везении и невезении

В нынешнем сезоне главный тренер футбольного клуба «Север» Валерий Есипов созвал под свои знамена бывших партнеров по волгоградскому «Ротору». Той самой реактивной команды Виктора Прокопенко, которую тот создал в волжском городе в середине 90-х годов прошлого века и которая хотя и не стала чемпионом страны («бронза» 1996 года и «серебро» 1997-го), но надолго запомнилась всем любителям футбола России. К уже играющим за «Север» Андрею Чичкину и Владимиру Смирнову присоединились нападающий Михаил Мысин и защитник Николай Олеников. И надо же такому случиться, чтобы Николай в первом же матче против «Вологды» получил серьезную травму. И следующую игру с костромским «Спартаком» смотрел с трибуны. Там-то мы с ним и столкнулись.

Первый вопрос, естественно, о здоровье.

— Подозрение на разрыв крестообразных связок, — говорит Николай. — Каждый день откачивают кровь из колена. Но окончательный диагноз поставят чуть позднее. Сейчас команда уезжает из Мурманска на выездные матчи. Я же отправляюсь домой, в Волгоград, по пути заеду в Москву к специалистам-травматологам. Вот там-то все прояснится. Если разрыв связок подтвердится, то лечение и восстановление займут, я думаю, не меньше полугода.

— Это рецидив старой травмы?

— В том-то и дело, что нет. Я играю с 1994 года, но такое со мной впервые. За столько лет лишь однажды у меня был поврежден мениск, но это я даже травмой не считаю — восстановился недели за три.

— Вам сейчас 38 лет. Вы рассматривали «Север» как послед-ний клуб в вашей карьере?

— Нет. Я хочу играть и буду играть до тех пор, пока позволяют физические кондиции. Предложение Есипова играть за «Север» принял сразу. Во-первых, потому, что хотел играть, а во-вторых, с уважением отношусь к Есипову. И как к игроку, и как к тренеру.

— Вы в Мурманск попали, насколько мне известно, в первый раз. Как вам наш город?

— Самое большое потрясение — полярный день! Я первое время никак не мог привыкнуть. Вообще, странно было видеть, что на часах полночь, а на улице светло. Еще удивило большое количество зеленых насаждений. В Волгограде, кстати, гораздо меньше деревьев. Вы удивлены? Просто там, в Волгограде, сказывается соседство с казахскими степями. Оттуда дуют горячие ветры, которые не способствуют буйной растительности.

О соседе

В этот момент на футбольном поле произошло то, ради чего зрители приходят на игру, то есть гол. Алексей Жданов хлестко пробил в нижний угол. Это был ответный мяч «Севера». Когда забивали спартаковцы, мой собеседник молчал, никак не комментируя происходящее. А тут взорвался:

— Ну, Леха, молодец! Красавчик! Мы, кстати, с ним соседи. Живем в одном дворе. Сыновья наши в одной спортивной группе занимаются. Леша, конечно, форвард от бога. При его росте он необычайно координирован. Я его даже как-то спросил, не занимался ли он акробатикой. Нет, говорит, чисто природные данные. Жданов, еще будучи подростком, специально приехал в Волгоград, чтобы учиться футболу. Попал в группу к Леониду Слуцкому, который сейчас является главным тренером ЦСКА. А в ту пору Леонид Викторович был детским тренером в футбольной школе «Олимпия». Здесь он вырастил таких известных футболистов, как Роман Адамов, Денис Колодин, Виталий Казанцев, Андрей Бочков, Максим Бурченко. Это была целая программа. Слуцкий тогда искал таланты по всей России. Адамова нашел в Белой Калитве, Колодина привез из Камышина, а Лешу Жданова — из Старого Оскола. Приезжал на какой-нибудь детский турнир и наиболее способных пацанов приглашал в Волгоград.

О «Роторе»

— А как вы пришли в футбол?

— Я родился в селе Правокумское Ставропольского края. Когда мне было 9 лет, семья переехала в Ставрополь. Отец мой работал инструктором по спорту и после переезда меня сразу отвел в секцию футбола ставропольского «Динамо», где я занимался до седьмого класса, после чего поступил в училище олимпийского резерва.

— А почему стали защитником? Ведь с вашими данными вы могли бы легко играть в нападении.

— Отец вообще хотел, чтобы я был вратарем, так как он сам играл в воротах. Тренеры пробовали меня на разных позициях. В детском возрасте часто выступал в полузащите. Но в итоге стал защитником. Почему так случилось, и сам не знаю. Просто привык верить тренерам, которые видели меня в этом амплуа.

— А свои первые впечатления, когда пришли в «Ротор», помните?

— Конечно. Я ведь попал в команду высшей лиги (как тогда называлась премьер-лига) из ставропольского «Динамо», клуба второй лиги. И не просто в команду, а в команду, борющуюся за чемпионский титул. Меня поразило то, как тренировались звезды «Ротора» Веретенников, Нидергауз, Есипов. Они работали в полную силу, в прямом смысле вкалывали. Еще были очень простыми в общении, никакого неуважения к новичкам не проявляли.

— Я слышал, что президент «Ротора» Владимир Горюнов, приглашая нового игрока в команду, сразу обеспечивал его быт, предоставляя квартиру, машину и другие материальные блага.

— Про это не знаю. Я первые три года прожил на базе команды, которая тогда считалась одной из лучших в Европе. И о большем, признаться, не мечтал. Я просто хотел играть. Футбол был для меня всем. Меня условия вполне удовлетворяли. Я жил на всем готовом, и моей задачей было тренироваться и играть. И мне это нравилось.

Об ошибках своих и чужих

— Какие матчи из тех, в которых вы участвовали, запомнились вам больше всего?

— Ну, в эпическом противостоянии «Ротора» с «Манчестер Юнайтед» я участия, как вы понимаете, не принимал. Меня еще в команде не было. Ту битву я по телевизору смотрел. Но мне пришлось поиграть в еврокубках против очень серьезных соперников. Римский «Лацио», например, или «Црвена звезда» из Белграда. «Лацио» в тот период тренировал швед Эриксон. Он впоследствии стал тренером сборной Анг-лии. Мне пришлось играть против Казираги, Манчини, Синьории, Неста, Недведа, Юговича.

— В сборную России вас приглашали?

— Да, при Валерии Газзаеве. Игра была со шведами, завершилась вничью. Я вышел на замену минут за двадцать до конца. Из «Ротора» пригласили сразу троих — меня, Андрея Чичкина и Женю Алдонина. Последний Газзаеву приглянулся, он взял его в ЦСКА и сборную. И в той и другой команде Женя выступал много лет. Меня же еще только раз вызвали в сборную, которую к тому времени возглавил Георгий Ярцев. Наша команда была сформирована из кандидатов в сборную. Мы полетели в Японию, где провели две игры — одну против молодежной сборной этой страны, а вторую с местным клубом.

— Почему, на ваш взгляд, не получилось закрепиться в сборной?

— Я думал над этим. Мне кажется, что человек, играющий в сборной страны, должен обладать несколькими качествами. Во-первых, он должен быть сильно одарен от природы, во-вторых, быть очень работоспособным, а в-третьих, ему должна сопутствовать удача. Только не думайте, что на кого-то обижаюсь. Обижаться здесь не на кого, кроме себя. Где-то в чем-то я недоработал. Кто-то был просто сильнее меня.

— За свою карьеру вы забили полтора десятка голов, что для защитника не так уж и мало. Есть ли среди них какие-то особо памятные?

— Помню гол «Зениту» в 1998 году на последней минуте матча. Счет к тому времени был 1:1. И вот я головой забил питерцам, ворота которых защищал в ту пору Роман Березовский. Мяч с отскоком от земли, для вратаря очень сложный.

— В Интернете на многих сайтах ваш рост почему-то укорачивают сантиметров на тридцать. Вместо 193 сантиметров пишут 164.

— Да, я знаю. Откуда это пошло, мне неведомо, но однажды в связи с этим произошел забавный случай. Мы играли очередную игру чемпионата, и диктор, объявляя по стадиону составы команд, сказал, что Николай Олеников является самым маленьким игроком на поле. Видимо, то же прочли в Сети, а на меня посмотреть забыли!

Андрей КИРОШКО. Газета «Вечерний Мурманск», 26.07.2013

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           21.08.2002    РОССИЯ – ШВЕЦИЯ – 1:1 д
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
1
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru