Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Геннадий МОРОЗОВ

Геннадий Морозов

Морозов Геннадий Владимирович. Защитник.

Родился 30 декабря 1962 г. в г. Москве.

Воспитанник московской СДЮШОР «Спартак». Первые тренеры — А. Ильин, B. Сучков.

Выступал в командах «Спартак» Москва (1980–1986, 1989–1990) и «Динамо» Москва (1987–1988).

Чемпион СССР 1989 г.

За сборную СССР сыграл в 10 матчах.

Участник чемпионата мира 1986 г.

Ассистент главного тренера в клубе «Спартак» Москва (2001–2003, 2004–2005). Тренер в СДЮШОР «Спартак» Москва (2003–2004). Главный тренер команды «Спартак» Нижний Новгород (2006). Главный тренер клуба «Металлург» Красноярск (2007). Тренер в СДЮШОР «Трудовые резервы-СпортАкадемКлуб» Москва (2007). Главный тренер клуба «Рига» Рига, Латвия (2008). Главный тренер клуба «Динамо» Барнаул (2008). Главный тренер клуба «Крымтеплица» Молодежное, Украина (2009).

*  *  *

ЗНАТЬ СЕБЕ ЦЕНУ

Пребен Элкьяер, лучший нападающий датской сборной, был явно расстроен: его команда проиграла отборочный матч чемпионата мира сборной СССР — 0:1. Быть может, поэтому после игры он отвечал на вопросы, тщательно подбирая слова. И лишь на один из них — «Кто вам понравился больше всего в советской команде?» — среагировал мгновенно: «№2 — Морозов». И поднял большой палец…

Против Сергея Андреева защитник москвичей Геннадий Морозов (справа)

1984 год. Матч СКА (Ростов-на-Дону) - «Спартак» (Москва). Против Сергея Андреева защитник москвичей Геннадий Морозов (справа), по признанию Андреева — самый неудобный для него защитник.

…Над 23-летним Геннадием Морозовым, выпускником Московского областного института физкультуры, достаточно долго витала репутация клубного игрока. Он не первый сезон показывает в «Спартаке» надежную и зрелую игру, удивляя жаждой борьбы и самоотдачей. Но — парадокс! — злую шутку с ним сыграла именно стабильность — к ней привыкли. Выделяли то одного, то другого, а он оставался за «кадром». И как-то не сразу заметили, что сейчас Морозов тот же, да не тот. В его игре появилось нечто, отделяющее многообещающих и подающих надежды от тех, кто состоялся как футболист. Появился, класс. В матчах со сборными ФРГ, Дании, Ирландии и Норвегии это обрело необходимое и окончательное подтверждение.

— Геннадий, вы не новичок в большем футболе. Но, если не ошибаюсь, это ваше первое интервью. Поэтому, неверное, логично печать знакомство с начала пути.

— Сейчас самому трудно поверить, но мальчишкой я бредил хоккеем, и только друзья уговорили записаться в футбольную секцию. А так как в семье болели за «Спартак», я, естественно, поехал в Сокольники, на Ширяево поле.

— Обычно в детских командах в защиту определяют тех, кто ростом повыше или же не подходит в нападение…

— В команде мальчиков у вас был вратарь, который в прямом смысле до слез расстраивался, когда пропускал гол. Не знаю, повлияло ли на меня то, что я почти в каждой игре видел его страдания, но с тех самых пор желание не дать забить во мне сильнее стремления забить самому. Сколько себя помню, всегда хотел быть защитником. Да и у тренеров, видимо, никогда не возникало сомнений по поводу моего «амплуа». Начинал я в спартаковской школе у олимпийского чемпиона А. Ильина, последние три года тренировался у B. Сучкова. Кстати, вместе с C. Родионовым и Б. Поздняковым…

— В 17 лет попасть в «Спартак» — редкая удача…

— Мне повезло вдвойне: в 1979 году «Спартак» стал чемпионом, а я весь сезон был в команде, играл за дубль и впитывал в себя каждый день, каждый час борьбы за золотые медали. Меня поразил дух оптимизма и единомыслия, и мы, дублеры, тоже проникались им, тем более, что не чувствовали себя обделенными вниманием старшего тренера — Константин Иванович Бесков регулярно проводил с нами занятия.

А потом я дождался своего часа. В 1980 году в последнем матче первого круга вышел в основном составе против ЦСКА, а уже в следующей игре с «Локомотивом» удалось забить гол. Поначалу все вроде удачно складывалось. Настолько, что в следующем сезоне даже пригласили в сборную.

— Факт приглашения футболиста в сборную страны в столь юном возрасте не только аванс, но и огромный стимул для совершенствования. У вас же, полнится, начался затяжной спад…

Геннадий Морозов— Я бы мог сослаться на травму. Поначалу я не придал ей значения, но, усугубленная нагрузками, она дала себя знать через несколько матчей. Итог — месяц в больнице. После этого быстро форму набрать не удалось… Мог бы назвать еще тысячу причин. Тогда, казалось, весь мир против меня, но сейчас-то я знаю, в чем была суть: мне не хватало элементарной ответственности и требовательности к себе. Все легко давалось, и я решил, что так будет всегда. К счастью, вовремя спохватился.

— Итак, вы вернулись в основной состав «Спартака». Но уже не как перспективный крайний защитник, а как специалист по персональной опеке.

— Бесков безошибочно чувствует возможности игрока. И потому самые неожиданные, на первый взгляд, перестановки и превращения проходят на поле на удивление гладко. Он убедил, что мне новая роль вполне по силам, и я действительно поверил в себя.

— Традиционный вопрос: против кого приходилось труднее всего?

— Не сочтите за бахвальство, но мне всё равно, против кого играть. Чтобы кого-то боялся или чтобы перед игрой чувство было, что не справлюсь, — такого нет, беспомощным себя еще никогда не чувствовал. А трудно — трудно бывало порой так, что еле до раздевалки доходил. Зато после таких поединков и удовольствие особое испытываешь, мужчиной себя чувствуешь, С Аллофсом из «Кёльна» дуэль запомнилась. Скоростной, хитрый, с пушечным ударом. Приходилось все время на опережение действовать — когда он на ходу, с ним сложно бороться. А вот Степлтон из сборной Ирландии очень здорово мяч прикрывал. Но и у него слабинка нашлась — невысокая стартовая скорость. Но, пожалуй, самый неудобный для меня игрок был Сантильяна из мадридского «Реала». Ему мяч почти все время верхом посылали. Ох, и напрыгался я тогда! У меня чувство даже после матча появилось, что я только головой и играл.

— Спору нет, порой вам приходится нелегко, Но и вашим визави не позавидуешь — вы приверженец плотной, жесткой игры. Да и желтые карточки вам не в диковинку…

— В футболе столкновения и нарушения неизбежны. Но когда я иду в борьбу, для меня главное — чисто мяч отобрать. Поверьте, желания сыграть грубо, запугать соперника никогда не испытывал. Кстати, нападающий всегда чувствует, с какими мыслями защитник его атакует. Так вот, еще ни один из тех не отказывался пожать мне руку после игры. Что касается предупреждений, то карточка карточке рознь. Желтую карточку в матче со сборной Дании заработал у чужой штрафной. Меня часто спрашивают, какая надобность была нарушать правила так далеко от своих ворот? Согласен, никакой. Но то был игровой фол: как обычно атаковал в момент приема мяча и опоздал, датчанин уже прокинул мяч вперед и споткнулся о мою ногу. Есть такое понятие: стиль игры. Поймите, нельзя же, к примеру, до центральной линии играть цепко, жестко, а после того, как ее перешел, издали наблюдать, как твой нападающий принимает мяч…

— В матче СССР - Дания вы отличались не только страстью, но и — что удивило — постоянной активной игрой по всему полю. Похоже, пока это ваш лучший матч!

— По ходу игры так получалось, что я часто оказывался свободным, силы были, и я рискнул подключиться к атаке. О той игре хорошая память осталась. Но самые сильные ощущения, которые мне подарил футбол, испытал на поле в Бирмингеме, когда «Спартак» на последних минутах вырвал победу в Кубке УЕФА у «Астон Виллы». Пока для меня это эмоциональный пик. Словами ничего не объяснишь. Одно скажу: в ту минуту впервые гордость ощутил, что имею отношение к футболу. К советскому футболу.

— Испанский чемпионат мира вы наблюдали как телезритель. Как вы считаете, есть шанс у вас стать участником мирового первенства в Мексике!

— Скажу сначала о другом. Я считаю, что недооценка своих сил — беда нашего футбола. Надо знать себе цену. Это необходимо. Посмотрите: Дасаев, Чивадзе, Демьяненко, Черенков, Протасов, Блохин — во многих ли других сборных есть такой подбор футболистов высочайшего класса? Я и раньше считал, и сейчас уверен, что наша сборная способна обыграть любого соперника. Надо только верить в это и сражаться… Если посчастливится попасть на чемпионат мира, все сделаю, чтобы доказать, что я чужого места в футболе не занимаю.

А. ВАЙНШТЕЙН. Газета «Советский спорт», 02.11.1985

*  *  *

«ОТ МЕНЯ НИКТО НЕ УБЕЖИТ»

Геннадий МорозовИ было все совсем, как раньше. Как будто никуда он из большого футбола не уходил — ни в болезни, ни в безвестность. Только что закончилась игра, и мы пьем по заслуженной банке пива. И я говорю ему, как когда-то: «По-моему, сегодня от тебя никто не убежал». И он, как и прежде, в ответ ершится: «А почему от меня убегать должны? Я защитник или кто?»

Впрочем, в мини-футболе разделение на амплуа довольно условное. И защитника Морозова частенько можно увидеть в атаке. Всего-то через два года разлуки с футболом.

— Да, ровно два. Операцию мне в Бремене в январе 91-го делали.

— Неудачную?

— Да как сказать. Хирурга, пусть даже и иностранные, — они же не боги, из ничего ногу восстановить не могут. А у меня как раз ничего и не было — и хрящи стерлись, и крестообразная. Я же всю вторую половину сезона девяностого на уколах играл, без тренировок. Укол — и на игру. А после матча на ногу неделю наступить невозможно было. Но я терпел — словно чувствовал, что это мой последний сезон.

— А не играть нельзя было?

— Когда мне говорят, что я нужен, я больше вопросов не задаю — ни себе, ни тренерам. Раз надо — значит надо.

— И после операции ты не пытался быть нужным?

— Уже не мог. Полчаса работы — и становился одноногим. Так нога ныть начинала — на стенку лезть хотелось.

— Работал ты в «Спартаке»?

— Да, пока не понял, что былого уже не вернуть. А ловить на себе жалостливые взгляды не хотелось, И я ушел.

— Без обид?

— А что толку обижаться? Все ведь закономерно — ты очень нужен, пока играешь. Хорошо играешь. Начинаешь делать это хуже — становишься менее нужным. А я совсем не мог играть. Футбольная команда — не благотворительное ведь общество. Не можешь — уходи.

— Это очень страшно — уйти в двадцать восемь?

— Не то слово. Вчера ты был король, а сегодня утром — уже никто. Когда по возрасту заканчиваешь, это, наверное, не так болезненно воспринимается — никто же не собирается играть вечно. Но когда вот так, одним махом — это жутко. Тут во всех смыслах сломаться можно.

— И как же ты выжил?

Геннадий Морозов

Геннадий Морозов ныне выступает в составе ветеранов сборной СССР.

— С трудом. Понимаешь, когда столько лет ради футбола чуть не во всем себе отказываешь — тянет на какую-то компенсацию. Хочется немного расслабиться, отдохнуть. Благо есть на что — я же не бесплатно в футбол играл. Деньги и избыток свободного времени, которого всегда так не хватало, — вот что губило людей в моем положении. И очень трудно почувствовать грань, перейдя которую вернуться к нормальной жизни уже почти невозможно.

— Но хоть на каком-то уровне ты мог оставить для себя футбол?

— Матч — он полтора часа длится. Что на первенство мира, что на первенство бани — одинаково. И предложения разные у меня были. Но позориться я не привык. Решил, что пусть лучше сам для себя останусь тем Морозовым, который умел когда-то играть в футбол. И — остался. Обидно только было, что даже за ветеранов где-нибудь на замене сыграть не могу — по возрасту недотягиваю; Так что к футболу мне никак не прикоснуться было — разошлись у нас с ник пути.

— Казалось — навсегда?

— Ну лет до тридцати пяти, я думал, точно — тогда уже к ветеранам подключаться можно. Но Бог — он, наверное, где-то есть и определенно стоит за справедливость. Ничего идеальнее мини-футбола на сегодня для меня придумать просто невозможно.

— А с ним как ты встретился?

— Да вспомнил обо мне один тренер — Иван Алексеевич Варламов. Позвонил и сказал, что намерен создать серьезную команду, уже заявленную для выступления в чемпионате России по первой лиге. А я всегда старался играть на серьезном уровне.

— А с кем, тебя не интересовало?

— Когда я увидел своих партнеров, все лишние вопросы отпали сами собой. Ведь наш «Саргон» — своеобразная сборная ветеранов '«Спартака» — Сидоров, Сочнов, Колядко, Новиков. Только Андрей Якубик у нас в большой футбол в «Спартаке» не играл. Зато на малом поле сейчас — красавец.

— Вы объединились — и дело пошло сразу?

— Ну, во-первых, все вместе мы собрались за две недели до старта чемпионата. И пусть сыгрываться нам особо не надо было, все же мини — это совсем другая игра. Со своей тактикой и стратегией, в которых мы, мягко говоря, были несильны. А правила эти бесконтактные взять? Я всегда жесткий футбол любил, а тут дотрагиваться ни до кого нельзя. Стой и смотри, что нападающий с мячом делает.

— Это ты-то смотреть будешь?

— Нет, кое-какие мини-футбольные хитрости я уже усвоил. Но все равно — заведешься в игре, подтолкнешь чуть кого-нибудь, а к тебе уже судья с карточкой направляется. Благо тут небольшое поле, и долго ему бежать к тебе не надо.

— То есть нелюбовь твоя взаимная с судьями продолжается?

Геннадий Морозов— Я всегда думал, что в большом футболе судья, задавшись целью, легко любой матч сплавить может. Но в мини, оказывается, это делается во много раз успешнее.

— А к туровой системе чемпионата ты уже привык? Сложно, наверное, играть по нескольку дней подряд.

— Если все время в игре быть — конечно, тяжело. Но мы меняемся четверками — так что терпеть, можно. Нога, правда, после матчей ноет. Но это уже, видно, до конца жизни. Главное, что в игре не мешает, — смены свои я вроде бы до конца отрабатываю.

— И как вы сейчас идете в турнире?

— В лидерах. Мы же не дурака валять вместе собрались, а в высшую лигу выходить — задача поставлена совершенно однозначная. А то как-то несолидно — такой компанией — и в первой лиге.

— Народ на вас ходит?

— Есть зрители, но по большому счету мало кто ведь еще слышал про такую команду: А так, думаю, есть на что посмотреть. И если кого ностальгия гложет — милости просим.

— Скажи, а вообще вариант мини у нас — это серьезно?

— Думаю, что очень. Сейчас еще некоторые «большие» футболисты его распробуют — и дело пойдет. Должно пойти — уж очень мы его любим. Все-таки пнуть мяч ногой, даже больной — в этом что-то есть. Слушай, тебе, правда, понравилось, что от меня сегодня никто не убежал?..

Правда понравилось. Тем паче, что убегать было кому. Ибо морозовский «Саргон» играл в тот день не с кем-нибудь, а с самой «Диной» — чемпионом СНГ и обладателем Кубка России. И, как и положено младшим по рангу, два мяча ей уступил. Но какой же это был футбол, господа! Я сидел и вспоминал, когда же я последний раз бились Степанов и Сидоров, Морозов и Чухлов. И когда с лавочки, в метре от бровки, смотрел за ними Бесков. Смотрел и улыбался. «А Генка-то еще в большом порядке, — скажет Константин Иванович после игры. — Как вцепится в кого — уже не отпустит. А если бы тут можно было еще и потолкаться…»

Сергей МИКУЛИК. Газета «Спорт-Экспресс», 14.01.1993

*  *  *

«МЫ ЧУДОМ НЕ СТАЛИ ЧЕМПИОНАМИ МИРА. И ОТНЮДЬ НЕ ИЗ-ЗА ЖАРЫ»

О событиях 15-летней давности рассказывает защитник сборной СССР-86 Геннадий Морозов.

Нынешнее поколение игроков далеко не первое, кто проходит испытание жарой. Футбольная история знает немало примеров отдельных матчей и целых турниров, которые проводились в пекло. А одной из самых ярких страниц — как по игре, показанной советской сборной, так и по климатическим условиям, — стал чемпионат мира-86 в Мексике.

— Жара тогда в Мексике стояла точно такая же, как нынче у нас, — вспоминает Морозов. — А вот переносить ее в условиях среднегорья оказалось сложнее — сказывался недостаток кислорода. Воздух там настолько разряжен, что даже мяч летит быстрее, чем на равнине.

— Насколько быстро удалось акклиматизироваться игрокам сборной СССР?

— За 5 месяцев до открытия турнира сборная ездила на сборы в не менее жаркую Испанию, а оттуда отправилась в Мехико: тогдашний главный тренер Эдуард Малофеев хотел, чтобы футболисты ознакомились с условиями, в которых придется играть. А непосредственно перед чемпионатом прибыли в Мексику, если не ошибаюсь, дней за 10 до старта и около недели приходили в себя. Чтобы процесс привыкания к зною не слишком затягивался, тренеры организовали два товарищеских матча с местными командами. Так что к первой игре против Венгрии сборная чувствовала себя нормально. Думаю, побыстрее адаптироваться позволило и то, что в первенстве СССР всем нам доводилось играть в южных городах — Ташкенте, Баку, Тбилиси, Ереване.

— Что помогало спасаться от жары?

— Доктора советовали пить побольше воды — в этом никаких ограничений не было — потчевали витаминами и другими восстанавливающими препаратами. Также игрокам не рекомендовалось подолгу находиться под прямыми лучами солнца.

— Как восстанавливались после игр? Известно, что в среднем футболисты теряли за 90 минут по 3–4 килограмма, а, например, Беланов худел на все 5–6 кило.

— Особых рецептов не припомню: та же фармацевтика плюс массаж.

— Вспомните, что испытали во время матча с Канадой (Морозов принял участие в одной игре — в Мексику защитник прибыл, не до конца оправившись от последствий травмы. — Прим. В.К.)?

— Дышалось тяжело. Но это было связано скорее с большой высотой, чем с жарой.

— Несмотря на духоту и недостаток кислорода советская команда в Мексике по содержанию игры была одной из лучших…

— Сборная была укомплектована классными футболистами — костяк составляли киевские динамовцы, незадолго до этого выигравшие Кубок кубков (12 игроков. — Прим. В.К.), да и другие ребята им не уступали. К тому же команда была отлично готова и грамотно использовала тактику рваного ритма — главный тренер Валерий Лобановский перед каждым матчем на установке об этом просил. Словом, очень сильной была та сборная. До сих пор уверен, что СССР лишь чудом не стал чемпионом мира.

— А название этого чуда — сборная Бельгии. Быть может, схема, которую использовал наставник «красных дьяволов» Ги Тис, лучше подходила именно к зною? Недаром же после чемпионата Тиса прозвали Хитрый лис.

— Возможно, доля истины в этом есть, но все же не в игровых схемах соперника следует искать главную причину поражения. В первую очередь подвела самоуверенность: мы ни капли не сомневались, что пройдем бельгийцев, и еще до матча начали прикидывать, на кого выйдем в ? финала.

— Что можете посоветовать нынешнему поколению игроков? Как показывать качественный футбол, когда стрелка термометра зашкаливает за 30-градусную отметку?

— У каждого свои методы борьбы со зноем, но главное — в любой ситуации оставаться профессионалом.

Вячеслав КОРОТКИН. «Спорт-Экспресс», 26.07.2001

*  *  *

САМЫЙ ЦЕПКИЙ
«ФутболРевю», 25.12.2015
В восьмидесятые годы Геннадий Морозов считался одним из сильнейших мастеров персональной опеки. Когда-то Константин Бесков дал исчерпывающую характеристику спартаковскому воспитаннику: «Если Гена в кого вцепится, то уже не отпустит». Все без исключения нападающие советской высшей лиги да и форварды зарубежных клубов очень не любили играть против Геннадия Морозова. И облегченно вздыхали, когда этого темноволосого футболиста не оказывалось в стартовом составе «Спартака». Нет, Морозов не был грубым или чрезмерно жестким, просто играть против него было сущим наказанием... Читать далее »

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           07.08.1985    СССР - РУМЫНИЯ - 2:0 д
2           28.08.1985    СССР - ФРГ - 1:0 д
3           25.09.1985    СССР - ДАНИЯ - 1:0 д
4           16.10.1985    СССР - ИРЛАНДИЯ - 2:0 д
5           30.10.1985    СССР - НОРВЕГИЯ - 1:0 д
6           22.01.1986    ИСПАНИЯ - СССР - 2:0 г
7           19.02.1986    МЕКСИКА - СССР - 1:0 г
8           23.04.1986    РУМЫНИЯ - СССР - 2:1 г
9           07.05.1986    СССР - ФИНЛЯНДИЯ - 0:0 д
10           09.06.1986    КАНАДА - СССР - 0:2 н
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
10 - - - - -
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru