Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Николай ЛАРИОНОВ

Николай Ларионов

Ларионов Николай Евгеньевич. Полузащитник, защитник. Мастер спорта.

Родился 19 февраля 1957 г. в г. Волхове Ленинградской обл.

Воспитанник волховской команды «Металлург».

Выступал за команды «Зенит» Ленинград/Санкт-Петербург (1975–1976, 1979–1989, 1991), «Динамо» Ленинград (1976–1978), «Кируна», Швеция (1990), ГБК Кокала, Финляндия (1992), «Сепси-78» Сейняйока, Финляндия (1992), МаИФ Маалахти, Финляндия (1993).

Чемпион СССР 1984 г.

За сборную СССР сыграл 19 матчей, забил 2 гола. За олимпийскую сборную СССР сыграл 1 матч, забил 1 гол.

Участник чемпионата мира 1986 г.

Завершив карьеру игрока, работал тренером в СДЮШОР «Зенит». Был членом тренерского штаба «Зенита», одно время возглавлял дублирующий состав. В 2004-2006 годах работал в «Зените» начальником команды. С 2008 года работает в тренерском штабе молодёжной команды «Зенита», в 2009 году исполнял обязанности главного тренера.

*  *  *

«ДАЙТЕ ОГЛЯДЕТЬСЯ»

Вроде бы и не так много их, великих, из прошлого в настоящее вернулось. Черенков, Родионов, Андреев… Но заиграли все они здесь так, словно им на троих не сто с хвостиком лет, а куда как меньше. Или заграница омолаживает?

Николай Ларионов

Конечно, здесь встает вопрос и об уровне российского чемпионата — если, мол, старики на первых ролях… Но, может, в прошлом, союзном, все-таки было принято пристальнее заглядывать в паспорт, не всегда задумываясь о том, что возраст мастера — он не одними голыми цифрами выражается и что его года — они-то, может, и есть, его богатство?

Я благодарен российскому первенству за спрос на мастеров. И очень похоже, что предложение он уже родил. Во всяком случае, когда в Питере на матче первой лиги «Смена-Сатурн» — «Черноморец» (Новороссийск) я увидел стоявшего прямо на бровке и вгляывавшегося в игру человека в спортивной шапочке, то ничего оригинальнее в качестве первого вопроса не придумал, кроме слов: а почему он, собственно, не играет? И не важно мне было, что это первая лига, что играет совсем не «Зенит». В полушаге от игры стоял Николай Ларионов — и не играл. Нонсенс ведь какой-то, правда?

И я очень обрадовался, когда Ларионов моему вопросу не очень-то и удивился.

— Так я только что подъехал из Финляндии, а все сроки заявок уже прошли.

— А то тряхнули бы еще стариной?

— В принципе не исключено. Старой развалиной я себя совсем еще не ощущаю.

— Пример сверстников вдохновляет?

— Если человеку есть еще что сказать в футболе — зачем себя сдерживать? Гаврилов вон и в сорок лет Гаврилов.

— А Ларионов — в тридцать шесть?

— Бывший легионер не высшего финского дивизиона. На сегодня — пока так.

— И стоило ехать в этот «не высший»?

— Когда тебе под тридцать пять, на широкий выбор заграничных вариантов едва ли уже можно рассчитывать. Я знал, в какой футбол еду, на каких условиях. Все они были соблюдены.

— А что превалировало — футбол или условия?

— В моем возрасте — уже, наверное, условия. Это раньше я мог в первую очередь выбирать тот футбол, который мне нравился.

— Выбирать — и никуда не уезжать из Питера?

— Да, хотя только Лобановский звал меня в Киев не один раз. И там условия, согласитесь, были покруче зенитовских, но не все же в жизни решают только деньги.

— И все же «Динамо» Лобановского — это еще и фирма, реклама, престиж, а не только ведь касса.

— Все верно. Но в «Зените» той поры, когда мы шли к чемпионству, подобралась отличная компания, с которой мне радостно было находиться не только на поле. И свой престиж мы создавали себе сами. Это было для меня куда интереснее, чем прийти в какой-то степени уже на готовое.

— Из Киева путь в сборную был бы, пожалуй, покороче?

— Безусловно. Наверное, есть у меня в характере такая черта, как упрямство, если я решил настоять на своем, более длинном пути. Кстати, Лобановского частенько представляли человеком, который за отказ идти в свою команду ставил на несогласившемся игроке крест. Но игроку тоже, наверное, надо уметь что-то доказать тренеру.

— В этих попытках доказательств вы были не одиноки?

— Да, конечно. Футбол, очевидно, быстротечен, и слишком многое из прошлого, даже за небольшой промежуток времени, очень скоропалительно забывается. Сегодня вот слышны воздыхания: ах, с этим всеобщим развалом мы больше никогда не увидим, как «Спартак» бьется с Киевом. Но если перенестись на неполные десять лет назад — разве только это противостояние было тогда в центре футбольного внимания? А какие команды, до золотых, между прочим, медалей дотягивавшиеся, были в Минске, Днепропетровске, у нас, наконец? И Алейников, Гоцманов, Зыгмантович, Протасов, Литовченко тоже ведь оттуда в сборную приезжали. Так что я не был одиноким упрямцем.

— Простите, но у всех перечисленных вами игроков судьба сложилась, на мой взгляд, поудачнее, чем у их зенитовского партнера по сборной…

— Что делать — она у каждого своя. Я что, завидовать должен Алейникову, что ему в «Ювентусе» удалось поиграть? Да ради Бога. Мне вот гораздо обиднее, что питерский футбол валиться начал, — это да.

— Но и в период, скажем так, полураспада вы в нем все же оставались?

— Ну, тогда свалить совсем уж некрасиво было бы, совсем такие варианты не в моих правилах. Плохо только, что ты игрой — и ничем больше — помочь команде и городу можешь, а на все эти дрязги в верхах никакого влияния не имеешь. А когда паны дерутся… Как быстро все можно разрушить, и как же долго и муторно приходится потом восстанавливать.

— Но вот вы приезжаете из своей Финляндии — а в городе две команды, которые в первой лиге в лидерах идут.

— Это очень неплохой вариант — но только не для города, который в совсем недавнем прошлом переживал куда лучшие времена. Да и футбол тогда уровнем все же посолиднее был — все опять же очень быстро сумели забыть про реорганизацию, связанную с развалом Союза. А шагнуть наверх за счет игры, пожалуй, посложнее, чем с помощью реформ, будет.

— Ну реформы-то, они, как неизбежное наследство, из союзного в российский чемпионат органично переехали…

— Да уж, постоянные организационные подвижки футбольного руководства — это нечто наше национальное. Так, чтоб один чемпионат на другой похож не был.

— Так что, не тянет сыграть в следующем чемпионате России, который по традиции опять будет отличаться от нынешнего?

— Ой, дайте оглядеться. Я столько лет уже все играю, играю… И чтобы продлить или оборвать этот процесс, надо хорошенько подумать.

— А самым ярким из долгих игроцких воспоминаний можете поделиться?

— Вот это было бы очень непросто. Какой-то самый-самый памятный эпизод, вот так, с ходу — точно не назову. Были в моей жизни золотые медали, были чемпионаты мира. И все главные свои игры я, безусловно, помню. Но тогда обо всех и надо рассказывать — а это, боюсь, очень долго.

— Но вдруг все-таки какая-то игра еще не сыграна?

— Я рад — честно, — что вам так хочется, чтобы я вернулся. Это потому, что я из того еще футбола, да? Но его-то уже все равно не вернешь…

Ну, это вы зря так, господин великий упрямец. Придется попробовать вам обратное доказать. Связь времен — она, конечно, иногда натягивается, но все-таки не рвется. Вот бьются земляки ваши в метре от нас с новоиспеченным «Черноморцем», не тем, конечно, разудалым однофамильцем, но все же очень симпатичной командой, с тренером которой вы еще на поле друг против друга выходили. И пытается, видите, один парень из приезжих в центре дурить соперников. И частенько это ему вполне удается. Зовут его Лева Березнер. Однажды он играл здесь, в Питере, против вас, маэстро, — в 91-м, у Долматова же, но за сухумское «Динамо». И где-то в середине первого тайма убрал он вас, мастер, классическим ложным замахом, да еще в штрафной.

Потом, правда, беспомощно катнул мяч в руки вратарю, а вы, видно, разозлились, забили вскоре гол, потом во втором поучаствовали… Но не так давно я видел потрясающий гол в исполнении Левы Березнера (запомните фамилию, держу пари, она еще очень даже прозвучит). И в момент выражения ему всеобщих восхищений Лева сказал: «Это что, видели бы вы, как я однажды самого Ларионова обыграл…»

И не важно ему было, маэстро, что запорол он в том эпизоде вернейший голевой момент. И что команда в итоге проиграла. Он обыграл Ларионова. Самого. Мастера. Из того еще футбола.
Вы все же продолжаете утверждать, что его не вернуть? Но почему? Возвращайтесь…

Сергей МИКУЛИК, Санкт-Петербург — Москва. Газета «Спорт-Экспресс», 26.10.1993

*  *  *

ПРАВОФЛАНГОВЫЙ

Николай Ларионов

Выступление советской команды на мексиканском «мундиале» было не самым успешным — команда проиграла в 1/8 финала бельгийцам, но, наверное, самым эффектным — шесть безответных мячей в ворота венгерской сборной восхитили всех. О дружине Валерия Лобановского говорили и писали, что она играет в «футбол XXI века».

Через тернии

Николая Ларионова не назовешь баловнем судьбы. Его путь в футболе как ни банально это прозвучит, шел через тернии к звездам. Дважды Ларионов мог оказаться вне Большого футбола. Первый раз — при переходе из разряда перспективных юношей в категорию мастеров. В 17 лет паренька из Волхова, не обучавшегося в солидных спортивных школах города на Неве, пригласили в зенитовский дубль, признав тем самым, его задатки вырасти в классного игрока. Но прогрессировал Ларионов неспешно и был летом 1976 года отправлен в ленинградское «Динамо», в те годы служившее неофициальным фарм-клубом «Зенита». После двух с половиной сезонов, проведенных в первой лиге, Ларионова вернули в «Зенит». Юрий Андреевич Морозов, всегда доверявший молодым игрокам, не сразу поверил в него. Уж очень неровно играл Ларионов, неуверенно, часто терялся на поле. Как рассказывали много лет спустя его товарищи по команде, в одном из матчей тренер, выпуская Николая на замену, сказал, что это его последний шанс, и если он опять «запорет» игру, то будет отчислен из «Зенита». Ларионов, переквалифицировавшийся к тому времени из нападающего в правого крайнего полузащитника, просто летал по флангу и сделал две голевых передачи. С того дня и до конца карьеры он выступал за «основу».

«Лобановский давал задание, и я с ним справлялся»

Николай Ларионов

После завоевания бронзовых наград в 1980-м, ленинградская команда пережила спад — в 1981-м всего лишь 15-е место, но уже в 1982-м «Зенит», хоть и финишировал седьмым, во многих матчах показал, что способен решать сложные задачи. В начале 1983-го в олимпийскую (фактически вторую, так как ФИФА запретила играть на Олимпиадах участникам чемпионатов мира) сборную СССР были приглашены Юрий Желудков и Николай Ларионов. После вояжа олимпийцев в Кувейт их тренер Владимир Сальков порекомендовал Валерию Лобановскому, возглавлявшему национальную команду, обратить внимание на Ларионова. О том, что он был приглашен в первую сборную, шестой номер «Зенита», узнал после матча четвертьфинала Кубка СССР с «Динамо» (Киев) в Спортивно-концертном комплексе имени Ленина. Напомню, что в том сезоне Лобановский работал только со сборной, а киевлян тренировал его друг и соратник — Юрий Морозов. Он то и сказал Ларионову, что тот поедет в Париж на матч с полуфиналистами испанского чемпионата мира.

Николай Ларионов

1983 год. Отборочный матч чемпионата Европы СССР - Португалия. Под занавес встречи Николай Ларионов, проникнув справа на ударную позицию, увенчал свой проход неотразимым ударом в дальнюю девятку. 5:0.

С блистательной французской командой — будущим чемпионом Европы, советская сборная сыграла вничью — 1:1, причем «трехцветным» пришлось отыгрываться. Ларионов же отыграл так, что никого удивило его появление и в следующей товарищеской встрече со швейцарцами — дебютант закрепился среди лучших футболистов страны. 27 апреля в «Лужниках» наша команда принимала в отборочном матче сборную Португалии и разгромила «евробразильцев» — 5:0. Победную точку поставил зенитовский хавбек, совершивший рейд со своей половины поля и завершивший его мощным ударом. «Плохо помню тот гол… Помню, что долго бежал, добежал и ударил, а потом все запрыгали…» — так рассказывал Ларионов об этом эпизоде.

Капитан «Зенита» — человек скромный, он категорически протестует, когда его называют «звездой». «У меня на поле была своя конкретная задача. Я выполнял то, что мне говорил тренер. И у каждого была своя установка, каждый отлично знал, что он должен делать. Никакой самодеятельности у Лобановского не допускалось. Если он мне доверял, значит, я с его заданиями справлялся». Выносливость, скорость, неброская, но как любил говорить легендарный Михаил Бутусов, «рентабельная» техника, огромная работоспособность, дисциплинированность, умение вести единоборства — вот за что ценили зенитовца тренеры сборной. И не только Лобановский, ведь в 1983-м Ларионова в олимпийскую команду приглашал ее новый наставник Эдуард Малофеев. Играя за вторую сборную, Ларионов забил гол грекам. «Зенит» же в чемпионате-1983 вел борьбу за медали. Все в тот год вроде бы складывалось удачно…

Врачи не обнадеживали

29 августа 1983-го в Тбилиси «Зенит» выиграл у «Динамо» — 2:1, но заканчивал матч без Ларионова. Он получил в столкновении с Тенгизом Сулаквелидзе тяжелейшую травму и выбыл до конца сезона. Врачи говорили, что после таких повреждений люди не всегда могут ходить, не прихрамывая, не то, что играть в футбол. Но зенитовец не смирился с суровым вердиктом медиков. Он неистово тренировался, и сумел через год восстановить боевую форму.

Осенью 1984-го ленинградцы лидировали в чемпионате страны, и возвращение в строй Ларионова было исключительно своевременным. Мощный финишный спурт, и 21 ноября «Зенит» впервые в своей истории завоевывает золотые медали. Напомню, что решающий гол в ворота донецкого «Шахтера» забил Николай Ларионов, он же открыл счет в игре последнего тура с харьковским «Металлистом».

В январе 1985-го сборная СССР под руководством Эдуарда Васильевича Малофеева отправилась в Индию на международный турнир Кубок Неру. Впервые в национальной команде страны выступали сразу три зенитовца. Кроме Ларионова, честь страны защищали вратарь Михаил Бирюков и нападающий Сергей Дмитриев. Жаль, но им закрепиться в сборной не удалось. Бирюкова не устроила роль дублера Рината Дасаева, а более опытному спартаковцу тренеры доверяли безгранично. Дмитриеву же помешали реализовать свой дар травмы, преследовавшие его на протяжении всей карьеры.

Покорение Мексики

Малофеев значительно обновил сборную, и многие из тех, на кого он делал ставку, вызывали споры у специалистов и обозревателей, но только не Ларионов. Путевка на чемпионат мира — 1986 была завоевана, но в Мексику наша команда поехала с другим тренером и в другом составе. Лобановский, естественно, сделал киевское «Динамо», завоевавшее Кубок кубков, базовым клубом.

В стартовом матче с командой Венгрии у сборной СССР вышли на поле восемь киевских динамовцев, а также спартаковец Ринат Дасаев, минский динамовец Сергей Алейников и Николай Ларионов. Венгры накануне чемпионата мира обыграли в товарищеском матче бразильцев — 3:0, поэтому от встречи старых соперников (ни с одной другой командой сборная СССР так часто не играла в своей истории как с венгерской — 21 раз) ждали упорной борьбы. Результат произвел эффект разорвавшейся бомбы — 6:0 в пользу подопечных Лобановского. Мадьяры были ошеломлены, как писал в еженедельнике «Футбол-Хоккей» заслуженный мастер спорта Виктор Понедельник «скоростной и в то же время синхронной игрой» Ларионов и Алейников не просто вписались в ансамбль киевлян, они его усилили — минчанин забил гол, а зенитовец записал в свой актив голевую передачу.

Второй матч в группе советские футболисты провели с чемпионами Европы — французами. Блистательный Платини, трижды награжденный «Золотым мячом» как лучший игрок Старого Света, а вместе с ним Тигана, Жиресс, Босси, Фернандес, Баттистон, Аяш, Аморос, Стопира, еще малоизвестный тогда Папен. Как и три года назад в Париже на «Парк де Пренс» соперники разошлись миром — 1:1. Ларионов, получив мяч от Дасаева, неоднократно прорывался по правому флангу, начиная атаки, продолжаемые Яремчуком, Заваровым и Рацом.

После первых двух встреч, сборная СССР обеспечила себе выход в плей-офф, игра с канадской командой (2:0) стала пустой формальностью. Футбольный мир был покорен советской дружиной, ее записали в претенденты на медали мексиканского мундиаля.

Николай Ларионов

В 1/8 финала советская команда встретилась с бельгийской и проиграла в дополнительное время — 3:4. Ларионов, пропустивший этот матч из-за травмы, вспоминал о нем с горечью: «Это поражение для меня — одно из самых обидных за всю жизнь. В „Зените“ — самое обидное поражение от „Куусюси“ в Кубке чемпионов, а в сборной — от бельгийцев. Мы были сильнее, но в тот день все совпало — и судья ошибался, и нам в каких-то моментах не повезло…»

Из «Зенита» в «Зенит»

Сейчас Николай Ларионов — тренер «Зенита». Он вернулся в родной клуб в начале 2002 года, приняв приглашение стать помощником Вячеслава Мельникова в работе с дублерами. Затем Михаил Бирюков, заменявший Юрия Морозова во время его лечения, ввел Ларионова в штаб главной команды.

Это для него не первое возвращение в «Зенит». В 1990-м бывший капитан уехал «на заработки» в Швецию, в полулюбительскую команду «Кируна». Спокойная благополучная страна, возможность играть в свое удовольствие за хорошую (по советским меркам) зарплату. Но стоило вернувшемуся на капитанский мостик «Зенита» Морозову позвать своих бывших питомцев, Ларионов и его друг Юрий Желудков бросили все и приехали в Ленинград помочь команде. Вернуться в высшую лигу в 1991-м не удалось, но ветераны сделали все, что было в их силах.

Закончив играть, Ларионов как и другие известные игроки — Владимир Голубев, Владимир Казаченок, Валерий Золин, Михаил Лохов — работал в футбольной школе «Зенит». Говорят, что опыт занятий с детьми и юношами очень полезен — в свое время Константин Иванович Бесков трудился в ФШМ (Футбольной школе молодежи), а Анатолий Федорович Бышовец — в школе киевского «Динамо».

Будем надеяться, что полученные в «Зените» уроки Юрия Андреевича Морозова и Павла Федоровича Садырина, а также опыт выступлений за сборную под началом Валерия Васильевича Лобановского и Эдуарда Васильевича Малофеева, помогут Николаю Евгеньевичу Ларионову в работе с молодой питерской командой.

Михаил ГРИГОРЬЕВ. «Невское время», 31.12.2002

*  *  *

ДЕПУТАТ БАЛТИКИ

Николай Ларионов

Это сегодня «Зенит» едва ли не базовый клуб сборной России по футболу , а в советские времена в главной команде страны ленинградцев не жаловали. Сильные футболисты в городе на Неве, разумеется, были, но в сборную их приглашали эпизодически. Лишь Николаю Ларионову удалось закрепиться в главной команде страны, причем, когда ее тренером был Валерий Лобановский. А ведь известно, что Валерий Васильевич предпочитал иметь дело с киевскими динамовцами.

Николай Ларионов родился в Волхове, там же в Ленинградкой области он постигал футбольную науку. В 1974 году юного нападающего — да-да, тогда Николай играл в атаке, пригласили в «Зенит». Но радость от попадания в любимую команду довольно быстро сменилась суровыми буднями. В основной состав Ларионов попадал крайне редко, лишь изредка выходил на замену. В этой связи тренер «Зенита» Герман Зонин предложил Николаю перейти в некогда славное ленинградское «Динамо», в то время регулярно курсировавшее из второй лиге в первую и обратно. Там молодой футболист и получил игровую практику. Правда, с ролью нападающего пришлось расстаться. Быстрого и выносливого Ларионова перевели на правый фланг полузащиты.

В «Динамо» тогда подобралась неплохая компания. Рядом с опытными Анатолием Зинченко, Алексеем Стрепетовым и Георгием Хромченковым мужали Сергей Бондаренко, Юрий Желудков, Юрий Герасимов, Николай Ларионов, Алексей Степанов. Новый тренер «Зенита» Юрий Морозов внимательно следил за динамовцами, и вскоре по его инициативе Желудков, Герасимов, Бондаренко и Ларионов оказались в главной команде Ленинграда. Николай еще не оставил мечты вернуться в нападение, но Юрий Андреевич был весьма категоричен — или закрываешь правый фланг в «Зените», или возвращаешься обратно в «Динамо». Ларионов остался и довольно быстро стал основным игроком «сине-бело-голубых».

В 1980 году «Зенит» впервые завоевал бронзовые медали чемпионата СССР. Свой вклад и очень немалый внес и 23-летний Николай. Работу на правом фланге он выполнял исправно, хотя и в том бронзовом «Зените» ему была отведена роль второго плана, ведь прим в команде было более чем достаточно. Однако уже в следующем сезоне, когда бронзовый призер начал хромать на обе ноги, пожалуй, лишь Ларионов не сдал позиций. Его игра осталась на прежнем уровне, можно сказать, даже выделялась на фоне резко побледневшего «Зенита». Возможно, справедливо, что именно к Николаю, как к самому стабильному футболисту, и перешла капитанская повязка.

В восемьдесят втором наша сборная начала готовиться к олимпийскому турниру в Лос-Анджелесе. Владимир Сальков собирал бойцов для отборочного турнира, и в их число угодили два зенитовца — Николай Ларионов и Сергей Веденеев. Через полгода Сальков сдал полномочия Эдуарду Малофееву, перед этим замолвив словечко Валерию Лобановскому, тренеру первой сборной СССР, о Ларионове. Валерий Васильевич проверил Николая в товарищеском матче с французами, но не в полузащите, а на правом фланге обороны.

Капитан «Зенита» сдал непростой экзамен и стал одним из двух футболистов, задействованных как в первой, так и в олимпийской сборных. Первым был Федор Черенков. В матче со сборной Португалии олимпийцы забили три из пяти мячей. Сначала Федор сделал дубль, а гол Николая подвел итог под одной из самых эффектных побед советской сборной в восьмидесятые годы. В олимпийской сборной зенитовец тоже был видной фигурой.

Впрочем, уже в августе столь удачно складывавшегося восемьдесят третьего года Николай Ларионов едва не простился с футболом. Травма, полученная в матче с тбилисским «Динамо», оказалась очень серьезной. На лечение ушел почти год. За это время первая сборная успела проиграть португальцам в ответной встрече и пролететь мимо чемпионата Европы. Олимпийцы отборочный турнир преодолели, но по иным причинам на американскую Олимпиаду не попали. «Зенит» не дотянул до бронзы-83, прикоснулся к Кубку СССР, но уступил его, а теперь лидировал в чемпионате страны. Николай вернулся в строй осенью 84-го и помог ленинградцам выиграть первое, историческое «золото». Более того, чемпионство было оформлено в матче с «Металлистом», в котором капитан открыл счет.

Николай Ларионов вернулся в сборную. Играл при Малофееве и Лобановском. Валерий Васильевич приглашал ленинградца в Киев, но понял, что это бессмысленно. Тем не менее, клубный патриотизм и профессионализм Николая были по достоинству оценены тренером сборной. Быть может, в Киеве Ларионов добился бы большего, но высшей наградой для него остается первое чемпионство «Зенита».

Застал Ларионов и крушение любимого клуба, в котором он виноват меньше всего. Николай бился за «Зенит» до последнего, но не все было в его силах. Потом он уезжал в Финляндию, возвращался в «Зенит», снова играл у соседей. И после завершения карьеры Николай Евгеньевич всегда отзывался на приглашения родного клуба, работал с резервистами. К примеру, в 2009 году подопечные Николая Ларионова стали победителями первенства России среди молодежных команд. Наверняка, опыт и мастерство одного из самых уважаемых игроков в истории «Зенита» еще будут востребованы в Северной столице.

Олег ЛЫТКИН. «ФутболРевю», 12.06.2015

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           23.03.1983    ФРАНЦИЯ - СССР - 1:1 г
2           13.04.1983    ШВЕЙЦАРИЯ - СССР - 0:1 г
3 1         27.04.1983    СССР - ПОРТУГАЛИЯ - 5:0 • д
4           22.05.1983    ПОЛЬША - СССР - 1:1 г
    1 1     26.05.1983    СССР - ГРЕЦИЯ - 3:0 • д
5           01.06.1983    ФИНЛЯНДИЯ - СССР - 0:1 г
6           26.07.1983    ГДР - СССР - 1:3 г
7 2         25.01.1985    ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 2:1 • н
8           02.02.1985    МАРОККО - СССР - 0:1 н
9           04.02.1985    ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 1:2 н
10           17.04.1985    ШВЕЙЦАРИЯ - СССР - 2:2 г
11           02.05.1985    СССР - ШВЕЙЦАРИЯ - 4:0 д
12           07.08.1985    СССР - РУМЫНИЯ - 2:0 д
13           28.08.1985    СССР - ФРГ - 1:0 д
14           25.09.1985    СССР - ДАНИЯ - 1:0 д
15           19.02.1986    МЕКСИКА - СССР - 1:0 г
16           02.06.1986    ВЕНГРИЯ - СССР - 0:6 н
17           05.06.1986    ФРАНЦИЯ - СССР - 1:1 н
18           20.08.1986    ШВЕЦИЯ - СССР - 0:0 г
19           24.09.1986    ИСЛАНДИЯ - СССР - 1:1 г
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
19 2 1 1
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru