Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Евгений КУЗНЕЦОВ

Евгений Кузнецов

Кузнецов, Евгений Борисович. Полузащитник. Заслуженный мастер спорта СССР (1989).

Родился 30 августа 1961 г. в г. Ярославле.

Воспитанник ярославской СДЮСШОР «Ярославец».

Выступал за команды «Шинник» Ярославль (1979–1981), «Спартак» Москва (1982–1989), «Норрчёпинг» Норрчёпинг, Швеция (1990–1993), АИК «Шеллефтео» Шеллефтео, Швеция (1994–1995), «Локомотив» Москва (1995), «Чан Нам Драгон» Сеул, Южная Корея (1996), «Эстерс» Векшё, Швеция (1997), «Мьэльбю» Хяллевик, Швеция (1997–1998), АИФ «Карлскруна», Швеция (1999–2000).

Чемпион СССР 1987 и 1989 гг. Обладатель Кубка России 1995/96 г. Обладатель Кубка Швеции 1990/91 г.

За олимпийскую сборную СССР сыграл 14 матчей, забил 2 гола*.

Олимпийский чемпион 1988 г.

Главный тренер клуба АИФ «Карлскруна», Швеция (1999–2000). Главный тренер клуба «Эстерс» Векшё, Швеция, Швеция (2001–2003). Главный тренер клуба «Анжи» Махачкала (2003–2004).

*  *  *

ВНОВЬ Я ПОСЕТИЛ...

Реэкспорт наших футболистов избирает силу. Создается даже такое впечатление, что оттуда народу едет уже больше, чем туда. А тех, кто сейчас там (причем некоторые — навсегда), нет-нет да и потянет поклониться матушке-родине, а то и за поддержкой к ней обратиться. Недаром же поется: «Пусть та земля теплей, а родина милей…». Для Евгения Кузнецова родину сейчас олицетворяет главным образом подмосковный поселок Баковка, уютно затаившаяся среди стройного соснового частокола база столичного «Локомотива». Его дом теперь в Швеции, а в Москве, по его собственному признанию, у бывшего спартаковца не осталось ни кола, ни двора. Повернуться лицом к родному отечеству его заставили житейские, семейные проблемы. За три месяца после приезда Кузнецову не один раз пришлось окинуть взглядом российскую действительность после шести лет отсутствия, набраться впечатлений.

— Эффект достаточно противоречивый, — делится мыслями новоявленный полузащитник «Локомотива». — Бросилась в глаза резкая разница между богатством и бедностью. Угнетает обилие на улицах нищих и бомжей, которых практически нет в Швеции, да и у нас раньше не было в таком количестве.

Зато от футбола российского я просто «тащусь». Из Швеции, признаюсь, ехал играть в Россию, как на кладбище. Такое впечатление у меня складывалось из накопившейся информации, в том числе и из Москвы.

А здесь оказалось столько команд, играющих в настоящий, хороший футбол, — московский и владикавказский «Спартак», ЦСКА, столичный «Локомотив», «Ротор»… Полагал, что уехали все приличные игроки, звезд нет вообще. А увидел талантливых футболистов с большим будущим чуть ли не в каждой команде. И материальные условия в наших клубах уже весьма и весьма подходящие. Огромную радость доставляют и встречи с родственниками, со старыми друзьями.

— Так почему бы вам не вернуться насовсем?

— Боюсь, что уже не смогу отвыкнуть от спокойной, размеренной, лишенной каких бы то ни было катаклизмов шведской жизни. Дети выучили шведский язык, говорят на нем, как по-русски. А главная проблема в младшем, 5-летнем сыне, у него страшная аллергия на продукты питания. В Швеции нам удалось подобрать для него диету, здесь такое вряд ли возможно.

— Понятно, в странах с высоким уровнем жизни — это не проблема.

— А нам с женой в первые месяцы пребывания в Швеции покупка продуктов доставляла чуть ли не самые большие трудности: всего до черта, на всем — шведские этикетки, не знаешь, что из чего готовить.

— И как же вы преодолевали эти, с позволения сказать (ох, нам бы ваши проблемы), трудности?

— В Норчепинге, где мы поселились, много русских, в основном девчат из Санкт-Петербурга, вышедших замуж за шведов. Моя жена Катя быстро завела там себе подруг, с ними и путешествовала по магазинам. Да и руководство клуба прокатило нас по городу, показало, где что лучше, дешевле или качественнее приобретать.

Евгений Кузнецов— На вашем автомобиле прокатило?

— Да, у нас сначала был небольшой «Опель», потом выделили побольше, а когда родился второй ребенок, получили самую вместительную модель этой марки. Фирма «Опель» — генеральный спонсор футбольного клуба «Норчепинг». И дом нам предложили прекрасный. В пяти минутах езды от центра города.

— Что-то мы с вами все о быте. Или при знакомстве со шведским футболом, новым клубом у вас не возникало никаких проблем?

— Руководство клуба сделало все для того, чтобы я чувствовал себя, как дома, и в состав «Норчепинга» я вошел как-то само собой, в смысле контакта с игроками. Они сразу меня приняли, хотя из иностранных языков с грехом пополам объяснялся только на английском.

— То есть в игровом плане вы не ощутили дискомфорта. Неужели «Норчепинг» и московский «Спартак», из которого вы уехали в Швецию, на поле близнецы-братья?

— Я говорил о психологической атмосфере, моральном климате в команде. А по стилю игры мой прежний и новый клуб были чуть ли не полными антагонистами. Из кружевной спартаковской игры я попал в стихию силового давления, приоритет длинного паса. В Швеции половина команд культивирует такой футбол: мяч посылается со своей половины поля далеко вперед, там кто-то выигрывает борьбу в воздухе, а остальные несутся сломя голову, чтобы успеть к этому отскочившему мячу. Посмотрел я, посмотрел, как мяч взад-вперед летает над головой у меня, да и говорю тогдашнему тренеру команды Йоргену Густавссону: «Зачем вы меня взяли, мяч глазами провожать? Я же футболист, а не легкоатлет, чтобы бегать с ним наперегонки». В общем, уговорил тренера перейти на более рациональный, техничный футбол, сочетающий в себе мелкий и длинный пас, при котором по-настоящему работает полузащита.

— Вы — игрок — уговорили тренера? Не многолетняя ли работа под руководством Константина Бескова воспитала у вас вкус к подобным дискуссиям?

— Смеетесь? У нас здесь тренер всегда прав.

— А в Швеции?

— Там специфические отношения между тренером и игроками. В наших клубах с игроков всегда только требовали, мы и слова не могли сказать против, даже если считали, что в установке на матч что-то не так, что-то для нас неприемлемо.

В Швеции, по крайней мере в «Норчепинге», а мне довелось там поработать у трех разных тренеров, каждый игрок имел право высказать свое мнение по любому вопросу, часто завязывались дискуссии, и ни разу не случалось, чтобы тренер кого-то оборвал, поставил на место, да и вообще перешел на крик, повысил голос.

— И все-таки с трудом верится, что тренер не обматерил вас по-своему, по-шведски, даже не обиделся, а, наоборот, послушался.

— Футболист в Швеции в гражданском смысле такой же человек; как и тренер, унизить или оскорбить его — исключено. Представьте себе, Густавссон собрал команду, изложил игрокам мои пожелания и предложил: давайте попробуем. Он изменил характер тренировок, стал чаще прибегать к игре «в квадрат», и вскоре «Норчепинг» заиграл в совершенно другой футбол, который сразу приняли зрители. Их на трибунах заметно прибавилось.

— Вспомните свои самые яркие воспоминания за годы пребывания в «Норчепинге».

— В 1991 и 1992 годах я признавался лучшим иностранцем в шведском футболе. Для меня это самые памятные времена, поскольку в 1991 году мы выиграли Кубок Швеции. И одновременно — самые горькие. В последнем матче чемпионата с главным конкурентом — «Гетеборгом» на его поле нас устраивала ничья. Но мы проиграли — 1:2, и чемпионский титул достался «Гетеборгу».

— «Гетеборг» имеет больший авторитет, чем «Норчепинг», и, наверное, это ваше поражение было закономерным.

— Наверное, но исходя не из авторитета и даже не из силы соперника, а из условностей шведского футбола, чемпионата.

Футбол в Швеции полупрофессиональный, днем игроки заняты на работе — учителями в школах, клерками в банках, конторах, слесарями в автосервисе. И хотя основной доход им приносит футбол, работой своей они дорожат, думая о послефутбольном будущем. Клубы в основном небогатые, им хватает средств только для содержания профессионалов-иностранцев. Деньги там считают, лишнего себе не позволяют. В гости к соперникам мы добирались обычно автобусом в день игры, немного отдыхали в гостинице — и на стадион. До Гетеборга от нас километров 400 — 500 езды. Я, например, просто дурею от 5-6-часовых автобусных переездов. Пытался объяснить руководству клуба, что уж на решающий-то матч не мешало бы отправиться днем раньше. Не послушали, видимо, лишних расходов не смогли себе позволить. Мы вышли на поле утомленными, из-за этого и проиграли.

Евгений Кузнецов— А в последующих чемпионатах не пытались взять реванш у «Гетеборга»?

— Пытались, но вечно нам не хватало двух-трех очков до чемпионского звания. Считаю, что многое теряли из-за чехарды с тренерами. «Гетеборг» все это время возглавлял один и тот же человек. Игроки у нас были не хуже, например, защитник Слободан Марович из белградской «Црвены звезды», Томас Брулин, Кеннет Андерссон, входившие в сборную Швеции. Я еще удивлялся, как Брулин, этот медвежонок, увалень, вообще сможет играть в футбол на высоком уровне. Но у него уникальное голевое чутье, которое он еще более развил сейчас в «Парме». А в «Норчепинге», и я этим горжусь, процентов 80 своих голов Брулин забил с моих передач.

— Многие читатели «Футбола» обращались в редакцию с вопросом: каким образом полупрофессиональный «Гетеборг» на равных соперничал, например, в прошлогоднем турнире Лиги чемпионов с сильнейшими профессиональными клубами? Может быть, вам удастся что-то добавить к уже опубликованным материалам на эту тему?

— Считаю, что в «Гетеборге» сильно развит командный моральный дух, а к международным встречам там готовятся особенно тщательно, прекрасно зная, насколько толще станет кошелек клуба в случае успехов. В Лиге чемпионов «Гетеборг» совершенно другая команда, нежели в национальном чемпионате. Хотя и там в матчах с конкурентами в ее игре отчетливо проступают «европейские» черты, но, случается, она уступает объективно более слабому сопернику.

— Вернемся к «Норчепингу». Вы ведь тоже регулярно выходили на арену европейских кубков, но многого там не добились.

— В 1990 году мы во втором круге Кубка УЕФА попали на «Кельн», один из сильнейших клубов Германии, и по сумме двух встреч уступили ему два мяча (1:3, 0:0), в 1991-м — «Монако» (1:2, 0:1), в 1992-м — итальянскому «Торино» (1:0, 0:3), хотя по игре в гостях вполне могли рассчитывать, как минимум, на ничью. Тот матч судил советский арбитр Спирин.

— И как судил?

— Может быть, за это судейство он с тех пор больше и не выходит на поле?

— А каков в Швеции уровень судейства по сравнению с нашим?

— Наверное, как и везде, судьи там не без греха. Но говорить о каком-либо «прихвате» своей или другой команды воздержусь. Недостаток квалификации, безусловно, частенько присутствует. Да что говорить, помните, сколько раз наша сборная страдала от шведского судьи Фредрикссона. А ведь он был лучшим в стране.

— Вас в «Норчепинге» давненько уже не видно.

— Последнее время я работал играющим главным тренером клуба второй лиги АИК в городе Шеллефтео. Закончив два курса тренерской школы в Швеции, я получил право работать в командах низших лиг. Чтобы тренировать в высшей лиге, надо пройти еще один — третий курс.

— Меня всегда интересовало, как играющий главный тренер может проводить тренировку. Ведь ему самому надо находиться в рядах игроков, тренирующихся.

— Я среди них и находился. А тренировку вел по моим планам второй, кстати, очень грамотный тренер команды Ларс-Стиг Хелль.

— То есть главный тренер занимался под руководством второго?

— Приходилось, но если я замечал, что-то происходит не так, то останавливал тренировку, вносил коррективы.

— И вот из своей шведской идиллии вы решили вернуться в Москву.

— Не то что решил, больше обстоятельства заставили. Ехал обратно в «Спартак», заявился со своими проблемами к Романцеву. Но он сказал, что в «Спартаке» у меня шансов нет, вероятно, уже знал, что возвращаются Кульков и Юран. Тогда мой старый знакомый Евгений Ловчев посоветовал обратиться к Юрию Семину, недельку потренировался с «Локомотивом» и вскоре был включен в состав.

— Ваше честолюбие не было уязвлено, ведь ехали вы все-таки в «Спартак»?

— Нет. Тем более что «Локомотив» идет в таблице чемпионата впереди «Спартака», также постепенно превращаясь в престижный клуб. К тому же эта команда раньше, наверное, в силу обстоятельств, подбора игроков, предпочитавшая силовой стиль, сейчас к жесткости, работоспособности добавила техники, мысли. Нынче «Локомотив» — молодая команда с большими амбициями и отличными перспективами на будущее. Победой в первом матче розыгрыша Кубка УЕФА над знаменитой «Баварией» в Мюнхене «Локомотив» сделал заявку и на признание в Европе.

— Но в Москве та же «Бавария» эту заявку отклонила, крупной победой (5:0) дав понять железнодорожникам, какой интервал отделяет действительно великий клуб от претендента на признание, фактически дебютанта европейских кубков.

— На мой взгляд, мы проиграли сильнейшему на сегодняшний день европейскому клубу. Тем не менее, я не преувеличивал бы интервал, о котором вы говорите. Если бы мы, игроки, выполнили тренерскую установку, уверен, не только не случилось бы разгрома, а и на благоприятный для нас результат можно было бы рассчитывать. Необходимо было очень строго, так, как в Мюнхене, сыграть от обороны, ловить соперника на контратаках. Если помните, мы ведь так и начали. Но потом изменили себе, подспудно где-то, захотели доказать то, чего нет. Вместо того, чтобы пахать, работать каждый за двоих, решили поиграть, посоревноваться с «Баварией» в футболе, в мастерстве. К тому же не справились с нервами, отсюда грубейшие ошибки в обороне и столько пропущенных мячей.

Делаем выводы, но все эмоции после разгрома уже позади, ведь впереди очередные матчи чемпионата России, в котором «Локомотив» еще не утратил определенных шансов на «золото».

— Мы с вами поговорили о настоящем, даже немножко о будущем, давайте теперь напоследок вернемся в прошлое. Ведь в советском футболе вы добились в свое время гораздо большего, чем в шведском. Медали всех достоинств чемпионата СССР в составе «Спартака», олимпийское золото Сеула 1988 года, наверное, и в Швеции согревали душу.

— Из сердца всего этого, конечно, не выкинешь, но, честно говоря, сеульская победа постепенно как-то забывается. Нам ведь за нее особого внимания не перепало. Словно кубок пивоваренного завода выиграли. А ведь в той Олимпиаде участвовали Ромарио, Клинсманн, Бебето, другие нынешние звезды. Олимпийский турнир отнюдь не стал для нас легкой прогулкой. В трудные минуты достаю фотографию семилетней давности, вглядываюсь в лица нашего тренера Анатолия Бышовца, своих партнеров — Игоря Добровольского, Дмитрия Харина, Юрия Савичева, других, и возвращается ощущение, что жизнь моя в футболе прожита не зря.

Павел АЛЕШИН. Еженедельник «Футбол» №41, 1995

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
    1       07.09.1983    ВЕНГРИЯ - СССР - 0:1 г
    2 1     05.10.1983    ГРЕЦИЯ - СССР - 1:3  г
    3       12.10.1983    СССР - БОЛГАРИЯ - 0:0 д
    4       14.10.1986    НОРВЕГИЯ - СССР - 0:0
г
    5       07.05.1987    БОЛГАРИЯ - СССР - 0:1 г
    6       28.10.1987    ШВЕЙЦАРИЯ - СССР - 2:4 г
    7       06.04.1988    СССР - ТУРЦИЯ - 2:0 д
    8 2     27.04.1988    СССР - БОЛГАРИЯ - 2:0  д
    9       10.05.1988    СССР - ШВЕЙЦАРИЯ - 0:0 д
    10       20.09.1988    АРГЕНТИНА - СССР - 1:2 н
    11       22.09.1988    США - СССР - 2:4 н
    12       25.09.1988    АВСТРАЛИЯ - СССР - 0:3 н
    13       27.09.1988    ИТАЛИЯ - СССР - 2:3 н
    14       01.10.1988    БРАЗИЛИЯ - СССР - 1:2 н
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
14 2
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru