Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Василий КУЛЬКОВ

Василий Кульков

Кульков Василий Сергеевич. Защитник, полузащитник. Мастер спорта.

Родился 11 июня 1966 г. в г. Москве.

Воспитанник московской ФШ «Чертаново». Первый тренер — Анатолий А. Берёзов. (По другим данным — московской СДЮШОР «Динамо». Первый тренер — Владимир Владимирович Козлов)

Выступал за команды «Динамо» Кашира (1984–1985), «Красная Пресня» Москва (1986–1987), «Спартак» Орджоникидзе (1988), «Спартак» Москва (1989–1991, 1995, 1997), «Бенфика» Лиссабон, Португалия (1991–1994), «Порту» Порту, Португалия (1994–1995), «Миллуолл» Лондон, Англия (1996), «Зенит» Санкт-Петербург (1997–1998), «Крылья Советов» Самара (1999), «Алверка» Алверка-ду-Рибатежу, Португалия (1999–2000), «Шатура» Шатура (2001).

Чемпион СССР/России 1989, 1997 гг. Обладатель Кубка России 1999 г. Чемпион Португалии 1994, 1995 гг. Обладатель Кубка Португалии 1993 г.

За сборную СССР/СНГ/России сыграл 42 матча, забил 5 голов.

Ассистент главного тренера в клубах «Шатура» (2001), «Алмаз» Москва (2002–2003), «Маритиму» Фуншал, Португалия (2003), «Химки» Химки (2003–2004), «Томь» Томск (2005), «Локомотив» Москва (2007–2008). Ассистент главного тренера молодежного состава клуба «Спартак» Москва (2009–2012). Главный тренер молодежного состава клуба «Спартак» Москва (2013).

*  *  *

«И НЕ ТОЛКАЛ Я ВОВСЕ МАРАДОНУ»

— Скажите, Василий, футбол для вас игра или способ добывания хлеба насущного? — пошел я сразу в атаку на одного из лучших защитников минувшего сезона.

Василий Кульков— А почему вы начали именно с этого? — ввернул мне в одно касание вопрос Кульков.

— Знаете, игрокам поколения, пятидесятых-шестидесятых подобных вопросов не задавали, они просто не могли тогда возникнуть. Вас же, представителей «новой волны», частенько упрекают в излишнем практицизме, стремлении больше взять от футбола, чем дать ему,- пришлось мне перейти в оборону.- Так что же все-таки вы скажете по этому поводу?

— Если можно, я не буду пока отвечать на этот вопрос,- вдруг отрезал Василий. Ему, похоже, не понравилось такое начало. И я, грешным делом, подумал, что беседа может не получиться. Но выручил сам Кульков.

— Понимаете, я еще и сам во многом не разобрался, — возобновил он разговор.- Ведь в большом футболе всего-то ничего. Еще каких-то три года назад мне даже и не снились ни «Спартак», ни сборная, ни заграница. Тогда судьба предоставила мне шанс — я попал в, команду, где можно было и себя проверить, и многому научиться.

— Клуб трехлетней давности — это, насколько я понимаю, нынешний владикавказский «Спартак». Но ведь вы я до того успели поиграть в командах мастеров?..

— В дубле московского «Динамо» и «Спартака».

— Почему же там не задержались? Не подошли?

— Да нет. Просто очень хотел играть в «Красной Пресне».

— Это уж совсем непонятно. Оказаться в таких именитых клубах, а рваться в команду второй лиги…

— Я не потому хотел уйти, что легкой жизни искал или в себя не верил. Дело в другом. Еще когда играл за каширское «Динамо», встретился после матча с «Красной Пресней», с ее тренером Олегом Ивановичем Романцевым. «Давай вместе, поработаем», — предложил он тогда. Я согласился и пообещал: как уволюсь в запас — сразу к нему. Постоянно помнил это обещание и, в конце концов, оказался в «Пресне».

— Выходит, поверив Романцеву, вы сделали верный выбор. Ведь, не будь встречи с ним, карьера ваша могла бы сложиться по-иному.

— О карьере я никогда не думал. В футболе свои законы — играй, доказывай. Понятно, Романцев помогал. Учил, подсказывал и в «Пресне» и в Орджоникидзе. В первой лиге я окончательно утвердился в роли левого защитника, которая так хорошо в свое время удавалась Романцеву.

— Его приход в московский «Спартак» означал одновременно и ваш?

— Гарантий не было никаких. Романцев уехал в Москву, а я остался в команде. В душе надеялся, что ваше сотрудничество продолжится, но стопроцентной уверенности не было. Наконец Олег Иванович позвонил: «Приезжай. Жду».

— Вы ни о чем не спрашивали, не интересовались условиями, зарплатой?..

— Работать с Романцевым, да еще в «Спартаке»! Не поверите, но я и бесплатно согласился бы.

— Ну уж, бесплатно настоящему профессионалу, да еще в наше время, работать как-то неприлично — не поймут. Профессионал должен за свой труд получать сполна. В Италии, на чемпионате мира, в нашей сборной на этой почве даже конфликт возник…

— Сути его до конца не знаю, а потому комментировать происшедшее не берусь. Я сборную Лобановского практически не знаю. Десяти минут, сыгранных за нее в матче с командой ГДР, недостаточно, чтобы понять и почувствовать команду.

— И все же, какой осталась в памяти сборная Лобановского?

— Я по сей день уважаю ее. Ребята все были проверенные временем, бойцы. Дасаев, Бессонов, Демьяненко, Хидиятуллин, Рац, Заваров — игроки! Личности! Грустно и обидно, что их вычеркнули разом из памяти, даже не вспомнив прежних заслуг… Да, сборная в Италии оказалась не той, какой все хотели ее видеть, да, не сработал план подготовки, но… Голландцы ведь с ван Бастеном и Гуллитом тоже не оправдали надежд, но, уверен, на родине их так не песочили, как наших. А надо бы знать, что для Лобановского неукоснительное выполнение игровых заданий было святыней. Все шло от строжайшей дисциплины, основанной на отличной физической готовности.

— Бышовец придерживается иных тренерских, взглядов?

— Он поощряет инициативу, игровую импровизацию. У нас сейчас в сборной в основном ребята молодые. Их хлебом не корми — дай на поле пофантазировать.

— После отборочного матча европейского первенства в Италии все единодушно отметили, что свой первый и серьезный экзамен новая сборная СССР выдержала достойно.

— Да, то была игра, за которую можно себя уважать. Жаль только, что не выиграли.

— Грозных итальянских форвардов Скиллачи и Баджо все побаивались. Опека последнего была для вас сложной?

— Непростой. Во многом облегчили задачу партнеры итальянца. Они почему-то его не слишком жаловали, хотя я чувствовал, что он находится в хорошей форме. Баджо то и дело стремился открыться, выйти на удобную для продолжения атаки позицию, но пас получал через раз, а то и реже. Это давало возможность не упускать его из виду.

— С Марадоной было потруднее?

— Во много раз. В Неаполе он был подвижен и порой неуловим. Интересно, что при встрече на поле он показался мне не очень поворотливым, погрузневшим, что ли. Но только в первое мгновение, Потом я только успевая переводить дух. Диего в игре непредсказуем. У него будто глаза на затылке. Помните его пас пяткой в Неаполе, после чего все наши защитники оказались отрезанными? В сборной на мировом первенстве Марадона действовал в глубине, больше помогая партнерам. В «Наполи» он совсем иной. Здесь все уже работают на него. С одной стороны, это упрощало задачу: я знал, что в девяноста девяти случаях развития атаки мяч непременно попадет к Диего. С другой — если уж он оказался у Диего, жди любых неприятностей.

— Приходилось использовать при опеке все средства?

— Это вы о моем предупреждении? Досадная история, Марадона с мячом сам на меня навалился. А когда упал стал изображать жертву Судья тут как тут и, конечно «зажег» желтую карточку.

— Два матча с «Наполи» смягчили сердца спартаковских болельщиков, явно ожесточившихся после неудачи «Спартака» в первенстве.

— Положение должника сыграло свою роль. Мы сделали все, чтобы хоть как-то вернуть долги. Поверьте, это был невероятно тяжело. Ведь нынешний «Спартак» — команд молодая, не та, что год назад. Карпин, Олег Иванов, Бушманов, Попов практически только начинают. Да я и сам коллективе всего второй год. Ушли Черенков с Родионовым. Срыв было легче предвидеть, чем избежать. Но мы честно бились до конца, и я мог только сожалеть, что «Спартак» огорчил поклонников.

— Из нашего разговора ясно, какую роль сыграл Романцев в вашей судьбе. А давайте на мгновение представим совершенно абстрактную ситуацию, которая, увы, время с времени случается в футбольной жизни: к вам приходят товарищи и предлагают идти к руководству с требованием отставки старшего тренера! Какова ваша реакция?

— Даже не представляю такое. Но коль спросили, отвечу — откажусь!

— Что сегодня для вас «Спартак»?

— Команда, без которой себя не представляю. Меня да же из дома в нее тянет.

— Стало быть, можно считать, что вы встречаете Новый год вполне счастливым человеком?

— Пожалуй. Я счастлив тем, что занимаюсь делом, которое люблю и, которое моментами приносит радость другим. Задача моя и моих партнеров по «Спартаку» и сборной, чтобы таких моментов у болельщиков было как можно больше. Мы очень хотим этого, но хотим, чтобы и наше мастерство ценили.

А. ЛЬВОВ. Газета «Советский спорт», 22.12.1990


*  *  *

«А НА КРАСНОЙ ПРЕСНЕ БЫЛО ЛУЧШЕ»

Василий КульковДолгий это был разговор. И неоконченным остался. А начался…

Начался, пожалуй, с Владимира Козлова — самого, на мой взгляд, техничного игрока в нашем футболе конца шестидесятых — начала семидесятых. Закончив играть, он стал тренером в динамовской спортшколе, и я втайне надеялся, что игрок от Бога разглядит в ком-то талант, равный своему. И однажды, постфактум уже, услышал от него, что игрок, один игрок, через его руки проходил.

— Только он сейчас в Кашире играет, в «Динамо-2». Не разглядели его тренеры главной команды, хотя я специально кого только не приглашал на парня посмотреть. Мяч, говорят, он у тебя передерживает. Я отвечаю, что он его держит потому, что знает, что с ним будет делать дальше — пустых передач поперек-назад никогда не отдает. Нет, заключают, некондиционный он у тебя какой-то. Нам таких не надо. Но я верю, что он во второй лиге обобьется и непременно себя еще покажет. С характером еще ко всему парень. Запомни — Кульков фамилия. Вася.

И я запомнил.

— А вы запомнили уроки Козлова?

— На всю жизнь. Ведь Владимир Владимирович дал мне очень и очень многое из того, что я сейчас умею и имею. У нас с ним был один футбол, а это очень важно в плане взаимопонимания игрока и тренера. Ведь в нашей стране даже с тренера шестилетних мальчишек требуют, по-моему, прежде всего очков и медалей. А Козлов всегда на внешние эти показатели глаза закрывал. Ему главное было, чтобы мы от игры радость получали. Как с таким тренером — да не играть.

— Но это — если умеешь?

— Я никогда не задумывался над тем, есть у меня какой-то особый талант футболиста или же его нет. Просто играл себе в радость — и все.

— Но была цель — вот вырасту и стану великим?

— Нет, не было. Ведь цель — это, в моем представлении, нечто, требующее какого-то самоотречения. А я всего-навсего делал то, что мне нравилось. И не очень-то сильно задумывался о будущем. Да и потом — что толку мечтать увидеть себя в составе того же московского «Динамо», если его тренеры не видели меня в упор? Так уже очень рано можно чуть не во всей жизни разочароваться.

— Но потом-то Эдуард Малофеев вас разглядел?

— Да, когда я уже играл-служил в Кашире. Даже бутсы мне подарил. И я бы откликнулся на его предложение, если бы чуть раньше не дал слова Олегу Ивановичу Романцеву играть в его «Красной Пресне.

— Но там все-таки вторая лига — а тут замаячила высшая. Если бы вы объяснились с Романцевым, неужели он бы вас не понял?

— Все верно, но мне по душе был тот футбол, в который играла «Пресня». Она, как и наша команда Козлова, делала на поле то, что ей нравилось. Для нее мне не надо было себя переделывать. В московском же «Динамо» все выглядело бы иначе. Так что я выбрал «Пресню».

— И сегодня, с высоты лет и нынешнего своего положения — не жалеете?

— О чем?! Ведь именно в «Пресне» прошли лучшие мои футбольные годы. Там были совершенно потрясающие отношения между ребятами, которые собрались вместе, чтобы в меру своих способностей поиграть в футбол. Я не скажу, что Романцев не ставил перед нами никаких турнирных задач, но на первом месте у нас была все-таки игра, а не результат. Эх, золотое было время.

— Еще, наверное, и потому, что вам нечего было между собой делить?

Василий Кульков— Именно. Это был период чистого футбола. Что-либо заработать на игре мы не пытались, да нам и платили, можно сказать, символически. Искусство ради искусства — кто же не мечтает пережить такие моменты в своей жизни!

— Но многие из ваших сверстников искусничали в двадцать лет на более престижном уровне.

— Ну и пусть. Зависти к ним я не испытывал — ну то есть никакой. Москва, футбол, команда мастеров — мне этого вполне хватало.

Я частенько ходил в тот период на «Красную Пресню». На маленьком стадиончике даже природно тихий голос Романцева, стелясь над трибунами, приобретал грозный оттенок. И самая сильная претензия к игроку выражалась у тренера словами: «Да поиграй же ты в футбол!» К Кулькову, впрочем, Романцев с ней на моей памяти пи разу не обращался.

— Когда Романцеву предложили поехать, а Орджоникидзе и он позвал вас с собой, согласие последовало сразу?

— Конечно. Во-первых — тренер, с которым было полное взаимопонимание, во-вторых — лигой выше. Интересно было — там тоже можно получать от футбола удовольствие?

— Получили?

— Вполне. Конечно, посложней, чем в «Пресне» приходилось, но мы своим принципам, считаю, не изменяли. Оба сезона. К тому же в Орджоникидзе я понял, чем отличается увлечение от работы — как за такую школу жизни не сказать спасибо?

— Да, но результата-то особого не было. А на этом уровне такое, по-моему, не очень приветствуется.

— Я считаю, что прогресс кое-какой в игре у нас был. Да и из аутсайдеров к середнякам подтянулись, зрителей побольше на трибуны привлекли. А на третий год, возможно, и стрельнули бы.

— Но уехали с Романцевым в Москву. Вы считали себя созревшим для «Спартака»?

— Ничего я не считал. Ехал за своим тренером в команду, которая по стилю тоже могла стать моей. Но могла и не стать. Приехал — и мы подошли друг другу. Вот, собственно, и все.

А что, действительно, еще объяснять — все остальное надо было видеть. В «Спартаке» Кульков отыграл свой привычный цикл. Так уж жизнь рассудила, что во всех своих взрослых командах он проводил по два — два с половиной сезона. «Динамо-2», «Красная Пресня», оба «Спартака»… Нам, в большинстве своем разглядевшим в нем мастера в последнем его клубе, хотелось бы, понятно, чтоб сезоны свои он здесь продлил. Но жизнь, опять же, распорядилась по-другому.

— Получив предложение от «Бенфики», я первым делом пошел посоветоваться к Романцеву. Если бы он однозначно сказал — останься, я бы так и сделал. Но Олег Иванович как раз сказал, что такие предложения игрокам моего амплуа выпадают крайне редко — серьезные клубы ищут вес больше форвардов или атакующих полузащитников. Если бы это был какой-нибудь третьеразрядный клуб, я бы и сам не поехал. Но это была «Бенфика».

— Вы и туда ехали получать удовольствие от игры?

— В теории — да, это желание из меня уже ничем, наверное, не выбить, но вообще-то я ехал в совершенно неведомый мир. Но футбольный. И надеялся, что адаптируюсь.

— И как быстро получилось?

— Да в команду вроде легко влился. С тренером, спокойным и рассудительным шведом Эрикссоном, сразу установились ровные рабочие отношения. С партнерами тоже. Португальцы обожают повозиться с мячом, а я как раз нежадный — пас, только не пустой, всегда отдам. Но могу и сам мяч при случае протащить. Так что особых проблем не было.

— «Бенфику» и «Спартак» можно как-то сравнить?

— По лидерству среди поклонников в своих странах они совпадают. Стили игровые — совершенно разные. А если по именам, то тот «Спартак», в который я приходил — Черенков, Родионов, Евгений Кузнецов, Пасулько, Шмаров, Поздняков, — однозначно выше.

— А тот, из которого уходили?

— Да тоже, пожалуй, не уступит. Но тех «Спартаков» ведь больше нет…

— Ваша жизнь в «Бенфике» разделилась на два периода?

— Да, до травмы и после. Раньше от серьезных повреждений Бог как будто миловал, а тут в матче на Кубок чемпионов со «Спартой» неудачно вывернул ногу. Такой сезон насмарку пошел…

В Новогорске, за две недели до отъезда сборной в Швецию, Кульков, стискивая зубы, наматывал круги вокруг поля и понемногу начинал уже подключаться к общеигровым занятиям. И видно было, что если и не хватит ему времени на восстановление, то каких-то дней. Мы разговаривали с ним после его мучений, и он уверял — то ли меня, то ли себя, — что уж к третьей-то игре будет полностью готов. А если понадобится, то и раньше на замену выйдет. Выйдет — и разобьется на поле. У него был шикарный контракт и страстное нежелание руководства «Бенфики», чтобы он рисковал в Швеции. Но все трудности между клубом и штабом сборной Василий брался уладить сам. Он верил в себя и жаждал только, чтобы поверили в него. И за несколько часов до отправления окончательной заявки с составом узнал, что не едет. Тогда же я пытался отвлечь его от черных мыслей разговорами о «Бенфике».

— Нет, если уж год черный, то, видно, во всем. Травма — раз, «Бенфика» ни одного места первого в сезоне не взяла — ни в первенстве, ни в Кубке чемпионов, и Кубок Португалии еще проиграла, это для клуба позором считается — два, и «Европа» теперь мимо меня проезжает — три. Много, наверное, сразу-то, а?

— Поедешь в Лиссабон, долечишься…

— Это-то конечно, но мы с ребятами столько сделали ради этой Швеции, и вот… Ладно, жизнь на этом не кончается. Поеду с новым тренером знакомиться — Ивичем.

— Старого жалко?

— Работалось с Эрикссоном неплохо, но особо переживать за него не стоит — человек все же не на улицу, а в «Сампдорию» ушел. Тут, может, себя жалеть придется — как ни крути, а виноваты во всех поражениях в первую голову всегда иностранцы. Значит, опять надо доказывать, что ты сильней кого-то. Но для этого настроение еще соответствующее должно быть, а на душе сейчас кошки скребут. Да и нога, зараза, болит. Но через три недели прошла бы. Совсем прошла.

Новых тренеров у Кулькова оказалось два — в клубе и сборной. Сборной России. Единственный из легионеров, он сыграл за нее в первом матче команды Садырина.

— Удовольствие получили?

— Пока, честно говоря, немного. Но у этой сборной все еще впереди.

— А у той, что выступала в Швеции?

— Насколько я знаю, Павел Федорович планирует привлечь многих футболистов из того состава. Так что мы еще повоюем.

— Как ведет себя тренер Ивич?

— Особо не свирепствует. Работать с ним можно. Да и я для работы как будто уже выздоровел.

— Ногу вылечили врачи, а душу — стало быть, время?

— Но не до конца. Швеция — это по-прежнему моя боль.

И долго мы бы еще говорили, наверное, под трибунами приютившего матч «Локомотива». Но тут из ложи для почетных гостей спустился в коридор Анатолий Бышовец. И, поздоровавшись с Кульковым, положил ему на плечо руку.

— Я был игроком, когда однажды один тренер мне сказал: «Станешь тренером — и ты меня поймешь».

Если молчание принимать, как повелось, за знак согласия, то игрок Кульков тренера Бышовца понял.

Сергей МИКУЛИК. Газета «Спорт-Экспресс», 19.08.1992

*  *  *

145 МИНУТ ПРОТИВ МАРАДОНЫ

Единицам из российских футболистов удавалось сыграть против звезды, которая номинировалась на звание Короля. А он в 90-м в двух матчах «Спартака» с «Наполи» опекал Диего Марадону. И за 145 минут так и не позволил великому аргентинцу забить.

«ЖИГУЛЕНОК» ОТ ОНОПКО

К театру на Таганке, возле которого мы договорились встретиться, Кульков подкатил на довольно потрепанной «семерке».

— От Онопко по наследству досталась, — пояснил он. — Когда Витя за границу играть уезжал, оставил ее Пятницкому. А тот, приняв нынешним летом команду в Оренбурге, «жигуленок» мне передал. Очень удобно: никакой сигнализации не надо — кто на такую польстится…

В салоне на пассажирском месте — свежий номер «СЭ». На первой полосе — шапка «Золотая осень Лоськова: от «Интера» до «Химок».

— Прославились, — невесело усмехается Кульков.

Едем в тихое кафе. Долго не можем припарковаться. Наконец садимся за столик.

— С «Локомотивом» надеялись сыграть успешнее?

— Такие матчи в конце сезона — отличный стимул для игроков. Пример «Ельца» показал, что при должном настрое можно попытаться совершить подвиг.

— «Химкам» настроиться не удалось?

— Так говорить нельзя. Возможно, отдельные футболисты перегорели, однако самоотдача была на уровне. Просто сказалось более высокое командное мастерство «Локомотива». Все же экс-чемпион страны, который на равных играет сейчас с европейскими грандами.

— Вы-то о грандах знаете не понаслышке. В свое время опекали Марадону! Что почувствовали, когда перед 1/8 финала Кубка европейских чемпионов-90/91 его поручили именно вам?

— Перед матчем в Неаполе Олег Иванович сказал: «Ты играешь против Марадоны». Признаться, особого волнения не ощутил. Футбол — игра командная, здесь далеко не все решается в отдельно взятом противоборстве.

— Неужели для вас это был обычный матч?

— Нет, конечно. Во-первых, «Спартак» тогда набрал ход, во-вторых, пришлось очень много внимания сконцентрировать на Марадоне. Потому что без аргентинца «Наполи» был бы середняком итальянской лиги, а с ним выиграл чемпионат.

— За Марадону отвечали в одиночку?

— В футболе все должны помогать друг другу. Пример с Марадоной показателен. Он мог оказаться в любой точке поля, а я — вслед за ним. Значит, мне оказывал помощь партнер, закрывавший данную зону.

— К персональной опеке «Спартак» прибегал в исключительных случаях?

— Преследовать опекаемого по всему полю приходилось не часто. Два защитника, как правило, разбирали форвардов соперника, либеро их страховал. Естественно, в процессе игры мы могли меняться подопечными. В принципе всегда 11 человек играют против 11, и у каждого есть оппонент, которого надо превзойти. Да, с Марадоной случай особый. Но задача сдержать его не освобождала меня от обязанности поддерживать атаку.

— В вашей карьере были противостояния, сравнимые с этим?

— Отвечал за Роберто Баджо в матче против Италии. Мне вообще не раз доверяли опеку футболиста, который определял игру команды-соперника.

— Баджо можно поставить в один ряд с Марадоной?

— Марадона есть Марадона. Хотя, справедливости ради, в 90-м году он был уже не тот, что на ЧМ-86.

— Но даже от игры «не того» Марадоны создавалось впечатление, что он падает только тогда, когда захочет (обычно в точке, откуда удобно пробить штрафной). А не захочет — не упадет, ноги — словно тумбы.

— Если бы аргентинец все время падал, он не был бы Марадоной. Его козырь — умение обыграть двоих, троих и удержаться на ногах, как бы по ним ни били. Таким же был Пеле.

— Как думаете, реально было остановить Марадону, когда он находился в оптимальной форме?

— Не знаю. Против такого Марадоны сыграть не довелось.

— Где труднее пришлось — в Неаполе или Москве?

— На выезде. В Лужники поддержать нас пришло почти 100 тысяч болельщиков, и мы в полной мере ощущали себя хозяевами поля.

— С трибуны показалось, что с 66-й минуты, после выхода Марадоны на замену, «Спартаку» стало намного тяжелее. А каковы впечатления участника матча?

— Скорее сказалась магия его имени. Без аргентинца все было просто: одна команда играла против другой. С ним — «Спартаку» противостоял соперник, имевший в составе Марадону. Пришлось срочно перестроиться. Потому что от этого человека, в каком бы состоянии он ни был, можно ожидать чего угодно. Скажем, в Неаполе, стоя в центре поля спиной к нашим воротам, Марадона через себя отдал пас, после которого случился выход один на один. Нас выручила штанга.

— Обратили внимание: как только Марадона вышел на поле в московском матче, пошел снег? Словно природа почувствовала — на такое событие надо как-то отреагировать.

— Снег помню. Но когда именно он пошел, не заметил.

— В серии послематчевых пенальти вы подошли к мячу четвертым в «Спартаке», сразу после промаха Барони. В какой угол ударили?

— Все пятеро спартаковцев в один угол забили — правый от вратаря. Помнится, я, как и Мостовой, бивший следом, послал мяч низом.

КУДА ПОДЕВАЛИСЬ ЗАЩИТНИКИ?

— Почему в России сейчас такой дефицит игроков обороны?

— С появлением линейной схемы изменились функциональные обязанности защитников. Больше стали держать зону, нежели игрока. В этих условиях утратился навык игры один в один. Конечно, высококлассный защитник совмещает оба умения: в своей зоне все равно будет действовать по игроку. Плюс успевает заметить, где расположились партнеры. Но рядовой оборонец при игре в линию зачастую теряет подопечного.

— С либеро играть проще?

— Не сказал бы. Другая стратегия. Играя с нападающим персонально, я должен одновременно смотреть за товарищем по защите, чтобы в случае необходимости прийти на помощь. То есть опять же головой вертеть приходится.

— Как воспитать классного защитника? Существуют ли какие-то специальные упражнения, методика?

— Готового рецепта, думаю, нет. У каждого тренера свой подход. Важно ведь не только научить отбору, чтению игры, правильному расположению по отношению к оппоненту, но и сформировать здоровую психику. Чтобы в игре не было излишнего возбуждения, которое ведет к неоправданным нарушениям.

— Как относитесь к тому, что легионер в России подчас дешевле равного по классу игрока внутреннего рынка?

— Футбол нынче не просто игра, а вид бизнеса. Когда замешаны большие деньги, происходят вещи, о которых вы говорите.

— Но таким образом мы загоняем себя в ситуацию, при которой приезжие футболисты занимают места наших молодых игроков, сдерживая их прогресс.

— Трансферную политику руководство каждого клуба проводит самостоятельно. Если приглашается тренер-иностранец, естественно, он станет опираться на тех игроков, которых лучше знает. То есть на соотечественников. При этом для меня, скажем, непонятно, почему невостребован Бышовец. Человек, под руководством которого было завоевано олимпийское золото. С которым мы оставили за бортом финального турнира ЧЕ-92 Италию. Он поехал в португальскую команду, стоявшую на вылет. В результате в последнем туре решалось, будет ли она играть в Кубке УЕФА. Бышовец в очередной раз доказал, что может и хочет работать, но в России шанса проявить себя ему не дают.

ОТ «КРАСНОЙ ПРЕСНИ» ДО ЗОЛОТОГО «СПАРТАКА»

— Вы поиграли на всех позициях в защите и полузащите. Откуда такой универсализм?

— Особой проблемы смена амплуа для меня не представляла. Играл там, где был нужнее. Первый тренер Анатолий Александрович Базанов вообще сначала в ворота поставил!

— Все же — было ли любимое место на поле?

— Нет. Разве что с возрастом нравилось играть последнего защитника. Больше думать — меньше бегать.

— Когда почувствовали, что в футболе у вас должно получиться?

— Долгое время просто было интересно. О будущем не задумывался. Попал в динамовскую школу к Владимиру Владимировичу Козлову, прикоснулся к взрослому футболу. А потом повезло. В 18 лет оказался в каширском «Динамо» и там играл постоянно. Потому что существовало правило, обязывающее команды второй лиги выпускать на поле двух футболистов моего возраста. В одной зоне с нами выступала «Красная Пресня». Романцев с Жиляевым приметили меня и пригласили.

— В «Красной Пресне» стали лидером?

— Нет. Тон в игре задавали опытные ребята — Андрей Комаров, Толя Загребаев, вратарь Перескоков. И, конечно, здорово играл Мостовой.

— Как думаете, почему Мостовой до сих пор выступает на самом высоком уровне? Он что, выдающийся режимщик?

— Саша никогда не позволял себе лишнего, а главное — у него есть дар футболиста. То есть он может сыграть не только на «физике», но и на классе. Если у тебя светлая голова, не обязательно все время носиться по полю. И еще, видимо, у него сохранилось желание играть. Когда оно пропадает, тяжело заставить себя каждый день тренироваться, ездить на сборы.

— Что отличало молодого тренера Олега Романцева?

— Высокая требовательность на тренировках. И он готов был в любое время работать с тобой индивидуально. Много и охотно общался с игроками.

— Перед тем как возглавить московский «Спартак», Романцев провел сезон с командой из Орджоникидзе, и вы вместе с ним. Вам та командировка многое дала?

— Считаю, это была необходимая переходная ступень. Другой уровень футбола, организации, более мастеровитые соперники.

— Как приняли в «Спартаке» перед сезоном-89?

— Нормально. Та команда была очень дружна.

— Вы, новичок, с ходу заиграли в основном составе. Кого из него вытеснили, помните?

— Я на этом внимание не акцентировал, тем более что выходил на разных позициях — слева в обороне, справа, опорным хавом. Тренировки, игры — оглянуться не успел, чемпионат закончился. Пронесся, как вспышка.

— Золотой матч с киевским «Динамо» помнят все. А какую еще игру из того чемпионата выделили бы?

— С тем же «Динамо», но в Киеве. Главного конкурента на его поле разгромили со счетом 4:1! Отмечу и победу над «Днепром», пытавшимся сесть нам на колесо.

— С чем связан откат на пятое место в сезоне-90?

— В «Спартаке» было много молодых игроков, которые, видимо, переоценили свои силы.

— Осенью красно-белые сумели подсластить пилюлю болельщикам, выбив из Кубка чемпионов «Наполи» с Марадоной. Но итальянцев «Спартак» прошел, что называется, на жилах. Зато «Реал» в марте 91-го был обыгран в Мадриде по всем статьям. Испанский гранд недооценил вас? Или, может быть, находился не в форме?

— Думаю, дело в другом. В тот вечер у нас получалось буквально все. Мы ведь первыми пропустили на десятой минуте, но переломили ход игры за счет сумасшедшего настроя и самоотдачи.

— Почему в 1991 году «Спартак» уступил первенство ЦСКА, хотя дважды обыграл его в очных встречах?

— Армейцы выступали в чемпионате более стабильно. Мы отдельные матчи вытаскивали только за счет индивидуального мастерства то одного, то другого футболиста. Того же Саши Мостового, например. А ЦСКА успех приносили командные взаимодействия. В этом они нас превзошли.

В ПОРТУГАЛИЮ, К ЭРИКССОНУ

— Как на вас вышла «Бенфика»?

— Мне об этом предложении сообщил Романцев. Посидели, подумали и решили: надо ехать.

— Сложно протекал процесс адаптации?

— Совсем нет. Португальцы — люди общительные, раскрепощенные. Уже через полгода без всяких учителей на бытовом уровне свободно объяснялся. Язык там, кстати, произношением похож на русский.

— С кем из тренеров за время португальского этапа карьеры работалось приятнее всего?

— С Эрикссоном, который пригласил нас с Юраном в «Бенфику». У пришедшего затем Ивича были свои взгляды на игру, его легионеры из России не слишком устраивали. Зато, перейдя в «Порту», вновь испытал полное тренерское доверие Бобби Робсона.

— В Лиссабоне вас с Юраном не посчитали предателями?

— Некоторые болельщики посвистывали, но таких было немного. Люди понимали, что это нормальная ситуация — ведь «Бенфика» отказалась продлевать с нами контракты.

— Стилем португальские гранды напоминают какие-нибудь российские клубы?

— Ничего общего. У нас ценится командный футбол, а там во главе угла техника и индивидуальное мастерство.

— В еврокубках за португальские команды у вас случались столь же яркие матчи, как за «Спартак»?

— Да. «Бенфика» обыграла «Арсенал» в Лондоне — 3:1. Один из голов на моем счету — Серега Юран оставил пяткой мяч, я пробил и попал.

— В Португалии чаще играли в обороне или полузащите?

— У Эрикссона начинал на месте правого защитника, затем он перевел меня на позицию «под нападающими». А в «Порту» в основном был опорным хавом.

КАКАЯ МОЖЕТ БЫТЬ ОБИДА?

— Хотелось бы узнать ваше отношение к такому понятию, как профессионал. Сегодня в России игроки переходят из клуба в клуб обоймами, если им предлагают чуть большую зарплату. Может быть, так и надо — руководство «поддушивать»?

— Не думаю, что профессионализм оценивается одними деньгами. Главное — отношение к делу. Как готовишь себя к матчам, заботишься о своем здоровье, играешь, в конце концов. Конечно, хорошо, когда футболист предан клубу. Но если обстоятельства вынуждают сменить команду, на новом месте ты должен готовиться и играть с прежней самоотдачей. Потому что профессионал предан еще и футболу. А в том, что люди хотят заработать, криминала нет. Дело житейское. Вот только доказывать свою полезность и ценность лучше на поле.

— В «Бенфике» получали на порядок больше, чем в «Спартаке»?

— Да. Хотя уходить не хотел. На мое решение, скорее всего, повлияла ситуация в стране.

— Налоговая система в европейских клубах сильно отличается от российской?

— В Португалии все хлопоты брал на себя клуб. На счет переводили зарплату, а в конце года выдавали бумагу, подтверждавшую, что налоги заплачены. О том, что происходит в России, судить не возьмусь — я не специалист в этой области.

Василий Кульков— Если можно, еще один вопрос о деньгах. Где зарплата была выше: в «Спартаке»-95 или «Миллуолле»?

— Поверьте, разница несущественная. Тот переход совершился против моего желания. К сожалению, в дело вмешались побочные обстоятельства.

— Вторую половину сезона-95 многие болельщики «Спартака» до сих пор вспоминают с ностальгией. Как происходило ваше возвращение под красно-белые знамена?

— Контракт с «Порту» закончился, приехал в Москву потренироваться. Вскоре поступило предложение, которое я с радостью принял.

— Вместе с Юраном?

— Сергей присоединился к «Спартаку» позже.

— Сразу вписались в состав?

— Поначалу кондиции были не те, к тому же имелись проблемы с коленями. Пришлось поработать, чтобы не возник вопрос: смогу ли я вновь заиграть в «Спартаке»?

— В чемпионате России в тот год красно-белые выступали для себя не слишком удачно, зато осенью наделали шуму в Лиге чемпионов, одержав 6 побед в групповом турнире. Ожидали подобного?

— Ничего наперед не загадывал. Но выиграли первый матч у «Блэкберна» — 1:0, и пошло… Особо удивляться, впрочем, не стоит. Состав подобрался на загляденье — Пятницкий, Онопко, Никифоров, Цымбаларь, Аленичев, Черчесов, Хлестов, тот же Юран… И командный дух был на уровне.

— Какой из матчей в той Лиге самый памятный?

— С «Русенборгом» в Норвегии. Я привез то ли первый, то ли второй гол в наши ворота — в середине обрезал. К перерыву — 0:2. Но ребята собрались и вырвали победу — 4:2.

— Какой «Спартак», по-вашему, сильнее: рубежа 80 — 90-х или громивший соперников в Лиге чемпионов осенью 95-го?

— Каждый силен по-своему. В «Спартаке»-89 играло много опытных футболистов, был Черенков, с которым любая команда смотрелась оригинально. Тот «Спартак» демонстрировал интересный, техничный, игроцкий футбол. А в 95-м больше было молодости, наглости, нахальства, жажды побед. И еще ребята-украинцы добавили мощи.

— Если бы в межсезонье «Спартак» фактически не распался, прошли бы весной 96-го «Нант»?

— И без нас команда чуть не добилась успеха. В Москве при счете 2:0 судья не назначил очевидный пенальти в ворота французов. А с нами… Тот состав был способен на многое.

— Почему не получилось закрепиться в «Спартаке» в 97-м?

— Молодые подпирали. К тому же из-за травмы много времени пропустил.

— Последний матч за «Спартак» вы провели с «Ротором». Обиды на Романцева, который заменил вас в первом тайме и больше не дал шанса, не осталось?

— Решение принимал Ярцев — Романцев лежал в больнице. Но дело не в этом. Если при счете 1:2 меняют игрока и вырывают победу — 3:2, какая может быть обида?

БЫШОВЕЦ РИСКНУЛ И УГАДАЛ

— Вы провели за сборную 42 матча, но в финальных турнирах чемпионатов мира и Европы не выступали. В чем причина?

— Валерий Лобановский вызывал меня на все отборочные матчи к ЧМ-90. Однако ни в одном я так и не сыграл. Поэтому на поездку в Италию особо не рассчитывал. ЧЕ-92 и ЧЕ-96 пропустил из-за травм. А перед ЧМ-94 произошла известная история с «письмом 14-ти».

— Каково ваше теперешнее отношение к тому демаршу?

— Там не все так просто. Многое до сих пор непонятно. Но разоблачать кого-то сейчас — кому это надо? Я сделал выбор и в принципе ни о чем не жалею.

— Многие из тех, кто все затеял, нынче каются. Однако нельзя, наверное, из 2003 года судить события 9-летней давности, когда ситуация не только в футболе, но и в стране была совершенно иной?

— Уверен, все, кто подписал письмо, могли поехать на чемпионат мира, если бы отношение к игрокам не ограничивалось одними обещаниями.

— Под руководством какого тренера сборная при вас демонстрировала наиболее интересный футбол?

— Выделил бы команду начала 90-х, которую возглавлял Бышовец. Он рискнул ввести в состав целую группу молодых игроков — Чернышова, Мостового, Цвейбу, Онопко, Канчельскиса, Колыванова… А из предыдущего созыва оставил лишь Михайличенко, Алейникова, Кузнецова, Протасова. И угадал. Получился гармоничный сплав молодости и опыта. В игре команды появилась какая-то свежесть.

ТРЕНЕРСКИЙ ИНКУБАТОР В ХИМКАХ

— Когда стали задумываться о профессии тренера?

— То, что хочу остаться в футболе, понял достаточно рано. Еще играя, поступил в ВШТ. Там получил возможность взглянуть на тренировочный процесс другими глазами. Раньше, бывало, удивлялся, зачем нужно то или иное упражнение. А во время учебы ко многим вещам пересмотрел отношение.

— «Шатура», «Алмаз» — нормально начинать тренерскую карьеру в командах КФК?

— В этом турнире невозможно проводить полноценные тренировки, а значит, нет условий для роста игроков. Не лучший вариант, но на тот момент других не было.

— Как получилось, что Бышовец, возглавив «Маритиму», позвал вас с собой?

— Анатолий Федорович знал меня и по сборной, и по «Зениту»-98.

— Ему нужен был в штабе человек, хорошо знакомый с португальским футболом?

— И это тоже. Но присутствовал и другой момент. По мнению Бышовца, главный тренер должен не только работать с командой, давать результат, но и воспитывать тренерский состав. Делиться опытом. А научиться у Анатолия Федоровича, уверяю вас, есть чему.

— Почему в «Маритиму» не стали продлевать контракт с российским специалистом?

— Его позвали наладить дела в команде, и он с этим блестяще справился. Но двигаться дальше, подниматься на новый уровень, насколько я понимаю, в клубе не захотели.

— Именно Бышовец, остававшийся и во время португальской командировки вице-президентом «Химок», пригласил вас в подмосковную команду?

— Когда мы завершили работу в Португалии и вернулись домой, в «Химках» назначили нового главного тренера. Бышовец вызвал нас с Галяминым. Мы пообщались с Дмитрием Александровичем и пришли к выводу, что есть смысл поработать вместе.

— Вице-президент участвует в работе тренерского штаба?

— Советует, что-то подсказывает. Но инициативу не ограничивает. Тем более если она приводит к позитивному результату: во втором круге задачу, поставленную руководством, команда решила.

— Одно время ходили слухи, что Бышовец может возглавить московское «Динамо». При этом вас называли его возможным помощником.

— Я бы очень хотел, чтобы Анатолий Федорович начал тренировать какую-нибудь команду премьер-лиги. Такой специалист не должен простаивать. А позовет ли он меня… Честно говоря, имеется большое желание испытать себя в самостоятельной работе.

ТЕПЕРЬ ЧЕРВИЧЕНКО НОСИТ ЩИТКИ

— Что в вашей жизни есть, помимо футбола?

— Семья, дети. Их у меня двое. Сыну Илье скоро исполнится 3 года, по мячу уже бьет. Дочери Елизавете — 13.

— Свободное время как проводите?

— Знаете, с двумя детьми его совсем не остается.

— За ветеранов играете?

— До работы в «Химках» гонял мяч регулярно. Сейчас с этим сложнее.

— Андрей Червиченко в интервью нашей газете сказал, что полтора года назад в одном из матчей вы ему так по ноге дали, что до сих пор болит. Помните, как это произошло?

— Помню. Что поделаешь, если человек с мячом не хочет расставаться. Надо в пас играть, а он в обводку лезет. Кстати, после того случая Андрей Владимирович стал надевать на матчи щитки.

— Зла на вас спартаковский президент не затаил?

— О чем вы говорите — обычный игровой эпизод.

— Что бы поменяли в прошлом, предоставь Бог такую возможность?

— По большому счету ничего. Все поступки совершал осознанно. А по мелочам, считаю, не стоит размениваться.

— В Новом году какое желание загадаете?

— Чтобы была работа.

Алексей ЩУКИН. «Спорт-Экспресс», 21.11.2003

*  *  *

КАК ДЕЛА?

Василий Кульков— В последнее время вы работали вторым тренером в португальском «Маритиму». Что это за команда?

— Она базируется на острове Мадейра — в курортном городе Фуншале, в полутора часах лета от Лиссабона. В команде много бразильцев — больше десятка! Так что основа — наполовину южноамериканская. Для Португалии это нормально: к бразильцам там отношение особое, они приезжают и довольно быстро перестают считаться иностранцами. Португалия для них своего рода перевалочный пункт, откуда они пытаются продаться подороже куда-нибудь в Европу.

— Когда началась ваша португальская эпопея?

— Прилетели мы туда с Анатолием Федоровичем в середине марта — команда была в зоне вылета и в абсолютно разобранном состоянии. Кое у кого было по пять лишних килограммов! В этот период в чемпионате был двухнедельный перерыв, и Бышовец устроил сбор. Полетели на другой остров. 20 минут лета и — полная изоляция!

— Португальцы к сборам не привыкли?

— Конечно, ворчали немного, но в основном про себя. Они не привыкли работать в таком режиме — две тренировки в день. Приезжали в гостиницу — обедали, отдыхали, а вечером снова на поле. Обычно в этот период у них было по одной тренировке. Половина команды сбросили по четыре-пять килограммов, прибавили в «физике». И почти сразу эта работа дала результат: пять побед, ничья и три поражения.

Добрались до седьмого места, а могли и в зону УЕФА подняться, если бы последний матч выиграли. Кстати, был еще такой же перерыв в чемпионате, хотели устроить второй сбор, но президент Карлуш Перейра не разрешил.

— Говорят, у вас не сложились с ним отношения?

— Он странный человек! После первых побед все было хорошо, а потом все изменилось. Может быть, ревность какая-то появилась, не на первых ролях себя почувствовал. Ведь он бизнесмен и в футболе мало что понимает. Тем не менее сначала пытался определять состав, лез не в свое дело. Бышовец взял двух молодых ребят из дубля, хотя босс был категорически против! А они сейчас заиграли: один — в юношеской сборной, другой — в молодежной.

Ну, а со мной получилось так. Неожиданно возникли семейные проблемы, и надо было срочно уехать на несколько дней в Москву. Президент отпускать не хотел. Но у меня другого выхода не было — отправил официальный факс, где объяснил ситуацию. А когда вернулся в Португалию, президент сказал, что клуб больше во мне не нуждается.

— Как-то юридически можно оспорить решение?

— Можно. Это дело адвокатов. Но тут вопрос даже не в деньгах, а в порядочности! Президент мне так и сказал: «Я плачу деньги, поэтому все и решаю!» Из интервью Анатолия Федоровича «СЭ» понял: он там тоже не останется, хотя у него контракт, как и у меня, еще на год. Но репутация у Бышовца в Португалии сейчас очень хорошая. После игр трибуны вставали и аплодировали ему. Между прочим, тысяч по восемь на стадион приходило.

— Что писала пресса?

— В основном, конечно, хвалили. Ведь мы за время работы по набранным очкам уступили только «Порту» и «Бенфике». В то же время в местной, островной прессе появилось несколько статей с критикой Бышовца. Судя по всему, их заказчиком был как раз президент «Маритиму».

— Какие планы?

— Конкретных планов нет. Есть «Алмаз», где работал до Португалии. Но пока ничего определенного сказать не могу.

Дмитрий ТУМАНОВ. «Спорт-Экспресс», 20.06.2003

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           26.04.1989    СССР - ГДР - 3:0 д
2           23.08.1989    ПОЛЬША - СССР - 1:1 г
3           19.08.1990    СССР - РУМЫНИЯ - 1:2 д
4           12.09.1990    СССР - НОРВЕГИЯ - 2:0 д
5           03.11.1990    ИТАЛИЯ - СССР - 0:0 г
6           21.11.1990    США - СССР - 0:0 н
7           23.11.1990    ТРИНИДАД И ТОБАГО - СССР - 0:2 г
8           30.11.1990    ГВАТЕМАЛА - СССР - 0:3 г
9           06.02.1991    ШОТЛАНДИЯ - СССР - 0:1 г
10           27.03.1991    ФРГ - СССР - 2:1 г
11           17.04.1991    ВЕНГРИЯ - СССР - 0:1 г
12           21.05.1991    АНГЛИЯ - СССР - 3:1 г
13           23.05.1991    АРГЕНТИНА - СССР - 1:1 н
14           29.05.1991    СССР - КИПР - 4:0 д
15           13.06.1991    ШВЕЦИЯ - СССР - 2:3 г
16           16.06.1991    ИТАЛИЯ - СССР - 1:1 н
17           28.08.1991    НОРВЕГИЯ - СССР - 0:1 г
18           25.09.1991    СССР - ВЕНГРИЯ - 2:2 д
19           12.10.1991    СССР - ИТАЛИЯ - 0:0 д
20           13.11.1991    КИПР - СССР - 0:3 г
21           19.02.1992    ИСПАНИЯ - СНГ - 1:1 г
22           16.08.1992    РОССИЯ - МЕКСИКА - 2:0 д
23           14.10.1992    РОССИЯ – ИСЛАНДИЯ – 1:0 д
24           28.10.1992    РОССИЯ – ЛЮКСЕМБУРГ – 2:0 д
25           24.03.1993    ИЗРАИЛЬ – РОССИЯ – 2:2 г
26 1         14.04.1993    ЛЮКСЕМБУРГ – РОССИЯ – 0:4  г
27           28.04.1993    РОССИЯ – ВЕНГРИЯ – 3:0 д
28           23.05.1993    РОССИЯ – ГРЕЦИЯ – 1:1 д
29           02.06.1993    ИСЛАНДИЯ – РОССИЯ – 1:1 г
30           06.10.1993    САУДОВСКАЯ АРАВИЯ – РОССИЯ – 4:2 г
31           17.11.1993    ГРЕЦИЯ – РОССИЯ – 1:0 г
32           17.08.1994    АВСТРИЯ – РОССИЯ – 0:3 г
33           07.09.1994    РОССИЯ – ГЕРМАНИЯ – 0:1 д
34           12.10.1994    РОССИЯ – САН-МАРИНО – 4:0 д
35           16.11.1994    ШОТЛАНДИЯ – РОССИЯ – 1:1 г
36           26.04.1995    ГРЕЦИЯ – РОССИЯ – 0:3 г
37           31.05.1995    ЮГОСЛАВИЯ – РОССИЯ – 1:2 г
38 2         07.06.1995    САН-МАРИНО – РОССИЯ – 0:7  г
39 4         16.08.1995    ФИНЛЯНДИЯ – РОССИЯ – 0:6 •• г
40           06.09.1995    ФАРЕРЫ – РОССИЯ – 2:5 г
41           11.10.1995    РОССИЯ – ГРЕЦИЯ – 2:1 д
42 5         15.11.1995    РОССИЯ – ФИНЛЯНДИЯ – 3:1  д
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
42 5
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru