Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

фальцевая кровля

Геннадий КРАСНИЦКИЙ

Геннадий Красницкий

Красницкий Геннадий Александрович. Нападающий. Мастер спорта.

Родился 27 августа 1940 г. в г. Ташкенте. Погиб 12 июня 1988 г. в г. Курган-Тюбе.

Первый тренер - Геннадий Ермаков.

Выступал за команду "Пахтакор" Ташкент (1960 - 1970).

За сборную СССР сыграл 3 матча, забил 1 гол.

Тренер в команде "Пахтакор" Ташкент (1971, 1974 - 1976). Главный тренер команды "Звезда" Джизак (1984 - 1985).

ИСПЫТАНИЕ СЛАВОЙ

Тысячи поклонников, словно объединенные одним порывом, стоя встречали его появление на поле столичного стадиона «Пахтакор». Уверен, что никого из них не оставило равнодушным известие, что кумир назван лучшим футболистом Узбекистана XX века. Думаю, что читатели догадались - речь идет о большом спортсмене Геннадии Красницком.

Минуло немало лет, как он ушел из жизни. Ушел сам? Или?.. На этот счет существует немало версий и сплетен, догадок и «правдоподобных» вымыслов. Однако тайну сию сорокавосьмилетний Красницкий унес с собой. Никто не узнает, что или кто побудил его вдалеке от дома, от безмерно любимого Ташкента, выпасть, выпрыгнуть или упасть из окна многоэтажного здания...

Геннадий Красницкий

Непредсказуемый, легко ранимый, чувствительный, с мгновенной реакцией на несправедливость, тонко реагирующий на внимание или осуждение не только близких, родных людей, наставников и товарищей по футбольному «Пахтакору», Красницкий точно так же реагировал на стон и рев публики. Как говорят некоторые режиссеры, зритель вел Геннадия. И хорошо бы только на поле. Его окружали после матча десятки поклонников. Немало действительных любителей «кожаного» мяча - и ташкентцев, и приезжавших посмотреть на «живого Красницкого» из регионов Узбекистана, даже из соседних республик, более далеких краев и весей - жаждали не только получить его автограф или пожать руку, но и посидеть, а значит, и выпить с футболистом, ставшим при жизни легендарным и почитаемым.

Короче говоря, слава рано пришла к Красницкому. Никто не спорит, что если таланту воздают - это замечательно и глубоко человечно! Однако сам талант, как правило, в расчет уже не берется. «Растаскиваемый», раздираемый поклонниками, он невольно теряется оттого, что становится в перекрестье чужих интересов, нередко нечистоплотных замыслов. И Красницкому не удалось всего этого избежать. Да, ему не преподносили дорогих сувениров, не отправляли отдыхать на Багамские острова и даже на черноморские пляжи за чужой счет, не носили по улицам на руках... Его домогались привычными и примитивными для «совков» приемами: «Посидим, браток, побалакаем за жизнь, чего тебе, Геночка, стоит уделить пару минут маленькому человеку? Мне ведь, мол, от этого радость неизбывная и великая!» И он соглашался, уступал совету любителей не просто побалакать, но крепко выпить за... чужой счет.

И вкушавшие от славы большого спортсмена разносили вокруг Геннадия не вести о его доброте, наивности, широте души, искренности и дружелюбии, а всякую ерунду и даже грязь, полностью выдуманную, гиперболизированную…

В каждый из десяти лет в большом футболе в роли форварда и голеадора Геннадий делал шаг вперед в мастерстве, набираясь бесценного опыта в игре с сильнейшими командами мира, выходя на поле с великими Игорем Нетто и Львом Яшиным, Валентином Ивановым и Михаилом Месхи, Валерием Ворониным и Славой Метревели, с десятком не менее, чем эти корифеи футбола, талантливыми спортсменами, а затем терял накопленное, нарушая порой такой жестокий и такой необходимый спортивный режим...

Каюсь, и моя первая встреча с «живым» Красницким надолго отбила охоту и стремление трезво, объективно оценивать его мастерство. Вспоминаю это не потому, что мое мнение могло что-то значить для него, но потому, что точно так Красницкого могли и оценивали спортивные репортеры в различных концах бывшего Союза, где Геннадия болельщики атаковали так же напористо, как и в Узбекистане.

Внимательно следивший за быстрым восхождением в высшей лиге молодой ташкентской команды, знавший наперечет футболистов «Пахтакора», я приехал знойным июлем в Ташкент, чтобы посмотреть любимцев в двух подряд играх с московскими «Спартаком» и «Динамо». Накануне матча мой дядя, заслуженный артист республики Михаил Азатъян, совмещавший работу диктора Узбекского радио и телевидения с деятельностью спортивного, а проще футбольного комментатора, что в начале шестидесятых было делом в наших краях абсолютно новым, привел отведать мороженого в известный столичный сквер.

Небольшое кафе было полупустым, солнце не успело скрыться за горизонт, земля и воздух дышали, как раскаленная доменная печь. Опустившись на стул, дядя довольно крякнул, указав на небольшую компашку, стоявшую рядом с раздатчиком мороженого и что-то оживленно обсуждавшую. «Смотри, - сказал Михаил Артемович, - а вот и твой кумир, Геннадий Красницкий», - и приветливо кому-то помахал.

Молодые люди у стойки между тем просили не мороженого, они требовали стаканы и, получив их, распили быстренько поллитра горячительного. И лишь после этого Красницкий заметил моего попутчика, быстро подошел и приветствовал его. Спортивный комментатор, не менее, чем я, удивленный увиденным, растерялся и от... комментариев воздержался. Настроение у меня было вконец испорчено. Не хотелось спрашивать у дяди-доки в футболе, разве можно пить водку за день до важнейшего матча со «Спартаком», да еще ведущему игроку команды, да еще в такую жарищу...

...«Пахтакор» тот матч проиграл со счетом 2:3. Ташкентцы вели после первого тайма 2:0, но вездесущий и незаметный вроде капитан москвичей Игорь Нетто «сделал» три голевые ситуации. Он играючи обводил соперников, получив мяч в центре поля, успешно добирался до штрафной хозяев поля, дожидался рывка с фланга юркого Галимзяна Хусаинова, и набрасывал ему мяч. Хусаинов головой метко переправлял мяч в сетку ворот. Просто и гениально! Трибуны молчали, ташкентцы, как загипнотизированные, наблюдали редкий урок мастеров высшего уровня. Так, всего за восемь минут были перечеркнуты надежды пахтакоровцев и их торсиды. А что же Красницкий? Нет, в ворота Владимира Маслаченко забивал голы не он... Вообще на поле заметны были не полузащитники и нападающие «Пахтакора», а оборона, хотя она и треснула...

Случайное наблюдение в жаркий июльский день, конечно, не дает повода утверждать, что Геннадий так мог «заряжаться» и на другие матчи, и не только в родных стенах... И все же, все же большому мастеру не все позволительно, точнее от многого из желаемого и предлагаемого он обязан отказываться, чтобы быть в форме...

Кто знает, что побуждало Красницкого, как принято выражаться, нарушать режим?! Кто вообще задавался мыслью вызвать его на откровенность? Кто из крепких и выдающихся тренеров команды, таких, как Михаил Якушин, Гавриил Качалин, Вячеслав Соловьев, что были в руководстве «Пахтакора», стремительно ворвавшегося и занявшего подобающее место в высшей лиге, ставил перед собой задачу узнать: «Почему этот крупный, сильный, таранного типа футболист всегда так угрюм, невесел?»

Красницкий женился и разошелся... Красницкого возвели на пьедестал, призвав в сборную бывшего Союза и олимпийскую команду, рассчитывая на его мастерство в матчах с лучшими командами Южной Америки... Ему первому из пахтакоровцев присудили звание мастера спорта. Чтобы через... полгода этого звания лишить! Чтобы начать кампанию сокрушения Геннадия Красницкого - не только футбольного кумира целой республики, но и просто молодого человека с трудным сиротским детством.

Мало кто знает, что отца Геннадий потерял в мировую войну, а мать страдала от того, что не могла заработать ему на штаны, да просто сытно накормить единственного сына.

Геннадий Красницкий

Его возили по странам и континентам, а он не находил времени и места спросить: «Уважаемые начальники от спорта и тренеры различных сборных, а что будет со мной, когда придется уйти из большого футбола? Чем буду кормиться и содержать семью?» У Красницкого не было специального образования, но была тяга к знаниям, он был думающим, начитанным человеком, талантливым не только футболистом, но и баскетболистом, волейболистом, гандболистом. Наконец, и в шахматы, где надо обладать не силой крепких мышц, но уметь замечательно считать и просчитывать варианты, Геннадий играл отлично.

Да, специального образования у некогда способного учащегося ташкентской школы не было, зато в избытке было травм. За Геной без зазрения совести охотились на поле и малоизвестные костоломы команд-соперниц, и мастера с именем, не умевшие понять феномен Красницкого, а потому охотно выполнявшие установку своих тренеров завалить «красного», как будто какого-то медведя или кабана...

Он беззаветно любил футбол. Он беззаветно любил свой «Пахтакор». Он беззаветно любил родной Ташкент. Он отдавал силы, чтобы прославить Узбекистан - край, где родился и вырос, получил признание и любовь тысяч поклонников. Все свои голы в чемпионатах бывшего Союза, а их более полтораста, Красницкий, ставший членом престижного клуба имени Григория Федотова, забивал, играя за одну команду - ташкентский «Пахтакор»! И разве не понятно теперь, спустя годы, что атаку на лучшего голеадора узбекской команды вся советская спортивная печать вела по «разнарядке». За какие грехи? Чем провинился Красницкий? Тем, что отказывался от лестных предложений, которые десятки не менее талантливых, чем он футболистов, приняли бы не раздумывая! Да, его приглашали настойчиво, упорно и в московское «Динамо», и в ЦСКА, и в «Динамо» киевское...

Но Геннадий был верен одному флагу, одному коллективу, одному клубу... Он вписал столько рекордов в летопись родного «Пахтакора», что не скоро эти рекорды будут побиты. Но и не в них, собственно, дело! Для Красницкого футбол - это не только голы, вернее, не столько голы, сколько жизнь, полная мысли, планов, проектов, которые необходимо осуществить. Для Геннадия футбол - это грандиозный замысел, реализуемый в огромной чаше стадиона с участием десятков тысяч зрителей, получающих в любимой игре стимул для преодоления невзгод, стимул для очищения от темных мыслей, стимул для рутинной каждодневной работы, отнимающей все силы. Для Красницкого футбол - это полет мысли, фантазия, это искусство силы и поэзия удали.

…С болью и горечью прочитал строки, адресованные Красницкому, в книге замечательного спортивного журналиста и редкого знатока футбольного искусства Льва Филатова «Форварды». Строки эти, уверен, появились после одной-двух по-настоящему неудачных для «Пахтакора» и для Красницкого игр. Вот что написал Филатов: «В футболе воспитанность достовернее всего проверяется тем, насколько игрок на протяжении полутора часов поглощен делом, игрой, насколько он способен не отвлекаться на выяснение отношений с противниками, с партнерами, судьей, со зрителями. Красницкий по этой части был уязвим: терял нервную энергию и минуты на подсказки товарищам, конфликтовал больше допустимого, картинно выражал неудовольствие, когда ему не давали мяч... Мы не получили полного представления, чем был способен одарить футбол этот человек, внешне столь не похожий на других известных форвардов...»

Не берусь быть адвокатом Геннадия Александровича. Просто снимаю шляпу и низко кланяюсь ему за все, что он совершил для отечественного футбола. Уверен, что его умная, несравнимая игра, ответственное отношение к футбольному искусству, верность узбекскому футболу и надежность партнера и человека должным образом оценены. В 2000-м году, когда ему могло бы исполниться только шестьдесят, почитатели особого дара Геннадия Красницкого воздали ему по достоинству - он был вписан в историю спорта страны навсегда. Его назвали лучшим футболистом Узбекистана двадцатого века. Это почетное звание, никем не присвоенное по указке, но ставшее проявлением подлинно всенародной любви к «красному», обессмертило голеадора-трудягу, бомбардира с большой буквы.

Станислав АЛТУНЯНЦ. «Zerkalo XXI», 09.02.2007

УДАР КРАСНИЦКОГО

... Я попросил рассказать о его ударе очевидцев.

Георгий Рябов: "Мы в Лиме играли с олимпийской сборной Бразилии, и Гешка метров с 17 со штрафного забил - так мяч пробил сетку! Диди сидел на скамейке около выхода из тоннеля и даже не поверил, что был гол. Потом восхищался: мол, не мяч, а кирпич влетел в ворота. В Ташкенте Геннадий метров с двадцати попал в перекладину - ворота зашатались! Лев Иваныч схватился за голову: "Мамма миа!" Я в "стенку" не становился, когда Геша бил. Боялся".

Николай Осянин: "В 67-м "Спартак" играл с "Пахтакором". Судья дал штрафной в центре поля. А Красницкий поцапался с нашим Сашей Соколовым и со злости решил по нему влепить. Но промазал - зато попал в ворота. Спрашиваем Маслаченко: "Что ж не ловил?" - "Да мяч мотало то вправо, то влево!"...

Из статьи Дмитрия ТУМАНОВА. "Спорт-Экспресс", 16.04.2001

КАК КРАСНИЦКИЙ ЧУТЬ НЕ ОСТАВИЛ "СПОРТ-ЭКСПРЕСС" БЕЗ ОБОЗРЕВАТЕЛЯ

Большой "лаптей" сильно не ударишь - это аксиома. Если только не пыром (однако этот удар почему-то нынче вышел из моды). Самый мощный удар - у мелкостопых. А если еще у них при этом большая масса и длинная нога - страшное дело! Именно таким "убийцей" был знаменитый Геннадий Красницкий из "Пахтакора". Пропорции у него были просто замечательные: рост 185 см, вес 90 кг, стопа 39-го размера. Чуть ли не половину голов Красницкий забил со штрафных. После одного из таких ударов - бразильцам в товарищеской игре в Лиме - мяч... пробил сетку! Штрафные Красницкий исполнял так: долго колдовал над мячом, устанавливая его обязательно ниппелем вверх, затем отходил далеко-далеко и бежал так свирепо, что иной раз "стенка" в ужасе кидалась врассыпную. Огромный (под два метра и центнер весом) Георгий Рябов, игрок московского "Динамо" и сборной, рассказывал: "Я в "стенку" не становился, когда Геша бил. Честно говорю: боялся".

Одной из жертв Красницкого оказался и будущий обозреватель "СЭ" Юрий Иванов, выступавший в конце 60-х за "Локомотив". "В 69-м мы играли с "Пахтакором" в Черкизове, - рассказывает Юрий. - Где-то метрах в 25 от наших ворот назначили штрафной. Меня в "стенке" не было - рядом стоял, руководил. Тут-то Красницкий ударил - и попал мне в голову. Что было после, не помню - провал в памяти, потерял сознание. Ко всему прочему поле было мокрое от дождя, а тогдашние мячи от воды сразу тяжелели. Игру кое-как доиграл, но потом проверился - оказалось: легкое сотрясение мозга..."

Из статьи Юрия ИВАНОВА. "Спорт-Экспресс", 02.04.2004

ТАЛАНТ ОСОБОГО РОДА

В истории советского футбола было много известных игроков, выступавших за пределами Москвы. Одним из них является Геннадий Красницкий, которому 27 августа 2010 года исполнилось бы 70 лет.

Геннадий Красницкий родился в Ташкенте, школьником увлекся футболом и играл на стадионе "Пищевик". О детской увлеченности футболом вспоминал сам Геннадий Александрович: "Попасть в команду была желанная мечта каждого мальчишки. Спасибо, что природа меня не обделила силой, и в день я проводил несколько матчей, которые длились по два часа и исчислялись десятками забитых мячей. Я был безмерно счастлив, когда однажды тренер "Пищевика" Геннадий Ермаков пригласил меня в команду. Он и был моим первым наставником". Тренер Геннадий Васильевич Ермаков вспоминает: "Тринадцатилетний Гена Красницкий попал в поле моего зрения и обратил на себя внимание прежде всего умением забивать. Благодаря именно этой его способности "Пищевик" в 1954 году выиграл все соревнования, почти все голы забил Гена".

На стадионе "Пахтакор" Красницкого впервые увидели в 1956 году, когда он играл за юношескую сборную Узбекистана. А с 1958 года Красницкий стал выступать за "Пахтакор", в котором провел 13 сезонов.

В первом же матче в Ташкенте с нижнетагильским "Металлургом" 13 апреля 1958 года Красницкий открыл счет своим голам, пока еще во втором эшелоне. А всего в классе "Б" за два сезона Красницкий забил 24 гола, причем в 1958 и 1959 годах становился лучшим бомбардиром команды. Геннадий Александрович играл в первом матче "Пахтакора" в высшей лиге и забил первый гол в 1960 году, когда "Пахтакор" включили в высший эшелон. В сезоне-60 он забил 19 мячей, всего на один гол отстав от лучшего бомбардира первенства тбилисского динамовца Калоева.

В первый сезон в высшей лиге блестяще сыграл тандем Красницкий - Стадник, созданный тренером "Пахтакора" Келлером. В линии нападения "Пахтакора" играли два нападающих, которые доставили много неприятностей своим противникам.

Красницкий зарекомендовал себя хорошим бомбардиром, в чем немалая заслуга его партнера по атаке, играющего в острокомбинационном стиле. Все команды высшей лиги могучую фигуру Красницкого воспринимали с опаской, если не сказать с дрожью в коленках. Первыми почувствовали это московские армейцы в 1961 году, пропустив на "Пахтакоре" от грозного ташкентца три гола. В следующем матче в Минске Геннадий вновь порадовал почитателей его таланта - опять хет-трик.

После таких бомбардирских подвигов Красницкого приглашают в сборную СССР для участия в товарищеском матче со сборной Польши в Варшаве. В команде выступал почти весь состав, выигравший первый Кубок Европы: Яшин, Медакин, Нетто, Чохели, Воронин, Маношин, Метревели, Иванов, Бубукин, Месхи.

На месте центрального нападающего в те годы выступал 20-летний Валерий Лобановский, и во втором тайме матча в Варшаве вместо него вышел Красницкий. Сезон 1961 года вообще стал показателен для Геннадия. В 24 матчах он забил 20 голов, а это 0,83 гола за матч! Не менее успешным выдался и следующий год: 39 голов дебютанта в первых двух сезонах - такого не смог добиться никто из самых знаменитых форвардов.

В 1962 году "Пахтакор" занял шестое место в чемпионате, опередив многих старожилов высшей лиги. Игрокам команды, в том числе Красницкому, было присвоено почетное звание "Мастер спорта". Талант его как игрока был так велик, что, пожалуй, и на треть он не использовал отпущенного ему потенциала.

Авторитет у Красницкого был высочайший. Пройдя школу великих тренеров - Аркадьева, Якушина, Качалина, Соловьева, работавших в "Пахтакоре", - он, как никто другой, тонко понимал игру.

Не раз Геннадий Александрович представлял нашу страну и на различных турнирах. Так, к примеру, по окончании сезона 1963 года он был приглашен в состав сборной клубов в турне по Южной Америке.

Об одном моменте этого турне стоит рассказать отдельно. В матче с бразильцами в ворота хозяев назначили стандарт, и к мячу подошел Красницкий. Вот как он сам рассказывал об этом эпизоде. "Очень хочу закрутить мяч. Пусть знают, что и нам знаком "сухой лист". Бью сильно внутренней стороной стопы. Получилось так, как нужно. Обогнув стенку, мяч влетает в незащищенный вратарем угол. Трибуны молчат. А мне хочется кричать во все горло: "Гол, гол! Да еще в Бразилии! И забил здорово!"

Второй мяч, забитый Красницким в Южной Америке, уже давно вошел в историю, хотя обстоятельства, при которых он был забит, кажутся неправдоподобными. При ударе Геннадия мяч пробил сетку ворот, что по законам физики никак не может произойти. Рассказывает автор гола: "Шла 83-я минута. Все клонилось к "нулевке". Но тут за явный снос Лобановского метрах в двадцати от ворот назначается штрафной. Подойдя ко мне, он попросил: "Гена, исполни!"

На следующий день наш переводчик прочел в газете "Коррео": "Если бы мяч попал во вратаря, команде пришлось бы подыскивать другого голкипера. "Кристалл" нокаутирован…"

На поле возник спор: был ли гол? Тренер "Кристалла" знаменитый Диди категорически утверждал, что ворота не были взяты. Однако судья Алмейда колебался недолго. Зияющая дыра в сетке - веский аргумент.

Вынесли свое решение и справедливые зрители, которые после игры вынесли Красницкого с поля на руках! А утренние газеты подтвердили правильность решения арбитра. Беспристрастный объектив камеры фотокорреспондента газеты "Ультима Ора" запечатлел мяч в воротах в сантиметре от штанги.

Кстати, еще один мяч, который пробил сетку, Геннадий Красницкий забил в международном матче в Греции.

Обо всем этом Геннадий Красницкий рассказал в своей книге воспоминаний "От Рио-де-Жанейро до Монтевидео", сегодня являющейся библиографической редкостью. 25 ноября 1966 года в матче с московским "Спартаком" в Ташкенте Красницкий забил еще один чудо-гол. В центре поля был назначен штрафной удар в сторону "Спартака". Красницкий стал задумчиво колдовать с установкой мяча. Зная его незаурядные качества исполнителя штрафных ударов, кто-то из спартаковцев предложил выстроить "стенку", но вратарь Владимир Маслаченко громко крикнул, что обойдется без нее. Красницкий начал разбег со своей половины поля, отчаянный бросок голкипера не помог - мяч ядром влетел в сетку.

В сентябре 1969 года Геннадий Красницкий забил 100-й гол в зачет престижного клуба бомбардиров Г. Федотова, став в нем первым пахтакоровцем.

Несмотря на постоянные приглашения из Москвы, Киева, других городов, Геннадий выступал только в своей родной команде и был предан ей до окончания своей карьеры. За "Пахтакор" в чемпионатах, кубковых и международных матчах им в 13 сезонах было сыграно более 400 матчей и забито более 200 голов.

По завершении игровой карьеры Красницкий работает тренером в ташкентском "Тракторе", родном "Пахтакоре" и джизакской "Звезде", выступавшей в 80-х годах в 1-й лиге.

Мне посчастливилось работать с Геннадием Александровичем в "Звезде". В 1983 году он пригласил меня в команду в качестве администратора. Мне было всего 22 года и не было опыта работы на такой ответственной должности. Приходилось учиться и набираться опыта, при этом были и ошибки в работе. Но я был очень благодарен Геннадию Александровичу за его терпение, можно сказать отеческую поддержку. Он всегда был готов прийти на помощь, выручить в трудную минуту.

Он был очень порядочным и честным человеком, не терпел фальши и лицемерия. Многие партийные и спортивные чиновники тех времен боялись его принципиальности и открытости в своих высказываниях. Сколько им доставалось от него, когда не решались те или иные организационные или административные проблемы! Он никогда не был приспособленцем, а его жизненная позиция сформировала меня как молодого человека. Его популярность была огромна не только в республике, но и во всей стране. После окончания наших гостевых игр сотни любителей футбола ждали его возле автобусов и раздевалок, желая получить автограф от известного футболиста.

Именем Красницкого названа футбольная школа и спортивно-оздоровительный комплекс в Бектемирском районе Ташкента. Нынешнее поколение любителей футбола мало знает о выдающемся форварде "Пахтакора". Но в те времена его любили болельщики, при объявлении его фамилии на наших и зарубежных стадионах неизменно гремели аплодисменты.

Привожу эту информацию не только для любителей футбола со стажем (надеюсь, они вспомнят прекрасные мгновения игры Красницкого), но и, главным образом, для молодых болельщиков. Им надо знать историю футбола своей страны, в которую имя Геннадия Красницкого вписано золотыми буквами.

Любители футбола нашей страны не только почитают Красницкого как выдающегося футболиста и тренера, но и благодарны ему за его верность родному городу, команде "Пахтакор" и Узбекистану. И совершенно справедливо, что по опросу видных специалистов и журналистов Геннадий Красницкий признан лучшим футболистом Узбекистана ХХ века.

Геннадий ЛОГОФЕТ (капитан московского "Спартака"):

- Гена всегда был открытым в общении и готовым для дружеской шутки. Помню его потрясающий гол в наши ворота с середины поля. В адрес нашего вратаря никто тогда не сказал ни слова упрека - такие мячи из числа неберущихся. Гена был явным лидером в "Пахтакоре", но элементов заносчивости или высокомерия мы у него не замечали. К нему все "спартачи" относились с уважением - как к футболисту и как к человеку.

Владимир ПЕРЕТУРИН (телекомментатор, Москва):

- Это был футболист, на которого ходили болельщики. Каждый его удачный финт становился предметом обсуждения, а о его сокрушительных ударах вообще ходили легенды. "Проблема Красницкого" всегда стояла перед командой, которая встречалась с "Пахтакором", ташкентский клуб всегда считался самобытной командой, ну а Геннадий Красницкий был одной самых ярких и впечатляющих фигур той футбольной эпохи.

Анатолий БЫШОВЕЦ :

- На каждой установке перед матчем с ташкентцами тренеры всегда говорили нам: не расслабляться! Делать это с командой, где играет Геннадий Красницкий, ни в коем случае нельзя. Он один мог решить исход поединка в пользу "Пахтакора" и делал все неожиданно: рывок, пас, финт, а главное - удар!

Евгений ЛОВЧЕВ:

- В нынешнем футболе я не вижу игроков, равных Красницкому по классу. Безусловно, из поколения того времени Геннадий Красницкий прочно входил в число наших звезд, самых известных и популярных футболистов, таких как Стрельцов, Воронин, Шестернев, Понедельник... Он был не только замечательным спортсменом, он был еще и замечательным человеком - с ним было легко и приятно общаться.

Константин БЕСКОВ:

- Красницкий был одной из самых ярких личностей в нашем футболе - отличные физические данные, работоспособность, удар. Мне нравился этот парень. Все обычно говорят об индивидуальных качествах Красницкого как бомбардира, но не следует забывать и о его тактическом мышлении - одним точным пасом он умел отсечь сразу несколько игроков обороны и вывести партнеров на завершающий удар. Красницкий вполне мог бы играть в любом современном европейском клубе.

Борис АРКАДЬЕВ:

- Умножьте все сделанное Красницким на два, и вы получите представление о его способностях.

Алишер АМИНОВ, президент Фонда развития футбола. "Чемпионат.ру", 27.08.2010

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           21.05.1961    ПОЛЬША - СССР - 1:0 г
2           16.05.1965    СССР - АВСТРИЯ - 0:0 д
3 1         18.09.1966    ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 1:2  г
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
3 1
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru