Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Игорь КОРНЕЕВ

Игорь Корнеев

Корнеев, Игорь Владимирович. Полузащитник.

Родился 4 сентября 1967 г. в г. Москве.

Воспитанник московской ДЮСШ «Спартак» (первый тренер — Виктор Евгеньевич Зернов).

Выступал за команды «Красная Пресня» Москва (1983), «Спартак» Москва (1984–1985), ЦСКА-2 Москва (1986), ЦСКА Москва (1987–1991), «Эспаньол» Барселона, Испания (1991–1994), «Барселона» Барселона, Испания (1994–1995), «Херенвен» Херенвен, Голландия (1995–1997), «Фейеноорд» Роттердам, Голландия (1997–2002), НАК Бреда, Голландия (2002–2003).

Чемпион СССР 1991 г. Обладатель Кубка СССР 1991 г. Чемпион Голландии 1999 г. Обладатель Кубка УЕФА 2002 г.

Лучший футболист СССР 1991 г. (по результатам опроса газеты «Спорт-Экспресс»).

За сборную СССР/СНГ/России провел 14 матчей и забил 3 гола.

Участник чемпионата Европы 1992 г. Участник чемпионата мира 1994 г.

Ассистент главного тренера сборной России (2006–2010).

Заслуженный тренер России (2009).

*  *  *

«ЧТО ТАМ У НАС НА ОБЕД?»

Пять мячей в трех первых матчах чемпионата СССР забил молодой футболист ЦСКА Игорь Корнеев. Кто же он, герой старта?

Игорь КорнеевТеперь, когда полтора часа нашего доверительного разговора остались позади, я вдруг понял, что за двадцать три неполных года ему было уготовано судьбой столько, испытаний, сколько другому мальчишке и не снилось. И банальная фраза: «Из каждого из них он выходил с честью» здесь не уместна. Он сам сворачивал с дороги и сам, скорее интуитивно, снова выходил на нее. На ту единственную дорогу, которая способна привести туда, где ты наконец начинаешь чувствовать себя человеком.

А быть может, я что-то преувеличиваю в оценке прожитого Игорем Корнеевым, молодым футболистом ЦСКА, у которого все сегодня, кстати, обстоит благополучно. А вчера? А позавчера?

— Маме было тяжело с двумя детьми, а так как я был постарше, меня и отдала она на шестидневку в школу-интернат неподалеку от метро «Профсоюзная». Я очень любил грибной суп. Но что-то не припомню, чтобы нам его готовили. Да и мне было тогда все равно, чем кормили. Зато был у нас мяч и уйма времени, чтобы его гонять.

«Едем записываться в «Спартак», — предложили как-то ребята. «В какой еще „Спартак“? Я же за „Торпедо“ болею». Ну, все равно поехал — за компанию в футбол поиграть. А в манеже завелся и, видно, что-то такое сотворил, что тренеру Зернову приглянулся. И начались полуторачасовые поездки из одного конца Москвы в другой на тренировки. Грешил, с уроков бегал, чтобы не опаздывать. Пока спецклассы в спартаковской школе не открыли.

Потом была «Красная Пресня» и возвращение вместе с тренером Новиковым в «Спартак». Играл я за дубль, а занимались мы вместе с основным составом.

Представляете, в центральном круге Константин Иванович Бесков, а рядом со мной Гаврилов, Черенков, Шавло… До чего же было интересно!

Я восхищался происходящим, а ценить не ценил. Казалось, так будет всегда и везде. Это я впоследствии понял, что команды и тренеры бывают разные. А тогда… Играл себе за «дубль» и даже не стремился хотя бы в запас попасть. И это было самое страшное.

Нет, не дорожил я тем, что было, А понял, что потерял, уже в армии. Знаете, в какую дивизию попал? Которая своей дисциплиной славится. Как же нас муштровали?! Я гранатометчиком был. Это вам не с автоматом и не с пулеметом дело иметь. Тут не только далеко впереди выжженная земля, но и поблизости, за спиной, после выстрела. Попробуй только неверно колено поставить… Веселенькое было времечко! Зато на вещи стал смотреть по-другому. И на футбол, с которым полгода не соприкасался, тоже.

И когда взяли меня в ЦСКА-2, был судьбе благодарен, А 1987 год уже в армейской команде мастеров встречал. Поначалу все шло у нас неплохо. Но стоило какому-то шурупчику из командного механизма выпасть, как покатились мы вниз по наклонной плоскости — прямо в первую лигу. (Я в тот сезон, правда, игр семь-восемь сыграл — не больше). Попытка вернуться в высшую в следующем году оказалась неудачной. И ребята, почти все как один, решили уйти из ЦСКА. А чего оставаться? Игры нет, тренеры меняются чуть ли не каждый год, руководство клуба для команды ничего не делает, никакие бытовые проблемы не решаются. А быт для футболиста — очень важная штука.

Вот мы с матерью и братом в маленькой квартирке теснились. Мне бы выспаться надо, а к братишке друзья пришли. Ну что делать — не на улицу же их отправлять в проливной дождь?

И с поездками за рубеж нас раньше все время обманывали. Куда только не оформлялись, а в последний момент — отбой! А поездки такие со всех точек зрения футболистам нужны. Особенно советским.

Только не думайте, пожалуйста, что для меня коммерческая сторона — главное. Ничего подобного! И деньги у меня далеко не на первом плане. Пока на первом плане — работа. Футбол. И не знаю, как бы у меня в нем дальше дела сложились, если бы в ЦСКА Павел Федорович Садырин не пришел. В тот самый час, когда мы все разбегаться собрались. Он никого не уговаривал остаться, но остались, по-моему, все. Он к каждому ниточку нашел, и получился такой плотный клубок, что теперь его не распутать.

Я, уж так получилось, любого тренера с Бесковым сравниваю. Так вот Садырина с ним роднит не только подход к тренировкам, к игре, но и, что чрезвычайно важно, какая-то необыкновенная уверенность в правоте избранных действий. Такому тренеру доверяешь и делаешь все, что он говорит. Садырин обычно не кричит. Но если надо человека на место поставить, то у него в запасе такая шуточка найдется, что сразу понимаешь, кто есть кто.

А на тренировках — все четко, все продумано. Недаром «Зенит» с Садыриным чемпионом стал. Это мы еще в прошлом году поняли. Играли в первой лиге и, играя, ее переросли. И в высшую шагнули спокойно, с достоинством. И опыт, приобретенный в турне по Италии, Голландии и США (об Америке мы и не мечтали), конечно же, пригодился.

Мы не комплексовали. Ни перед матчем с «Шахтером», ни перед игрой с киевским «Динамо», ни перед «Спартаком». Я, правда, в первых двух встречах на замену выходил — все-таки после травмы. И от мяча скорее освобождаться старался, чтобы по больной ноге не получить. Уберегся. А еще повезло, что и «Шахтеру» успел забить, и киевлянам.

Ну, а со «Спартаком»… «Спартак» для меня всегда был дорог. Я там вырос и провел большую часть жизни. Игра против него — для меня особое испытание. Но в автобусе, сидя у лобового стекла рядом с водителем, старался об этом не думать. «Я же профессионал и должен забыть обо всем, что может помешать сыграть хорошо», — повторял я про себя.

«Здорово играл, — говорили мне после игры. — Молодец, три мяча забил!».

Да какой уж там молодец, если мы все равно проиграли? И моя доля в неудаче как игрока средней линии тоже есть. Я же знал, что нельзя спартаковцев в атаке в большинстве оставлять. Это же их хлеб, особенно Черенкова. Наши защитники нуждались в помощи, а мы на мгновение опаздывали. Хотя при счете 4:3, честно говоря, почти не сомневался, что выиграем. Может быть, надо было по трибунам бить, как другие обычно делают: один мяч забьют, и — по трибунам. Мы же так не играем. Хотим, чтобы все было красиво. Иногда получается, правда?

А после игры со «Спартаком» три дня в себя приходили. Настроение было ужасное. И пять мячей, которые забил в трех матчах, служили мне маленьким утешением. Да, я не ставил цель обязательно забить. Но свой шанс упустить никогда не хотелось.

…Ну ладно, что там у нас на обед? Это я сам у себя спрашиваю. Потому как живу теперь один — квартиру недавно получил. Можно макароны к мясу отварить. Или картошку. А лучше всего яичницу. Главное — быстро!.. А на первое что? Научиться бы грибной суп варить. За лето обязательно научусь. Я ведь грибник в душе. У меня в детстве знаете какое чутье на грибы было?!

Л. ТРАХТЕНБЕРГ. Газета «Советский спорт», 24.03.1990

*  *  *

«МНЕ ГРЕХ ЖАЛОВАТЬСЯ НА СУДЬБУ»

В 1991 году Игорь Корнеев стал лучшим игроком последнего первенства СССР, а его команда ЦСКА завоевала чемпионский титул и Кубок страны. Сразу после этого успеха звездный коллектив распался — многие футболисты отправились в зарубежные клубы. Не стал исключением и Корнеев — на сегодняшний день за его плечами выступления в испанских «Эспаньоле» и «Барселоне», голландских «Херенвене» и «Фейеноорде». В составе последнего недавно он выиграл золотые медали первенства Голландии и осенью примет участие в розыгрыше Лиги чемпионов.

— Как отпраздновали победу?

Игорь Корнеев— Сразу после окончания игры с «Бредой», в которой мы обеспечили себе звание чемпионов страны, вся команда отправилась на прием в мэрию. В центре Роттердама, на улицах, примыкающих к площади у городской ратуши, собралось около 200 тысяч человек, бурно приветствовавших наш успех.

— После этого в городе начались беспорядки. Как в команде отнеслись к поведению фанатов?

— Честно говоря, подобное происходит в Роттердаме достаточно часто, особенно когда «Фейеноорд» что-то выигрывает. Можно сказать, наши болельщики склонны к агрессивному поведению.

— Каково ваше мнение о нынешнем уровне голландского чемпионата?

— Конечно, он уступает английскому, испанскому или итальянскому. Здесь играют совсем в другой футбол — более чистый и спокойный, если можно так выразиться. У игроков намного больше времени на прием мяча, выбор позиции, принятие решений. Нет жесткости и постоянного прессинга, присущих основным европейским чемпионатам. Несмотря на это, считаю, уровень голландского футбола остается по-прежнему достаточно высоким.

— Как выглядят на фоне других игроков наши легионеры?

— Вполне нормально. Хотя, конечно, нельзя сравнивать, допустим, «Камбур» и те же «Аякс» или ПСВ «Эйндховен», где общий класс игроков намного выше.

— Конец первенства был отмечен рядом необычных результатов. Взять, к примеру, победу того же ПСВ с хоккейным счетом 7:1 над АЗ-67.

— «Эйндховен» и в ходе чемпионата забивал немало. Это и неудивительно — в команде пара сильных нападающих, у которых на двоих — свыше 50 мячей за сезон. Если вы намекаете на существование договорных игр, то здесь этого нет.

— Сыграв чуть более половины матчей своей команды и выходя в основном на замену, тем не менее свои голы вы забивали, несколько раз признавались лучшим игроком «Фейеноорда», попадали в сборные туров. Какое ощущение осталось от прошедшего чемпионата и от своих выступлений?

— Я полностью удовлетворен своей игрой. Особенно если сравнить то, что мне удавалось сделать, с числом минут, которые я проводил на поле.

— Вы чаще всего играли в полузащите?

— Нет, тренеры использовали меня на позиции центрфорварда. При этом в мои задачи входило и начало атак из глубины поля.

— Вашей команде в новом сезоне предстоит играть в Лиге чемпионов. Уже идут какие-либо разговоры об изменениях в составе команды, ее усилении?

Игорь Корнеев— Пока еще рано говорить об этом. Однако, по крайней мере о больших изменениях, я ничего не слышал. Хотя летний период — достаточно странное время. Порой происходят совершенно неожиданные вещи. Конечно, поиск новых игроков будет вестись, но все будет более или менее ясно только к моменту возвращения футболистов из отпуска.

— Какие у вас отношения с партнерами по команде?

— Нормальные, дружеские — и никогда не были другими.

— Когда заканчивается ваш контракт с «Фейеноордом»?

— Через два года.

— Есть ли желание сыграть в российском клубе?

— Пока предложений не было, поэтому об этом не думал.

— Сколько будет длиться ваш отпуск и где планируете его провести?

— Отдыхать мы начали 29 мая, а подготовка к новому сезону начнется 3 июля. Думаю заехать в Барселону, где у меня свой дом. Потом — на Ибицу или в Мальорку.

— Как давно не были в России?

— Около двух лет.

— Чем занимается ваша супруга?

— У нее в Испании свой бизнес, она постоянно живет в Барселоне. Поэтому видимся нечасто.

— Если бы вы вернулись в удачный для вас 91-й год, когда команда ЦСКА выиграла и Кубок, и чемпионат СССР, согласились бы опять на переход в «Эспаньол» или же поступили бы по-другому?

— Оставил бы все как есть. Думаю, мне грех жаловаться на судьбу.

— В этом году исполняется 15 лет со времени вашего выпуска из спартаковской школы. С кем-нибудь из одноклассников и партнеров по юношеской команде поддерживаете отношения?

— Мы потеряли связь друг с другом. Очень сложно общаться, когда переезжаешь с места на место.

— А с армейцами?

— Нет. Только с бывшим врачом ЦСКА Шашуновым.

Александр БОБРОВ. Газета «Спорт-Экспресс», 08.06.1999

*  *  *

«БЫЛО ЖАЛЬ СОПЕРНИКОВ ТОГО ЦСКА»

Игорь КорнеевЛучший игрок последнего чемпионата СССР по версии «Спорт-Экспресса» Игорь Корнеев, казалось, должен был без проблем войти в «Клуб 100» — его фамилия регулярно фигурировала среди авторов голов еще в союзном, испанском, голландском первенствах, международных турнирах. Но по установленным правилам мы не считаем мячи, забитые за дублирующие составы и в первой лиге первенства СССР. Однако без них количество голов бывшего игрока ЦСКА, «Эспаньола», «Барселоны», «Херенвена», «Фейеноорда» и НАК, увы, не превышает 90. А игровая карьера 36-летнего Корнеева, похоже, подошла к завершению — недавно он подписал первый тренерский контракт.

— Предложили работу в «Фейеноорде» — одним из тренеров юношеских команд, — говорит Корнеев. — По необходимости буду работать индивидуально с игроками первой команды. Через год смогу получить право тренировать клубы высшего дивизиона — нынешняя лицензия этого пока не позволяет.

— Когда начнете работу?

— 1 июля, если до этого ничего не произойдет — в контракте есть оговорка, что я смогу продолжить карьеру игрока в случае появления такого варианта.

— Говорят, была возможность вернуться в Россию. Это правда, что вас приглашал один из клубов, вышедших в премьер-лигу.

— Знаю лишь, что был ко мне интерес. Разговоры шли о том, чтобы я приехал на сбор одной из команд, попавших в высшую лигу. Но дальше дело не пошло — упустили шанс заполучить опытного игрока. Жалко — была возможность закончить карьеру в российском футболе. А я еще не наигрался и хотел бы попробовать себя в российском чемпионате.

— Когда вы провели свой последний официальный матч?

— Менее года назад в составе НАК из Бреды.

— А как поддерживаете форму?

— Сейчас в основном бегаю кроссы. Физическая подготовка важнее — с мячом же мне достаточно поработать неделю.

— Когда забили последний гол?

— В Кубке Голландии за НАК, в чемпионате — в одном из последних туров в 2002 году за «Фейеноорд».

— Самый первый гол в официальных матчах сохранился в памяти?

— Нет, даже не скажу, когда это было. Единственное, что хорошо запомнил — хет-трик в ворота «Спартака», правда, в проигранном матче. Эти голы, пожалуй, были самыми памятными в составе ЦСКА.

— А в «Эспаньоле»?

— Два мяча «Барселоне». Так получалось, что забивал самые красивые или запомнившиеся голы в ворота тех команд, куда позднее переходил. Когда играл в «Херенвене», удалось поразить с лета верхний угол ворот «Фейеноорда». В составе роттердамцев очень красивый гол забил «Фортуне» — подработал мяч грудью и, не дав ему опуститься, также с лета отправил в сетку.

ЕДИНСТВЕННЫЙ РУССКИЙ В «БАРСЕЛОНЕ»

— Сколько примерно своих голов вы забили головой, левой и правой ногой — в процентном отношении?

— Головой забил считанное число мячей — процентов пять. Правой — львиную долю, процентов семьдесят. Левой — намного меньше. Хотя удар с этой ноги у меня вполне точный и сильный. Но на поле автоматически переводишь мяч под правую — так надежнее.

— Чего было больше в карьере — забитых мячей или голевых передач?

— Конечно, передач. К сожалению, их никто не подсчитывал. В тех же «Херенвене» и «Фейеноорде» датчанин Томассон, позднее перешедший в «Милан», только и забивал с моих пасов.

Игорь Корнеев — Со «стандартов» часто отличались?

— Достаточно. В «Фейеноорде», например, до прихода ван Хоэйдонка на мне было выполнение всех пенальти, штрафных и угловых ударов.

— Курьезных голов было много?

— Даже и не вспомню. Может, и вовсе не было. Если не считать одного случая, когда в каком-то из матчей защитник промахнулся по мячу, и я выскочил один на один с вратарем. Да и то тот гол курьезным можно назвать с натяжкой. В основном все голы были, как говорят, трудовые.

— А, может быть, к курьезным отнесете гол за «Барселону» в Лиге чемпионов?

— Да, точно. Я простреливал, а вратарь «ПСЖ» Лама сам переправил мяч в ворота. А вот второй гол в Лиге — в ворота «Манчестер Юнайтед» — получился уже настоящим.

— Можете назвать свои самые важные голы?

— Главным образом, они связаны с ЦСКА. С тем периодом, когда в составе армейской команды я выигрывал чемпионат и Кубок СССР. Немало забил и за «Фейеноорд» в том сезоне, когда мы завоевали чемпионский титул. Какой-то один особый гол выделить не берусь.

— Достижения с ЦСКА и «Фейеноордом», видимо, и будут вспоминаться как самые главные в карьере?

— Безусловно, включая Кубок УЕФА, завоеванный роттердамцами. Очень важными для меня были также игры за сборную страны — на чемпионатах мира и Европы. Никогда больше не испытывал подобных ощущений — стоишь в центре поля, играет гимн твоей страны… Особое чувство!

— А если через много лет внуки Игоря Корнеева попросят его рассказать о карьере футболиста, что в первую очередь придет на память?

— Прежде всего скажу им о том, что повезло стать первым и единственным пока русским игроком, когда-либо выступавшим в «Барселоне»! Тем более что за каталонцев тогда играли Стоичков, Куман, Хаджи и Ромарио.

— С вернувшимся в Голландию Куманом — ныне главным тренером «Аякса» — в последнее время доводилось общаться?

— Контакт с Роналдом потерян. У него своя работа, своя жизнь. Не было каких-то серьезных поводов, чтобы позвонить ему.

«МОЗГ» И ЕГО ТРЕНЕРЫ

— На трибунах роттердамской «Трубы» вас называли «Мозг». За что дали такое прозвище?

— Я вел игру команды. Болельщики не знали, чего ожидать в следующий момент, — этим и наслаждались. Теперь же сюрпризы на поле редки, раньше, мне кажется, игра была интереснее.

— Ваши футбольные качества — видение поля, техника, искусство паса — подарены природой или приобретены в спартаковской школе?

— Мне кажется, видение поля либо есть, либо его нет. Другие навыки получил в «Спартаке». Очень многим я обязан Константину Бескову и Федору Новикову. Особенно Федору Сергеевичу — он со мной часто работал индивидуально. А на первых порах в школе в меня много вложил Виктор Зернов. Поначалу, когда были совсем детьми и силенок у нас не хватало, мы, случалось, проигрывали из-за недостаточной физической подготовки. Но Зернов продолжал работать именно над техникой. Когда же мы подросли и окрепли, начали легко побеждать соперников. Отчетливо помню тот момент — мудрость тренера стала очевидной.

В общем же мне довелось играть в командах с тренерами, поработавшими на самом высоком уровне, — много мне дали Константин Бесков, Йохан Кройф, Павел Садырин, Анатолий Бышовец. Многому научился у Лео Бенхаккера, Хосе Антонио Камачо, Хавьера Клементе. У каждого тренера свои плюсы и лучшие стороны. Их и постараюсь использовать в работе. Главное же, мне кажется, в тренерской деятельности — чтобы тебя слушали и слушались.

— Самый любимый вратарь, кого удавалось огорчить чаще всего?

— Кого-то конкретно не выделю. Отмечу, что забивал многим известным стражам ворот — Субисаррете, Дасаеву, Шмейхелю… Черчесов как-то в шутку на меня жаловался.

ДЖОРДАН И КРИСТИАН

— Какую команду из тех, в которых довелось выступать, можно назвать вашей — по духу, по игре?

— Учитывая те чувства, с которыми я выходил на поле, — ЦСКА в 1989 — 1991 годах. Мне еще до начала матча было жалко соперника. Каждый раз был уверен, что как минимум один гол мы забьем.

— Знаю, что со временем, еще будучи игроком, вы занялись бизнесом. Основное направление — торговля?

— Занимаюсь недвижимостью. Нравится вкладывать средства в старые дома, квартиры, реставрировать и потом продавать или сдавать в аренду. Кстати, краткую информацию об этом можно прочитать на моем интернет-сайте www.igorkorneev.com.

— А что делает называвший себя вашим лучшим другом Ульрих ван Гоббел?

— Ули тоже занимается бизнесом. У него собственный ресторан, клуб и магазин.

— Наш разговор сопровождался криками детей — я вас случайно не на детской площадке застал?

— Это не дети, а мой ребенок. В сентябре, почти сразу после моего дня рождения, появился на свет второй сын — Джордан. Новый подданный Нидерландов и болельщик «Фейеноорда».

— Необычное имя для выходцев из России. Назвали так в чью-то честь?

— Нет, просто имя понравилось. Хотел назвать Кристофором, но тогда оба сына были бы Крисами — старший у меня Кристиан.

Александр БОБРОВ. Газета «Спорт-Экспресс», 13.04.2004

*  *  *

«НЕ ЛЮБЛЮ РАССТАВАТЬСЯ С МЯЧОМ»

Игорь КорнеевНынешний спортивный директор «Зенита» Игорь Корнеев в интервью «Спорт уик-энду» рассказывает о том, почему он родился в одной стране, любит отдыхать - в другой, имеет дом - в третьей, но вернулся работать в четвертую…

Средняя посещаемость матчей нашей футбольной премьер-лиги с трудом переваливает за отметку в 10 тысяч зрителей. Причем, и эта, весьма скромная цифра, «подпитывается» в первую очередь благодаря Питеру или, скажем, Самаре, но уж никак не за счет перекормленной всевозможными зрелищами Москвы. И сегодня сложно себе представить, что каких-то два десятка лет назад столичная команда … ПЕРВОЙ лиги весь сезон собирала на своем именно 10-тысячном стадионе не просто аншлаги, а супераншлаги! Речь идет о команде ЦСКА-1989, бившей в тот год рекорд за рекордом и наколотившей в итоге 113 мячей (!!!) в 42 матчах чемпионата. Причем главную роль в пиршестве атакующего футбола играли вовсе не нападающие, а средняя линия «красно-синих». Каждый из хавбеков был по-своему хорош: и Брошин, и Кузнецов, и Колесников, и свежеиспеченный олимпийский чемпион Татарчук. Но безусловной «примой» того неповторимого армейского ансамбля был Игорь Корнеев. На этого игрока в те годы ходила вся футбольная Москва - точно так же, как в последнее время весь Питер ходил «на Андрея Аршавина».

Аршавина в «Зените» уже нет - его игру теперь смакуют в Лондоне. Зато в «сине-бело-голубой» клуб приехал работать Корнеев. Уроженец Москвы, бывший игрок самой «Барселоны», нынешний подданный Нидерландов и тренер сборной России. А теперь еще и спортивный директор «Зенита».

В «Спартак» за компанию

— Игорь, вы росли в московском районе Чертаново, это на самом юге столицы. Как же вы оказались именно в спартаковской школе, расположенной совсем на другом конце огромной белокаменной?

— Как это часто бывает, свою роль сыграл случай. Футбол я очень любил, но играл в него только во дворе и ни о чем другом не помышлял. Но как-то раз один из парней, гонявших там мяч вместе со мной, упомянул о грядущем наборе в спартаковскую школу. «А чего там делать-то надо?» — спросил я. «Да ничего. Просто в футбол поиграем на нормальном стадионе. Давай съездим за компанию». Я съездил — и меня приняли в «Спартак».

— Не возникло ли у вас проблем с зачислением в связи с невысоким ростом? Тому же Федору Черенкову из-за этого долго отказывали в праве играть в футбол в школе «Сетунь»…

— Проблем у меня не было ни в связи с ростом, ни каких-либо еще. Я на футбольном поле просто брал мяч, обыгрывал всех подряд и забивал голы. Буду откровенен: в детские годы я, скажем так, не очень любил играть в пас. Предпочитал сам решать тот или иной игровой эпизод, поэтому и был поначалу зачислен в нападающие. В полузащитника переквалифицировался позже, уже «по юношам».

— О вас впервые заговорили где-то в середине восьмидесятых: мол, в спартаковском дубле появился очень перспективный парень — Корнеев. Почему же не удалось тогда закрепиться в основном составе?

— Винить в этом могу только самого себя. Шанс у меня был. У Константина Ивановича Бескова ведь была замечательная практика — основной и дублирующий составы «Спартака» очень часто тренировались бок о бок, на разных половинах футбольного поля. Хотя первый в своей жизни профессиональный контракт я подписал вовсе не в дубле, а в «Красной Пресне». Была такая дочерняя команда «Спартака». Я оказался в ней благодаря тренеру Федору Сергеевичу Новикову и подписал контракт, но сделать следующий шаг вперед тогда не сумел. Нет, с самой игрой в футбол в отношении меня вопросов не возникало, проблемы были в другом. С полной уверенностью могу утверждать: у меня не сложилось в «Спартаке» исключительно благодаря моему несерьезному отношению к делу на тот момент. Слишком много было тогда соблазнов в жизни, голова была забита другим. А футбол таких вещей не прощает.

Шалимов - в сборную, Корнеев - в армию

— И вас призвали в армию. Неужели «Спартак», выражаясь современным сленгом, не мог «отмазать»?

— Безусловно, мог. В качестве наглядного примера могу привести ситуацию с Шалимовым, который тоже в те годы играл за дубль «красно-белых». Но его ни в какую армию не призывали, и Шалимов быстро выдвинулся в «Спартаке» на ведущие роли, а потом дорос и до сборной страны. Моя же концентрация на футболе в те годы была гораздо меньше той, что требовалась для возможности конкурировать за место в основном составе. Шалимов же тогда выглядел безупречно. Поэтому наши пути и разошлись, а я на полгода оказался в армии. Причем загремел туда прямиком из сборной Москвы, тренер которой, узнав, что я устал и прошу освободить меня от одного из матчей, устроил мне этот самый отдых — длиною в полгода. Хотя был разговор, что проведу там только две недели, как и остальные 14 футболистов, которых «забрили» вместе со мной. Но через полмесяца все эти 14 человек промаршировали мимо меня «на выход с вещами», а я остался стоять на посту. Позже, после части, довелось даже послужить помощником судьи в военном суде. Но особых воспоминаний о службе не осталось. Понял лишь главное: армия — это то место, где очень четко расставляются все жизненные приоритеты.

— После вынужденной отлучки от футбола, видимо, бегали по полю, уже в составе ЦСКА, с особым рвением?

— Колоссальный прилив сил и энтузиазма тогда действительно ощутил, потому что отчаянно захотелось доказать всем — и в первую очередь самому себе — что игрок Корнеев чего-то все же стоит в футбольном мире.

Жалость к будущему сопернику

— В чемпионате СССР 1987 года ЦСКА вновь получил возможность сыграть в высшей лиге, однако там не задержался. Тем не менее вы, в неполные 20 лет, успели забить три мяча. И особенно хорош был один из них, в ворота Рината Дасаева, после шикарного удара «ножницами». Вам тогда аплодировал даже Бесков — главный тренер команды-соперника!

— Тот гол я помню, а вот аплодисменты Бескова — нет. Но внимание со стороны ТАКОГО тренера, конечно, дорогого стоит.

— Тогда, в 87-м, вы вошли в высшую лигу — и тут же вышли из нее — под руководством Юрия Морозова. Какие воспоминания остались у вас от работы с известным тренером?

— Противоречивые воспоминания. С одной стороны, ты понимаешь, что имеешь дело с профессионалом, а с другой — видишь перед собой человека, который предпочитал диалогу монолог. Диалоги же с Морозовым были невозможны. И трений с ним у меня просто и быть не могло, так как не было никаких персональных контактов. Преобладание же тяжелой физической работы над игровой вкупе с поддержанием беспрекословной дисциплины тогда усугубили ситуацию в ЦСКА. Команда ведь в 87-м неплохо начала сезон, но потом коллектив в ментальном смысле попросту развалился. И это, повторюсь, было никак не связано с нашими футбольными качествами. Дело было в подходе тренера к игрокам.

— Потом у вас был еще один потерянный сезон ЦСКА — уже при тренере Сергее Шапошникове…

— Абсолютно потерянный. Даже вспомнить нечего.

— В межсезонье вы твердо настроились уходить из ЦСКА. И тут команду возглавил Павел Садырин…

— Уходить настроился не только я. Вся команда! Практически никто из основных игроков не собирался ни на минуту задерживаться в ЦСКА. Но Садырин начал проводить индивидуальные беседы. Уму непостижимо, как он сумел внушить одну и ту же мысль — «надо остаться» — такому количеству взрослых мужиков! Но ведь убедил — и все мы оказались буквально заражены садыринской энергией. Это, конечно, было уникальное его качество.

— Впереди вас ждал удивительный сезон 1989 года. Такого больше наверняка уже не увидишь: болельщики ДРУГИХ московских команд рвутся посмотреть домашние матчи ЦСКА в ПЕРВОЙ лиге! Разгромные победы типа 7:1 или 8:0 были для вас тогда привычным делом.

— Да, неповторимые времена. Знаете, это было странное чувство: нам перед игрой было заранее жалко своего будущего соперника, потому что, выходя тогда на поле, мы знали: стопроцентно забьем. Похожее чувство было потом только в «Барселоне». Игра в том садыринском ЦСКА была не работой, а сплошным праздником, мы все получали от нее колоссальное удовольствие. Команда действовала как отлаженный механизм, и мне было очень комфортно играть с каждым из четверки других полузащитников, будь то Кузнецов, Брошин, Татарчук или Колесников. Каждый своими игровыми козырями удачно дополнял другого, и сила того ЦСКА была в оптимальном балансе.

— На следующий год «красно-синий» новичок нашумел и в высшей лиге, с ходу завоевав серебряные медали и дойдя до полуфинала в Кубке. Но самый яркий матч в чемпионате СССР 1990 года ЦСКА, как ни странно, проиграл. Помните то мартовское поражение «Спартаку» со счетом 5:4 при вашем хет-трике?

— В тот день на ковре «Олимпийского» состоялось просто великолепное шоу… Для болельщиков. А вот для нас, игроков ЦСКА, этот суперматч обернулся жесточайшим разочарованием. Превратить отставание 1:3 в счет 4:3 в нашу пользу — и не удержать преимущество на последних минутах! Хотя мы сделали для этого все возможное, но «Спартак» в тот день оказался сильнее.

Победа для Еремина

— Не менее памятны и ваши два мяча в ворота «Торпедо» в финальном матче на Кубок СССР годом позже. А после победного для ЦСКА финального свистка произошел уникальный для нашего футбола случай: на поле выбежала ваша первая жена!

— Да, было поистине удивительно: как ее туда пропустили? А в том матче мне, кстати, удалось еще и начать голевую комбинацию, когда Сергеев за 8 минут до конца забил решающий гол. Очень приятные воспоминания.

— Но в ночь после финального матча случилась трагедия: вратарь ЦСКА Михаил Еремин погиб в автокатастрофе. И буквально через три дня находившимся в шоке армейцам пришлось выходить на поле. ЦСКА тогда проиграл в Лужниках «Шахтеру» со счетом 3:4, и было видно, с каким трудом команда буквально заставляет себя играть в футбол. Неужели не было возможности перенести ту игру?

— Насколько я помню, мы, наоборот, очень хотели сыграть тот матч — и выиграть его для Михаила. Не получилось. Зато другую нашу клятву — выиграть чемпионат, в котором Миша успел сыграть меньше половины сезона — мы сдержали.

— Я знаю, что после «золотого» матча с «Динамо» болельщики ЦСКА, ждавшие чемпионства 21 год, совершили многокилометровый пешеходный марш по Москве. А как «отметила» титул сама команда?

— Шумно. Было настоящее сумасшествие, которое началось еще в раздевалке, где было уже приготовлено множество шампанского.

Неизбежный отъезд

Игорь Корнеев— Яркий армейский ансамбль просуществовал всего лишь три года. И развалился — одновременно с развалом Союза. Не было никаких шансов сохранить тот «золотой» ЦСКА?

— За других говорить не могу. Для меня же лично было очень важно попробовать свои силы на принципиально ином уровне — в сильном зарубежном чемпионате. Тем более что в СССР всех возможных титулов уже удалось достичь.

— Вы уехали в барселонский «Эспаньол». Испанский клуб был единственным вариантом продолжения карьеры?

— Нет. Приглашали также в английские клубы, но я выбрал Испанию.

— И угадали?

— Безусловно. Во-первых, Барселона — один из красивейших городов мира. Во-вторых, именно к испанскому образу жизни россиянам адаптироваться достаточно несложно. И еще масса дополнительных плюсов — климат, изумительная местная кухня, морепродукты, а я всегда обожал рыбу… Так что с адаптацией серьезных проблем не возникло. Вот с языком — другое дело. Хотя уже через полгода после приезда в Испанию я овладел разговорной речью, а через полтора года заговорил по-испански свободно. Но с прессой-то пришлось общаться с самых первых дней пребывания в «Эспаньоле»! Порой возникали забавные ситуации, но самая комичная из них произошла со мной в барселонском ресторане…

Необычный заказ в ресторане

— Что за случай произошел с вами в том ресторане?

— В начале активного изучения языка я переоценил свои познания испанского. Решил заказать курицу, но при этом слегка ошибся. Всего на одну букву ошибся, но результат получился комичный. Курица по-испански «pollo», я же заказал официанту «polla». Как позже выяснилось, на местном жаргоне это слово означает мужское достоинство. Выражение лица официанта я запомнил надолго. Ему тогда стоило колоссальных усилий, чтобы не рассмеяться. После этого эпизода я окончательно понял, что надо усилить активность в изучении испанского, дабы не попадать в ситуации, подобные этой. И через шесть месяцев овладел разговорной речью, а спустя полтора года после приезда в Барселону общался там уже совершенно свободно.

— Кстати, вопрос на «кухонную» тему. В начале 90-х годов среди футболистов то ли ЦСКА, то ли сборной страны было проведено анкетирование на нефутбольные темы. Помню, какое оживление среди болельщиков вызвал ответ армейца Игоря Корнеева на вопрос о любимом блюде — «Ассорти из морских моллюсков»! Во-первых, ответ явно выделялся на фоне остальных стандартных «борщей и блинов». А во-вторых, тогда в России вообще мало кто знал, что это за ассорти такое. Ну Корнеев и оригинал, решили все.

— Да нет, я сказал тогда чистую правду. Попробовал как-то это ассорти за границей, оценил — и до сих пор оно остается для меня одним из самых любимых блюд.

— С беседой именно в ресторане связано важнейшее событие в вашей карьере футболиста — переход в легендарную «Барселону». Но перед этим вы провели три сезона в «Эспаньоле». Чем запомнился этот период? Какие матчи за «Эспаньол» вам особенно удались?

— Больше всего запомнился мой первый сезон в этой команде. «Эспаньол» тогда в течение чемпионата долго шел на «глухом» последнем месте, и положение выглядело почти безнадежным. Но мы все-таки сумели спастись и не вылетели из Примеры, хотя борьба за выживание велась до самого последнего тура. Кроме того, пребывание в «Эспаньоле» оказалось ценно для меня тем, что удалось поработать с такими известными тренерами как Клементе и Камачо. Что же касается матчей… Пожалуй, выделю один. Мне однажды удалось забить сразу два мяча в ворота «Барселоны». Жаль только, что «Эспаньол» ту встречу все равно проиграл — 2:3.

— В «Эспаньоле» начала 90-х годов образовалась целая диаспора российских футболистов: три бывших армейца — вы, Дмитрий Галямин, Дмитрий Кузнецов и экс-спартаковец Андрей Мох. Держаться вместе в новой команде и новом чемпионате было попроще?

— В некоторой степени. Но мы, русские футболисты, никогда не держались в «Эспаньоле» особняком и всегда были открыты для общения с другими товарищами по команде. Тем более что атмосфера в «Эспаньоле» этому способствовала.

15 матчей в «Барселоне»

— Но летом 1994 года вы перешли в другую барселонскую команду, куда более знаменитую. Правда ли, что это случилось после того, как вы, фактически ужиная в ресторане, повстречали ассистента главного тренера «Барселоны» Йохана Кройфа?

— Фамилия этого ассистента была Тони Брюинс, и мы с ним действительно совершенно случайно увидели друг друга в ресторане. Разговорились, и тут Брюинс с удивлением узнал от меня, что я фактически являюсь свободным агентом и могу уйти из «Эспаньола» бесплатно. Такую возможность мне предоставило руководство клуба, после того как Камачо начал искать на мою позицию игроков более оборонительного плана, дав понять, что в моих услугах уже не нуждается. Я сообщил об этом Брюинсу, тот сразу переговорил с Кройфом. Так я и оказался в «Барселоне». Причем очень быстро, так как об интересе «Барсы» к Корнееву было известно и ранее. Видите, какую роль в нашей жизни может играть Его величество случай! Зайди я в ресторан на полчаса позже, и не было бы в моей жизни «Барселоны».

— Неужели вас никто не отговаривал от этого перехода? Ведь со стороны он выглядел совершеннейшей авантюрой! По тогдашним правилам в чемпионате Испании могли одновременно находиться на поле только три легионера той или иной команды. А в «Барселоне» в то время выступали такие мегазвезды мирового футбола как бразилец Ромарио, болгарин Христо Стоичков, румын Георге Хаджи и голландец Рональд Куман! Вдобавок последний из них был соотечественником главного тренера. А трое остальных играли в линии атаки, как и вы…

— Может, кто-то и отговаривал, уже не помню. Но для себя я все твердо решил. Потому что хорошо знал себя и собственные возможности. И это была объективная оценка. Если бы я не соответствовал уровню «Барселоны», то разве сумел бы провести в том сезоне 15 матчей в ее составе, учитывая бешеную конкуренцию и тот самый лимит?!

— В матче Лиги чемпионов «Барселона» — «Пари Сен-Жермен» вам удалось забить гол. И российским болельщикам было обидно, когда позже его переписали как автогол вратаря парижского клуба Бернара Лама. «Отобрали» исторический первый гол российского футболиста в составе «Барселоны»!

— А я даже никогда не думал об этом. На что было обижаться, если тот мяч действительно самым странным образом влетел в ворота (Корнеев делал прострел с правого фланга, и Лама неловко затолкал мяч в сетку. — Прим. А.К.).

— Нормально ли вы общались с суперзвездами «Барселоны»?

— Главный тренер Кройф всегда был доступен для общения. Несколько раз разговаривал с ним — но исключительно на футбольные темы. В игре Кройф понимал абсолютно все, секретов в футболе для него не существовало. А из футболистов чаще всего общался со Стоичковым и Хаджи.

— Почему вы по окончании того памятного сезона 1994/95 покинули «Барсу»?

— Каталонцы хотели оставить меня у себя, но формулировка предложенного мне контракта по системе 1+1+1 была неприемлемой. То есть после каждого года клуб мог в одностороннем порядке прервать соглашение. Я же надеялся заключить двухлетний контракт. Хотелось большей стабильности. Поэтому и отказался от предложения.

Разгром в центре Роттердама

— И вы сменили испанский чемпионат на голландский, где выступали за три клуба — «Херенвен», «Фейеноорд» и «Бреду». Самый именитый из них — «Фейеноорд», и именно в Роттердаме вы добились наибольших успехов?

— Совершенно верно. За пять лет игры в Роттердаме мне удалось завоевать с «Фейеноордом» титул чемпиона Голландии, а также выиграть Суперкубок Голландии и Кубок УЕФА. Это тоже были интересные и памятные времена. Я много играл, прилично для полузащитника забивал, и меня ценили поклонники «Фейеноорда». А болельщики у этой команды — особенные. Их горячая преданность клубу никогда не зависит от занимаемого им места в таблице чемпионата.

— Слышал, что болельщики «Фейеноорда» особенно «отличились» после того, как их кумиры стали чемпионами Голландии.

— Да, тот день и последующую ночь забыть просто невозможно! Команду чествовали на центральной площади Роттердама, где собралось, как потом сообщалось, около 200 тысяч человек. Это было какое-то сумасшествие. Отмечание победы в чемпионате было очень бурным, продолжалось несколько часов кряду и закончилось тем, что фанаты в буквальном смысле этого слова разнесли весь центр города. В магазинах и кафе не осталось, наверное, ни одной целой витрины!

— Вы отыграли за «Фейеноорд» пять лет. Начали ли задумываться о возможной тренерской карьере, еще будучи действующим игроком?

— Нет, пока играл в футбол, не думал об этом. Но повесить бутсы на гвоздь пришлось чуть раньше, чем предполагал. Сыграла свою роль травма, мешавшая выступать на прежнем уровне. Пришлось заканчивать, и предложение поработать тренером юношеской команды «Фейеноорда» оказалось весьма кстати.

Звонок от Хиддинка

— Прожив несколько лет в Голландии, вы получили подданство этой страны, и по ее законам пришлось при этом отказаться от российского гражданства. Скажите честно, вы ведь три года назад не планировали возвращаться в Россию?

— Нет. Не планировал.

— Но тут последовал знаменитый телефонный звонок от Гуса Хиддинка…

— Вообще-то морально к этому звонку я был готов. Еще за несколько недель до того, как он прозвучал, пресса, бурно обсуждавшая назначение Хиддинка главным тренером сборной России и варианты, связанные с формированием его тренерского штаба, начала упоминать и мою фамилию. Это обсуждалось по телевидению, была информация в газетах. И когда мне действительно позвонил Гус и предложил вместе работать в сборной, я был просто счастлив. Положительный ответ дал практически сразу. Потому что знал, какой масштабной личностью является Хиддинк и какой бесценной школой может стать совместная работа с ним.

Впрочем, сейчас, после нескольких лет такой работы, могу сказать, что тогда недооценивал Хиддинка. Он не только великолепный тренер, это даже не обсуждается, но и интереснейший, многогранный человек. Мы с ним очень часто общаемся на совершенно нефутбольные темы. Гус очень интересуется Россией, ему важно знать буквально всё и вся!

— Вот уже два месяца вы совмещаете тренерские функции в сборной России с работой в качестве спортивного директора «Зенита». Что можете сказать о своей новой работе?

— Работа в должности спортивного директора клуба действительно принципиально новая для меня. Но я уверен, что справлюсь с ней. Очень много мыслей, идей. Что-то уже удалось воплотить в жизнь, что-то — пока нет. Хочется сказать теплые слова в адрес «Газпрома» и руководства «Зенита»: они делают все возможное для того, чтобы клуб поступательно двигался вперед. Шероховатости же встречаются в любой работе, и мы все вместе и трудимся для того, чтобы их устранять.

Аршавин уникален

— Вы много лет не имели возможности пристально наблюдать за матчами российского чемпионата. Сейчас она появилась. Какого вы мнения об уровне нашей премьер-лиги в целом?

Игорь Корнеев— На мой взгляд, достаточно сильный уровень. Есть, правда, и негативный момент — темп, ритм игры в отдельных матчах нашего чемпионата явно оставляют желать лучшего. Хватает и мастеровитых футболистов, за игрой которых я слежу с симпатией. Но распространяться на эту тему не буду.

— Согласитесь ли вы с мнением, что из всех сегодняшних российских футболистов игру Игоря Корнеева в определенной степени напоминает только игра капитана сборной России Андрея Аршавина?

— Я скажу лучше непосредственно об игре Андрея. Он очень креативный футболист, способный решить исход любой игры, даже когда она имеет очень «закрытый» характер или неудачно складывается для команды, за которую играет Аршавин. Ему не надо иметь много возможностей для того, чтобы забить гол, он способен воспользоваться единственным таким шансом. Плюс к этому — у него удивительный дриблинг и последний пас, которыми Андрей блестяще владеет. Все эти качества и делают Аршавина тем, кем он есть на сегодняшний день — лидером национальной сборной России. И, несомненно, на футбольном поле он напоминает только самого себя и никого больше. Я вообще не сторонник сравнений.

— После недавнего отъезда Динияра Билялетдинова из «Локомотива» в английский «Эвертон» в нашей сборной стало уже пятеро легионеров. Идет ли это на пользу национальной команде?

— Уверен, что да. Тем более что ребята уже морально созрели для такого шага. Игра в таких сильных чемпионатах, как английский и немецкий, однозначно будет полезна для роста мастерства Аршавина, Жиркова, Павлюченко, Билялетдинова и Погребняка. А значит, будет полезна и для сборной.

Весна, «porsche» и Джулия Робертс

— Игорь, желаю вам успеха в «Зените» и в сборной, которой вскоре предстоит «матч года» со сборной Германии. В завершение беседы предлагаю блиц-игру. Ваш любимый цвет?

— Красный.

— Любимая марка автомобиля?

— «Porsche».

— Любимая страна?

— Испания.

— Любимый город?

— Барселона.

— Любимое время года?

— Весна.

— Любимый стиль одежды?

— Комфортно-элегантный.

— Любимые актеры?

— Джулия Робертс.

— Любимое блюдо?

— Jamon i pan con tomate. Надеюсь, перевода не требует.

— Любимый напиток?

— Когда нахожусь на отдыхе, не откажусь от хорошего красного вина. А на работе — только чай!

Александр КУЗЬМИН. «Спорт уик-энд», 20 и 27.09.2009

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           21.05.1991    АНГЛИЯ - СССР - 3:1 г
2 1         29.05.1991    СССР - КИПР - 4:0  д
3 2         13.06.1991    ШВЕЦИЯ - СССР - 2:3  г
4 3         16.06.1991    ИТАЛИЯ - СССР - 1:1  н
5           28.08.1991    НОРВЕГИЯ - СССР - 0:1 г
6           18.06.1992    ШОТЛАНДИЯ - СНГ - 3:0 н
7           24.03.1993    ИЗРАИЛЬ - РОССИЯ - 2:2 г
8           14.04.1993    ЛЮКСЕМБУРГ - РОССИЯ - 0:4 г
9           28.04.1993    РОССИЯ - ВЕНГРИЯ - 3:0 д
10           02.06.1993    ИСЛАНДИЯ - РОССИЯ - 1:1 г
11           29.01.1994    США - РОССИЯ - 1:1 г
12           02.02.1994    МЕКСИКА - РОССИЯ - 1:4 н
13           23.03.1994    ИРЛАНДИЯ - РОССИЯ - 0:0 г
14           28.06.1994    КАМЕРУН - РОССИЯ - 1:6 н
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
14 3
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru