Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Виталий ХМЕЛЬНИЦКИЙ

Виталий Хмельницкий
 

Хмельницкий Виталий Григорьевич. Нападающий. Мастер спорта. Заслуженный тренер Украины.

Родился 12 июня 1943 г. в с. Тимашовка Ореховского р-на Запорожской обл.

Воспитанник мариупольского футбола.

Выступал за команды "Азовсталь" Жданов (ныне - Мариуполь) (1961), "Шахтер" Донецк (1962 - 1964), "Динамо" Киев (1965 - 1972).

Чемпион СССР 1966, 1967, 1968 и 1971 гг. Обладатель Кубка СССР 1964, 1966 гг.

За сборную СССР сыграл 20 матчей, забил 7 голов.

Участник чемпионата мира 1970 г.

Главный тренер команды "Гранит" Черкассы (1973 - 1974). Главный тренер команды "Кривбасс" Кривой Рог (1978 - 1979). Тренер в футбольной школе киевского "Динамо".

ПРОЩАЙ, "ЖЕЛОБОК"!

Полным именем - Виталий Хмельницкий - его величают, пожалуй, лишь в торжественных случаях. Во всех остальных вы всегда услышите короткое и ласковое - Хмель... Во всяком случае, так его называет весь Киев. Его любят. За добрый нрав, за преданность команде, за безотказность и, конечно же, за игру. Но до сих пор не были широко известны его взгляды на футбол.

- И ваша, команда, Виталий, и некоторые другие научились обходиться без чистых крайних нападающих. Вы же относитесь к их числу. Что вы думаете об этом?

- Я думаю, что без крайних нападающих можно выступать иногда, но хотя бы один из них должен обязательно присутствовать на поле. Игра на фланге имеет свои особенности, и сколько бы ни толковали об универсализме, ни полузащитник, ни защитник, врывающиеся на свободный фланг, полностью заменить крайнего нападающего не могут. Нужна специальная обводка, нужен навык удара под углом, нужно уметь "замыкать" штангу и многое другое.

Виталий Хмельницкий

Умная игра на фланге - это, если хотите, соль атаки. Да, наше киевское "Динамо" играет без двух крайних, но на это есть свое объяснение, и неправильно было бы делать вывод, что наш стиль - единственно возможный. Думается, что и мы еще вернемся к двум крайним нападающим. И для этого тоже найдется конкретное обоснование. Крайние нападающие всегда будут нужны. В этом я убежден. Но крайние наших дней принципиально отличаются от своих предшественников. Когда-то я с восторгом следил за игрой Метревели и Месхи. Я и сейчас считаю вх образцовыми игроками нашего амплуа. Но киевское "Динамо" в области тактики ушло вперед, и теперь у нас играть в таком плане, как Метревели и Месхи, уже, наверное, недостаточно. Говоря это, я, естественно, исхожу из опыта нашего коллектива.

- Вы имеете в виду разнообразие своих обязанностей?

- Безусловно. Играя раньше в "Шахтере", я действовал как бы в "желобке". Путь - прямой, к угловому флангу, затем прострел или навес, при возможности - удар. Все в общем-то ясно, просто и привычно. Так играли все крайние нападающие много лет. Теперь же я мысленно сказал: прощай, "желобок"! Хорошо всем известная наша тактика, строящаяся на расстановке 1+4+4+2, не позволяет так играть. Этого уже мало.

Многие полагают, что суть нашей игры - в четырех полузащитниках, что их агрессивность и тактическая сметка уже сами по себе являются ключом к победе. Конечно, когда в центре поля действуют такие футболисты, как Сабо, Мунтян, Турянчик, Серебряников, форварды чувствуют себя уверенно. Но в нашей системе не меньшую роль играют и двое нападающих. Нас всего двое. Вообразите, какая нагрузка приходится на долю каждого и как велика наша ответственность за результативность атаки! Тут уж для крайнего нападающего играть по "желобку" - непозволительная роскошь.

Полагаю, что если бы Виктор Александрович Маслов видел, что, скажем, я, крайний нападающий, не сумею сыграть как надо в новых условиях или что Толя Бышовец вызубрил только роль центрального нападающего и, оказавшись на фланге, увязает там, он вряд ли решился бы переиначивать прежний, уже привычный для команды тактический рисунок. Да, теперь крайний нападающий должен уметь сыграть и как центральный, и как его партнер с противоположного фланга. Нынче мы стали полукрайними-полуцентральными.

В ЦСКА играет Володя Дударенко. Он, безусловно, хороший игрок, острый, находчивый. И все же, обратите внимание, он обычно действует в старой манере, по "желобку". Поэтому коэффициент его полезного действия ниже, чем мог бы быть. Крайнему надо делать все, что, так сказать, положено ему по штату, а кроме того, еще рваться в штрафную площадь, сковывать защитников, добивать мяч, рассчитывать на отскок, беспрерывно путать своих опекунов перемещениями, выходами на незащищенные участки. Дударенко всего этого не делает, наверное, поэтому на его счету маловато голов.

Но по своему опыту знаю, что такая игра сложна и утомительна. Она требует максимальной отдачи сил, теперь я часто покидаю поле утомленным. Словом, подбор исполнителей для такой игры должен быть особо взыскательным. И еще надо, чтобы нагрузка между двумя нападающими делилась поровну.

- А в вашей команде этот подбор удачен?

- Мне кажется, да. Когда два года назад мы только начинали такую игру, в паре со мной действовал Толя Бышовец. Получалось неплохо. По двум причинам. Первая - это полная неожиданность для наших противников такого варианта. Мы тогда быстро сняли "урожай" очков, на который и рассчитывали: подряд семь матчей - 13 очков. Во-вторых, Бышовец - прирожденный бомбардир. Малейшая возможность - и мяч в сетке. Его стали сторожить двое-трое. Тогда мне стало свободнее. Затем его сменил Толя Пузач. Получилась новая игра, потому что они с Бышовцом разные.

Бышовец много играл индивидуально, а Пузач, пожалуй, сильнее нас обоих вместе в тактических хитростях. Он лучше видит поле, острее играет в пас. Его замыслы так просто не разгадаешь. К тому же он тоже заряжен на удар и сразу стреляет по воротам. Выходит, что защите ни на миг нельзя упускать его из поля зрении. И опять же мне облегчение! Вот почему я считаю, что и в первом и во втором случае подбор исполнителей был удачен. О себе я, понятно, судить не берусь, но только думаю, что если бы погрешил против тренерских требований, был бы заменен. У нас в этом смысле строго: интересы команды превыше всего.

- Но если вы считаете, что сейчас и подбор игроков "удачен, да и результаты команды высоки, зачем же тогда возвращаться к трем нападающим? Зачем отказываться от тактики, которая оправдала себя?

Виталий Хмельницкий

- В футболе все стареет. И игроки, и идеи. Два года назад, когда наша тактика была неожиданна и свежа, нам сравнительно легко удавалось добиваться желаемого. Теперь киевскую игру многие команды изучили и для победы приходится затрачивать больше усилий. Если вы заметили, команды, желающие играть с нами на выигрыш в нашем темпе, после таких встреч не сразу приходили в себя. Вспомните наш матч с ЦСКА, после которого армейцы выглядели вялыми в играх и с одесситами, и с торпедовцами. Ну, а мы так играем уже несколько лет! Нелегко, одним словом. А ведь, играя сегодня, полагается думать и об игре, предположим, будущего сезона. Вот и выходит, что еще один нападающий был бы кстати. Он принял бы на себя часть нашей нагрузки и еще больше обострил бы атаку. Вы только не подумайте, что я, призывая на помощь еще одного форварда, думаю об упрощении игры, - скажем, два "желобка" и посередине - таран. Нет, я думаю, как бы еще больше запутать защитников. Мне, бы, например, очень хотелось, чтобы рядом со мной играли и Бы-шовеп, и Пузач. Может, тогда синяков и шишек было бы поменьше.

- Что вы имеете в виду?

- Я, конечно, понимаю, что острая игра - это и толчки, и столкновения. Если все это в честной борьбе, я не возражаю. Но умышленная грубость - вещь ужасная. Бороться надо мужественно, достойно, Увы, бывает по-иному. В таких случаях на душе муторно. Глядишь, и настроение испорчено, а с ним - и твоя игра. Разумеется, я шучу, говоря, что при третьем нападающем меньше шишек достанется. Но, в общем, он был бы кстати. Показателен в этом отношении наш матч с "Зенитом". Серебряников выдвинулся вперед, хавбеков стало на одного меньше, форвардов - на одного больше. Очень скоро мы так запутали ленинградцев, что они растерялись. В результате и Серебряников сам забил три гола, чего с ним уже давно не случалось. Вот такую игру я и имею в виду.

Стандарта в футболе нет и быть не должно. Каждый из нас играет так, как ему подсказывает игровой момент, общая задача и его возможности. Хочу только еще раз подчеркнуть, что модная нынче игра без фланговых нападающих - не навсегда, она только вариант. Я верю, что крайний форвард будет жить в футболе! Но играть ему придется хитрее и разнообразнее. Не в "желобке".

- Последний вопрос. Что вы больше любите, а вернее, не любите - персональную или зонную оборону?

- Персональную я очень не люблю. Именно не люблю, а не боюсь. Но коль она существует, стараюсь заставлять опекуна действовать на пределе сил, независимо от того, у меня мяч или нет. Когда защитник все время в напряжения, он быстрее устает и, кроме того, начинает грубить. Вот почему я не люблю персональную оборону. Но бывают, конечно, и исключения. Например, москвич Володя Пономарев всегда старался играть чисто, честно. К сожалению, в системе персональной обороны таких игроков - немного. И они не могут обелить ее. Все мы любим футбол красивый, созидательный...

М. МИХАЙЛОВ. Еженедельник "Футбол", 1968 г.

НОСТАЛЬГИЯ

Один из самых ярких представителей ушедшего в небытие веселого племени крайних нападающих считает, что с их исчезновением футбол немало потерял в зрелищности. И с сожалением признается, что сам приложил руку к этой метаморфозе атакующих порядков.

КЛАССИКИ ЖАНРА

В начале этой недели с редакционным заданием собирался к нему в гости в Киев. Но вот уж воистину - на ловца и зверь бежит! Хмельницкий сам объявился в Донецке. Вместе с 15-летними футболистами киевского "Динамо", участвующими в традиционном международном юношеском турнире - Мемориале президента "Шахтера" Александра Брагина.

Даже самый смелый оракул не возьмется предсказать, какая футбольная судьба ждет нынешних питомцев тренера Хмельницкого. Однако одно можно сказать наверняка: среди них не будет ни одного прямого "наследника" Хмельницкого-игрока. Потому что футбольной специальности, которой тот владел в совершенстве, в современном футболе просто не существует. Левый крайний нападающий, или коротко и ласково - краек... Сам Виталий Григорьевич, недавно отметивший 60-летие, вспоминает об этом с нескрываемой ностальгией.

Виталий Хмельницкий

- Пусть я пристрастен, как тот кулик на своем болоте, однако именно крайние нападающие, по моим представлениям, творили зрелищность игры, - рассуждает Хмельницкий. - Социальный статус, если уместно так выразиться, фланговых форвардов в нашем футболе был настолько высок, что названия клубов зачастую ассоциировались с их фамилиями. Разве не так? Киевское "Динамо" - это Лобановский и Базилевич, ЦСКА - Апухтин, тбилисское "Динамо" - Месхи и Метревели, бакинский "Нефтчи" - Туаев, "Арарат" - Иштоян, "Кайрат" - Квочкин, московское "Динамо" - Численко... Знаменитый "финт Месхи", когда грузинский нападающий подрезал мяч вправо, а сам резко обходил защитника слева, стал футбольной классикой. Никогда не забуду увиденное однажды в Тбилиси: в перерыве матча несколько тысяч болельщиков дружно "перетекли" с одной трибуны на противоположную, чтобы снова оказаться поближе к флангу, который контролировал Месхи, и насладиться его виртуозной игрой. В общем, это от нас, крайков, зависела острота и красота футбольной атаки.

ИГРАТЬ В "СТЕНКУ" НЕ ЛЮБИЛ

Получается, специальность для избранных?

- В каком-то смысле - да. Допустим, технике владения мячом, которая требовалась от игроков нашего амплуа, обводке научить очень сложно, если об этом хотя бы немного не позаботилась сама природа-матушка.

- В вашем случае - позаботилась?

- Безусловно. В ждановском "Металлурге", команде класса "Б", куда я попал сразу после десятого класса, считая себя центрфорвардом, тренер Евгений Шпинев в первой товарищеской игре поставил на левый фланг. По большому счету я тогда понятия не имел, что от меня требуется. Выручили именно природные качества: тяга к обводке, высокая стартовая скорость и главное - умение ею управлять. Когда начинаешь "финтить", резко меняя направление движения, сразу ставишь защитника в тупиковую ситуацию, особенно если он не слишком подвижен. Первым образцом нового для меня жанра, который увидел собственными глазами, оказался Лобановский. В 1961 году мы приехали в Киев на календарную игру против СКА и попали на проводившийся днем раньше матч команд высшей лиги "Динамо" - "Кайрат". То, что вытворял Лобановский на своем фланге, меня восхитило. Вот уж не мог тогда подумать, что через несколько лет унаследую в "Динамо" и его футболку с одиннадцатым номером, и его место в атаке.

- Но прежде чем попасть в "Динамо"; предстояло как следует засветиться в "Шахтере"?

- С этим проблем особых не было - в том смысле, что Олег Александрович Ошенков, тренировавший тогда донецкий клуб, вполне доверял мне как уже сложившемуся левому крайнему. Он, правда, призывал иногда играть в "стенку" с партнерами, но я этого не любил. Не хотел ни с кем делить лавры форварда. (Смеется.) Предпочитал сам идти в обыгрыш, чтобы убежать от защитника и сделать прострел в центр. Или выйти на передачу партнера с противоположного фланга и поразить ворота. Крайние форварды, между прочим, не только служили подносчиками снарядов, но и сами немало забивали.

ЛЕВЫЙ НЕ ЗНАЧИТ ЛЕВША

- А из числа закордонных крайних форвардов кто вам особенно запомнился?

- Нравились многие, но вне конкуренции, особняком, конечно, стоит Гарринча. Если на чемпионате мира 1958 года в Швеции он был типичным правым крайним (финт влево и резкий рывок вправо), то четыре года спустя в Чили игровая палитра бразильца заметно обогатилась. Теперь он не ограничивал себя маневрами только на бровке, но мог совершенно непредсказуемо уйти ближе к центру поля, чем окончательно сбивал с толку соперников.

Виталий Хмельницкий

Виталий Хмельницкий
Дружеский шарж
Игоря Соколова

- Левый нападающий - обязательно левша?

- Вовсе нет. У меня, например, левая нога была, как мы говорим, "для ходьбы". Хотя по логике быть левшой на левом фланге, разумеется, предпочтительнее: проще контролировать мяч у самой бровки, укрывать его от соперника.

- Когда-то вы пошутили, имея в виду "скоростную" специфику вашей футбольной специальности: дескать, пришлось перейти из "Шахтера" в "Динамо", потому что поле в Киеве оказалось на несколько метров длиннее, чем в Донецке, - есть где разбежаться...

- В каждой шутке есть доля правды... Разумеется, дело не столько в размере поляны, сколько в желании уйти от игровых стереотипов, которым были особенно подвержены именно крайние нападающие: обыграл, убежал, подал... И так раз за разом, до бесконечности.

- В "Динамо" вам предложили нечто иное?

- Этим "нечто" оказался Виктор Александрович Маслов. Первый в советском футболе тренер-новатор, взявшийся за создание команды-звезды.

РЕВОЛЮЦИЯ МАСЛОВА

- В чем заключалось новаторство Маслова?

- Дед, как мы его за глаза называли, создал свою систему игры. Чтобы вы знали: расстановку 4-4-2 придумал вовсе не Альф Рамсей, который привел сборную Англии к титулу чемпиона мира в 1966 году, а Маслов. Игру с двумя форвардами он взял на вооружение в киевском "Динамо" на год раньше, чем родоначальники футбола. Сначала я действовал впереди вместе с Базилевичем, потом моим партнером стал Бышовец, а вскоре появился Пузач, и ударная динамовская связка стала варьироваться.

- Вы отдавали себе отчет в том, что участвуете в футбольной революции, затеянной Масловым?

- Нет, конечно. Большое видится на расстоянии. Хотя смысл задуманного Дедом мы прекрасно тогда понимали. Задача заключалась в том, что наилучшим образом сбалансировать оборону и атаку. Ни старомодное "дубль-вэ", ни бразильская расстановка 4-2-4 искомого равновесия не гарантировали. Маслов добивался того, чтобы команда и атаковала, и оборонялась максимально возможным числом игроков. Двух выдвинутых вперед форвардов активно поддерживала четверка хавбеков, которые при необходимости выполняли защитные функции. Мы же, нападающие, действовали без оглядки на тылы. Маслов называл нас "бомбистами", которые все 90 минут должны были без устали долбить оборону соперников по всему фронту атаки. Получил мяч - и вперед, в обыгрыш!

ВЫМЕРЛИ, КАК МАМОНТЫ

- Но при этом вы уже перестали быть фланговым форвардом?

- Да, волею судьбы и Маслова я оказался у самых истоков футбольной метаморфозы, в результате которой эта специальность приказала долго жить. Прошло еще лет 10- 15-ио таком амплуа почти забыли. По-моему, с тех пор единственный раз о нем вспомнил Луи ван Галь, когда в середине девяностых выиграл с "Аяксом" Лигу чемпионов. У него атака строилась, как в старые добрые времена: Овермарс - слева, Финиди - справа, Клюйверт - в центре.

- Исчезновение фланговых нападающих "как класса", по-вашему, стало утратой для футбола?

- Меня можно заподозрить в субъективно-ностальгических настроениях - не собираюсь этого отрицать. Но вот вам факт, от которого не отмахнешься: с исчезновением крайних нападающих стало меньше и классных крайних защитников. Это совсем, как в природе: на то, говорят, и щука в пруду, чтобы карась не дремал. Быстрым и техничным крайкам могли противостоять только защитники примерно равного с ними уровня подготовки. Такие, например, как итальянцы Бургнич или Факкетти, бразилец Джалма Сантос, наши Пономарев, Щегольков, Островский, Кесарев, Борис Кузнецов, Борис Сичинава... А раз не стало острых крайних форвардов, неизбежно началась деградация противостоявших им игроков обороны. В изменившемся футбольном климате фланговые нападающие вымерли, как мамонты.

ПАС СТРЕЛЬЦОВУ

- Климат, Виталий Григорьевич, изменился в сторону универсализации футбола, о которой сейчас, как о манне небесной, рассуждают все. В нашей стране, между прочим, об этом первым заговорил Лобановский...

- Внесу небольшую поправку: Лобановский толковал о "разумной универсализации". Только где ее пределы - вот в чем вопрос? Когда я слышу, что в команде такой-то есть чудо-футболист, способный сыграть на любой позиции, кроме разве что вратарской, извините, не верю. То есть верю, что его в зависимости от тренерской фантазии могут поставить на любое место, но какой от этого прок? В футболе, как в жизни: полезно иметь представление обо всем понемножку, однако о чем-то одном надо знать по возможности все. Повальная же универсализация подчас ведет к нивелировке игроков, множит число посредственностей на футбольном поле. У нас даже в высшей лиге есть команды, на матчи которых пускают бесплатно, но трибуны все равно пустуют. А на кого смотреть? На так называемых линейных игроков, которые с неизбывной гримасой усталости на лицах пытаются утюжить всю бровку, а выглядят подчас пародией и на защитника, и на крайнего нападающего одновременно?

- "Беда, коль сапоги начнет тачать пирожник"?

- Вот именно. Сохранился в памяти забавный эпизод, иллюстрирующий эту истину. 1968 год, играем в Москве с "Торпедо". На табло нули, у меня впереди ничегошеньки не клеится. Ну, думаю, надо хоть в обороне немного вистов заработать. Вернулся назад, возомнив себя защитником, - и решил отыграть мяч вратарю, чего никогда в жизни не делал. В результате получился шикарный пас... на выход Стрельцову. Эдик своей бутсой 47-го, наверное, размера, на радостях та-а-а-к приложился к мячу, что за жизнь Рудакова стало страшно. К счастью, все обошлось, наш великий вратарь сумел отразить этот мяч, а я... быстренько побежал вперед, чтобы "затеряться в толпе" и не слышать Женькиных проклятий. Больше к своим воротам не приближался на пушечный выстрел. В общем, каждый должен заниматься своим делом.

"ЛЕНТЯЯ" - В СОСТАВ

- Однако вы, детский тренер Хмельницкий, не можете противостоять магистральному направлению развития "игры миллионов", когда даже ребенку, приходящему в секцию с мечтой стать форвардом, сразу внушают, что "нужно отрабатывать в обороне".

- Это еще что! Иногда от 10-летнего мальчишки требуют еще и умения "видеть поле". Как может человек в таком возрасте видеть поле?! Он сначала должен выказать на этом поле все свои лучшие природные качества, а уж потом превращаться (или нет) в заложника тренерской тактической схемы.

- Сами-то следуете этому правилу?

- Стараюсь, хотя получается не всегда. Например, в команде, с которой я приехал в Донецк, есть мальчишка, который чем-то неуловимо напоминает меня самого в этом возрасте. С мячом расстается неохотно, все время старается что-то придумать, пойти в обыгрыш, обострить ситуацию, неожиданно пробить по воротам. В оборону возвращаться, естественно, не успевает. Я его на разборах за это страшно ругаю, называю "лентяем", а потом... ставлю в состав на следующий матч. Тоже, наверное, от ностальгии...

Юрий ЮРИС. "Спорт-Экспресс", 17.10.2003 г.

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           03.10.1965    ГРЕЦИЯ - СССР - 1:4 г
2           17.10.1965    ДАНИЯ - СССР - 1:3 г
3           01.12.1965    АРГЕНТИНА - СССР - 1:1 г
4           04.12.1965    УРУГВАЙ - СССР - 1:3 г
5           03.06.1967    ФРАНЦИЯ - СССР - 2:4 г
6 2         20.02.1969    КОЛУМБИЯ - СССР - 1:3 •• г
7 3         25.07.1969    ГДР - СССР - 2:2  г
8           06.08.1969    СССР - ШВЕЦИЯ - 0:1 д
9           10.09.1969    СЕВЕРНАЯ ИРЛАНДИЯ - СССР - 0:0 г
10 4         16.11.1969    ТУРЦИЯ - СССР - 1:3  г
11           20.02.1970    ПЕРУ - СССР - 0:2 г
12           26.02.1970    МЕКСИКА - СССР - 0:0 г
13           06.05.1970    БОЛГАРИЯ - СССР - 0:0 г
14           31.05.1970    МЕКСИКА - СССР - 0:0 г
15 5         06.06.1970    БЕЛЬГИЯ - СССР - 1:4  н
16           10.06.1970    САЛЬВАДОР - СССР - 0:2 н
17           14.06.1970    УРУГВАЙ - СССР - 1:0 н
18           07.06.1971    СССР - КИПР - 6:1 д
19           14.06.1971    СССР - ШОТЛАНДИЯ - 1:0 д
20 7         18.09.1971    СССР - ИНДИЯ - 5:0 •• д
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
20 7
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru