Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Любомир КАНТОНИСТОВ

Любомир Кантонистов

Кантонистов Любомир Данилович. Полузащитник.

Родился 11 августа 1978 г. в г. Москве.

Воспитанник московской тимирязевской футбольной школы, затем школы общества «Трудовые резервы». Первые тренеры - Георгий Моцонелидзе, Владимир Перегонцев.

Выступал за команды «Локомотив» Москва (1997), «Нефтехимик» Нижнекамск (1998), «Жемчужина» Сочи (1999), «Металлург» Красноярск (2000), «Алания» Владикавказ (2000), «Локомотив» Нижний Новгород (2001), «Олимпия» Любляна, Словения (2001 - 2002), «Кубань» Краснодар (2002 - 2005), «Торпедо» Москва (2006 - 2008), «МВД России» Москва (2009), «Краснодар» Краснодар (2009), «Динамо» Санкт-Петербург (2010), «Балтика» Калининград (2011 - ...).

За сборную России сыграл 1 матч.

*  *  *

"ДЛЯ ИГРОКА ОЧЕНЬ ВАЖНО НАЙТИ СВОЮ КОМАНДУ"

Этот полузащитник с редким именем и не менее редкой фамилией появился в «Кубани» в середине прошлого сезона и с первых матчей заиграл так, что без него нынешнюю главную краснодарскую команду трудно себе даже представить. Цепкий, неуступчивый и при этом техничный и хорошо видящий поле - такой футболист для любого клуба находка. Кто же он? Где проходил свои футбольные университеты? С этих вопросов я и начал беседу с Любомиром Кантонистовым.

- Обычный человек, - пожал плечами Любомир. - Ничего особенного в моей биографии нет. В восемь лет начал заниматься футболом в Москве, в тимирязевской школе, у тренера Георгия Моцонелидзе. Потом перешел в школу общества «Трудовые резервы», где проходил, как вы говорите, футбольные университеты у бывшего защитника московского «Локомотива» Владимира Перегонцева. Это был замечательный наставник. Во многом благодаря ему я и стал футболистом. Хорошую школу получил и у динамовца Владимира Козлова. За динамовскую школу я играл на одном из московских турниров. А в 16 лет меня пригласили в дубль «Локомотива». Было это в 1995 году.

- В детстве, наверно, перепробовали все позиции на футбольном поле?

- Нет, всю жизнь играл в центре полузащиты. И лишь эпизодически - на других местах.

- Что собой представлял «Локомотив» восемь лет назад?

- Это была крепкая по российским меркам команда, но еще не такая, как сейчас.

- Из игроков нынешнего основного состава «Локо» с кем-нибудь довелось поиграть?

- Пашинин тогда нередко играл за дубль, Маминов.

- Дебют в основном составе помните?

- Да, конечно. Тем более что в чемпионате страны за основной состав «Локомотива» я сыграл всего один матч. С «КамАЗом». По-настоящему заиграть в основе у Семина мне не удалось.

- Сколько лет вы провели в «Локомотиве»?

- Четыре года.

- А потом что произошло?

- Закончился контракт с «Локо». Продлевать его я не стал. Хотя, может быть, стоило потерпеть. Но очень хотелось поиграть в основном составе. Причем необязательно в «Локомотиве».

- Решение сами принимали?

- Да, сам. Семин советовал остаться. Обещал, что будет подпускать к основе. Но он давно это обещал. И редко когда вспоминал о своих обещаниях.

- К тому же заиграл Маминов, появился Лоськов. Позиция центрального полузащитника была занята…

Любомир Кантонистов

- Я согласен был играть и на краю, но тренеры не давали шанса. Пришлось расстаться с командой. К тому же настоятельно звал в «Жемчужину» Анатолий Байдачный. В 1999 году я поехал на сбор с этой командой, но тут Семин нашел для меня другой вариант - в Корее. И я улетел туда.

- В какой клуб?

- В «Самсунг».

- Про Корею много чего говорят.

- Страна мне очень понравилась. Уровень жизни там практически такой же, как и в Западной Европе.

- Европейцев много?

- Хватает. В том числе и русских.

- Как общались с тренерами и игроками?

- Соотечественники помогали. Лактионов и Парахневич. Но с тренерами и местными игроками особо общаться не пришлось. Я так и не понял, зачем туда приехал. Клуб особой заинтересованности во мне не проявил. Просмотра как такового не было. Я две недели проваландался без толку, позвонил Семину и попросился домой.

- Вернулись в «Жемчужину»?

- Нет, поехал на сбор с «Локомотивом». А незадолго до старта чемпионата опять состоялся разговор с Семиным. Юрий Павлович спросил, не изменил ли я решение перейти в другую команду, в которой было бы больше шансов пробиться в основной состав. Я сказал, что очень хочу играть в основе, а в «Локо» еще неизвестно, сколько придется ждать своего часа. И Семин меня отпустил. Я вновь поехал в Сочи - «Локомотив» отдал меня в аренду в «Жемчужину».

- Но заиграть сразу в основе вам и там не удалось.

- Байдачный долго меня уговаривал, убеждал, что я ему нужен. А когда контракт был подписан, его отношение ко мне сразу изменилось. Перестал вдруг меня замечать. Человек сложный и непредсказуемый, он меняется, как сочинская погода. К тому же и я, пока катался по Кореям, подрастерял форму. В общем, чемпионат я начал на скамейке запасных. А тут еще «Жемчужина» очень неудачно стартовала. Тренеру стало не до экспериментов с составом. Он сделал ставку на более опытных игроков, у которых, однако, ничего не получалось.

- Байдачный в итоге ушел. Его заменил Антихович, у которого вы наконец заиграли.

- Не знаю, насколько хорошо заиграл, но на поле стал выходить регулярно. Антихович, может быть, как тренер в чем-то и уступает Байдачному, но как человек, как наставник намного мягче и предсказуемее. Умеет найти общий язык с игроками. Он создал в команде нормальный микроклимат, и мы сразу же заметно прибавили. Стали набирать очки. Из безнадежных аутсайдеров превратились в команду, которая борется за сохранение места в элитном дивизионе. Если бы незадолго до финиша выиграли на своем поле у «Ротора», остались бы в высшей лиге. Но та встреча завершилась вничью - 2:2. Причем волгоградцы сравняли счет за считанные минуты до финального свистка.

- Та игра была чистой? Не попали ли вы под судейский прессинг? Ведь поговаривали, что в высших футбольных кругах страны были заинтересованы в том, чтобы прописку в высшем дивизионе сохранил «Ротор» - клуб с более богатыми традициями, чем «Жемчужина», недавний медалист чемпионатов России.

- Нет, игра была нормальной. Судья отработал честно. Другое дело, что нам не повезло. «Ротор» благодаря той ничьей удержал небольшое преимущество в очках, ликвидировать которое в оставшихся матчах было нереально - и календарь у нас был очень тяжелым, и результаты матчей на финише сезона становятся более предсказуемыми. И потом, вылет «Жемчужины» после всех финансовых и организационных передряг, с которыми она столкнулась в том году, был закономерным, хотя при удачном стечении обстоятельств мы и могли остаться.

- Не удалось. И вы вернулись в Москву?

- Да, я же тогда принадлежал «Локомотиву». Аренда, кстати, для футболиста не самая приятная вещь. С одной стороны, правда, если ты принадлежишь именитому клубу, тебе дается шанс проявить себя не только в дублирующем составе, но и в основе какого-нибудь иного клуба, а с другой стороны, тренеры в России не любят арендованных игроков, и в новом клубе на тебя всерьез обычно не рассчитывают. Из-за этого и в состав ставят лишь в тех случаях, когда на какой-нибудь позиции арендованный игрок безусловно лучший, и с расчетами по итогам сезона очень часто возникают проблемы. Мол, «а чего ему платить столько же, сколько и другим, он же все равно не наш».

- У вас был долгосрочный контракт с «Локомотивом»?

- Он как раз подходил к концу. Семин предложил мне его продлить, с тем, чтобы потом опять отдавать меня в аренду в другие клубы. Но я отказался. Юрию Павловичу это не понравилось, и он утратил ко мне интерес. Я поддерживал форму в дубле и искал подходящие варианты. Антихович хотел меня взять в «Рубин». Но у него что-то не получилось. Контракт у «Локо» выкупили частные лица, но и у них долго не получалось найти мне подходящую команду. А затем Аверьянов пригласил в «Аланию». В нее я перешел в августе 2000 года.

- И снова надолго не задержались. Почему?

- В «Алании» у меня поначалу все хорошо складывалось. Я стал попадать в основной состав. Но потом у клуба сменилось руководство. Битаров ушел в отставку. Аверьянов тоже. Пришли новые люди, которые сделали ставку на других игроков. Для футболистов и тренеров это всегда очень сложный момент, когда меняется руководство клуба. Появляется неопределенность, беспокойство в завтрашнем дне. В «Кубани» в прошлом году тоже такое было, это, скорее всего, и стало главной причиной того, что мы выключились из борьбы за путевку в премьер-лигу. Не потому, что новые руководители что-то делали не так, а потому, что сам факт серьезных организационных изменений в клубе отрицательно влияет на футболистов. Ничто не должно отвлекать игроков и тренеров от футбола.

- Следующий клуб в вашей биографии - «Олимпия» (Словения). Что это за явление в футболе? Сборную Словении мы видели, а вот представления о клубном футболе этой страны практически никакого.

- По российским меркам уровень чемпионата Словении невысок. Выделяются «Марибор» и «Олимпия», да и то не так, как у нас «Локомотив» и «Спартак», остальные же команды даже в первой лиге в России бы не блистали. Впрочем, удивляться тут нечему - бюджеты этих команд несопоставимы с бюджетами наших клубов.

- Сколько вы там отыграли?

- Второй круг минувшего чемпионата, то есть зимой и весной прошлого года. Регулярно выходил в основном составе на своем любимом месте центрального полузащитника.

- Не жалеете, что в вашей жизни появилась Словения?

- Нет, конечно. Я там получил бесценный опыт в плане профессионализма и самоконтроля. За границей ведь футболистов меньше опекают, чем у нас.

- А почему вы уехали оттуда?

- Я поехал туда один. Адаптироваться же в чужой стране без друзей и других близких мне людей не так-то просто. Никому я там был не нужен, все сами по себе. В общем, заграница стала меня тяготить.

- В бытовом отношении проблем не было?

- С этим все в порядке. Клуб предоставил мне жилье и машину.

- Как вы расстались с «Олимпией»?

- Приехал домой после окончания сезона. Должен был после завершения отпуска вернуться в эту команду, так как контракт с ней был заключен на три года, но очень надеялся, что какой-нибудь российский клуб выкупит мой трансфер у «Олимпии».

- В конце концов это произошло?

- Да, но не сразу. В Москве мы встретились с Валерием Овчинниковым, который был назначен главным тренером «Волгаря-Газпрома». Он позвал меня в Астрахань, обещал приличные условия. Однако, когда сам приехал в эту команду, дал отбой. Сказал, что тех денег, под которые его позвали спасать от вылета «Волгарь», в клубе нет. Я уже было смирился с тем, что придется вернуться в Словению, как вдруг позвонил агент и сообщил, что мною интересуется «Кубань». Приехал я в Краснодар, потренировался с командой, и ее руководство решило выкупить мой трансферный лист у «Олимпии». Так стал игроком «Кубани».

- И заиграли так, что понравились не только ее тренерам, но и болельщикам. Почувствовали, наверно, уверенность в своих силах. Нет ли теперь желания на приобретенном здесь багаже попытаться пробиться в команду более высокого уровня?

- Зачем, если меня здесь все устраивает?

- Но вы начинали в «Локомотиве», который по итогам прошлого сезона стал лучшей командой страны, играет в лиге чемпионов…

- Можно мечтать о чем угодно, но для футболиста очень важно найти свою команду, в которой бы наиболее полно раскрылся его талант. Пока что лучше всего у меня складывается именно в «Кубани». А от добра, как говорится, добра не ищут. Лучшим бы вариантом для меня было, чтобы краснодарская команда пошла в гору, а вместе с ней и я. А на далекое будущее не стоит загадывать.

- В Краснодар вас приглашал Комаров. Но его затем сменил Лагойда. Это не сказалось на вашем положении в команде?

Любомир Кантонистов

- Назначение и смена тренеров - это прерогатива руководства клуба. Мое же дело - играть. Раз я остался в команде, значит, устраиваю Владимира Ивановича. Он доверяет мне место в основном составе, а я делаю все возможное, чтобы оправдать это доверие.

- Но при нем команда кардинально поменяла основные принципы построения игры. Не трудно было перестраиваться.

- Особо перестраиваться и не пришлось. При Комарове я впервые в своей жизни играл в команде, применяющей линейную систему построения обороны. В принципе, мне понравилось, хотя свои минусы у этой системы тоже есть. Она очень зависит от квалификации и сыгранности защитных порядков. Если выпало какое-то наигранное звено - начинаются провалы. Из-за этого, думаю, мы в прошлом году пропустили несколько необязательных мячей.

- Из-за этого и отстали от лидеров?

- Не думаю. По уровню игры мы им ни в чем не уступали. Но в какой-то момент от нас отвернулась удача. Мы теряли очки в тех матчах, в которых играли лучше соперников и которые должны были выигрывать. К тому же многое было потеряно на старте, а догонять всегда тяжело. И физически, и морально.

- В концовке чемпионата вас дважды ставили на позицию последнего защитника. Как вам игралось?

- Вроде бы не провалил игру. Приобрел новый опыт. Но в центре полузащиты я чувствую себя все же комфортнее.

- В «Кубани» вы уже более полугода. Почувствовали себя в ней своим человеком?

- Да, в этом отношении мне повезло. Ребята в команде хорошие, быстро подружился с ними. И обстановка в клубе нормальная. В других же клубах приезжие футболисты иногда очень долго чувствуют себя инородным телом.

- Команда готовится к очередному чемпионату. Как вы, кстати, относитесь к предсезонке?

- Как к тяжелой, но необходимой работе. Если сейчас что-то упустишь в своей подготовке, то в ходе сезона уже не наверстаешь.

- А появление новичков, которые могут вытеснить вас из основного состава, не беспокоит?

- Нет, это нормальный процесс. В спорте без конкуренции перестаешь расти. Если хочешь чего-то добиться, должен постоянно доказывать свою необходимость. Если же это не получается, ищи команду по своему уровню.

- В прошлом году «Кубани» не удалось решить поставленную перед ней задачу. Приход Герасименко, Шкапенко, Демина и других маститых новобранцев сделал вас сильнее, и теперь любая задача по плечу?

- По составу мы и в прошлом году были не хуже других, а сейчас - тем более. Но говорить, что путевка в премьер-лигу у нас в кармане, пока рано. Очень многое зависит от того, как сложится у нас старт, избегут ли ведущие игроки травм. Ну и удача не помешала бы. Я думаю, что мы входим в число фаворитов первого дивизиона, но как пройдет чемпионат, покажет время. Если не будет финансовых и организационных неурядиц, которые возникали в клубе в прошлом году, мы, надеюсь, будем главными претендентами на повышение в классе.

Алексей ВОСКОБОЙНИК. "Новая спортивная газета" №7, 2003

*  *  *

ОДНАЖДЫ В СБОРНОЙ РОССИИ

Любомир Кантонистов

Фото: yuga.ru

Герой новой серии исследования Sports.ru - футболист с редким именем, но частыми перемещениями из одной команды в другую. Любомир Кантонистов, к 30 годам поменявший десяток клубов, настоящую известность обрел в краснодарской «Кубани» - вместе с ней прорвался и в премьер-лигу, и в сборную. Сейчас длинноволосый полузащитник играет в первом дивизионе за ФК МВД и рассказывает о милицейской поддержке, просроченной минералке в «Торпедо» и густом дыму города Новотроицка.

- Прошлой зимой, когда «Торпедо» начинало свой второй сезон в первом дивизионе, вы хотели расстаться с командой. Почему у вас это не получилось уже тогда?

- Руководство не устраивало, что у меня большая зарплата, и хотело продать меня. Правда, трансферная цена была сильно завышена. Плюс мои условия. Все это осложняло мою дальнейшую трудовую деятельность. Они предлагали какие-то варианты, но они меня не устраивали. Был вариант с «Химками»: с Муслиным, который их тогда тренировал, все было нормально, сыграл за них в контрольном матче. Вроде все шло хорошо, а потом раз и сошло на нет. Без объяснения причин.

- В «Торпедо» вы тем не менее остались.

- Я не мог оставаться. На тот момент у команды уже был тренер Сабитов, который боялся работать с опытными игроками и всячески пытался от них избавиться. В итоге так и получилось - опытных не осталось, одна молодежь. Эта ситуация на меня сильно подействовала и вылилась в откровенное интервью. После него мне кислород и перекрыли. Отстранили от команды и сказали: «Все, ты на трансфере. Будешь тренироваться, где хочешь». До второго круга я тренировался сам. Потом, когда дела пошли неважно, Тукманов меня вызвал и сказал: «Давай начинай работать, мы тебя заявим на второй круг». Такая история.

- В этом году «Торпедо» погибло. Вас это удивило?

- Да нет. Все к этому шло. Единственное - я не знаю, что там произошло между Алешиным и Тукмановым. А по поводу всей этой истории я неоднократно говорил: если нет финансовых возможностей, нет и футбола. В нашем футболе все просто: есть деньги, будет результат, нет денег - не будет.

- Говорят, в прошлом году в «Торпедо» был режим жесточайшей экономии. Даже бутылки с водой попадались просроченные.

- Это действительно так. Когда клуб возглавил Тукманов, с ним пришел генеральный директор по фамилии Груздев. У него была задача экономить на всем. Он в этом явно переусердствовал. Вода просроченная. Зачем лететь самолетом, если можно поехать автобусом или поездом? С премиальными тоже были проблемы - когда считали, кто сколько провел на поле, высчитывали не только минуты, но и секунды. В «Торпедо» всегда была налаженная инфраструктура, никаких околофутбольных проблем не возникало. С приходом Груздева начались всякие мелочи, которые раздражали. Кажется, что они особенно на команду не влияют, но всем ведь известно, что мелочей в футболе нет.

- Бородатая шутка про «Торпедо»: у команды так мало болельщиков, что игроки знают всех зрителей по именам.

- Чтобы кого-то я знал лично - такого нет. Скажу банальную фразу: тяжело, когда нет болельщиков. Тем более, если стадион такой огромный. Несмотря на это, торпедовские фанаты хорошо поддерживают команду. Они очень преданные, ездили на все выезды. Даже в Хабаровск хоть один, хоть два человека обязательно приезжали, а если играли в европейской части, были десятки людей. Так что о болельщиках - только самые теплые слова.

- Как вы отреагировали, когда вам предложили играть за «МВД России»?

- Нормально отреагировал. Команда в Москве базируется.

- В народе милицию не любят. На выездных матчах вы чувствуете это?

- Если вы про выкрики вроде «Мусора» или «Москали», я такого не слышал. На удивление - думал, будет хуже. Зато, когда играем на выезде, к нам приходят начальники из местных структур МВД. Заходят в раздевалку - пообщаться с руководством, поприветствовать футболистов.

- Главный тренер «МВД России» - Юрий Ковтун - один из самых жестких защитников в истории российского футбола. Какой футбол он пропагандирует?

- Ковтун - молодой тренер, только недавно начал тренерскую деятельность. То, что в нем подкупает: хочет, чтобы команда играла не в «бей-беги», а комбинационно, в пас. Чтобы футболисты получали удовольствие от игры, а не мучились.

- В первом дивизионе много команд, которые мучаются?

- Да пол-лиги. Например, мы проводим матчи в Домодедово. Там хороший стадион. Но поле, на котором играем, не выдерживает критики. На нем не только в футбол невозможно играть, оно еще и травматичное. У нас уже человек десять на нем травмировалось. Сложно говорить о футболе, когда поля не позволяют играть в нормальный футбол.

- Вы путешествовали по первому дивизиону и с «Кубанью», и с «Торпедо», теперь - с МВД. Какой город удивил вас больше всего?

- Были в Новотроицке - это нечто. Подъезжаешь, и сразу видишь огромный металлургический завод, с огромными трубами, из которых валит дым. Есть байка. Когда местные футболисты едут с выезда, смотрят на трубы. Если валит розовый дым, значит, сегодня рубли дают. Если зеленый - доллары. Еще запомнился Стерлитамак, куда мы с «Торпедо» приезжали. Поле такое, что, наверное, танки на нем учения проводили. А сугробы! Я таких никогда не видел. Величиной с многоэтажный дом. Там одна трибуна на стадионе, рядом с ним - большой бетонный забор. Так вот сугроб стоял рядом с ним и был в полтора раза выше.

- Когда ездите по глубинке, вас по-прежнему принимают за болгарина?

- Да нет, это только в начале карьеры было. Я своим именем доволен. У меня не банальное имя - не Леша, не Сережа - это хорошо.

- Как часто вы вспоминаете свой единственный матч за сборную России?

- Сказать, что вспоминаю и говорю: «Вот я там был» - такого нет. Давно об этом не думал. Со временем все как-то стирается в памяти. Такое, конечно, не забудется, но воспоминания на ум постоянно не приходят. Одно время, когда вызывался, были надежды, что будут еще матчи. А сейчас…

- Что вас удивило больше всего, когда приехали в сборную?

- Атмосфера. Когда приезжаешь в Бор, а там журналистов человек сто. Пройти невозможно. Сразу понимаешь, какой у людей интерес, какой ажиотаж вокруг сборной. Еще удивил Ярцев, его манера общения. Как вел себя, что говорил - все это было интересно.

- Почему после сборной Ярцеву не удается полноценно работать?

- Думаю, его уход из «Торпедо» был ошибкой. Хоть там и была изначально сложная ситуация. У него произошло несчастье. Было видно, что у человека нервозность, во всем проявляющаяся. Мог из-за мелочи вспылить. Напряженная была атмосфера. Думаю, это сильно повлияло. Сейчас, по прошествии времени, понимаю, что его расставание с «Торпедо» - ошибка. Изначально было ясно, что такой тренер приходит решать задачи. Когда его меняют на молодого, понятно, что особенных задач перед командой уже не стоит.

- У вас был строительный бизнес - возводили бизнес-центр на Дмитровском шоссе. Дело продолжается?

- Продолжается. Хотя кризис планы подкорректировал, уже немного осталось. В скором времени все наладится. Бизнес семейный - ведем его с тестем. Пока не решили, что будет в здании. Варианты разные - можно сделать под офисы, есть место под ресторан, супермаркет.

- Бизнес - это то, чем вы хотели бы заниматься дальше?

- Не сказал бы. Мне бы хотелось работать в спорте. Не знаю, получится ли. Я сейчас смотрю: у нас тренеров выпускают по 400 человек в год. Столько команд нет, сколько тренеров с лицензией. Функционеры? Есть менеджмент в игровых видах спорта. Очень много людей, которые играют в футбол и учатся там. Но команды-то нерезиновые! Если кто-то из знакомых позовет - другое дело. Если ты учился в Гарварде или Оксфорде, это не гарантирует тебе работы. Сейчас все основывается на связях, на доверии.

- Вас считали большим талантом, но в высшем дивизионе вы поиграли не так много, как могли бы. Ваша карьера могла сложиться по-другому?

- Можно обижаться только на себя. Я понимаю, что у нас не любят людей, у которых есть мнение на все происходящее. У нас как бывает? Начинаешь что-то говорить, а кому-то это не нравится, значит может сыграть против тебя. Видимо, поменьше мне надо было выражать свои мысли. Если я вижу, что что-то не так, я могу это высказать, не думая о последствиях. Если были нюансы и в Краснодаре, и в «Торпедо», я не стеснялся об этом говорить. А правду не любит никто.

Юрий ДУДЬ. Sports.ru, 08.06.2009

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           09.10.2004    ЛЮКСЕМБУРГ - РОССИЯ - 0:4 г
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
1
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru