Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Вадим ЕВСЕЕВ

Вадим Евсеев

Евсеев, Вадим Валентинович. Защитник.

Родился 8 января 1976 г. в г. Мытищи Московской обл.

Воспитанник московских футбольных школ «Динамо» и «Локомотив».

Выступал за команды «Спартак» Мытищи (1991–1992), «Спартак» Москва (1993–1998, 1999), «Торпедо» Москва (1998, 2007), «Локомотив» Москва (2000–2006), «Сатурн» Раменское (2007–2010), «Торпедо-БелАЗ» Жодино, Белоруссия (2011), «Арсенал» Тула (2012), «Олимпик» Мытищи (2012).

Чемпион России 1996, 1997, 1998, 1999, 2002, 2004 гг. Обладатель Кубка России 1998, 2000 и 2001 гг.

Сыграл за сборную России 20 матчей, забил 1 гол.

Участник чемпионата Европы 2004 г.

Ассистент главного тренера в клубе «Текстильщик» Иваново (2013–2014). Ассистент главного тренера в клубе «Амкар» Пермь (2015–2016, 2017). Главный тренер клуба «Текстильщик» Иваново (2017). Главный тренер клуба «Амкар» Пермь (2018). Ассистент главного тренера в клубе «Анжи» Махачкала (2018). Главный тренер клуба «СКА-Хабаровск» Хабаровск (2018–...).

*  *  *

НОВЫЕ ЗВЁЗДЫ «СПАРТАКА» - ВАДИМ ЕВСЕЕВ

Теперь я знаю, почему Евсеев первым из прошлогоднего спартаковского дубля получил место в основе - он никогда не играл в футбол ради собственной выгоды.

- В семь лет мама повезла меня записывать в футбольную школу "Динамо", - рассказывает Вадим. - Когда начался тренировочный матч, все ребята из моей команды побежали вперед, и хоть я тоже любил играть в нападении, остался у ворот. Кто-то ведь должен был их защищать! А после занятия тренер сказал мне, что я никуда не гожусь. Правда, на следующий год меня все-таки приняли.

- Сколько вы там прозанимались?

- Четыре года. Я учился в динамовском спортклассе, а там ребята часто играли в "трясучку" на деньги. Однажды за этим занятием меня поймал директор. А через неделю был сбор документов на нашу первую заграничную поездку во Францию. Директор подписал бумаги на отъезд всем, кроме меня. А тренер динамовский за меня даже не попробовал вступиться. Я обиделся и решил уйти в "Локомотив".

- А в "Спартаке" когда оказались?

Вадим Евсеев

- В 92-м меня пригласили в дубль "Локомотива". Но мне там не понравилось - тренировались мы, например, почему-то только на теннисных кортах. Я сказал об этом своему тренеру, и как-то вечером 31 декабря он мне позвонил и сообщил, что договорился с тренером спартаковского дубля Зерновым о моих смотринах. Такого новогоднего подарка у меня в жизни не было! 2 января я пришел на тренировку в манеж. Стою у дверей, жду команду - и вдруг вижу: подъезжает спартаковский автобус, а из него выходят - Стауче! Тихонов!! Черенков!!! Тут у меня от страха ноги подкосились. Но ко мне подошел Зернов, улыбнулся, похлопал по плечу и повел в раздевалку. Я успокоился, а уже через месяц был зачислен на ставку в дубль.

- Это были ваши первые заработанные не в "трясучку" деньги?

- Да, и для 17-летнего парня в то время - немалые. Оклад у меня был 15 тысяч плюс столько же премиальные - выходило раза в три больше, чем у мамы. Ей-то я все деньги и отдавал.

- В основу "Спартака" вам удалось пробиться только в этом году. Когда вы почувствовали перемену в своей жизни?

- В феврале "Спартак" уезжал на сбор в Израиль. За день до отъезда выяснилось, что у Головского нет загранпаспорта, вот меня и взяли вместо него. После возвращения из Израиля я понял, что в "Спартаке" на меня уже всерьез рассчитывают. Хотя когда осенью следил за потрясающим выступлением "Спартака" в Лиге чемпионов, даже подумать не смел о том, что уже в марте сам буду в ней играть.

- Кстати, как вы теперь оцениваете свои матчи с "Нантом"?

- Сейчас бы, думаю, сыграл куда лучше. Первый гол "Нанта" в ответном матче ведь на моей совести. Кто-то из французов навесил, и мы вдвоем с Липко пошли на этот мяч. Но оба промахнулись. А Уэдек выскочил из-за наших спин, убежал один на один с вратарем и забил. Меня тогда никто не ругал, но, если честно, был уверен, что за "Спартак" мне больше уже не играть. Ехал на следующий день в Тарасовку, а в голове все время крутилась мысль - зайду на базу, а мне скажут: "Отправляйся-ка ты, парень, назад в дубль". Я очень удивился, не услышав этого, а когда меня еще и поставили на матч с "Балтикой"...

- У вас есть болельщики?

- Когда мы в Иерусалиме ходили к Стене плача, я положил Богу записочку. Какую - не скажу, но многое из написанного у меня уже сбылось.

БАТАШЕВ, Александр КРУЖКОВ. «Футбол от «Спорт-Экспресса» №37, 1996

*  *  *

«САМЫЙ ТЯЖКИЙ ГРЕХ — ВРАТЬ САМОМУ СЕБЕ»

Вадим Евсеев неисправимый оптимист. Даже тогда, когда дела у команды идут неважно, даже когда совершает ошибки вроде игры рукой у своих ворот в двух матчах подряд. Но без ошибок в футболе не бывает. Главное - чтобы они не были порождены равнодушием, безответственностью. А вот в этом-то Евсеева не упрекнуть никак.

НОКАУТ В ПРИХОЖЕЙ

Однажды Евсеев обезвредил опасного вора-рецидивиста. Правда, совсем не так, как в каких-нибудь "Ментовских войнах" или "Улицах разбитых фонарей": без погони, перестрелки и приемов кунг-фу в духе Джеки Чана. Все было в прямом и переносном смысле по-домашнему.

Защитник "Локо", готовясь по случаю дня рождения к приему гостей, пылесосил квартиру. И вдруг услышал, как сработал секретный японский ограничитель входной двери. Каково же было удивление футболиста, когда в прихожей он увидел незнакомого парня, неспешно копавшегося в сумке любимой тещи. Завидев хозяина, нахальный мазурик рванулся было на выход, но после короткого удара оказался в глубоком нокауте. После чего были вызваны правоохранительные органы, составлен протокол, а невезучий прохвост препровожден в КПЗ. Уже потом выяснилось, что задержанный - наркоман со стажем и на подобных фокусах уже попадался. Много позже, вспоминая неприятную историю, я поинтересовался у добряка Евсеева, не жалко ли ему бедолагу.

- Нет, - отрезал Вадим. - Мне никогда не бывает жалко тех, кто пытается сделать плохо мне и моим близким. К таким я беспощаден!

Если перенести сказанное на евсеевское футбольное ремесло, то и в нем он точно такой же - горящий, непримиримый, бесстрашный. Ему и здесь есть кого защищать - команду, партнеров, наконец, болельщиков, которые тоже за него горой. Когда он на поле, именно они для него становятся теми самыми близкими. И то, что отдаст за них Евсеев все, сомнению не подлежит. Так было с самого начала, когда он только делал первые, но уже уверенные шаги на пути к тому, чтобы стать Игроком.

Было это в девяносто шестом, в "Спартаке", в компании таких же, как и он, молодых, одержимых ребят - Головского, Дуюна, Липко, Безродного, Мелешина, Джубанова, Ширко. Засучив рукава вместо взявшего сезонный тайм-аут Романцева, Георгий Ярцев дал всем им шанс. И не прогадал. Тем первым чемпионством Вадим и открыл свой наградной лист, в котором подобных титулов уже шесть. А еще два серебра с бронзой и три выигранных Кубка страны. И, кроме этого, двадцать матчей за сборную России с решающим голом Уэльсу, открывшим нам дорогу на чемпионат Европы в Португалию. Кстати, всего за карьеру Евсеев забил тридцать мячей - на зависть любому.

Вадим Евсеев и Райан Гиггз

Вадим Евсеев и Райан Гиггз.

Согласитесь, что человек, добившийся всего этого, достоин уважения в футбольном мире. По крайней мере никому из тех молодых, с кем он завоевывал первое золото, ничего подобного сделать не удалось. Впрочем, вряд ли стоит их судить за это - у каждого собственная судьба. Свою Евсеев сумел выстроить. На зубах. И прежде всего потому, что никогда не отступал от самого себя, от собственных жизненных принципов, об одном из которых я узнал после истории с незадачливым воришкой. Не отступал ни в неожиданной арендной ссылке в "Торпедо" в девяносто восьмом, ни в двухтысячном, когда рискуя, с болью в душе, уходил в "Локомотив". Ни в сборной, где в каждом матче приходилось доказывать, что ты нужен.

Он и сейчас в разговоре с журналистами нет-нет да и ошарашит заявлением, что и по сей день болеет за "Спартак". И пояснит, что иначе не может, поскольку именно из этой команды вышел в футбольные люди. А такое не забывается. Но при этом обязательно добавит, что "Локомотив" для него - дом родной, за который он всегда будет биться до последнего. Что, кстати, особенно заметно именно в матчах со своими бывшими одноклубниками.

ОРЛЯНКА НА ПЕРЕМЕНЕ

Вот так странно - или, наоборот, правильно - устроен этот Вадим Евсеев, тридцати лет отроду, обожающий дочурку Полину, сумасшедшую езду на черном "Лэндкрузере-100", рыбалку и покер. Да и за словом в карман, как узнала вся теле-Европа после матча в Кардиффе со сборной Уэльса, он не лезет - правду-матку не смущаясь, в глаза привык резать. Вот почему, готовясь к беседе с ним, прекрасно представлял, что оказаться она может непростой, но непременно откровенной и нужной. Причем прежде всего для его команды. Когда договаривались о встрече в редакции, мне бросилось в глаза неважное настроение Вадима. А это с ним случается весьма редко. Впрочем, все было легко объяснимо - в матче со "Спартаком" из Нальчика его удалили с поля. И в следующем, со "Спартаком" московским, сыграть он уже не мог. А такие встречи для него дело принципа. Тем более в непростой для родного клуба момент.

- К азартным играм тяга не пропала? - начинаю я издалека беседу с защитником, прибывшим в "СЭ" сразу же после очередной тренировки в Черкизове.

- Это вы к чему? - удивляется Вадим.

- Да вот неожиданно вспомнил историю о том, как в школе директор заметил на перемене ученика Евсеева играющим с ребятами на деньги в орлянку. После чего динамовский тренер не взял вас на турнир во Францию. А вы, обидевшись, в ответ перешли в "Локомотив". Не случись этого, глядишь, так бы в "Динамо" и по сей день играли.

- Кто знает, кто знает... Чего мальчишкой не натворишь. Было такое. Сейчас об этом с улыбкой вспоминаю, когда в казино иной раз заглядываю. Но это редко случается - по настроению. Могу там долларов пятьсот в неудачный вечер оставить. Большего себе позволить не имею права - семья. Еще на сборах, бывает, в покер, чтобы время убить, поиграешь. А так я по этой части человек не азартный.

- По тому, как вы выглядите на поле, этого не скажешь. Я ведь, грешным делом, считал, что раз футболист в игре горяч, то и в жизни такой же. Характер-то у него один.

- Так-то оно так, но проявляться он может по-разному. К примеру, дома я всегда спокойный, выдержанный. А вот на дороге могу вспылить, не сдержаться. Особенно, когда помоложе был. Помню, как-то по Ярославке ехал и вдруг меня на полной скорости подрезала иномарка - чуть в кювет не улетел. Не поленился, догнал обидчика, прижал к обочине. Он сидит, не выходит, двери на замок. Ну я от злости ему рукой стекло и разбил.

- Не боялись на какого-нибудь "крутого" нарваться?

- В тот момент об этом даже не думал - все внутри кипело. Ведь из-за этого лихача чуть не перевернулся. Потом, правда, быстро остыл и даже пожалел о той вспышке.

- А вообще вы по натуре человек отходчивый?

- Сейчас уже могу сказать, что да. А прежде заводился буквально с пол-оборота. Догадывался ли об этом динамовец Короман, не знаю. Но в одном сезоне он меня в двух матчах просто достал - то локтем зацепит, то за майку придержит, то на ногу наступит. Обошлось тогда без скандала. После игры он протягивает мне руку Я ему, естественно, тоже. Вдруг серб отдергивает ладонь и начинает меня по-своему материть. Тут уж я не сдержался и прямиком за ним с кулаками в динамовскую раздевалку. И если бы по дороге меня кто-то не остановил, дров бы мог наломать прилично. Когда успокоился, первое, о чем подумал: и чего сдуру кипел, что хотел доказать?

- Доказывать вам, по-моему, не привыкать.

- Абсолютно точно. Причем процесс этот для нашего брата постоянный. Как говорится, такова футбольная жизнь. К слову и сейчас тем же самым занимаюсь.

ПРОВЕРКА БЫСТРОВЫМ

- Интересно, кому же и что должен доказывать сегодня Евсеев в "Локомотиве", где выступает без малого шесть лет и считается одним из ведущих игроков?

- Новому тренеру, новым партнерам. Стараюсь доказать, что имею право на их доверие, наместо в составе.

- А что, в отношении вас у кого-то появились сомнения?

Вадим Евсеев

- Ни в коей мере. Просто меня лично нынешняя обстановка мобилизует, заставляет работать еще собраннее. Семину с Эштрековым мне только на первых порах пришлось доказывать, что, приглашая меня, они не ошиблись. Но это вовсе не означало, что, завоевав их доверие, можно было сбросить обороты и успокоиться. А сейчас я обязан добиться того, чтобы в меня поверил и Муслин.

- Его требования сильно отличаются от тех, которые предъявляли футболистам Семин и Эштреков?

- Я этого не почувствовал. Славолюб отдает предпочтение стилю, который очень напоминает спартаковский конца 90-х - с использованием стеночек, забеганий, скоростными атаками в два-три паса.

- Это вы об организации наступления говорите. А по какому принципу он выстраивает оборону?

- Здесь Муслин делает ставку на четырех защитников и дает им задание действовать так, чтобы между ними и средней линией не было разрыва. По его замыслу, это должно создавать преимущество в середине поля, что дает возможность навязывать сопернику свою тактику. При Семине использовалась иная схема - в три или пять защитников, в зависимости от обстоятельств. Но плотность между обороной и полузащитой тоже была обязательным условием.

- Вроде бы все грамотно и разумно выстраивает Муслин в обороне "Локомотива", но почему же тогда команда так много пропустила в первых турах?

- Большинство голов нам было забито со стандартов. Так случилось в матчах с "Крыльями", в кубковом с московским "Спартаком", дважды со спартаковцами из Нальчика. Пропускаем - и сломя голову бросаемся отыгрываться. Отсюда и провалы в обороне. Причем ошибаются все: кто-то кого-то не подстраховал, кто-то вовремя не вернулся назад, кто-то не доработал. Образуется цепь общих ошибок, которая и приводит к неприятностям. При Семине игровая дисциплина была повыше. И главным девизом было прежде всего не пропустить. Кроме того, на тренировках немало внимания уделялось тому, как вести себя при розыгрыше противником стандартных положений, просчитывались различные варианты, использовались какие-то хитрости.

- Вы сами как оцениваете свое нынешнее игровое состояние?

- К сожалению, назвать его близким к идеальному пока не могу. Из-за травмы колена предсезонная подготовка вышла скомканной и укороченной. Но двадцать - двадцать пять дней работы по программе Муслина, под руководством Заура Хапова, помогли довольно быстро не только восстановиться, но и набрать неплохую форму. Это я почувствовал еще на разминке перед кубковым матчем со "Спартаком" - бежалось легко, легкость ощущалась. А опека Быстрова в той встрече стала отличной возможностью проверить свое состояние. По общему мнению, то была пока моя лучшая игра. Да я это и сам почувствовал хотя бы по тому, что грубых ошибок в ней не совершал. И ушел Быстров с поля без гола.

"ТЕПЛЫЕ СЛОВА"

- Зато немало промахов во встрече со "Спартаком" из Нальчика допустил ваш партнер по обороне Бикей. Чья была идея отправить его в дубль?

- Муслина. Подобные решения вправе принимать только главный тренер. Конечно, ребята и сами могут высказывать мнение по поводу того, кто как играл. Но на решение руководства это никакого влияния не оказывает и оказывать не может.

- В то же время сам Муслин сказал, что только Лоськову, Пашинину, Маминову и Евсееву дано право после матча оценивать игру команды в целом и кого-то в частности. Часто им пользуетесь?

- По-разному. Все зависит от обстоятельств, результата, а значит, и настроения. Наверное, Славолюб считает, что мы, как наиболее опытные игроки, имеем на это больше права, чем остальные. Думаю, подобное существует не только в "Локомотиве".

- Пользуясь такой привилегией, обидеть кого-то можете?

- Сгоряча всякое бывает. Можете себе представить, в каком состоянии все мы находились после домашнего поражения от спартаковцев Нальчика. Нервы же не стальные. А что чувствовала команда по окончании матча с "Монако", в котором Обиора, выйдя один на один с вратарем, пожадничал и не отдал мяч находившемуся в убойной позиции Парксу? Забей мы тогда - имели бы перед ответной встречей не один, а два мяча в запасе. И шансы пройти в четвертьфинал были бы уже повыше. Семин тогда Обиоре по полной программе все высказал. Ну и я еще пару "теплых слов" добавил. А сейчас что легионерам скажешь, если ни ты их, ни они тебя не понимают?

- Может, именно это обстоятельство и создает в коллективе ту напряженную, как поговаривают, обстановку?

- Да никакая она не напряженная. Незнакомая - это точно. В команде впервые оказалось сразу столько легионеров. Если раньше их было три-четыре, то сейчас пришли сразу одиннадцать! Добавьте сюда совершенно новый тренерский штаб. Отсюда и проблемы с взаимопониманием и на поле, и в быту. После шести лет пребывания в команде даже мне многое в диковину. Я не говорю, что такое количество иностранцев плохо. Но определенный дискомфорт это создает.

- А как вам работается с первым в карьере тренером-иностранцем?

- Прекрасно. Интересны его тренировки, акцент в которых делается на работе с мячом. Нравится открытость, общительность Муслина. Услугами переводчика он пользуется только в какие-то сложные моменты или на собраниях. В остальном же мы с ним друг друга отлично понимаем.

- Вопросы дисциплины на собраниях часто поднимаются? Скажем, после поражения от Нальчика был привычный для таких моментов разбор полетов?

- Муслин обошелся без него. Минут семь поговорил об общих и конкретных игровых ошибках, объявил о переводе в дубль Бикея, и мы отправились на тренировку.

- А президент клуба Валерий Филатов и председатель совета директоров Сергей Липатов как-то на то поражение отреагировали?

- Нет. Тем самым еще раз подчеркнув, что полностью доверяют главному тренеру.

- Сейчас примеру руководства "Локомотива" последовал и президент РФС Виталий Мутко, доверивший российскую сборную иностранцу - Гусу Хиддинку. Что скажете по этому поводу?

- Согласен с Мостовым, Тархановым и Аленичевым: с этой ролью вполне справился бы и Романцев. Интересно, что, когда он работал в "Спартаке", его в сборную приглашали регулярно. А теперь, когда свободен, в его услугах не нуждаются. Вообще же не дело футболиста обсуждать, кто кого должен тренировать. Все равно будет так, как решат чиновники из РФС или руководство клуба. Скажут работать с Хиддинком - будем работать с ним. Сказали работать с Муслиным - значит, так тому и быть. Я человек дисциплинированный.

РОМАНЦЕВ, ЯРЦЕВ, СЕМИН

- Стало быть, "свой" тренер или "не свой" для футболиста значения не имеет?

- Еще как имеет! Может, потому я при Ярцеве в сборной свои лучшие матчи и провел. Он и Семин мне особенно доверяли. Вот почему таких людей я подвести не могу.

- А что же, Романцев к вам иначе относился?

- Не сказал бы. Я ведь на их с Ярцевым футболе вырос. И не сломайся в свое время Дима Хлестов, может, я так и закис бы в дубле. А Олег Иванович дал возможность заиграть, в себя поверить.

- Что же вы тогда после четырех чемпионских сезонов ушли из "Спартака"?

- Играть хотелось. В сезоне девяносто девятого в команду пришел Юрий Ковтун, и я в основном составе провел только пятнадцать матчей. Ни о каких материальных благах до момента подписания контракта с "Локомотивом" я с Семиным разговоров не вел. Но при первой встрече сразу же сказал ему, что перехожу в его команду только из-за стремления играть. "На каком фланге?" - спросил Юрий Павлович. "На левом", - ответил я. И в двухтысячном году провел двадцать восемь матчей из тридцати.

- Хотите сказать, что ни зарплата, ни премиальные на тот момент вас не интересовали?

- Повторяю, речь о них зашла лишь в последний момент. Деньги в "Локомотиве" в ту пору по сравнению с нынешними временами платили небольшие. А в "Спартаке" я только с девяносто восьмого и стал-то их более-менее зарабатывать. Да и то после того, как "Аякс" в Кубке УЕФА победили. Головскому, Мелешину и мне тогда положили по три тысячи долларов. До этого же мы все получали по четыреста плюс премии. Это при том, что я уже дважды чемпионом России был. И в сборной успел первый матч с Андоррой сыграть.

- Если не ошибаюсь, в девяносто девятом. А вернулись вы в нее три сезона спустя, дойдя потом до финальной части европейского первенства в Португалии. Многие считают, что тот турнир она провалила. В чем, на ваш взгляд, причина?

- Я бы сформулировал иначе - не провалила, а выступила в свою силу. Причин несколько. Не поехали в Португалию Онопко и Игнашевич - те, кто играл в обороне в отборочном цикле. Вынужденный перевод Смертина в линию защиты ослабил середину поля. Алексей надежно связывал оборону с полузащитой. И заменить его Лоськовым и Мостовым, которые лучше действуют в подыгрыше, не получилось. И еще постоянно ощущалось какое-то внутреннее напряжение.

- К конфликту, связанному с Мостовым, как тогда отнеслись?

Вадим Евсеев

19 ноября 2003 года. Только что Вадим Евсеев забил победный гол в матче Уэльс - Россия (0:1)

- Не знаю, почему Георгий Александрович с такой легкостью поверил испанским газетчикам. Может, на него кто-то из эрфээсовского начальства надавил? Но на Колоскова это не похоже. Я про него много раньше неприятного слышал. Но в сборной, когда в ней был, при Вячеславе Ивановиче нам все вовремя и до копейки отдавали. К тому же авторитет его в большом футбольном мире чувствовался во всем. Да и человеком он оказался исключительно тактичным. А вообще-то я в Португалию с большими надеждами ехал. Но оказалось, что все они так и остались в последнем стыковом матче с Уэльсом.

- Ту игру можно, наверное, назвать вашим звездным часом?

- Если так можно выразиться, последним из трех самых памятных моментов. До него были еще два матча, в которых праздновал победы и которые навсегда сохранятся в памяти. Это две золотые встречи - с "Аланией" в 1996-м в Питере и с ЦСКА в 2002-м в Москве. Только двоим - мне и Игорю Яновскому - удалось сыграть в обоих. Но он дважды проиграл, а я выиграл. Так что, если кто хочет стать чемпионом в таких встречах - приглашайте Евсеева. Не прогадаете.

- Неплохая шутка. Но вряд ли только из этого исходил Ярцев, ставя вас в состав на первый матч с Уэльсом?

- Ему вообще предшествовали разные события, из-за которых мне пришлось провести игру практически без подготовки. Дело в том, что дочери Полине в Германии предстояла серьезная операция. И я попросил у Ярцева с Симоняном разрешения отправиться туда вместе с семьей. Добро было получено, и в понедельник мы все вылетели в Мюнхен. В среду утром девочку прооперировали. И только за день до матча удалось прибыть на сбор в Тарасовку, где провел только одну предыгровую тренировку "Сыграешь?" - спросил меня после нее Ярцев. "Если доверите", ответил. Конечно, счет 0:0 в той встрече никого из нас не обрадовал. Но для защитника это неплохой показатель. И чувствовал я себя на поле спокойно и уверенно.

- А как же стычка с Гиггзом?

- Да никакой стычки как таковой не было. Просто я резко пошел в мяч, которым он владел. Валлийской звезде это не понравилось. И он ткнул меня локтем в лицо, на что хватило ума и выдержки не ответить.

- Не опасались, что в Кардиффе вам вернут должок?

- Волков бояться - в Уэльс не ездить. А если серьезно, то если об этом думать, то надо только в домашних матчах на поле и выходить. Напротив, то, что в ответной встрече трибуны меня освистывали и весь матч "доставали", только злости добавило. На ней и отыграл два тайма.


Вадим Евсеев против Райана Гиггза.

- Гол забить тоже злость помогла или это был подарок судьбы?

- Если честно, задания подключаться при розыгрышах стандартных положений в том матче от Ярцева не получал. А тут, когда Гусев пошел подавать, как обожгло - надо рискнуть! Подача вышла классная, и я на мгновение успел опередить защитника хозяев. Забить головой валлийцам, которые сами в этом деле доки, знаете ли, дорогого стоит.

- Да уж, действительно случай редкий.

- В сборной - да. А так из своих тридцати голов почти половину забил именно таким образом. Я когда только в "Локомотив" пришел, Семин после первой тренировки отметил, что у меня удары головой неплохо получаются. И частенько потом повторял: "Ты, Вадик, об этом в игре не забывай. Помогай результативность улучшать". Вот и стараюсь не забывать. "Галатасараю" в Лиге чемпионов так же забил. Так что гол в Кардиффе, можно считать, был запланированным.

- И послематчевое историческое телевыступление на всю Европу - тоже?

- Выплеснул все, что меня переполняло и взвинчивало: бешенство чужих трибун, хамство противника, переживания за судьбу дочери, игровой стресс. Возможно, не те слова выбрал, но в тот момент контролировать себя был не в состоянии. За что потом и извинился.

С "ЛОКО" НАВСЕГДА

- Гиггз - сильнейший из оппонентов, которых вам доводилось опекать?

- Пожалуй, были и поинтереснее. К примеру, Пирес из "Арсенала", который нам в Лондоне в Лиге чемпионов забил. Технарь, каких мало, с мгновенной способностью принимать самые неожиданные решения. Или Висенте из "Валенсии" - молния с потрясающей левой ногой. Роналдо, умеющий сделать гол из ничего. В "Спартаке" мы в этом не раз убеждались. Никогда не знаешь, чего ждать от редкого хитреца Зидана.

- А Шевченко?

- С ним и Ребровым мы еще в конце девяностых на Кубке Содружества встречались года три подряд. Тогда из них двоих Ребров мне техничнее и интереснее казался. А сейчас, конечно, Шевченко в Европе на первых ролях. Добавил к таланту характер - и футбол получил звезду первой величины. Даже не обладая техникой Роналдинью или феерической скоростью Анри, Андрей - нападающий без слабых мест. Я бы назвал Шевченко форвардом-охотником, опека которого - дело неблагодарное и рискованное.

- Кого смогли бы выделить из российских нападающих?

- Хороши Аршавин с Кержаковым. Как прикрыть их - вечная головная боль. Оба настырные, злые, готовые идти в любые единоборства. На острие опаснее всех Кириченко. Согласитесь, вполне приличный выбор для любого тренера сборной. Эти ребята - проблема для самого опытного защитника.

- А Сычев?

- Ему пока не очень везет одна травма, другая. И свой лучший сезон, уверен, он еще не провел.

- Из легионеров кто нравится?

- Бракамонте из "Москвы" и динамовец Данни - нестандартные, техничные игроки. Аргентинец еще очень хорош в подыгрыше и крайне опасен на втором этаже. Они из тех легионеров, которые делают российский футбол зрелищем.

- А что скажете о тех, кто недавно пришел в "Локомотив"?

- Мне неэтично отвечать на этот вопрос. Пусть оценку их мастерству дают болельщики, журналисты, тренеры. Мое дело - играть.

- В свое время в одном из интервью вы сказали, что сами не прочь поиграть за рубежом. Охота еще не пропала?

- Теперь уже могу уверенно сказать, что потерял к этому интерес. Два года назад у меня заканчивался срок контракта с "Локомотивом". В этот момент поступили предложения из нескольких клубов Англии, Франции, чьи агенты, возможно, видели меня в матчах Лиги чемпионов. Потом пришло приглашение от киевского "Динамо". С одной стороны, интересно было бы поиграть в такой команде, с другой - не хотелось уходить из клуба, где провел столько лет. Встретились с Филатовым, обсудили возможные варианты продолжения карьеры и совместной работы. И я принял решение остаться.

- Президент пообещал улучшить условия?

- Гораздо больше - гарантировал после того, как закончу играть, работу в "Локомотиве".

- В качестве тренера?

- Согласен на любую.

- Выходит, тренерскому делу вы себя в будущем посвящать не намерены?

- Почему? Диплом малаховского института физкультуры у меня есть. Если потребуется и школу тренеров закончу. А там посмотрим. Вообще если тренерством займусь, то попытаюсь в нем кое-что поменять. Например, сделать так, чтобы футболисты не сидели на сборах перед матчами по нескольку дней. Не это в нашем деле решает. Главное - выходить на поле с настроением, когда внутри все кипит и ты рвешься в игру. Кстати, о том же прочитал в очень интересном интервью тренера хоккейного ЦСКА Вячеслава Быкова.

- А к публикациям о себе в прессе как относитесь?

- Раньше переживал, когда, скажем, оценку за игру получал невысокую. Особенно если знал, что сыграл хорошо. Теперь отношусь к этому проще. Однажды, правда, меня задела публикация в одной газете, озаглавленная "Кладбище талантов". Появилась она после моего ухода из "Спартака", и автор отправил нас с Кечиновым и Головским, как "конченных" для него футболистов, умирать на "кладбище". Мол, нигде они уже не заиграют, горемычные. А мы взяли и не сломались. Может, в звезды и не вышли, но играли и доказывали.

- Аленичев сейчас тоже свою правоту в футболе доказывает. Не опасаетесь когда-нибудь оказаться на его месте?

- Дима в футболе уже все, что мог, доказал. А высказался так откровенно потому, что не может врать самому себе. Я тоже считаю, что это самый большой в жизни грех. И очень надеюсь его избежать.

Александр ЛЬВОВ. «Спорт-Экспресс», 21.04.2006

*  *  *

«ПО ЖИЗНИ Я МАТОМ НИ-НИ!»

Участие сборной России по футболу в стыковых матчах за право поехать на чемпионат мира - повод для встречи, звено всем известной цепи: «стыки» - Уэльс - Евсеев. Но разговаривать не столько об этом собирались, сколько о дне сегодняшнем - о «Сатурне» и Ребере, Гордееве и Овчинникове...

Вадим ЕвсеевВадим Евсеев, руководствуясь принципом: «Если соглашаюсь на интервью - выкладываю всю правду», любопытство журналистское утолил. Назначив встречу в родных Мытищах, с присущей только ему иронией без утайки рассказал, как один немецкий тренер кричал от бровки «Fuck off!», чье это было предложение поставить Гордеева во главе «Сатурна» и почему разошлись их с Боссом пути.

«КТО ВОЗЬМЕТ НА РАБОТУ БЫШОВЦА, ПОЛУЧИТ ОТ МЕНЯ ПОДАРОК»

- Журналисты в каждом большом интервью об Уэльсе спрашивают?

- Начнем с того, что я не помню, когда последний раз большое интервью давал. Так, чтоб за жизнь. Уэльс? Я просто внимания не обращаю. Прошло и прошло. Да, гол важный, матч важный... Но это было шесть лет назад. Шесть! Вполне достаточно, если кто-то иногда вспоминает. Большего не надо.

- Признавались: «Жаль, что окружающие считают - во мне много негатива. Вспоминают то, что я сказал в камеру после матча с Уэльсом. Некоторые до сих пор думают, что я использую нехорошие слова». А что, разве не используете?

- Где, в быту? Нет. На поле - случается, но в жизни я вообще не ругаюсь. С кем, зачем? Раньше, если на трассе подрезали, мог выскочить из машины, разобраться с обидчиком. Теперь уже не могу. С возрастом спокойнее становлюсь. Сам это чувствую. Наверное, у всех так. С годами что-то переосмысливается...

- Вы и на прошлогоднем чемпионате Европы успех сборной России предсказывали и недавно почти угадали, сказав, что в Кардиффе 2:1 выиграем. Интуиция?

- Просто чудо. Везет и все.

- Глядишь, еще раз повезет, и выход сборной на чемпионат мира предскажете...

- То, что Азербайджан обыграем, - даже не обсуждается. И в ЮАР поедем, да. Пусть через стыковые матчи, но поедем. Заслужили. Россия, насколько знаю, на 6-м месте в мировом рейтинге идет? Ну вот, видите...

- Вы играли в сборной, но результатов таких не было. Игры такой не было...

- Потому что Хиддинка не было. При нем все изменилось. Я, правда, не согласен с теми, кто говорит: «Хиддинк наш футбол поднял». Он наших футболистов поднял. Профессиональное отношение к делу, свобода, одна команда - одни права... До Хиддинка в сборной к разным игрокам по-разному относились. Скажем, при Ярцеве молодых всегда старались на базе оставить. Хотя ветераны по домам разъезжались... Меня тоже не отпускали как-то. Я сам уехал. Без последствий и лишних разговоров.

Когда Ярцев перед чемпионатом Европы один выходной дал и разрешил в город съездить - праздник был сумасшедший. При Хиддинке этот праздник каждый день - сборная живет себе в центре Москвы, в гостинице, кто куда хочет, туда идет, все доверительно... И результаты доказывают - кнут-то, оказывается, нашим футболистам не нужен.

- «Не будет Хиддинка - не будет команды», - Аршавин говорит. Присоединяетесь? Нужно нам во что бы то ни стало оставлять голландца на этом посту и после отборочного цикла ЧМ-2010 или?..

- Если есть шанс оставить - я только «за». Но уйдет Хиддинк, искать кого-то на стороне не стоит - у нас есть тренеры, которые могут достойно его заменить. Бородюк, Корнеев. Люди адекватные, давно в сборной работают. Тут важна преемственность. И чтоб не было подковерных игр. А то как теплое место освобождается - звонит какой-нибудь бышовец, и пошло-поехало. Кстати, еще раз официально заявляю: кто возьмет на работу Бышовца, получит от меня подарок. Какой? Сюрприз!

- С Хиддинком совсем немного поработали. Не жалеете, что после сентября 2006-го в сборную больше не вызывались?

- Нет, а чего жалеть? Если футболист хорошо играет, Хиддинк его обязательно вызовет. Видимо, я просто был недостаточно хорош. Но сам на этой теме никогда не зацикливался. Пригласили - поехал, нет - выходные с семьей провел, отдохнул. Тоже здорово.

- Хиддинк признает тот факт, что у команды большие проблемы с защитниками. В этом плане, как считаете, есть шансы в сборную вернуться?

- Ага, в ветеранскую...

НЕМЕЦКАЯ ГЛУПОСТЬ

- Когда говорят: «иностранные тренеры в России» - ваша первая ассоциация?

- Муслин, наверное. Отлично мы с ним в «Локомотиве» сработались. Впрочем, вопреки слухам, у меня и с Ребером особых проблем не было. Европейский тренер, правда, со своим видением...

- Лоськов, только с немцем познакомившись, оценку дал: «Нормальный дядька...».

- Даже отличный. Другое дело - что за тренер. Но об этом результаты должны говорить.

Помню, меня сразу вызвал: «Ты хороший футболист, но играть не будешь. Скорости нет». Вопросов нет, стал за дубль бегать. В восьми матчах забил, кажется, девять голов. Скорости, наверное, не было, поэтому и забивал...

Для Ребера скорость - это все. Скорость, скорость и еще раз скорость - главный девиз. Он мечтал, чтоб в «Сатурне» одиннадцать Ковелей на поле выходило. Не понимая, что тогда им еще нужно каждому по голове Эйнштейна приставлять. Иначе, как они в футбол играть будут? Не легкая атлетика все-таки...

- Еще Ребер потрясающе бегал кроссы с игроками...

- Это не он с игроками, это мы с ним. Одному, видимо, скучно было - вот он нас и подключал. Бывало, по полтора часа бегали! Ребер - впереди всех...

- Прошлым летом, еще до Ребера, вы были уверены - в «Сатурн» приходит Дзаккерони...

- Так я его сам видел своими глазами - на трибуне сидел. Ребята говорили - и на базу приезжал. Нам даже объявить успели: «Дзаккерони - в «Сатурне», точно». А потом - тишина. Я так понял - по цене не сошлись. Видимо, слишком мало просил.

- То есть?

- А вы что, не понимаете? Команде дают бюджет на год. Например, как у нас в прошлом сезоне было - 60 миллионов долларов. Если мы только 40 тратим, то в следующий раз нам скажут: «А зачем вам 60 миллионов? Вы их все равно не выбираете. Давайте мы вам 40 дадим». Руководству зачем такой расклад?

Вот и получается, Ребер больше, чем Дзаккерони, попросил, его и взяли. Парадокс, да. Просто у нас тогда в команде ну очень много денег было...

- С Дзаккерони хотелось поработать?

- Да мне и с Ребером хотелось! Главное, чтобы тренер иностранцем был.

- Что-то вас в немце раздражало?

- Да ничего меня ни в ком не раздражает! Я под всех тренеров подстраиваюсь. Это Лоськову не нравилось, когда мы по кругу бегали и в ладоши хлопали - Ребер говорил, что это упражнение команду объединять должно. Хотя чего там объединять? Коллектив и так был отличный. Как в «Локомотиве» при Семине. Но Ребер требовал - бегайте, хлопайте. Димон по этому поводу злился, я - нет. Надо, так надо.

- Но это ведь глупость?

- Глупость. Немецкая. Но, наверное, мы у немцев войну и выиграли потому, что они такие глупости придумывают.

«ЕСЛИ МНЕ ОВЧИННИКОВ НЕ ЗВОНИТ, ПОЧЕМУ Я ДОЛЖЕН ЭТО ДЕЛАТЬ?»

- Самое большое удивление за время работы с Ребером?

- Ребер ничем не удивил. Удивил Жиганов. Вызвал в начале года: «Подыскивай новую команду. У нас на тебя денег нет». Я говорю: «Нет, так ищите. Я-то тут при чем?».

А до этого собирался всем на десять процентов контракты уменьшить. Кризис, мол. И мне предложил. Я в ответ молчу. Тогда до Жиганова дошло, какую глупость сморозил. Контракт - не просто бумажка, его соблюдать нужно. Больше с такими предложениями не подходил...

- Но и в «Сатурне» вас не видел - на первый сбор с «Кубанью» отправились...

- Мне Олег Терехин позвонил: «Хотим пригласить тебя на просмотр». Терехин, Овчинников, Андрей Семин... Наверное, эти люди так плохо меня знали, никогда на поле не видели, что им вдруг потребовалось 33-летнего Евсеева просматривать...

Ничего, поехал. Провел с командой целый сбор. Кстати, хочу тренерам «Кубани» спасибо сказать - хорошо меня погоняли. Это уж без иронии.

- Овчинников по этому поводу говорил: «Евсеев к нам приехал толстый, я его неплохо к сезону подготовил».

- Что толстый был - сказки, а насчет подготовки - правда. Овчинников «Кубань» по юрьпалычсеминской программе готовил, и я этот «фундамент» вместе с ними заложил. Две недели отлично поработали.

- Вернувшись со сбора, ждали звонка...

- Но так и не дождался. Ни от Овчинникова, ни от Терехина. В итоге, спросив разрешения у Жиганова, на второй сбор отправился с дублем «Сатурна». Где тренером был Андрей Львович Гордеев. Ему-то меня просматривать не требовалось...

С дублем и в Москву вернулся. Дней за десять до начала чемпионата опять Жиганов вызывает: «На последний сбор едешь с основной командой». Я только спросил: «Это чье решение: тренера или ваше?». - «Мое». - «Но Ребер говорит, что я ему не нужен...». - «А я скажу, что нужен».

После этого в чемпионате при Ребере отыграл все матчи - от начала до конца! И разговоров - «Евсеев - нескоростной игрок» - больше не слышал. Видимо, появилась скорость откуда-то...

- Ребер потом кричал: «Это я вернул Евсеева!».

- Мне все равно, кто меня вернул - Ребер или Жиганов. Вернули и отлично.

- И все-таки, почему с «Кубанью» не получилось?

- Самому интересно. Сам не в курсе до сих пор.

- Когда узнали, что друг Овчинников уволен, как отреагировали?

- Ну, уволен и уволен, мне-то что? Звонить, поддерживать? Так если он мне не звонит, почему я это должен делать? Набрать, спросить - как дела? Так я и без этого знаю, как у него дела. Видел по телевизору сюжет - в ВШТ теперь учится...

- Похоже, обида после кубанского просмотра все же осталась?

- Осталась. Думаю, можно было элементарно взять телефон, набрать мой номер и сказать: «Вадим, извини, ты нам не подходишь». И объяснить причину. Например, по деньгам не подхожу. Или как мне Бышовец сказал когда-то: «Я строю новую команду и тебя в ней не вижу». Ничего этого не было. Я все из прессы узнавал...

«COME ON!» И ПАМЯТНИКИ АГЕНТАМ

- После «Кубани» и дубля возвращались в основу «Сатурна» - доказывать?

- Вот все почему-то так думают... Кому и что я должен был доказывать? Реберу? Жиганову? Я просто вернулся и все. Причем, когда еще на сборе с «Кубанью» был - чувствовал, что вернусь. Поехал, помню, к «Сатурну» в гости, у нас отели рядом находились - и в холле застал Ребера с Тряпкиным, начальником команды. Подошел и сказал: «В первом туре увидимся!». Ждите, мол, обратно. Тряпкин мне до сих пор тот разговор припоминает...

Я спокойно вернулся и спокойно стал играть. И ни у кого не просил объяснений - почему вы меня тогда убрали, а теперь вернули? Зачем? Кому нужно и без этого знали, что Евсеев - игрок хороший.

Мне не нужны были долгие объяснения, хорошие отношения... Я что, девушка, чтобы отношений требовать? В конце концов у меня отношения не с тренерами, а с футболом. Я футбол люблю, люблю играть - за основу ли, за дубль...

- «Мне говорили, что на поле его соперники боятся - это же здорово!» - восхищался вами Ребер в начале года...

- А раньше ему об этом не говорили? Смешно... Мне кажется, в клубе просто были люди, которые банально капали Реберу на мозг. Вовремя сливали «нужную» информацию. И ладно бы - Жиганов. Многое там, представляется, от Галямина шло. Человек, создавший в Раменском «команду в команде» - «Сатурн-2». Со своим бюджетом, своим руководством... Аферисты, честное слово!

- Когда Ребер после разгрома от «Спартака» на игроков с критикой обрушился - «Непрофессионалы!», как в команде к этому отнеслись?

- А как мы должны были отнестись? Удивиться? Удивлялись, когда стартовый состав методом тыка определялся. Чтоб никого не обидеть. Удивлялись, когда на предматчевых установках слышали: «Come on!». Или «Fuck off!» - от бровки. Для связки слов. Футболист, выходя на поле, должен знать, что ему там делать. Надо наигрывать комбинации, действия в обороне... Но Ребер говорил: «Вы и так все знаете. Come on!».

- Отставка напрашивалась, Ребер, однако, уходить не спешил...

- Обычная практика - тренер деньги считает. В контракте прописано: если сам уходишь - никаких выплат не будет. А если клуб увольняет раньше срока - неустойка положена. Агентам за такие контракты надо памятники ставить!

- Кински прогнозировал: «Вылетим, если Ребер не уйдет...».

- Насчет вылета я не думал - впереди еще много игр оставалось. Но борьбу за выживание предполагал. Кстати, получается, если бы Ребер остался, две подмосковные команды вылететь могли? Во как...

- В итоге и Ребер ушел, и Жиганов...

- С Жигановым у нас при всех нюансах нормальные отношения были. Да, он, может, где-то ошибался, неверные решения принимал... Ничего не поделаешь - человек хоть и спортивный, но нефутбольный.

Единственный момент, который действительно удивлял - это, как он деньги тратил. На какие-то вещи ничего не жалел, а премиальные всегда со скрипом выбивались. Я в раздевалке пытался что-то говорить, но он делал вид, что ничего не слышит.

- Кому теперь Ребер «Come on!» кричит, знаете?

- Туркам. В газетах писали. Слышал еще, Муслин на Кипр подался. Не могу узнать только - Бышовец тренирует кого-то? Нет? Как же так...

- Из тренеров, с кем доводилось работать, чья безработица вызывает больше вопросов - Ярцева, Эштрекова или Бышовца?

- У меня вообще вопросов нет. Ярцев сам еще в футбол играет, зачем ему тренировать?

- На Эштрекова одно время обижались...

- Время проходит, начинаешь по-другому смотреть на некоторые вещи. Да, неприятно было видеть, как при Эштрекове - он уже главным был - Семина в локомотивскую раздевалку не пускали. Главное, все это на моих глазах происходило. Стоял Эштреков, через два метра охранник и Семин. Охранник Палычу втолковывал: «Извините, нельзя». А Эштреков просто отвернулся. Но теперь я думаю, может, это и правда - не в его власти было...

- Так ведь и с Бышовцем со временем примиритесь?

- Нет, тут время не властно. Этого человека я не прощу. Ни-ког-да.

- Кому-то еще в российском футболе руки не подадите?

- Мы когда с Радимовым встречаемся, всегда этого человека вспоминаем - господин Марущак такой (экс-глава КДК РФС. - Прим. авт.). Вот ему бы руки не подал. Хотя и в лицо-то особо не знаю...

«ТОЛЬКО НЕ ГАЛЯМИН»

- Гордеев в «Сатурн» пришел, и команда, забыв все уроки немецкого, впечатляющий рывок совершила...

- Если Ребер лишь говорил о профессионализме, Андрей Львович на деле показал, как нужно работать. Все объяснил - куда бежать, зачем... Над тактикой поработали, комбинации наиграли - и результат пришел.

Гордеев изначально не ставил себя выше нас, выше коллектива. Это Ребер с ходу заявил: «Будем «физикой» заниматься!». И на восемь дней на базе запер. Хотел сразу показать, кто он, а кто мы. Гордеев после назначения правильные слова сказал: «Продолжаем работать. Потихоньку будем выходить из этой ситуации все вместе». То есть не стал кричать: «Я тут тренер, а вы никто!», а просто настроил на рабочий лад. И этим сразу поднял свой авторитет в глазах команды.

Кстати, с его назначением интересная история вышла. С господином Ефремовым (гендиректор «Сатурна». - Прим. авт.), когда он еще в федерации футбола Мособласти работал, много раз вот так же сидели за этим столом, пили чай, разговаривали. У него офис в соседнем здании. Когда снимали Жиганова, Ефремов мне позвонил и долго расспрашивал - как дела в команде, то, се... Я сначала не понял - зачем ему? Когда спросил напрямую, Ефремов ответил: «Возможно, мы скоро будем работать вместе». Уже вечером перезвонил: «Все, меня назначили. Завтра увидимся».

Так вот - о Гордееве. Сняли Жиганова, Ефремов игроков собрал - меня, Лоськова, Тони... Поговорить, как дальше жить будем, работать. Кински с главного начал: «Тренера нужно убирать». Гендиректор согласился: «Это понятно и даже не обсуждается. Но могут возникнуть чисто технические проблемы. Какое-то время придется подождать». Я поинтересовался: «Ребер уйдет, кто вместо него?». Прозвучали имена - все люди были из «Сатурна». Мы об одном попросили - только не Галямин. А потом я предложил: «Слушайте, почему бы не попробовать Гордеева из дубля? Сам у него полгода отыграл. И молодые ребята им довольны...». Ефремов: «Хорошо, подумаем».

На следующий день сообщили - Ребер ушел и представили нового главного тренера - Андрея Львовича Гордеева. Быстро, однако, Ефремов все технические проблемы решил...

- То есть Гордеев - ваша креатура получается?

- Ефремов тоже об этом думал. Просто я первым озвучил.

- Гордеев спасибо не говорил?

- Мне? За что? Насколько знаю - ему вообще в дубле нравилось...

- По имени к молодому тренеру обращаетесь?

- Нет, Андрей Львович. И на работе, и в быту. Мне так удобнее.

«ЖЕНА ЧАСТО ГОВОРИТ: «А ВОТ ЕСЛИ БЫ В «РУБИН» ПЕРЕШЕЛ...»

- Вас и Лоськова с периодичностью продолжают в «Локомотив» сватать. Вот-вот, мол, вернуться должны...

- Кто сватает опять же? Вы, журналисты. Заголовки броские, то, се. Но мы-то с Димкой реально смотрим на вещи.

- Ну, а если не игроком? Хотелось бы вернуться?

- Потом? После окончания карьеры? Почему нет? Все может быть. Надо же чем-то заниматься. Могу в родных Мытищах спорт поднимать, могу в тренеры податься, в «Локомотив» вернуться могу... С Наумовым вот не был знаком, но встретились после игры «Сатурна» с «Локо», он сразу: «Давай приходи, пообщаемся, футбол вместе посмотрим. Стадион-то у нас весь в твоих фотографиях...». Подтрибунные помещения - имеется в виду.

- За «Локомотив», кстати, в чемпионской гонке болеете?

- За «Рубин». Хочу, чтобы команда Бердыева второй год подряд чемпионом стала. Для казанцев это будет действительно большой успех - удержаться на вершине гораздо сложнее, чем взобраться на нее.

- Титов пару лет назад говорил: «Из Евсеева все спартаковское так и прет».

- Я навсегда останусь спартаковцем. Всю жизнь буду переживать за эту команду. Хотя бы потому, что «Спартак» меня воспитал.

- Но в чемпионской гонке болеете за «Рубин». Нестыковочка...

- Давайте так, в матче «Спартак» - «Рубин» мои симпатии на стороне красно-белых. Но золото пусть выиграет «Рубин». А вообще я сегодня за «Сатурн», если что. Болеть - это болеть, а работать - это работать...

- Вас ведь Бердыев звал в свое время?

- Был серьезный разговор. И в принципе я склонялся к этому варианту. Но в итоге оказался в «Сатурне». Как это получилось - у агента даже не спрашивал. Мне главное было уйти из «Торпедо», а куда - в «Сатурн» или в «Рубин» - по большому счету все равно. Предложения были равнозначными - и по финансовым условиям в том числе. Я так и сказал: «С кем договоришься, туда и пойду». Агент договорился с «Сатурном».

- А если бы с «Рубином»? Российское золото, Лига чемпионов... Перспективы!

- Мне жена тоже об этом часто говорит. Отвечаю: «Если бы да кабы...». Ну, перешел бы я в «Рубин», кто знает, как бы у меня там сложилось? И сложилось бы вообще? Тем более Бердыев меня не в оборону брал, а в центр поля - опорником. Говорят, понравилось, как я на этой позиции в «Торпедо» играл. Но у «Рубина» в полузащите и без меня порядок был. И сейчас порядок.

Нет, сам я ни о чем не жалею. И потом, пришел бы я в «Рубин» - стали бы казанцы чемпионами? Тоже ведь не факт.

- Не обиделся Бердыев, получив отказ?

- Думаю, что нет. Я ведь не стал юлить, сразу все объяснил: «У меня есть два предложения - буду выбирать». Он только заметил: «Сатурн» у нас Лоськова увел. Очень бы не хотелось, чтобы и тебя увели...».

- Вы и в «Спартак» могли вернуться - в 2004-м...

- Мог. Встречался с Перваком и Старковым. Предложили условия. Очень хорошие. Намного лучше, чем в «Локомотиве». Сказали: «Думай, мы перезвоним». И все - ни звонка, ни привета. Пришлось новый контракт с «Локомотивом» подписывать.

- Так уж прямо и пришлось?

- «Локомотив» меньше предлагал, чем «Спартак» и киевское «Динамо» - украинцы тоже в конце года на меня выходили. Просто я Филатову не мог отказать. Близкому человеку. Он попросил - я подписал. Хотя, будь у меня на тот момент агент, уверен, новый контракт с «Локомотивом» был бы на порядок лучше. Потом уже, когда из «Торпедо» уходил и с Павлом Андреевым отношения оформил, часто к нему с этим вопросом приставал: «Где ж ты раньше-то был?». Сам я для себя ничего выбивать как не умел, так и не умею.

- «Локомотив» на рубеже веков славился поистине семейной обстановкой. Наверное, и это тоже на выбор повлияло?

- И это тоже. Я когда в 2000 году в «Локомотив» перешел, подумал сначала, что в Европу попал. Настолько после «Спартака» все было демократично, настолько Семин футболистам доверял. И собирались все вместе, и общались здорово... Запомнилось, как в 2003 году на домашних матчах одна пивоваренная компания акцию устраивала - команда-победительница забирала 10 упаковок пива. Так мы в том сезоне из 15 домашних матчей 14 выиграли! И потом что-то шло в душ, что-то на базу, а что-то в Батину каморочку - комнату легендарного администратора команды Анатолия Егорыча Машкова. Кстати, недавно он юбилей отмечал - 70 лет. Дай бог ему здоровья. Душа и гордость «Локомотива»!

«В «САТУРНЕ» ГОТОВ ХОТЬ ПО МЕСЯЦУ КОНТРАКТЫ ПОДПИСЫВАТЬ!»

- От дел давно минувших - ко дню сегодняшнему. Когда на поле вернетесь?

- В следующем сезоне. Хотя уже бегаю, с мячом работаю потихоньку. Надо будет в начале ноябре в Германию съездить - там точно скажут, когда в общей группе заниматься смогу.

- Этот разрыв крестообразных связок - самая тяжелая травма за карьеру?

- Нет, у меня такой же разрыв в 2001 году был, только на другой ноге. Что интересно, тогда операция была 13 июня, а сейчас - 16-го. Удобно - знаю, как восстанавливаться, что и когда делать. Можно сказать - по старому графику работаю.

- Тоже операцию в Германии делали?

- Я все свои операции там делал. У нас, конечно, тоже прооперировать могут. Но процесс восстановления, условия, в которых ты находишься... Даже сравнивать нечего. Там ты в больнице, как в гостинице, а у нас, как в хлеву. Мне вообще Германия всегда нравилась. Чисто все, ухоженно, красиво... Люди пунктуальные. С удовольствием бы там пожил.

- В смысле - поиграли бы?

- Именно пожил. Насчет «поиграть» - мое время прошло. Хотя бундеслигу иногда смотрю. Топ-матчи. Когда команды из нижней части встречаются - футбол такой... На наш похож.

- В Германии были, когда в Черкизове прощальный матч Гуренко проходил?

- Да, но только это не Гуренко провожали, а целое поколение игроков «Локомотива». Расстроился, конечно, что не попал. Ладно, хоть жена там была, все мне потом рассказала.

- Сами сколько еще играть думаете?

- Пока здоровье позволит. Мыслей карьеру заканчивать нет.

- Контракт с «Сатурном» 31 декабря истекает. Продлить предлагали?

Вадим Евсеев- Разговоры идут. И довольно настойчивые. Ефремов тут подошел: «Ты как, после травмы еще играть будешь или заканчивать? А то давай вместе новую команду строить». Я ответил: «Нет, спасибо, еще поиграю». Меня в «Сатурне» все устраивает - тренер, руководство, коллектив... Играть бы да играть. Я здесь хоть по месяцу готов контракты подписывать!

- Так в чем проблема? Почему не подписываете?

- К агенту вопрос и к гендиректору. Они этот вопрос решают. Между собой договариваются. А я со стороны смотрю. Как они договорятся, так и будет.

- Главный момент при подписании нового контракта - деньги, то, что Раменское близко от дома, или уровень турнира - премьер-лига?

- Раменское - близко от дома, это вы хватили. Я хоть и в Московской области живу, но у меня дорога только в один конец - 75 км. Туда-обратно - 150. Впрочем, это второстепенно. В период кризиса, наверное, деньги для всех на первом месте.

- Кризис, к слову, как-то сказался?

- Машину я себе не купил. «Мерседес» новый. Уже и сумму нужную заплатил, сказали - придется три месяца ждать. Или поставок не было, или еще что-то. Меня это не устроило, я деньги обратно забрал.

- «Сатурн» вам сейчас что-нибудь должен?

- По премиальным ничего - их у нас сразу после игры выплачивают. По зарплате немного. Но обещали со дня на день вопрос закрыть.

- Гаджиев рассказывал: «Евсееву всегда хочется совершить что-нибудь необычное. Как-то утром появился с одной стрижкой, вечером - с другой. А потом вообще все сбрил!».

- Это у меня просто машинка сломалось. Пришлось до вечера ждать, пока заработает.

- Самый необычный поступок - когда со сборов на спор в лыжных ботинках летели?

- Да, наверное. Жена в аэропорту, как увидела, так сразу в машину убежала. Сидела там, плакала...

- В ближайших планах что-нибудь эдакое значится?

- Пока нет. Нет, я могу, конечно, но это или придумывать надо, или чтобы повод был...

Время интервью вышло. Прощаемся. Вадима отвлекает телефон, проснувшийся эсэмэской. «А вот и деньги пришли, - вчитавшись в текст сообщения, широко улыбается. - Совпадение, да? Только вы спросили, и сразу... Теперь смело можете писать - долгов перед Евсеевым у «Сатурна» нет!». Смело пишем. Если уж сам Евсеев разрешил...

Р. ВАГИН, А. БОЯРСКИЙ. «Советский спорт - Футбол», 13-20.10.2009

*  *  *

КАК РОДИЛАСЬ ЛЕГЕНДАРНАЯ ФРАЗА ЕВСЕЕВА

ПИВО ДО ТРЕХ НОЧИ В ТАРАСОВКЕ

Дома с Уэльсом сыграли вничью — 0:0. Результат был, мягко говоря, не очень — уж в первом-то матче точно рассчитывали выиграть и задел сделать. В раздевалке тишина стояла мертвая, гнетущая. Ощущение было — как будто на чемпионат Европы уже не попали.

Если бы Ярцев в тот момент начал нас в раздевалке песочить и тем более в прессе поливать — точно бы в Уэльсе проиграли. Настроение-то было на нуле. Влад Радимов потом вспоминал, как это было. Он в первом матче не играл, спустился с трибуны в раздевалку — и тут Георгий Саныч заходит. Видит все эти похоронные лица, поднимает брови и говорит: «А что случилось? Как они играли — десять человек в обороне, все сегодня видели. А теперь посмотрим, что будет, когда им придется немножко атаковать». И все сразу головы приподняли, повеселели. Это ведь очень важно, что тренер в такие минуты говорит. И как.

К тому же остались без Овчинникова и Мостового. Причем Мост свою желтую получил именно в куче-мале, случившейся после моего эпизода с Гиггзом. А Босс пострадал от португальского судьи, который всегда его «любил». Так по крайней мере Серега после матча сказал. В итоге на второй матч мы в любом случае оказывались с вратарем, у которого ноль матчей за сборную. Приятного в этом было мало.

Но у Славы Малафеева хоть какой-то международный опыт был, а у совсем юного Игоря Акинфеева — пусто. Поэтому, хотя нам ничего и не говорили, мы не сомневались, что играть будет Слава. А на Серегу не злились, хоть это была и большая потеря. С каждым может случиться.

Обсудить, в общем, было что. И мы вечером после первого матча решили в Тарасовке пивка попить. По-моему, в номере у Димы Аленичева на третьем этаже. Под картишки. Мы с Витей Онопко, правда, в них не играли — в отличие от Аленя, Радима, Гуся (Ролана Гусева. — Прим. И.Р.).

Кончился первый ящик «Миллера», который как-то пронесли на базу еще до меня. Я был назначен ответственным за пронос второго. Разработали целую систему ухищрений, чтобы не увидела охрана. С учетом высокого тарасовского забора сделать это в районе полуночи было непросто. Но нам, как мы думали, удалось — с помощью перехода по второму этажу.

Но спустя годы, когда с ветеранами куда-то играть ездили, Георгий Саныч раз хитро на меня посмотрел, вспомнил тот день и говорит: «Чё, думаешь, я ничего не знаю? Все знаю!» И расписал — как говорится, картина маслом. А мы-то думали… Все лучше понимаю истину, которую не раз слышал: одно из главных тренерских искусств — каких-то вещей не замечать.

Уверен, что стукачей среди нас не было. Просто камеры, охрана — все эти современные навороты мы недооценили. Хорошо, что без последствий.

А посидели тогда прилично. То ли до двух, то ли до трех. И нам это надо было. Не присели бы — как знать, выиграли бы ответный матч в Кардиффе или нет. Когда ты находишься в таком моральном состоянии, как мы после первой игры, лучше не держать все в себе, а общаться, разговаривать. Из этого ведь тоже коллектив настоящий складывается. У нас в «Локомотиве» всегда так было…

В Кардиффе поселились на природе, у озера. Никакого ажиотажа не ощущали, ничего не видели и не слышали. Зато были поводы для веселья. Ноябрь, холод противный — но все до такой степени раскрепощены, что кто-то из массажистов на потеху игрокам даже окунулся. По этим вещам у нас всегда Слава Зинченко, сапожник, специалистом был, приговаривал: «Я везде купаюсь».

В день игры я созвонился с женой, она сказала, что с дочкой все нормально. Когда выходил на поле, о ней и думал. О том, что сыграю сейчас для нее, — а потом полечу к семье, в Германию. Билет уже был, администратор сборной купил.

ДУМАЛ, ГИГГЗ НЕ ПОЖМЕТ МНЕ РУКУ

Я не знал, что за время между первым и вторым матчем валлийская пресса сделала меня врагом всего Уэльса. В ответной игре ждал каких-то неприятных эпизодов лишь от Гиггза. Но если партнеры Райана, в первую очередь Сэведж, отличались провокациями, то именно с его стороны почти ничего подобного не последовало.

Конечно, он был настроен против меня и нашей команды, разгорячен, но держал себя в рамках. Только один раз не выдержал. Мяч ушел в аут, и обычно люди, чтобы ты его ввел, спокойно тебе его катят. А он со всей силы в меня ударил. Ничего страшного, я и не к такому был готов. Особенно после того, как на третьей минуте Сэведж, длинноволосый такой, шипами мне в колено врезался. Но я тоже не собирался плакаться. Игровой момент. Не разлетелось же колено, жив-здоров остался!

Откровенно говоря, я думал, что руку перед игрой Гиггз мне не пожмет. Но он пожал. Правда, Гиггз в этот момент, как я понял, смотрел мне в глаза, а у меня они были опущены. Но не потому, что я чувствовал себя в чем-то виноватым. Я умышленно не смотрел не только на него, но и на остальных игроков сборной Уэльса.

Не хотелось мне на них смотреть после того, как они играли в Москве. Ведь именно из-за их провокаций у нас в первой игре два ключевых футболиста на пустом месте, по сути, получили желтые карточки и вынуждены были пропустить ответный матч.

Когда прилетели, было смешно. Выходим из здания аэропорта. Шум, ажиотаж, телекамеры, микрофоны. И все мечутся, ищут кого-то одного. Потом выяснилось, что это меня искали. Но не узнали.

Вначале было как-то непривычно, когда мяч попадал ко мне — и раздавался дикий свист. Свистели, орали, улюлюкали все 72 тысячи — кроме наших болельщиков, естественно. Пресса своих за эти дни накрутила. Из-за истории с Гиггзом. Но я быстро привык.

Когда весь этот свист услышал, в голове всплыл эпизод с Луишем Фигу в матче «Барселона» — «Реал». Он тогда только из Каталонии в Мадрид перешел, и болельщики «Барсы» его ненавидели. И не просто на него орали и предметы разные швыряли, а даже свиную голову с трибун кинули. И ничего — он спокойно к этому отнесся и сыграл, как умеет. Вот и я себе сказал: «Сделай то же самое».

Скажу больше — мне это помогло. Я же человек такой — лучше всего играл, если был заведен, разозлен. Так что, может, и не забил бы я никакого гола, если бы весь стадион в Кардиффе мне не свистел. Знаете, как приятно играть в такой обстановке! Тем более что там, в отличие, например, от Стамбула, только кричали и гудели, но ничего на поле не бросали. В Уэльсе и сеток заградительных нет — менталитет не позволяет людям предметы в игроков кидать и на поле выбегать. Найдется, конечно, пара сумасшедших в год — как в том знаменитом случае, когда Эрик Кантона охамевшему фанату наподдал. Но в целом все безопасно.

То, что главное — меня завести, лучше всех Семин знал. И нередко этим пользовался. В 2002 году перед самым перерывом на чемпионат мира я только восстановился после разрыва крестообразной связки колена, и мы играли с «Ротором» последний матч. Юрий Палыч пообещал меня выпустить в стартовом составе, но в последний момент передумал и оставил в запасе.

В итоге я вышел на замену и успел забить гол. После чего подбежал к скамейке и заорал: «Семин, со…ать!» В пылу обиды за невыполненное тренером обещание. Слышали это все, кто находился не только рядом, но и на расстоянии метров двадцати. С глоткой у меня все в порядке.

Девять из десяти тренеров после такого выгнали бы меня из команды. Что сделал бы тот же Романцев — даже представить страшно. Но Палыч лишь усмехнулся. Промолчал. А потом, когда я после чемпионата мира не только вернулся в состав, но и начал постоянно забивать, на тренировках постоянно всем говорил: «Разозлитесь на меня, как Евсеев!»

А в Уэльсе эту мою особенность не знали. И про все мои эмоции, про Полину, про то, что играю ради нее. Нет, я не говорил себе: «Ты должен забить гол». Защитнику накручивать себя таким образом глупо. Хотелось просто выиграть и выйти на чемпионат Европы. А кто при этом забьет, никакого значения не имело.

КОГДА БРАЛИ АВТОГРАФЫ, ЧАСТО ПРОСИЛИ, ЧТОБЫ ДОПИСАЛ ТУ ФРАЗУ

И вот — 22-я минута. Штрафной. К мячу, как обычно, идет Гусь, Ролан Гусев.

Я не видел, куда он подает. Сам Гусь потом рассказывал в интервью, что главным для него было перебить мяч через высоченного Хартсона, вставшего на ближней штанге. Я же просто пошел в зону, а потом получилось так, что мяч всех перелетел — и мне даже не пришлось прыгать. Даже не бил, а просто подставил голову. Вратарь, гадая направление, метнулся в угол, но мяч о землю ударился и по центру залетел. Го-о-ол!


22-я минута. Гол Вадима Евсеева.

Эмоции в ту секунду, конечно, зашкалили. Мог ли тогда уже подбежать и в камеры что-то крикнуть? Мог. Но понимал, что еще больше часа игры осталось и ничего еще не решено. Нечего расплескиваться, играть надо.

На установках в сборной Ярцев ни разу мне не говорил, чтобы я шел в чужую штрафную на стандартные положения. Моей задачей было не забивать мячи, а обороняться и начинать атаки. А при «стандартах» следовало оставаться с одним из партнеров — чаще всего Димой Сенниковым — за линией штрафной и держать нападающих соперника, которые не отходили назад.

А тут никто из валлийцев впереди не остался. В ту секунду и решил: «А дай-ка попробую!» Риска-то никакого. Не знаю даже откуда этот порыв у меня возник — Ярцев же, повторяю, ни разу меня о таком не просил. Правда, потом, когда я сказал об этом журналистам, он в своем эмоциональном стиле подкалывал: «Зачем ты им все рассказал?» Но так, в шутку. Вот уж кто-кто, а что он, что Семин ревновать к славе, завидовать не будут. Это не про них.

А бегать вперед на те же «стандарты» мне хотелось всегда. В том же «Локомотиве» я так много забивал мячей, вошел во вкус. И было даже немного досадно, что в сборной у меня другое задание.

Вадим ЕвсеевКогда я прибежал в штрафную, меня никто не держал. Марк Хьюз, тренер Уэльса и бывший партнер Гиггза по «Манчестер Юнайтед», тоже ведь разбирал нашу игру, в том числе и первую, в Черкизове. А там я никуда не бегал. Вот нестандартное решение и привело к такому исходу. Подумать только: я же всего один гол за сборную забил. Зато такой, о котором никогда не забудут.

Но не считаю, что это я сборную на чемпионат Европы вывел. Просто гол забил. А вывела — вся команда, и заслуга у всех была равной.

Когда увидел мяч в сетке, почувствовал, что сделал это ради Полины. Ей этот гол и посвятил.

…И вот — конец. Мы — на чемпионате Европы! Вижу — Ярцев бежит ко мне. Обнимаемся. Потом — куча-мала у углового флажка, все сходят с ума. Ловим Ярцева, в воздух кидаем. Потом в раздевалке кто-то быстро накачается пивом, которое там непонятно откуда возникло, и начнет кидаться пивными банками…

В какой-то момент всего этого безумия на поле и случилось то, о чем потом долго говорила вся Россия. Но в какой именно момент — хоть убей, не помню. Все было как в тумане…

Я заметил, что за мной неотступно следует камера. В одну сторону иду — она сюда, в другую — туда. Вроде как герой матча. Рядом идет Бородюк. И, видимо, уже понимает, что я готов что-то отчудить. Говорит: «Не надо, не надо!»

Надо. Меня всего переполняло от того, что в последние недели испытал. Ну и выплеснулось.

По-моему, я даже два раза это «Х… вам!» крикнул. А до этого фразу «Знай русского Ивана!». Но, видимо, еще был далеко от микрофона, и ее зрители не услышали. Жаль. А вот о той фразе не жалею. Абсолютно. И мне было приятно, когда узнал, что к чемпионату Европы выпустили серию футболок с этим выражением.

О чем я думал, когда кричал? Хотел ли, чтобы народ услышал? Да если честно, ни о чем не думал, ничего не хотел. В таком состоянии голова отключается.

А крикнул я это, естественно, валлийцам, имея в виду, что снимают матч не наши, а они. Адресовал эту фразу народу Уэльса. Не сказать, что как-то его ненавидел — ничего подобного. Просто мы их обыграли! Знал, что британское телевидение всегда так действует — после финального свистка показывает лучшего игрока и того, кто забил…

Крикнул — и тут же забыл. Как это говорится — в состоянии аффекта. В этих словах не было смысла. Просто я вложил в них все то, что испытал до и во время операции Полины. Все то, что чувствовал после первой игры, когда на телевидении все говорили, что в Уэльсе у нас нет шансов, потому что дома сыграли вничью и в гостях у нас не будет двух ключевых игроков. Может, тем, кто в нас не верил, тоже кричал — кто его знает? Сейчас многое домысливать можно.

Потом много интересного про ту фразу читал. Виктор Шендерович написал, что ею я выразил русскую национальную идею. Понравилось. Здорово и поэт Михаил Танич, как мне передали, в интервью сказал: «Это же шлягер! Не может же человек всю жизнь скрывать эмоции. А этот гол Уэльсу был высшей точкой его жизни. И взыграло в нем что-то наше, русское. Я с восторгом это услышал». Прав Танич — это действительно была главная точка в моей жизни.

И уж совсем мне понравилось, что в сборник анекдотов попал. Читаю много лет спустя — и натыкаюсь: «Когда у России с японцами возникли проблемы из-за спорных островов, Дмитрий Медведев отправил на переговоры Евсеева…»

Не только в анекдотах, но и в жизни в связи с этим возникали смешные моменты. Когда я закончил карьеру игрока и несколько месяцев работал в агентской компании у моего друга детства Саши Маньякова, поехали мы как-то в Киргизию подписывать местного футболиста Валерия Кичина. Так какие-то высокопоставленные киргизские чиновники представляли меня друг другу так: «Знакомься, это Вадим Евсеев. Ну тот, который „Х… вам!“».

Если честно, я не краснел. Сказал — и сказал. Время было очень позднее, и дети, которые такие слова слышать не должны, уже давно должны были спать.

Первым, помню, прямо в раздевалку мне дозвонился одноклассник Андрей Ровдо. Вернее, это был первый звонок, когда я взял трубку. «Знаешь, что ты в камеру сказал?» — спрашивает. «Нет», — отвечаю. Он и объяснил.

…Больше этого выражения я нигде не повторял, хотя многие просили — на бис. Крылатая фраза должна быть сказана лишь однажды. Если повторяться, будет банально. Да и невозможно такое подготовить заранее. Это может случиться только на таком диком эмоциональном накале, который у меня тогда был.

Потом, когда ко мне подходили за автографом, не раз просили, чтобы дописал еще и эту фразу. Отвечал: «Сами допишете». Много раз такое было. Но не написал ни разу.

Такие просьбы меня не раздражали. А вот когда на радио какая-то слушательница по телефону начала кричать, что меня дома плохо воспитали, поэтому я так выругался, — признаюсь, разозлился. Знали бы вы мою ситуацию — а потом выводами бы бросались. Да, Ярцев рассказывал о том, что у меня в семье произошло, но все равно, думаю, в курсе событий было не так уж много людей.

Дочка матом не ругается. Хотя все эти слова, уверен, знает. У них же в классе — сплошные пацаны. А шестнадцать лет — как раз тот возраст, когда матерятся для самоутверждения. В классе, правда, всего пять человек, школа-то частная. Но четверо остальных — ребята…

Меня стали регулярно узнавать на улице. Какая-то 60-летняя бабуля опознала в магазине — тут я вообще обалдел. Позвали на программу Андрея Малахова. Наконец, на новогодний «Голубой огонек», где мы с Катей Лель пели. Понравилось ли? Предпочел бы, как Саша Овечкин в ее клипе: стоять у телефона-автомата и ничего не делать…

Не могу сказать, что мне все это не нравилось. Но главным в жизни было, конечно, другое. То, что у ребенка хорошо прошла операция. И что Полина вернулась из Мюнхена в Москву живой и здоровой.

Ведь если бы не было всех этих переживаний — не было бы и гола. Уверен на тысячу процентов.

Игорь РАБИНЕР. «Спорт-Экспресс», 01.12.2015

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           31.03.1999    РОССИЯ – АНДОРРА – 6:1 д
2           16.10.2002    РОССИЯ – АЛБАНИЯ - 4:1 д
3           06.09.2003    ИРЛАНДИЯ - РОССИЯ - 1:1 г
4           11.10.2003    РОССИЯ - ГРУЗИЯ - 3:1 д
5           15.11.2003    РОССИЯ - УЭЛЬС - 0:0
д
6 1         19.11.2003    УЭЛЬС – РОССИЯ – 0:1  г
7           31.03.2004    БОЛГАРИЯ - РОССИЯ - 2:2 г
8           28.04.2004    НОРВЕГИЯ - РОССИЯ - 3:2 г
9           25.05.2004    АВСТРИЯ - РОССИЯ - 0:0 г
10           12.06.2004    ИСПАНИЯ - РОССИЯ - 1:0 н
11           16.06.2004    ПОРТУГАЛИЯ - РОССИЯ - 2:0 г
12           20.06.2004    ГРЕЦИЯ - РОССИЯ - 1:2 н
13           04.09.2004    РОССИЯ - СЛОВАКИЯ - 1:1 д
14           09.10.2004    ЛЮКСЕМБУРГ - РОССИЯ - 0:4 г
15           13.10.2004    ПОРТУГАЛИЯ - РОССИЯ - 7:1 г
16           17.11.2004    РОССИЯ - ЭСТОНИЯ - 4:0 д
17           09.02.2005    ИТАЛИЯ - РОССИЯ - 2:0 г
18           26.03.2005    ЛИХТЕНШТЕЙН - РОССИЯ - 1:2 г
19           08.06.2005    ГЕРМАНИЯ - РОССИЯ - 2:2 г
20           17.08.2005    ЛАТВИЯ - РОССИЯ - 1:1 г
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
20 1
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru