Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Олег ДОЛМАТОВ

Олег Долматов

Долматов, Олег Васильевич. Полузащитник. Мастер спорта международного класса. Заслуженный тренер России.

Родился 29 ноября 1948 г. в г. Челябинск-40 (с 1954 г. — г. Озёрск) Челябинской обл.

Воспитанник красноярской ДЮСШ «Юность». Первые тренеры — А. И. Першин и Ю. А. Чепкасов.

Выступал за команды «Автомобилист» Красноярск (1966), «Кайрат» Алма-Ата (1967–1971), «Динамо» Москва (1972–1979).

Чемпион СССР 1976 (весна) г. Обладатель Кубка СССР 1977 г.

В составе сборной СССР провел 14 матчей.

Серебряный призер чемпионата Европы 1972 г.

Старший тренер команды «Динамо» Ставрополь (1982–1986). Главный тренер «Динамо-2» Москва (1986–1988). Тренер СДЮШОР «Динамо» Москва (1989). Главный тренер клуба «Динамо» Сухуми (1990–1991, 2010). Главный тренер клуба «Черноморец» Новороссийск (1992–1998, 2012–2015). Главный тренер ЦСКА Москва (1998–2000). Главный тренер клуба «Кубань» Краснодар (2001–2002). Главный тренер клуба «Динамо» Санкт-Петербург (2002–2003). Главный тренер клуба «Ворксла» Полтава, Украина (2003). Главный тренер клуба «Шинник» Ярославль (2004–2006). Ассистент главного тренера в сборной России (2005). Главный тренер клуба «Локомотив» Москва (2006). Главный тренер клуба «Ростов» Ростов-на-Дону (2007–2009). Главный тренер клуба «Химки» Химки (2011–2012).

*  *  *

НЕ БЕЙТЕ ПОСУДУ О НАШИ ГОЛОВЫ

Если он сейчас не проводит игру, тренировку, установку либо собрание, то наверняка сидит в своей комнате-келье на базе и, читает «Жизнь Иисуса» Эрнеста Ренана или что-нибудь в этом роде. И ничто, кроме футбола, отвлечь его от этого занятия не может.

Помню, как я побывал у Долматова в Новороссийске, где он уже проработал с полгода. В чудном месте размещена там база с видом на море. Минут пять ходьбы до первой волны. И спросил я тогда, в конце лета, Долматова, сколько же раз он в этом году купался. Спросил, заранее, в сущности, зная ответ.

Олег Долматов— Ни разу. Не только не купался, но и до моря не доходил. Мне его из окна хватает. Я лучше здесь посижу, подумаю, почитаю…

— А между морем и базой — конноспортивная база.

— Ты что, серьезно — я и на лошади? Я же не конников, я футболистов сюда тренировать. Приехал — работать то есть. А на лошадях отдыхающие пусть катаются. Кстати, вон, на берегу, еще Дворец пионеров стоит — видишь? Так вот, чтобы сразу на все твои экскурсионные вопросы ответить: том я тоже никогда не был.

Мне кажется, что Долматова я знаю больше, чем живу. А может — и не кажется. Лет в одиннадцать, играя в детской динамовской команде, я с год, наверное, возился с финтом, который впервые подсмотрел в исполнении динамовского капитана, — Долматов, стоя на правом краю вполоборота к воротам, делал шаг левой вперед с одновременным забрасыванием мяча правой пяткой параллельно бровке. Срабатывало безотказно (у него — не у меня). В пору знакомства я Долматову об этом рассказал.

— Смотри-ка, страна, оказывается, помнит своих героев. Был такой финт, был — мне Серега Рожков в Алма-Ате его показал. Знаешь, мне всегда хотелось сыграть надежно, и в то же время — немножко на публику.

После таких слов вам легко будет представить, насколько поперек горла вставали игроку Долматову некоторые тренерские задания.

— Взять хотя бы финал чемпионата Европы в 72-м. Держи, сказали мне перед матчем, Нетцера. Как хочешь держи, а не дай ему сыграть. И остальным примерно такие же задания выдали — не дать, не пустить, выключить. О том, чтобы самим попытаться хоть что-то изобрести, и речи не заходило. А Нетцер, он быстро в ситуации разобрался и доводил меня чуть не до своих ворот, откуда с удовольствием выстреливал Беккенбауэр. И что мне было делать? По-игроцки в этой ситуации я должен был бросать своего и переключаться на человека с мячом, не очень при этом рассчитывая на подстраховку: у нас же была установка играть «один в один». Я так несколько раз и делал, оставляя на мгновения Нетцера свободным. Чем они с Беккенбауэром с тем же удовольствием и пользовались. А после игры, получил, само собой, по полной программе — всего-то и надо было мне, что Нетцера удержать, а я задание провалил.

Послушали опекуна, а интересно, наверное, что через двадцать лет сказал бы опекаемый? Представьте себе ресторанчик скромненького шератоновского отеля под Гетеборгом и герра Нетцера, манипулирующего за столом приборами у меня под носом.

— Вот так это было, — Долматов был прав, и через бездну лет, «на макете», Гюнтер Нетцер играл финал с явным удовольствием. — Ваш этот парень идет за мной сюда (к воротам, то бишь к тарелке), этого уже ждет Франц (нож), и вот так мы оказывались против него вдвоем (нож с вилкой против бокала пива). Или ваши тренеры думали, что такой мудреный замысел мы не раскусим?

Долматов на привет от Нетцера, с которым я беседовал во время прошлогоднего Евро-92, откликнулся новым воспоминанием:

— А я ведь еще разок его держал — буквально через год после «Европы». Было это в Испании, на летнем турнире. Ох, и возило «Динамо» тогда «Реал»! Что, впрочем, понятно — они же только к сезону шли, а мы на самом, по идее, ходу были.

— Так и завозили в итоге?

— Не совсем -1:2 все кончилось. И Нетцер второй гол как раз забил — в ситуации, когда я при угловом на более высокого, игрока обязан был переключиться. Полмомента он в той игре поимел — и вынимай.

Видите, тренер с каким игровым прошлым работает нынче в Новороссийске. Игроки-то его, интересно, об этом задумываются?

— Нет, не задумываются, — отвечает тренер. Им, игрокам, требуется, чтобы ты с ними в «квадрат» поиграть вышел, и меньше других у тебя потерь было. А если ты в квадрате худший — разница в возрасте, весе и здоровье в расчет никем не принимается, — то, значит, И Нетцер был в футболе «деревянным», и Беккенбауэр — «глухонемым». А все эти сказки из прошлого — они сами по себе на молодежь не действуют. Вот и приходится их каждый раз по-новому рассказывать.

Рассказывать Долматову их, слава Богу, есть кому — могу вас адресовать хотя бы к таблице Западной зоны первой лиги. Кто там лидирует? «Гекрис» из Новороссийска. Хотите услышать, какие тренер говорит комплименты лидирующим своим игрокам?

— Они не умеют играть на выездах — куда ни приедут, первые пятнадцать минут колени у них трясутся, хоть психолога нанимай. Но считают, что умеют, и поэтому могут выйти королями и попасть 1:3 в Кисловодске, а могут не услышать, что им перед игрой говорится, и провалить всю середину, как было в Майкопе. Но могут и отползать полтора часа и еще десять минут, судьей добавленных, — в подкатах в Элисте и вырвать победу в городе, откуда она всей зоной раз в год в среднем и увозится. А дома могут выйти и те же полтора часа ждать, когда же мяч сам в ворота ребят из Орехово-Зуева закатится. Получите 0:0. Но могут приехать в то же Орехово и за старую ничейку жестоко отомстить. Да и «Уралану» элистинскому судью того вспомнить. Но 8:0 — это, конечно, уж больно жестоко.

— Интересно, а когда Долматова самого так били?

— Я и побольше, я и по 0:9 получал. От «Краской Пресни», когда только-только, «Динамо-2» принял. У них, правда, весь дубль «Спартака», в том матче играл, а у меня — одиннадцать солдат, наспех по казармам собранных. Да нет, десять даже — одиннадцатого в последний момент где-то нашли. Но все равно сижу я после той игры и думаю: а стоило ли ВШТ кончать, да и вообще с футболом вязаться, чтобы тебя вот так вот по щекам отхлестали? К счастью, у нас в сезон много игр играется…

Олег ДолматовВ этом году в Новороссийске всерьез нацелились на высшую лигу (в смысле, сначала на переходную пульку). И если бы только на полях все и решалось, на команду Долматова можно было ставить довольно смело. Но Олегу Васильевичу везет не только на попадание под реформы — он в последние годы чуткие самый зависимый от политики тренер.

Ну судите сами. Приезжает человек в Сухуми команду принимать, и какую — Гогричиани, Цаава, Джишкариани, как раз за два буквально дня до старта сезона все премьеры уходят у него играть первенство Грузии. Ему дают десять дней отсрочки — и за это время Долматов умудряется слепить новую команду, которая не то что на вылет из первой лиги ни разу в сезоне не стояла — одно время и на высшую засматривалась. Возникает затем идея первенства СНГ, как потом выясняется, мертворожденная, и поверивший в нее тренер остается без чемпионата, без команды и без работы. Откликается он на предложение из Новороссийска, а тут генерал Дудаев заявляет о суверенитете Чечни со всеми вытекающими отсюда последствиями. А когда в генерала начинают стрелять, тренеры и футболисты начинают задумываться, не срикошетят ли пули по ним. И — не едут в Грозный. А оттуда нынче в зоне две команды играют. И с победами по 3:0 домашними у них все в порядке.

— Ну как я могу повезти мальчишек моих туда, где стреляют? Что я родителям их скажу? Пишите уж лучше нам 0:3. Но тогда уж — закон един для всех. Без всяких переносов матчей на позднюю осень, когда ситуация — турнирная, не политическая — станет почти ясной. Раз уж политика бьет по футболу, то хотя бы по всем командам — одинаково больно.

Тут невольно затоскуешь по тому милому времени, когда политика, хоть и лезла в спорт, но мирным путем. Когда такой же, как и нынче, домосед Долматов сидел на динамовской базе и играл в шахматы, что документально у нас зафиксировано. Если показать ему архивную эту фотографию — вспомнит, с кем?

— Это — с Мишей Гершковичем, — уверенно отвечает Долматов.

— Ты что, как Каспаров, все свои партии помнишь?

— Нет, только легкие. С Мишей приятно было играть, в смысле выигрывать.

— А с кем — неприятно?

— С Севидовым, Он мало того, что играл здорово, он еще и ходы назад забирал. Я пытался, само собой, возражать. Но он был тренер, а я — всего-навсего капитан. Попробуй тут поспорь… Но я стольким совершенно необходимым вещам для тренера у Севидова научился, что готов был все время ему в шахматы проигрывать. Это — не футбол.

Ему скоро сорок пять, и главного своего матча он не выиграл. Когда-то он наверняка придет — к человеку, который, живя одной страстью, не замечает моря под боком, должна в конце концов повернуться лицом госпожа Удача. И я не сомневаюсь, что матч тот будет красивым — Нетцер с Беккенбауэром научили его никогда не играть от противного. «Не дать, не пустить, выключить» — это уже два десятка лет как не долматовский футбол. «Что вы бегаете за ними — попробуйте сами сыграть. Ну хоть как-нибудь», — эти слова Олег Васильевич произнес в перерыве того самого легендарного матча с «Красной Пресней». А запомнил их один из тех солдат, через два года службы у тренера начавший вырастать в Андрея Чернышова.

Но сорок пять ему стукнет в самом-самом конце сезона. А до этого времени надо еще дожить. Недавно я наблюдал матч долматовской команды в одном тихом российском городе. Хозяйским болельщикам не понравилось, что гости выигрывают, и в чужого тренера были брошены с трибуны бутылка и стакан — полный наш национальный джентльменский набор.

— Это не стакан был, а фужер» — просвещая меня после игры со знанием дела Долматов. — Ты видел, на какие крупинки он раскрошился? Стаканы так не бьются — а то в меня стаканами не кидали».

— Было за что?

— Это, наверное, там, у них, тренер может рассчитывать на аплодисменты — чужой, в смысле, тренер. А у нас, если в тебя стаканом бросаются, значит, твоя команда в порядке. Пока, правда, ни разу не попадали — может, и дальше мазать будут?..

Жаль, что во время «макетной» беседы с Гюнтером Нетцером в Гетеборге я не спросил его, преуспевающего бизнесмена почему он не пошел в тренеры в отличие от своего оппонента по самому главному матчу в игровой карьере обоих. У них там ведь в этой профессии есть и другие несколько перспективы, помимо получения стаканом по голове. Но довольный настоящим, Нетцер был расположен вести разговор в основном о приятном прошлом, и было как-то неловко спрашивать, почему он не предпочел профессию людей, которые немножечко все-таки не от мира сего.

Или настоящие тренеры со мной не согласны?

Сергей МИКУЛИК. Газета «Спорт-Экспресс», 27.08.1993

*  *  *

ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Олег ДолматовК общению с журналистами экс-наставник армейцев всегда относился как к лечению зубов — надо, но неприятно, а после отставки ограничил до минимума связь с внешним миром. Живет за городом, газет не читает, а время проводит в компании со спутниковой тарелкой — смотрит футбол.

29 ноября Олегу Долматову исполнится 52 года. В 2000-м его не поздравят дочь и жена. Грустный день рождения получится. Тем не менее в преддверии дат и юбилеев всегда сильно искушение оглянуться назад. Посмотреть, что успел, что сделал и кто этому рад. Жизнь Долматова можно без преувеличения назвать футбольной повестью о настоящем человеке, лейтмотивом которой будут беззаветная преданность делу, трудолюбие, профессионализм, бескорыстие.

Мы разговариваем только о футболе. Личные темы решаю не затрагивать. Есть вещи, о которых молчат. Он живет так, как жил бы любой сильный человек в его ситуации. Чувствует — соответственно.

ДОЛМАТОВ-ФУТБОЛИСТ

— Говорят, вы чуть не стали хоккеистом?

— Я жил в Сибири. Ребенком зимой играл в хоккей, летом — в футбол. Тогда не мог отдать предпочтения чему-то одному. После школы мы с другом Володей Карасевым поехали поступать в алма-атинский институт физкультуры по совету нашего детского тренера Юрия Александровича Чепкасова. Поступили именно как хоккеисты.

— Там вас заметил тренер «Кайрата»…

— Совершенно случайно. Меня попросили сыграть в футбол за заводскую команду. В Алма-Ате тогда находилась «Тулуза», которую сопровождали руководители «Кайрата», и экскурсионный маршрут французов пролегал как раз через стадион, где мы играли. И так совпало, что за те 15 минут, что они были на трибуне, я забил три гола. На следующий день получил приглашение прийти в «Кайрат» на просмотр.

— Уже через два года, в 69-м, вы попали в «молодежку», а на следующий год в первую сборную страны. Свой успех расценивали как везение?

— Думаю, случайностей в жизни не бывает. Просто очень старался. Жил на базе один, всегда была возможность работать с мячом — у стенки или жонглировать. Футбольного образования не хватало, а пробелы стремился компенсировать за счет огромного желания, работоспособности, природной выносливости.

— Как попали в московское «Динамо»?

Олег Долматов

Капитан динамовцев Олег Долматов с Кубком сезона 1977 года.

— По инициативе Константина Ивановича Бескова. В 71-м играли с «Динамо», и после матча он вызвал меня к себе. Но при первом разговоре я отказался.

— Почему?

— Голова от радости закружилась. У меня были приглашения в «Спартак», «Торпедо», «Зенит», киевское «Динамо», Донецк, Минск… В 71-м собрался переходить в «Торпедо», которое первым сделало предложение. Но меня забрали в армию и в «Динамо» перевели уже как военнослужащего.

— Кого считали своими лучшими партнерами на поле?

— В «Кайрате» — Севидова, Рожкова, Михайлина, Евлентьева, Солдатова, в «Динамо» — Никулина, Гершковича. Мы и за пределами поля дружили.

— Вы работали со многими тренерами. С кем было интереснее?

— Интересно было со всеми. Не бывает одинаковых тренеров, у каждого своя изюминка, свой конек. Это пригодилось мне в последующем, в своей работе вспоминал что-то хорошее от всех. Считаю, что мои тренеры — Корольков, Бесков, Качалин, Царев, Севидов, Николаев — были сильнейшими в свое время.

— Футбол, в который вы сами играли, отличается от футбола, который затем «преподавали»?

— По ощущениям — нет. Старался передать игрокам все хорошие чувства, которые когда-то пропустил через себя. Но, как все в жизни, футбол меняется. Отстать здесь нельзя. Сегодня играют более контактно, более интенсивно и, может быть, менее технично. Раньше ярких футболистов в исполнительском плане было гораздо больше. Сказать, что у нас нет хороших нападающих — вообще ничего не сказать. Защитников нет, плеймейкеров раз-два и обчелся: Tитов да Лоськов. Мы не вытянем футбол, покупая за границей третьесортных игроков, а хорошие в Россию не поедут. Поэтому надо заниматься со своим подрастающим поколением.

— Вы закончили играть рано, в 31 год. Почему?

— В 75-м получил травму. После нагрузок каждый раз из почки шла кровь, видимо, сосуды не выдерживали. Терпел. Раз в год полежишь в госпитале недели две, восстановишься, продолжаешь работать. Врач-уролог Лопаткин из первой больницы сказал — ничего страшного, женщины кровь теряют и дольше живут. Я перестал обращап внимание на болезнь. А однажды, в 79-м. произошло осложнение. Пришлось с футболом закончить.

— Но «Маракана» все же была в вашей жизни… Говорят, не понравилось вам там?

— Стадион-то понравился, а вот поле плохое. Лысое, спрессованный песок. Приехали с одной парой бутсов, думали на две игры хватит. Ноги до крови стерли. До этого сыграли с Аргентиной 1:1. Сразу же после долгого перелета в Бразилию тренеры устроили разминку, видимо, хотели продемонстрировать наш характер. Влажность, помню, была сумасшедшая. Мы, мертвые, отбегали квадрат, а на следующий день, такие же мертвые, сражались против бразильцев. Отстояли 80 минут, но потом от Зико два мяча пропустили.

ДОЛМАТОВ-ТРЕНЕР

Олег Долматов

Олег Долматов - тренер.

Все долматовские команды выходили на новый качественный уровень. Приняв в 82-м ставропольское «Динамо», Долматов выиграл с ним Кубок РСФСР в 83-м и вернул в первую лигу в 84-м. Возглавив в 92-м новороссийский «Черноморец», вывел клуб в высшую лигу в 94-м, а в 97-м занял с ним шестое место.

Про чудесное преображение долматовского ЦСКА в 98-м году напоминать нет нужды. 14 побед в 15 матчах во втором круге (плюс 2 кубковые), 12 побед подряд, 7 побед подряд на выезде, всего 4 пропущенных мяча, разгром «Спартака» — это уже учебник по новейшей истории нашего футбола. На все один ответ: «Работали».

— Мне кажется, в жизни надо делать то, что тебе легче всего дается, но делать очень хорошо. Вот и весь рецепт.

— Что вы чувствовали в 98-м, когда ЦСКА приятно удивил всех не только результатом, но и содержанием игры?

— Огромную радость. Ребята с удовольствием выходили на поле. Для них некоторые вещи были в новинку, и поначалу на теоретических занятиях они воспринимали их скептически. Когда поняли, что получается, вошли во вкус. Может, и эйфория была. Трудно от нее избавиться, когда тебя все время хвалят.

— Дино Дзофф сказал после Евро-2000: «У моей команды есть душа». Как бы вы охарактеризовали серебряный ЦСКА?

— Единое целое. Коллектив, который выполнял все, что ему говорилось и поручалось. У меня было такое ощущение, что в тот год мы любого могли смести. Была уверенность во всем, и ребята знали, что они сильнее всех. Перед матчем со «Спартаком» — я сначала не обратил внимание, а потом посмотрел запись и увидел, как они выходили из тоннеля на поле — у них на лицах была радость. Никакой зажатости, скованности, как бывает перед тяжелыми встречами. Поэтому игра радостная получилась.

— На взгляд со стороны падение ЦСКА началось с поражения от «Мельде». А изнутри?

— Я далек от желания снять с себя вину за неудачи. Но мне кажется, что после взлета в 98-м мы не падали. Были игры прекрасные и безобразные, когда казалось, что вообще ничего не можем. Дело в том, что, во-первых, «зона» исключает сбои. Это коллективный способ ведения игры, где каждый должен страховать каждого. Несоблюдение игровой дисциплины приводило к провалам. Во-вторых, клуб стали прессинговать.

— Кто?

— Не скажу, потому что не знаю. Это не утверждение, а только мое ощущение. Два года подряд, начиная с 99-го, на протяжении восьми-девяти туров ЦСКА испытывал страшный судейский прессинг. Никогда не ругал судейство на пресс-конференциях, считал и считаю до сих пор: если команда выше классом на голову, она должна побеждать при любом судействе. Но мы не выше на голову, вот в чем дело. Нас остудили в первых же играх 99-го, сразу же лишив возможности бороться за золото. А 2000 год! Помимо всех предсезонных неприятностей, травм ведущих игроков (люди после прошлого сезона не могли восстановиться, Варламов, например, только к середине этого года набрал форму), нас преследовало еще более ужасное судейство. Отпустили только после десятого тура. С чем это связано? С уничтожением клуба? Не знаю. Не думаю, что дело во мне. Наверное, вокруг ЦСКА идут более серьезные игры. Мне жалко руководителей клуба. Они с огромным желанием возрождали команду, ее традиции, а теперь их детище уничтожают.

— В третий раз вы подали в отставку после ничьей с «Ростсельмашем». Терпение лопнуло?

— Всегда стараюсь искать причины неудач в себе, как и любой тренер, наверное. Когда началось давление на ЦСКА, думал, может, всему виной моя личность? Надеялся, что найду в себе силы продолжить. Дома мы привыкли побеждать, и когда вели с Ростовом 1:0, но пропустили на последних минутах, понял: надо срочно что-то менять.

— Ходили слухи, что игроки сплавляют тренера. Вы верили этому?

Олег Долматов— Никогда. Легче всего списать неудачу на игроков, сказать — они плохие, а я хороший. Я о другом хочу сказать. Самое страшное, что мы, тренеры, не жалеем друг друга. Двух одинаковых тренеров не бывает, каждый уникален по-своему. Меня поражает, что новый тренер, приходя в команду, начинает хаять работу своего предшественника, ставя под сомнение его квалификацию. Уверен, неквалифицированных тренеров не бывает, в какой бы Лиге они ни работали. Не по-твоему — не значит неправильно! Надо жалеть своих коллег (профессия-то стрессовая) и уважать друг друга.

— Почему именно оборона в линию стала основой вашей тактической схемы в ЦСКА?

— Точнее сказать не оборона в линию, а «зона». Еще когда играл, мне не нравилась беготня каждый за каждым, когда тебя уводили из твоей зоны, и на освободившееся место врывался другой игрок. Первые эксперименты провел в сухумском «Динамо». Мне очень нравился «Ювентус», особенно работа Липпи. Понял, что это не дань моде. «Линия» построена не для того, чтобы делать искусственное положение «вне игры», как многие думают. А «зона» — это рациональное объединение игроков, способное эффективно разрушать чужие атаки и начинать свои. Не согласен с тренерами, которые говорят: мы понимаем эту игру, однако у нас нет таких исполнителей. Но у нас игроки не дурнее! Мы можем уступать в техническом плане, но никак не в интеллекте. Другое дело — как донести это до людей, которые с молоком матери воспитаны на «персоналке».

— Какие у вас планы?

— Пока есть только приглашения встретиться и поговорить. Ничего конкретного. Буду ждать. Хочу работать, но пока не востребован. Если честно, нет желания уезжать из Москвы. Я с 82-го был без семьи. Вот и потерял все…

ДОЛМАТОВ-БОЛЕЛЬЩИК

— Кто служил для вас примером в детстве?

— Стрельцов. Воронин. Телевизор в Красноярске поздно появился, наяву мало кого видел, знал в основном по газетам, человеческая беда наших детских кумиров исходила от их доступности, безотказности, доброты. Эдуард Анатольевич слесарю на заводе не мог в рюмке отказать! Не секрет, пили у нас много. Даже поговорка была: кто не пьет, тот не играет…

— Сейчас кто нравится?

— Зидан. Это явление.

— А из коллег?

— Марчелло Липпи и Карло Анчелотти.

— В нынешней Лиге чемпионов кому симпатизируете?

— Неоригинально — «Манчестеру».

— Как вам Евро-2000? Многие говорят, ничего нового…

— Новое есть всегда. Посмотрите, как надежная, казалось бы, игра с 4 защитниками трансформируется в игру в 3 защитника, иногда в 5, что требует огромной работы крайних полузащитников. В целом Евро показал, что атакующий футбол торжествует, только Италия играла в свой каттеначчо.

— Чемпионат России-2000 вы досматривали в качестве зрителя. Как впечатления?

— Кроме нескольких игр «Спартака», не очень. Вяловато. Обидно, что конкуренции нет. Это говорит о слабости первенства. Доказательство — вылет наших клубов из еврокубков.

— У нашего футбола есть будущее?

— Есть. Другой вопрос — когда именно оно наступит. Почему бы не брать пример с того же «Аякса», который по всему миру ищет детей, создает им великолепные условия, воспитывает, потом продает. А это не самый бедный клуб. Я далек от прокоммунистических идей и вообще от политики, но при советской власти детский спорт получал государственные дотации. Сегодня спортивные школы работают в основном за счет средств родителей, которые и форму покупают, и поездки на турниры организуют. Все европейские страны уделяют огромное внимание развитию спорта, и в частности футбола. Взять, к примеру, Финляндию. У них в футбол в школе, на уроке играют — и мальчишки, и девчонки, а по выходным — дошколята. Детям такие подвижные игры устраивают! Два часа смотрел, оторваться не мог, как они бегают, прыгают, ползают. А если судить по нашему футболу, несколько поколений мы уже потеряли.

ДОЛМАТОВ-ЧЕЛОВЕК

— Вы уехали в Ставрополь, потому что не хотели плясать под чужую дудку. Это говорит о честолюбии…

Олег Долматов— Наверное, мог бы найти себе применение в Москве. Например, под крылом у Сан Саныча Севидова, который относился ко мне, как к сыну. Но уже тогда считал, что если не иметь самостоятельности, невозможно создать что-то свое.

— Страшно было уезжать в неизвестность?

— Конечно. Ведь по работе с моей первой командой можно было бы понять, способен ли я вообще быть тренером.

— Однажды вы сказали, что сомнения нужны, иначе уверенность перерастет в самоуверенность. Откуда эта позиция?

— По себе знаю. чуть успокоился — беда. Чтобы идти вперед, нельзя расслабляться. Например, трудно держаться в тонусе, когда тебя хвалят. Сомнения мобилизуют.

— Судьба есть?

— Да.

— Что вам помогает в трудные моменты?

— Надежда.

— Вы можете устать от футбола?

— К сожалению или к счастью, через две недели без футбола начинаю скучать по нему.

— Как отдыхаете?

— Люблю быть один.

— Каковы составляющие успеха в футболе?

— Главное — чтобы тебе верили. И понимали.

Дина ЮРЬЕВА. Газета «Спорт-Экспресс», 2000

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           18.09.1971    СССР - ИНДИЯ - 5:0 д
2           22.09.1971    СССР - СЕВЕРНАЯ ИРЛАНДИЯ - 1:0 д
3           13.10.1971    СЕВЕРНАЯ ИРЛАНДИЯ - СССР - 1:1 г
4           27.10.1971    ИСПАНИЯ - СССР - 0: г
5           29.03.1972    БОЛГАРИЯ - СССР - 1:1 г
6           30.04.1972    ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 0:0
г
7           18.06.1972    ФРГ - СССР - 3:0 н
8           16.07.1972    ФИНЛЯНДИЯ - СССР - 1:1 г
9           06.08.1972    ШВЕЦИЯ - СССР - 4:4 г
10           26.09.1973    СССР - ЧИЛИ - 0:0 д
11           17.10.1973    ГДР - СССР - 1:0 г
12           28.11.1976    АРГЕНТИНА - СССР - 0:0 г
13           01.12.1976    БРАЗИЛИЯ - СССР - 2:0 г
14           30.04.1977    ВЕНГРИЯ - СССР - 2:1 г
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
14 - - - - -
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru