Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Юрий ДЕГТЯРЁВ

Юрий Дегтярёв

Фото: shakhterstat.by.ru

Дегтярёв Юрий Витальевич. Вратарь. Мастер спорта международного класса.

Родился 5 декабря 1948 г. в г. Донецке.

Воспитанник донецкого футбола. Первый тренер – Пётр Андреевич Пономаренко.

Выступал за команду "Шахтер" Донецк (1965 - 1983, 1988).

Обладатель Кубка СССР 1980 г.

Лучший вратарь СССР (приз журнала "Огонек") 1977 г.

За сборную СССР сыграл 17 матчей.

Двукратный чемпион Европы среди юношей 1966 и 1967 гг.

Тренер команды "Шахтер" (2001 - 2002).

ПЕЛЕ БОЯЛСЯ ПОДОЙТИ К МОИМ ВОРОТАМ

На матчи "Шахтера" в Донецке 58-летний Юрий Витальевич Дегтярев ходит нечасто. Как сам говорит, "только на центровые": в Лиге чемпионов, с киевским "Динамо". Потом, бывает, пару ночей плохо спит: давление подскакивает. А недавно перенес второй микроинфаркт. Увы, футбол оставляет шрамы не только на теле, но и на сердце.

ЯШИН ЗВАЛ В "ДИНАМО"

Он должен был стать преемником Льва Яшина в московском "Динамо" и сборной СССР. Этого хотел сам Яшин. Но судьба распорядилась иначе: пожелание лучшего голкипера XX века Дегтярев, 17 лет защищавший ворота донецкого "Шахтера", исполнил лишь отчасти.

- Когда-то вы мне рассказывали, как Яшин в вашем доме под горилку с перцем уговаривал бросить провинциальный "Шахтер" ради столичного "Динамо", но получил отказ. Признайтесь теперь, с высоты прожитых лет: локоток потом не кусали?

- Яшин искушал меня перспективой занять ворота "Динамо" года полтора-два, не меньше. Горилка с перцем ничего уже не решала. Разве что подвела черту под нашими переговорами, после чего Лев Иванович прямо из Донецка поехал в Днепропетровск за Володей Пильгуем. Кусал ли я локоток? Пока играл - нет. А потом... Всякие мысли приходили. Так уж устроена жизнь: что потерял, а что нашел, можно разглядеть только с солидной временной дистанции. И заново ее не перепишешь...

- Интересно, что вас удерживало в "Шахтере"? Роль "первого парня на деревне" прельщала больше, чем риски, связанные с "покорением Москвы"?

- Не обижайте. "Шахтер" в те годы уже не был "футбольной деревней". Была отличная команда, созданная в начале семидесятых годов Олегом Базилевичем с почти десятилетним запасом прочности. Иначе мы бы дважды не стали вице-чемпионами СССР. Было абсолютно искреннее ощущение взаимной необходимости этой команды и ее болельщиков. Даже представить себе не мог, как это: бросить людей, относящихся к тебе с таким обожанием, многотысячным хором скандирующих твою фамилию...

- Яшин на вас не обиделся?

- Ну что вы! Когда пришла моя пора проститься с футбольными воротами, Лев Иванович специально прилетел в Донецк на проводы. Он был не только вратарь выдающийся, но и человек замечательный. Мы познакомились, когда я в 19 лет в сборную Союза впервые попал. Яшин еще сам тренировался, однако в основном натаскивал молодых - Витю Банникова, Юру Пшеничникова, меня...

- Воспринимали Яшина как "живую легенду"?

- Ничего подобного. Лев Иванович так умел выстраивать отношения с близкими по духу людьми, что всякая "легендарность" улетучивалась. Несмотря на почти двадцатилетнюю разницу в возрасте, я был с Львом Ивановичем на "ты", и это не имело ничего общего с фамильярностью.

НЕПРАВИЛЬНЫЙ УДАР АБДУРАИМОВА

- Олег Ошенков, Николай Морозов, Гавриил Качалин, Михаил Якушин... Вам довелось работать в клубе и сборной страны с когортой выдающихся тренеров. Чем запомнился каждый из них?

- Ошенков в "Шахтере", можно сказать, ввел меня в мир большого футбола, именно Олег Александрович привил донецкой команде ее знаменитый "кубковый характер". Морозов запомнился удивительной доверительностью в отношениях с футболистами сборной, хотя там не было даже намека на панибратство, в чем Николая Петровича кое-кто безосновательно подозревал. Качалин - интеллигент до мозга костей. Гавриил Дмитриевич никогда не повышал голоса, но дисциплина в команде была безупречной. При Якушине я дебютировал в сборной СССР: случилось это 1 августа 1968 года в товарищеском матче со шведами в Гетеборге. Под рукой у Михаила Иосифовича были тогда и Яшин, и Рудаков, но за три часа до игры он вдруг назвал мою фамилию - чтобы перегореть не успел.

- Даже с поправкой на ваше "провинциальное" вратарское происхождение все равно трудно считать судьбу Дегтярева в национальной сборной очень уж удачно сложившейся. Согласны?

- Не собираюсь оспаривать очевидное. Судьба посылала мне два шанса сыграть в финальных турнирах мировых чемпионатов, но оба они оказались упущенными. До Мексики в 1970 году не доехал, очутившись на операционном столе по поводу мениска, хотя ту сборную я считаю едва ли не лучшей в советской футбольной истории. А восемь лет спустя в Аргентине нас, неудачников отборочного турнира, никто и не ждал.

- Антипод и головная боль вратаря - нападающий. Против кого из великих зарубежных форвардов вам приходилось выходить на поле?

- Разве всех сейчас вспомнишь? Против немца Герда Мюллера... Португальца Жозе Торреса... Против Пеле, наконец.

- И как - успешно?

- Вполне. Никто из них мне не забил. Пеле, правда, особенно и не усердствовал. Это было в южноамериканском турне сборной СССР в конце 60-х годов. Играли товарищеский матч с "Сантосом". Пеле, помню, пробыл на поле минут тридцать, сделал два или три острых паса на партнеров, но сам к моим воротам даже не приблизился.

- Испугался, наверное?

- (Смеется.) Я тоже утешаю себя этой мыслью. Судя по тому, как Пеле капризничал перед игрой, настаивал на переносе начала матча из-за жары на час позже, он был в тот день в плохом настроении.

- О ком из форвардов, игравших в советском чемпионате, вратарь Дегтярев вспоминает не без содрогания?

- По степени "вредности" на первом месте - Берадор Абдураимов. У знаменитого нападающего "Пахтакора" был абсолютно "неправильный" удар: подъемом по центру мяча, который летел по какой-то немыслимой траектории. С Олегом Блохиным - примерно такая же история: не угадаешь, как поведет себя мяч после его удара. И замыкает этот воображаемый пьедестал Давид Кипиани. Тбилисский динамовец брал коварством: бил неожиданно, почти без замаха, чем частенько заставал вратарей врасплох.

НАСТОЯЩИЙ ПОЛКОВНИК

- На милицейскую службу после окончания игровой карьеры каким ветром вас занесло?

- В то время, как вы наверняка помните, все наши футболисты "без отрыва от производства" старались получить высшее образование. Ради "корочек" чаще всего, естественно, поступали в профильный вуз - инфизкульт. В Донецке его тогда еще не было, а самым "футбольным" у нас почему-то считался институт советской торговли, через который прошли многие игроки моего поколения. По-настоящему не задумывался, может ли пригодиться эта профессия, скорее повиновался стадному инстинкту.

Я был в приятельских отношениях с милицейским генералом, жившим в нашем доме. "Ну какой из тебя торгаш? - удивлялся он. - Вот милиция - это серьезное мужское занятие. Давай к нам". В конце концов убедил. Я окончил среднюю школу милиции, потом - высшую. После чего пути к отступлению оказались отрезанными: нужно было расставаться с футболом и надевать погоны, иначе все старания пошли бы насмарку.

- Такие расставания зачастую проходят болезненно, случается, ломают людей...

- Возможно, мой случай - нетипичный, но такого, чтобы после футбола не знал, куда себя деть, слава богу, не было. Работал в ОБХСС, в уголовном розыске. Был начальником курса в открывшемся в Донецке институте внутренних дел. В отставку ушел в звании полковника.

- Полковник, хотя бы и отставной, в должности тренера вратарей "Шахтера" - случай редкий, если не уникальный. От футбола вы вроде бы далеко отошли...

- Не так уж далеко, как выяснилось летом 95-го, когда меня вновь пригласили в команду. Естественно, я следил за всем, что происходило с "Шахтером", и в те годы, когда служил в милиции. Поэтому к разговору, инициированному руководством клуба, о возвращении в качестве тренера вратарей внутренне был готов. Да и к мысли о том, что такая боевая единица в тренерском штабе профессионального футбольного клуба просто необходима, пришел давно. В "Шахтере", можно сказать, оказался первопроходцем на этой должности.

КОНСЕРВАТИВНАЯ ПРОФЕССИЯ

- Чтобы плодотворно работать с вратарями, нужно досконально владеть методикой их подготовки. Сомневаюсь, чтобы этому обучали в торговом или милицейском вузе...

- А годы, проведенные в воротах, в расчет совсем не берете? Так вот, методика у меня была своя, незаемная. Евгений Иванович Лядин, к которому попал в юношескую сборную СССР в 1965 году, приучил на всю оставшуюся футбольную жизнь вести вратарский дневник. На протяжении почти двадцати лет я прислушивался к себе и фиксировал ощущения после тренировочных нагрузок и сыгранных матчей. Получилась просто "книга вратарской жизни" в единственном экземпляре, которую я дополнял наблюдениями за другими известными голкиперами-современниками - бразильцем Жилмаром, немцем Майером, итальянцем Дзоффом...

- Однако время бежит, вносит коррективы в футбол, и вратарей, наверное, это тоже касается?

- Гораздо в меньшей степени, чем полевых игроков. Вратарская профессия - наиболее консервативная, она стоит в футболе как бы особняком. Со времен Лобановского, например, много спорят о пределах разумной универсализации полевых игроков, а оценочные критерии для вратарей остаются неизменными: это отменная реакция, умелая игра на выходах, четкое взаимодействие с защитниками. И самый главный критерий - стабильность. Помню, как Яшин втолковывал мне когда-то: "Для вратаря предпочтительнее в каждом матче стоять на "четыре" - "три с плюсом", чем сегодня на "пять", а завтра - на "двойку".

- Яшин еще говорил, что по-настоящему классный вратарь созревает годам к тридцати. Вы с этим согласны?

- У всех по-разному складывается. Хороший вратарь в профессиональном клубе - фигура штучная. Рискую показаться нескромным, тем не менее признаюсь: сам я ощущал себя вполне зрелым, сложившимся голкипером уже в 20 лет. И это при том, что специальных тренеров, работавших с вратарями, тогда не было не только в командах мастеров, но и в футбольных школах.

ПОЛОВИНА КОМАНДЫ

- Что такое советская вратарская школа?

- Если коротко - простота, надежность и самоотверженность, граничащая с самопожертвованием. У тебя за спиной белая полоска длиной 7 метров 32 сантиметра, и ты должен сделать все возможное, чтобы мяч ни при каких обстоятельствах ее не пересек. Я предпочитал в любой ситуации действовать предельно рационально и просто. По-яшински, как тогда говорили. Некоторые другие голкиперы, не забывая о надежности, стремились сыграть на публику, чтобы сорвать аплодисменты. Если не в ущерб делу, имели право. Однако это еще не все.

В советской вратарской школе ценились не только сухие ворота, но и способность голкипера своим поведением задавать игровой ритм всей команды. Вратарь не имел права бестолково расставаться с мячом. Он был обязан выбросить или выбить мяч в поле с таким расчетом, чтобы партнеры получили возможность начать ответную атаку. Или, наоборот, придержать мяч, поводить его по штрафной площади, чтобы полевые игроки перевели дух, перестроились. Поэтому крылатая фраза "Вратарь - половина команды" мне никогда не казалась гиперболой.

- Во вратарской профессии, по-моему, необходимо учитывать еще одну тонкость: место в "рамке" одно, а соискателей - несколько, как минимум двое в команде. Не считаете, что своим завидным вратарским долголетием, помноженным на нежелании покинуть "Шахтер" ни при каких обстоятельствах, вы невольно перекрыли в Донецке кислород как минимум двум прекрасным голкиперам братьям Чановым?

- Нельзя так рассуждать. Я всегда считал: кто лучше готов, тот и играет. Если чувствовал себя неважно, не был уверен в себе, сам приходил к тренерам и просил не ставить на матч. В этом смысле никогда не страдал эгоизмом. Но в "Шахтере" тогда так сложилось, что старшему из братьев Чановых - Вячеславу действительно не имело смысла оставаться, потому что младший - Виктор уже в дубле играл. И Слава правильно сделал, что уехал в московское "Торпедо". Снимая в 1983 году вратарские перчатки, я полагал, что моим многолетним преемником в "Шахтере" окажется Витя. Однако его пригласили в киевское "Динамо", и вратарский баланс в донецком клубе на какое-то время оказался нарушен. Сменилось несколько вратарей-временщиков, пока не пришел всерьез и надолго Валентин Елинскас.

- Как вам сегодня постановка вратарского дела на Украине, да и вообще на постсоветском пространстве?

- Рискую кому-то показаться брюзгой, но, по-моему, стало хуже. Постепенно утрачиваются традиции и навыки той вратарской школы, о которой мы говорили. Вы понаблюдайте, как бестолково подчас распоряжаются мячом современные голкиперы: сначала вратарь с риском для здоровья отважно снимает мяч с ноги у нападающего - и сразу же бездумно пуляет его куда подальше! По сути, делает подарок соперникам, которые без борьбы получают мяч и вместе с ним - возможность начать новую атаку. Или возьмите держание мяча, к которому полевые игроки теперь частенько подключают вратаря. Хотя это оправдано только в какой-то критической ситуации или когда нужно потянуть время. Впереди, в атаке, лишний пас допускается, но сзади, да еще вратарю - просто бессмыслен! Сбивается игровой ритм всей команды. В мои времена подобный "контроль мяча" с участием голкипера мог вызвать только оглушительный свист трибун и нагоняй от тренера - больше ничего.

ХОЧЕТСЯ ПРАЗДНИКА!

- Почему семь лет назад вы покинули тренерский штаб "Шахтера"?

- Тогда ушли все, кто работал с Анатолием Бышовцем. Договоренность такая была: если не справляемся с турнирной задачей, поставленной президентом "Шахтера" Ринатом Ахметовым, - уходим. Уже по итогам первого круга чемпионата Украины стало ясно, что всерьез потягаться с киевским "Динамо" за золотые медали опять не получится.

- У человека, работавшего с Бышовцем, не могу не спросить: почему в Донецке этого квалифицированного и очень амбициозного тренера поджидало фиаско?

- Не нашел общего языка с футболистами. Если внутренней связи с игроками у тренера нет, ни квалификация, ни амбиции - ничего не поможет. Можно сказать так: Бышовец приехал в "Шахтер" преподавать высшую математику, а здесь в то время было достаточно арифметики.

- С футболом в вашей жизни покончено окончательно и бесповоротно?

- Рано или поздно это со всеми случается. К тому же кроме "сердечных" есть еще проблемы с ногами - подагра прихватывает время от времени. Знакомые врачи подшучивают: "царская болезнь", дескать, в молодости ел икру ложками.

- Интересно, сегодня полковнику-пенсионеру на икру хватает?

- Я не сижу без дела. Ходить тяжело, но сидеть за рулем - сколько угодно. Работаю коммерческим директором фирмы с длинным, однако понятным, полагаю, по сути, названием - "Фасадстроймонтаж". Облагораживаем Донецк.

- В связи с подготовкой к Euro-2012, в орбиту которого вошел и Донецк, работы прибавится?

- Скорее всего. Только бы здоровье не подводило. Очень хочется увидеть вблизи футбольный праздник, которого собственная вратарская судьба мне ни разу так и не подарила...

Юрий ЮРИС, Донецк. «Спорт-Экспресс», 24.08.2007

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1 -2         01.08.1968    ШВЕЦИЯ - СССР - 2:2 г
2           20.03.1977    ТУНИС - СССР - 0:3 г
3 -3         10.05.1977    ГРЕЦИЯ - СССР - 1:0 г
4           18.05.1977    СССР - ВЕНГРИЯ - 2:0 д
5 -5         28.07.1977    ГДР - СССР - 2:1 г
6           05.10.1977    ГОЛЛАНДИЯ - СССР - 0:0 г
7           08.10.1977    ФРАНЦИЯ - СССР - 0:0 г
8 -7         26.02.1978    МАРОККО - СССР - 2:3 г
9 -8         08.03.1978    ФРГ - СССР - 1:0 г
10           05.04.1978    СССР - ФИНЛЯНДИЯ - 10:2 д
11           14.05.1978    РУМЫНИЯ - СССР - 0:1 г
12           06.09.1978    ИРАН - СССР - 0:1 г
13           20.09.1978    СССР - ГРЕЦИЯ - 2:0 д
14 -9         11.10.1978    ВЕНГРИЯ - СССР - 2:0 г
15 -10         19.11.1978    ЯПОНИЯ - СССР - 1:4 г
16           26.11.1978    ЯПОНИЯ - СССР - 0:3 г
17           19.04.1979    СССР - ШВЕЦИЯ - 2:0 д
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
17 -10
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru