Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Евгений БУШМАНОВ

Евгений БушмановБушманов, Евгений Александрович. Защитник.

Родился 2 ноября 1971 г. в г. Тюмени. Воспитанник СДЮСШОР ярославского «Шинника» («Ярославец») (первый тренер – А.М. Кирюхин).

Выступал за команды «Шинник» Ярославль (1988–1989), «Спартак» Москва (1990–1992, 1998–2000), ЦСКА Москва (1992–1996), «Торпедо» Москва (1997–1998), «Крылья Советов» Самара (2001–2003).

Чемпион России 1998, 1999, 2000 гг.

За сборную России сыграл 7 матчей.

(За олимпийскую сборную России сыграл 1 матч.*)

Участник чемпионата Европы 1996 г. Чемпион Европы среди юношей 1990 г. Бронзовый призер чемпионата мира среди молодежных сборных 1991 г.

Старший тренер дублирующего состава клуба «Шинник» Ярославль (2004). Старший тренер дублирующего состава клуба «Сатурн» Московская область (2004–2007). Ассистент главного тренера в клубе «Локомотив» Москва (2008). Ассистент главного тренера в клубе «Химки» Химки (2009). Главный тренер клуба «Химки» Химки (2010). Главный тренер ФК «Спартак-2» Москва (2013–2017). Главный тренер молодежной сборной России (2017–2018).

*  *  *

«ВСЕ О'КЕЙ, ХОТЬ МИЛЛИОНОВ НЕ ИМЕЮ»

Когда Фёдор Черенков и Сергей Родионов объявили о своем решении играть во Франции, мало кто верил, что им найдется достойная замена. Но не прошло и полугода, как в «Спартаке» лидерами стали вчерашние дублеры Игорь Шалимов и Александр Мостовой, Василий Кульков и Валерий Шмаров. Однако и новые лидеры вскоре разбрелись по свету. Опять кризис? Но нашлась и им надежная замена. Засверкали в «Спартаке» новички. Среди них — защитник Евгений Бушманов.

Евгений Бушманов— Когда вы начали заниматься футболом?

— В восемь лет, в Ярославле. Первое время играл на месте полузащитника. Но потом тренер решил, что мне лучше действовать в роли последнего защитника.

— Как вы попали в «Шинник»?

— В четырнадцать лет меня пригласили в сборную России, а затем в юношескую сборную СССР. Заметили тренеры ярославского «Шинника». И когда мне исполнилось шестнадцать, зачислили в команду. Через полгода уже игры в основном составе.

— Когда вас пригласили в «Спартак»?

— Впервые приглашение я получил еще при Константине Бескове — от его селекционера Покровского. Отказался, потому что не верил, что в 17 лет стану игроком основного состава. А сидеть в запасе не хотел. Когда «Спартак» возглавил Олег Романцев, он сам пригласил меня в команду. И тогда до конца не верил, что буду играть в «основе». Но все же согласился. Решающую роль тут, видно, сыграло то, что я всегда болел за «Спартак» и мечтал когда-нибудь выйти на поле в красно-белой футболке.

— Вас пригласили в юношескую сборную в 15 лет. В ее составе вы испытали и победы, и неудачи. Помнится, даже удаляли с поля…

— Было такое. Это произошло в финальном матче юношеского, чемпионата Европы 1990 года в игре с Португалией. Встреча проходила напряженно, нервозно. В дополнительное время нападающий португальцев атаковал нашего вратаря, когда он уже забрал мяч. Нервы не выдержали — ударил соперника. До этого уже имел предупреждение. Получил вторую желтую карточку и ушел с поля. Если бы тогда нам в оставшееся время забили, я бы, наверное, сквозь землю провалился. Слава Богу, ребята выстояли, и сборная завоевала золотые медали.

— Ваши ровесники по юношеской сборной приезжали в свои клубы и почти все играли в основных составах. Вас же дальше дубля не ставили.

— Психологически было, конечно, тяжело. Но можно было понять и Романцева. Ему на место последнего защитника нужен был постоянный игрок. А я без конца уезжал на сборы юношеской команды. Какая же тут сыгранность и слаженность с. партнерами?

— Были ли предложения от других клубов?

— Приглашали в минское «Динамо». Отказался. Там другой, отличный от спартаковского стиль игры, подстроиться под него мне было бы сложно. Кроме того, верил, что вскоре все-таки буду играть, а «Спартаке».

— И когда же вы сыграли свой первый матч в основном составе?

— 30 июня 1991 года в Днепропетровске. Мне задолго до игры тренеры сказали, что я выйду в стартовом составе — из-за двух предупреждений пропускал матч Хлестов. Правда, играл я тогда переднего защитника.

— Как оценили ваш дебют тренеры и партнеры?

— Ребята поздравили с «боевым крещением», тренеры поблагодарили за игру.

— Против каких команд и игроков, вам сложнее всего играть?

— Против тех, которые играют в том же стиле, что и «Спартак». А из нападающих сложнее всего играть против Кирьякова, Юрана. Не завидовал я и защитникам, противостоящим нашим Радченко с Мостовым. Чертовски трудно угадать, что они предпримут в следующее мгновение.

— Как вам удалось уже в третьей игре в высшей лиге забить гол?

— Честно говоря, специально такой задачи перед собой не ставил. Просто в середине поля мне кто-то отпасовал мяч. Увидел перед собой свободную зону, двинулся туда. Быстро отдал мяч Черенкову, а сам продолжал идти вперед. Через пару секунд, уже в штрафной, получил такую передачу от Черенкова, что не забить было бы стыдно.

— За границу собираетесь?

— Нужно сперва стать игроком сборной. Я считаю, что приглашение туда — высшая оценка для любого трока. Если в сборную не стремиться — зачем вообще играть?

— Значит, приглашение в олимпийскую команду — шаг к признанию?

— Хотелось бы верить.

— Чем интересуетесь вне футбола?

— Люблю музыку. Особенно «Депеш мод».

— Счастливы в семейной жизни?

— Счастлив, только бытовые условия неважные. Откровенно говоря, база в Тарасовке — не лучшее место для семейного очага. Квартиру пока не дают.

— Вы обеспеченный человек?

— Бедным себя назвать не могу, но и миллионами не владею, иначе давно уже купил бы семье квартиру.

— Чего бы вы сами себе пожелали?

— Попасть в первую сборную, сыграть в ней на первенстве Европы 1992 года и чемпионате мира 1994 года. Я думаю, что это в моих силах.

— Я тоже так думаю…

Вениамин ЛИТМАН. Газета «Спорт-Экспресс», 05.02.1992

*  *  *

«Я ВЫНОСИЛ МЯЧ — И ДЕЛЬ ПЬЕРО ПРЫГНУЛ МНЕ НА НОГУ»

Евгений Бушманов«У меня малиновый «Опель». Я буду там-то и там-то во столько-то», — сказал он мне по телефону.

Я пришел вовремя. Неподалеку от деревянной церковки стоял малиновый «Опель». Бушманова не было. Он появился минут через пять с полиэтиленовой сумочкой в руке.

— Садитесь, — кивнул он мне. — Не заперто.

Через несколько минут, уже у меня дома, он извлек из сумки четыре бутылочки пива «Гессер», которые, окажись случайно поблизости какой-нибудь угонщик, могли бы стоить ему машины.

— В вашей жизни случай, наверное, играет большую роль? — спросил я Женю.

— Конечно, — ответил он.

— Я случайно попал в футбол, случайно оказался в ЦСКА и у «Барселоны» в 92-м мы выиграли случайно. Если бы встретились с нею еще десять раз — ни за что не победили бы. Это был, наверное, самый счастливый случай в моей жизни…

Евгений Бушманов (в ноябре ему исполнится 25) родился в Тюмени, а вырос в Ярославле. В 16 лет заиграл в «Шиннике», через полтора года перешел в московский «Спартак». А вскоре ему пришлось на восемь месяцев сделать паузу.

— В 89-м, — вспоминает он, — наша юношеская сборная проводила в Норвегии отборочный матч чемпионата Европы. И там я получил травму. Сначала врачи сказали, что это мениск, но потом, когда в ЦИТО сделали диагностическую операцию, выяснилось, что у меня разрыв связок. Медики не стали меня удерживать: давай, мол, играй, но осенью, вероятнее всего, снова придешь к нам.

Я стал играть. Перед матчами за сборную обязательно затягивал колено эластичным бинтом, а вот на первую игру за спартаковский дубль вышел в обычном наколеннике. На 15-й минуте вступил в силовую борьбу и сразу же почувствовал: все, колено куда-то ушло… И осенью, как и предсказывали специалисты, лег в ЦИТО на операцию. Я, правда, до сих пор не могу понять, почему мне ее не сделали сразу. Как бы то ни было, нужно было лечиться, и следующий год я почти полностью пропустил.

— Новые партнеры навещали вас?

— Я пробыл в «Спартаке» всего месяц, и там меня еще никто не знал: молодой пацан, пришел в дубль, сломался… Никто из «Спартака» ко мне не приходил, и это понятно. Я на ребят не обижаюсь. Зато ко мне приезжали мои сверстники из сборной и доктор юношеской команды Владимир Николаевич Зоткин. Так что тогда все было нормально. Хуже было потом…

В 1991 году из «Спартака» уехало много ведущих игроков, и с августа я начал играть в основном составе. Провел семь матчей. Романцев говорил мне: «Молодец, Женя, красавец!» И тут у меня опять травма — перелом стопы.

Заканчивается сезон. Спартаковцы едут отдыхать в Корею и меня берут с собой. А вскоре я узнаю, что на мое место — я играл задним защитником — приглашают Чернышева и Рахимова. Мне стало ясно: я команде не нужен. Когда вылечился, Садырин пригласил в ЦСКА — это было в январе. Я сказал об этом Романцеву. Но он меня удержал: «Нет, Женя, я хочу тебя видеть здесь. Подпиши контракт». Я подписал, а через полгода мне сказали: «До свидания…»

Концовка моего пребывания в «Спартаке» оставила, конечно, неприятный осадок. Но в целом я вспоминаю его с благодарностью. В «Спартаке» я прошел очень хорошую школу. Чего стоит хотя бы то, что я выходил на поле вместе с Фёдором Черенковым, самым умным и самым талантливым футболистом, которого я когда-либо видел. Многое из того, что я умею, я получил в «Спартаке». Думаю, что именно это и открыло мне двери в сборную.

— Но вернемся к тому времени, когда вы распрощались со «Спартаком».

— Я пришел в ЦСКА. Садырина там уже не было — он принял сборную, и командой руководил Геннадий Иванович Костылев, которого я хорошо знал по юношеской сборной.

Я был в разобранном состоянии — после травмы долго не тренировался. Потом начал потихоньку бегать, и Костылев, который, видимо, очень верил в меня, стал ставить меня на игры. И вот так, участвуя в чемпионате, я постепенно набирал форму и к осени 92-го уже нормально себя чувствовал.

— Все до сих пор помнят, что вы забили гол «Барселоне». А сами-то вы об этом вспоминаете?

— Редко. Что толку вспоминать? Нужно сейчас играть.

— А почему в последнее время у ЦСКА это не очень получается?

— Я и сам не могу понять. На тренировках все бегают, стараются, все пасы проходят, все удается. Выходим на игру — все разлаживается. Может быть, причина в том, что уехал Радимов. Он был ключевым игроком. Мы продолжаем играть по той же схеме, что и с ним, а замены ему нет. Но мы постепенно перестраиваемся.

— Кроме Радимова есть, наверное, и другие игроки, которые особенно необходимы команде. Вы могли бы их назвать?

— Кто нам только не нужен! У нас ведь не такая длинная скамейка, как хотелось бы. Правда, купили двух литовцев и двух бразильцев, а до этого у нас было всего 12 человек.

Я понимаю, что болельщики ЦСКА сейчас недовольны нами. Но ведь что получается? Два года они ходили на все наши матчи, скандировали, что ЦСКА — лучшая команда, и мы действительно показывали красивый футбол. А теперь, когда мы нуждаемся в поддержке, нам еще до начала игры кричат: «ЦСКА — в третью лигу!» Трудно настроиться на игру, когда слышишь такое.

— Мне кажется, что груз последних неудач армейцев слишком сильно давит на вас…

— Это, наверное, от того, что я так воспитан. Когда я играл в «Спартаке», каждое поражение было для нас трагедией, мы два-три дня ходили, ничего не видя вокруг. Тогда нам казалось это нормальным — советский человек именно так и должен себя вести. В ЦСКА же Тарханов старается научить нас быстрее освобождаться от гнета проигрыша. После игры он, конечно, может накричать, высказать тебе все, что думает. Но потом говорит: «Все. Забыли эту игру. Готовимся к следующей». На Западе тренеры тоже так поступают. Ведь прошлого действительно не вернешь.

— Но некоторые события, бывает, никак не хотят уходить в прошлое, такие, например, как чемпионат Европы.

— Мне не повезло: я сыграл на нем всего один тайм.

— А вы знали заранее, что выйдете на матч с итальянцами?

— Я был на двести процентов уверен, что не буду играть. И вдруг, за день до игры, ко мне подходит Тарханов и говорит: «Готовься. Может быть, завтра выйдешь в составе».

— После таких слов можно заснуть?

— Я спал. Наверное, потому, что не так уж молод. Кроме того, я сам себя успокаивал.

— Как?

— Я ведь тренировался вместе со всеми, и у меня не было ощущения, что я уступаю партнерам. Я знал, что я не хуже других и перед матчем со сборной Италии напоминал себе об этом. Нервничал же только из-за того, что Тарханов не сказал мне, кем я буду играть — передним или задним защитником. В ЦСКА я могу сыграть передним. А в сборной у игрока этого амплуа несколько иные функции, чем в нашей команде. Когда же мне сказали, что я буду играть задним, я совершенно успокоился.

— Неужели даже в начале матча вы не испытывали волнения?

— Испытывал. Первые пять минут. Но я бы не сказал, что это был мандраж. Я старался действовать осмотрительнее, играть попроще и потому в сложной ситуации без раздумий отбивал мяч.

— А столкнулись ли вы в той игре с чем-то неожиданным?

— Я не увидел у итальянцев ничего сверхъестественного. Вот все пишут, что Дель Пьеро мол — суперзвезда. Я этого не почувствовал. Единственный футболист, который произвел на меня впечатление, — это Дзола. А в целом итальянская сборная — обычная команда. Итальянцы играют очень грамотно, но примитивно. И за счет хитрости над ними можно взять верх. Я очень хотел доиграть тот матч, но врачи не разрешили мне после перерыва выйти на поле.

— Когда вы получили травму?

— Примерно на десятой минуте. Я выносил мяч, а Дель Пьеро прыгнул на меня и ударил ногой в голеностоп. Я подумал, что это просто ушиб. Разбегался — все вроде бы нормально. Потом пришел в раздевалку, снял гетры, а там такая дыра…

Сейчас я понимаю, что сам виноват в этой травме. В свое оправдание могу только сказать, что в российском чемпионате таких ситуаций не бывает — поэтому я и не был готов к тому, что произошло. Я был уверен, что Дель Пьеро прыгает для того, чтобы перекрыть полет мяча. А он об этом и не думал — прыгнул в ногу… Мне же не хватило опыта, чтобы вовремя сообразить, как следует поступить. Можно ведь было сыграть как-то по-другому, ну хотя бы самому подставить шипы…

Евгений Бушманов— Вы впервые участвовали в чемпионате Европы. Что на нем вас больше всего поразило?

— То, что за полтора дня у нас было три собрания. И все — по поводу денег. И я, и другие дебютанты были в шоке. Ну какой тут футбол? О чем вообще может идти речь?

Правда, я могу понять Кирьякова. Он уже несколько лет живет в Германии и привык к тому, что к нему относятся как к человеку. У нас же в России все осталось в принципе таким же, каким было 10–15 лет назад. Сегодня тебе говорят: «Ты получаешь столько-то». Завтра — что в два раза меньше, а послезавтра — в три…

Нельзя бесконечно отказываться от своих слов и менять условия оплаты футболистов. Тем более что времени обговорить все заранее было предостаточно: перед чемпионатом мы две недели сидели в Новогорске.

Впрочем, в таких соревнованиях можно, наверное, сыграть и бесплатно. Я, например, читал, что хорватские футболисты приехали в Англию за свои деньги. И у меня такие футболисты, конечно же, вызывают огромное уважение.

— Вам не кажется, что вы противоречите самому себе?

— Нет. Возможны разные варианты, но одно должно оставаться неизменным: нужно с уважением относиться к игрокам.

В сборной я общался со многими нашими звездами, в частности, с Игорем Шалимовым. И я никогда не поверю, что он, как у нас писали, один из главных, что ли, заговорщиков. Я помню, как на одном из собраний все выступали, спорили, Шалимов же сидел молча. И Романцев спросил у него: «А что ты, Игорь, об этом думаешь?» И он сказал: «Я не хочу ничего говорить. Все финансовые проблемы нужно было решить два месяца назад».

— А вам не кажется, что наши футболисты проиграли еще и потому, что уступали своим соперникам в физической подготовке? Когда сравниваешь матчи итальянского и нашего чемпионатов, этот вывод напрашивается сам собой.

— Я согласен, что итальянский клубный футбол на две головы выше российского. Но наши тренеры, не знаю уж почему, не требуют от нас, чтобы мы играли в такой футбол.

— А в чем его главное отличие?

— Там борьба идет на каждом участке поля. Паузы возникают лишь тогда, когда вбрасывают мяч или бьют штрафной. После чего, едва отдышавшись, игроки снова, не жалея себя, включаются в борьбу. А у нас как? У нас плассируются. Мой соперник рванулся за мячом, а я подбежал, потусовался перед ним, отдал мяч партнеру, и тот тоже потусовался… В итоге же нет борьбы, нет контакта. Этим все и объясняется. В Италии более контактный футбол, чем у нас. А физически итальянцы не сильнее нас.

— Кто, на ваш взгляд, лучший игрок в вашем амплуа?

— Франко Барезе.

— А что вам мешает приблизиться к его уровню мастерства?

— Я плохо играю наверху, есть у меня проблемы с длинным пасом, ну и в стартовой скорости не мешало бы добавить. Раньше я бегал быстрее.

— Вы долго привыкаете к партнерам?

— Если к нам в команду придет новый человек, я с ним быстро сыграюсь, но вот если сам попаду в другой клуб, то буду там долго осваиваться.

— Выполняя свои капитанские обязанности, вы, как мне кажется, очень активно руководите на поле партнерами.

— Они часто упрекают меня в том, что я кричу на них. И, конечно, обижаются. Но я кричу не потому, что хочу кого-то обидеть. У меня одно желание — подсказать, помочь, а главное — завести ребят, добавить им страсти, азарта. Это не значит, что я в восторге от самого себя. Я вижу все свои ошибки и промахи.

— Вам интересно заниматься тактикой?

— Очень. Я иногда подхожу к нашему второму тренеру Владимиру Федотову, чтобы поговорить о наших тактических расстановках. Для меня это очень важно. Когда я пришел в «Спартак», Романцев довольно много времени уделял тактике, и я извлек для себя большую пользу из тех занятий.

— Вы верите в предчувствия?

— Да. Когда мы, например, выходили на второй тайм с «Текстильщиком», я почувствовал: не выиграем. Так и случилось, хотя после первого тайма мы вели 1:0.

— А предчувствия подсказывают вам, что можно делать перед матчем, а чего нельзя?

— Есть выработанная годами очередность действий, которую не то что нельзя, а нежелательно менять. Поэтому я, например, сначала надеваю правую бутсу, а потом левую и так далее.

— Были ли в вашей жизни ошибки, о которых вам до сих пор неприятно вспоминать?

— Да. То, что меня убрали из «Спартака», — это не только результат стечения обстоятельств, но и следствие моих собственных и очень серьезных ошибок. Однако сейчас я ничуть не жалею, что судьба привела меня в ЦСКА.

— Вас когда-нибудь удаляли с поля?

— Нет.

— А в обычной жизни вы часто поддаетесь эмоциям?

— Да. Правда, сейчас меньше, чем раньше. Меня возмущает несправедливость. Некоторые, столкнувшись с ней, могут промолчать, отойти в сторону. Мне это обычно не удается.

— Попадали ли вы в такие ситуации, когда ваша жизнь подвергалась опасности?

— Года три назад я ехал на машине по скользкой дороге и не справился с управлением. Но, может быть, это и спасло меня: на шоссе — справа и слева — почему-то лежали бетонные плиты, между которыми моя «девятка» не проехала бы. Но получилось так, что, не доезжая до них, машина встала на бок и таким образом проскочила опасное место.

— Выходит, случай опять помог вам. А вы верите в то, что в нашей жизни участвуют какие-то высшие силы?

— Раньше я понимал это умом, но такого чувства у меня не было. А вот месяца два назад я убедился в том, что есть люди, которые наделены какими-то особыми способностями, и они могут либо принести окружающим очень большую пользу, либо причинить им огромный вред. Говорить об этом более конкретно я не хочу, так как тогда мне пришлось бы рассказывать о том, что касается только меня, моей личной жизни.

— Что вы больше всего любите читать, смотреть по видео?

— И в кино, и в литературе у меня один любимый жанр — мелодрама.

— Вы женаты?

— Развелся.

— Значит, ваша семейная жизнь не сложилась?

— Да, хотя с моей бывшей женой мы довольно долго прожили вместе — семь лет.

— Вам, видимо, было нелегко это пережить…

— Такие события, конечно, опустошают, тем более что мы расстались сразу же после чемпионата Европы, который потребовал от меня больших нервных затрат. И сейчас, хотя сил у меня как будто бы вполне достаточно, я чувствую, что мне в игре не хватает эмоций. Не могу, как раньше, завестись на весь матч…

Мне очень хотелось, чтобы у Жени улучшилось настроение, поэтому я сделал еще одну попытку заставить его рассказать о самой большой удаче в его футбольной жизни:

— Но как все-таки вы забили гол «Барселоне»? У нас его так и не показали.

— Случайно, — сказал Женя и умолк.

— А кто сделал вам передачу? Где вы в этот момент находились?

— Файзулин отдал мне пас, я был в штрафной, метрах в 12–14 от ворот, справа. Вышел практически один на один. Бил в дальний угол, но мяч свалился с ноги и попал в ближний.

— Вам, наверное, хочется забивать голы?

— От заднего защитника требуется другое. Играя на этом месте, можно отдать пас, который отрежет полкоманды соперника. Такая передача доставляет мне большее удовольствие, чем какой-то корявый гол, который забьешь сам.

Бушманов сделал паузу и после короткого раздумья добавил:

— Но если забьешь красивый гол, это приятно. Очень приятно — но…

— Скажите, вы всегда такой печальный?

— Я не печальный, — усмехнувшись, ответил он. — Возможно, я скромный и потому кажусь печальным.

— Ну, а могли бы вы сейчас вспомнить, что для вас было самой большой радостью в детстве, еще до того, как вы пришли в футбол?

— Я помню, как мне купили велосипед — мне тогда было, наверное, лет шесть, — наконец-то заулыбался Женя. — И я не мог дождаться, когда взойдет солнце, чтобы выбежать с ним во двор…

— Как вам кажется, вы сильно изменились с тех пор?

— Нет. По-моему, я такой же.

— Скажите, с кем из артистов, писателей, спортсменов вам хотелось бы познакомиться? Кого увидеть вблизи?

— Английского иллюзиониста Дэвида Копперфильда. Как он творит свои чудеса? Вот бы узнать!

И Бушманов снова улыбнулся — точно так же, как тогда, когда вспоминал о своем первом велосипеде, с которым, как я понял, малиновый «Опель» никогда не сможет конкурировать.

Андрей БАТАШЕВ. «Футбол от «Спорт-Экспресса» №36, 1996

*  *  *

ВТОРОЙ БУШ

Евгений БушмановВ футбольной биографии Бушманова ряд эпизодов напрямую связан с «Крыльями Советов». Так, в первенствах России он дебютировал именно в поединке с самарским клубом. Это было 29 марта 1992 года в ЛФК ЦСКА в Москве, «Спартак» легко обыграл волжан — 5:0. Один из немногочисленных своих голов Евгений провел в ворота Александра Мартешкина на 62-й минуте матча ЦСКА — «Крылья Советов» (4:1) на стадионе «Динамо» в столице 10 июня 1995 года.

17 августа 1996 года в Москве ЦСКА неожиданно уступил самарцам — 1:2. После этого поражения тренировавший армейцев Тарханов выразил недоверие сразу трем своим футболистам: двум Дмитриям — Карсанову и Ульянову, а также капитану команды Бушманову. Евгения лишили капитанской повязки, передав ее Семаку, он пропустил одну игру, но затем вновь появился в составе.

…5 декабря 2000 года «Спартак» бесславно уступил в Лиге чемпионов «Лиону» — 0:3. Виновника поражения Олег Романцев нашел быстро — «либеро» Бушманов. Евгений пополнил список футболистов, отлученных в разное время от «Спартака», в котором значатся Юран, Цымбаларь, Тихонов… Сквозь призму лионского кошмара сейчас трудно оценивать игровые достоинства Бушманова, поэтому обратимся к энциклопедическому справочнику «Российский футбол за 100 лет», где дается такая характеристика этому защитнику: «Отличается хорошим видением поля, позиционным чутьем, умелым взаимодействием с партнерами. Владеет точным первым пасом, умеет своевременно и остро подключаться к атакам». Думается, что этих качеств Евгений не растерял, а происшедшее в далеком французском городе — лишь досадный срыв, ведь в футболе не ошибается только тот, кто не играет.

В январе состоялось явление двух Бушей. Один из них пришел в американский Белый дом и наверняка отработает весь президентский срок, предусмотренный Конституцией США. Второй «Буш» (ведь именно так стали называть Бушманова партнеры, когда он только появился в «Спартаке»), прибыл в лагерь наших «Крыльев» на Кипре, и усиленно тренируется. Однако, в отличие от американского президента, он еще окончательно не определился с местом своей будущей работы.

Сергей ЭРАСТОВ. «Самара Спорт-Экспресс», 29 января 2001

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
    1       24.09.1991    СССР - ВЕНГРИЯ - 2:0 д
1           09.02.1996    ИСЛАНДИЯ – РОССИЯ – 0:3 н
2           11.02.1996    СЛОВЕНИЯ – РОССИЯ – 1:3 н
3           24.05.1996    КАТАР – РОССИЯ – 2:5 г
4           11.09.1996    ИТАЛИЯ – РОССИЯ – 2:1 н
5           09.10.1996    ИЗРАИЛЬ – РОССИЯ – 1:1 г
6           10.11.1996    ЛЮКСЕМБУРГ – РОССИЯ – 0:4 г
7           04.06.2000    МОЛДАВИЯ - РОССИЯ - 0:1 г
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
7 1

Карьера главного тренера олимпийской сборной:

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА
МАТЧ
ПОЛЕ
  1   31.08.2017    РОССИЯ - АРМЕНИЯ - 0:0 д
  2   05.09.2017    РОССИЯ - ГИБРАЛТАР - 3:0 д
  3   06.10.2017    РОССИЯ - АВСТРИЯ - 1:0 д
  4   10.10.2017    СЕРБИЯ - РОССИЯ - 3:2 г
  5   10.11.2017    АРМЕНИЯ - РОССИЯ - 1:2 г
  6   23.03.2018    МАКЕДОНИЯ - РОССИЯ - 3:4 г
  7   27.03.2018    ГИБРАЛТАР - РОССИЯ - 0:5 г
  8   11.09.2018    РОССИЯ - СЕРБИЯ - 1:2 д
  9   12.10.2018    РОССИЯ - МАКЕДОНИЯ - 5:1 д
  10   16.10.2018    АВСТРИЯ - РОССИЯ - 3:2 г
  10        
  +6  =1  –3        
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru