СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


НИЧЬЯ УРОВНЯ ЧЕТВЕРТЬФИНАЛА ЧЕМПИОНАТА МИРА

Обозреватель «Спорт-Экспресса» анализирует матч Лиги наций со шведами.

Игорь РАБИНЕР

Случаются нулевые ничьи, которые по классу, темпу, нерву богаче и насыщеннее иных суперрезультативных встреч. Мне кажется, в Калининграде было именно так. Это была та сметана, в которой ложка стоит. Скучно, глядя на поле, не становилось ни на секунду; игра с обеих сторон шла такая, что я вполне представляю ее в четвертьфинале ЧМ — той стадии, куда добрались в России-2018 обе команды. И когда раздался финальный свисток итальянского рефери, у меня вдруг возникло ощущение нехватки овертайма с серией пенальти.

Не думаю, что футболистам сборной России легко было готовиться, а тренерам — настраивать их на этот матч. Со стороны нашей команды было совершенно правильным отказаться говорить о чем-либо, кроме футбола. Но и игроки, и тренеры — живые люди, и они не могли мыслями совсем не переноситься к недавним партнерам, с которыми еще на днях вместе выходили на поле, а в эти минуты для тех, возможно, начиналась совсем другая, страшная жизнь.

Я был в Новогорске в понедельник, когда только появилась первая информация о некоем происшествии с Александром Кокориным и Павлом Мамаевым. Никто ничего еще толком не знал, все пытались по крупицам что-то друг у друга выяснить. О степени серьезности случившегося мы и не догадывались, но помню, как один человек из сборной сказал мне, с тревогой покачав головой: «Ребята ведь тоже начнут и обсуждать это между собой, и думать. И лучше от этого команде явно не станет».

Ясно, что в раздевалке футболисты уже не имеют право пользоваться мобильными телефонами, а решение суда по мере пресечения Павлу Мамаеву принималось уже впритык к началу матча в Калининграде. Не сомневаюсь, что, пока это дозволялось внутрикомандными правилами, игроки следили за развитием событий в Москве. Трудно даже представить, какие слова находил Станислав Черчесов, чтобы переводить все их мысли на футбольный лад. И неважно, кто как по отношению к Кокорину, Мамаеву и их поступкам был настроен. Важно, что, если прежде ничего не отвлекало сборников от игры, то эта дикая история и ее все более драматическое развитие волей-неволей отодвигали все остальное на второй план. Все-таки подавляющее большинство с ними либо играло вместе, либо где-то пересекалось.

Может быть, именно поэтому в самом начале игры Юрий Газинский, пока еще одноклубник Мамаева по «Краснодару», на лишнее мгновение задумался, под прессингом слишком слабо покатил мяч назад Гильерме — и вратарю пришлось мгновенно сориентироваться, чтобы успеть к мячу первым.

Впрочем, игра быстро взяла свое. Хотя представляю, насколько сложно было Артему Дзюбе, другу Кокорина, настроиться на то, чтобы выигрывать кучу верховых (да и не только) единоборств, в которые он с мощными и злыми шведами постоянно вступал. Но капитан сборной уже на первой минуте пошел в огненный стык и выиграл его. Собственно, вся игра оказалась наполнена такими стыками, она была сверхмужской. Игрокам поднять голову было некогда — если одного соперника обыграли, тут же летел второй.

Абсолютно убежден, что, за исключением последней 15-минутки первого тайма, играла сборная России качественно и атаковала разнообразно. А середина первого тайма и изрядные отрезки второго получились для нашей команды просто отличными. Но как же блестяще действовала оборона скандинавов! Насколько отлаженной и безукоризненной была ее подстраховка с дирижерской палочкой в руках у недавнего игрока «Краснодара» (и тоже, кстати, партнера Мамаева) Андреса Гранквиста! В том, что до 82-й минуты — когда блестяще пробил под перекладину Кузяев, но был нейтрализован не менее шикарным прыжком Ульсена — у России не было ни одного удара в створ, не диктовалось абсолютно никакой логикой матча, кроме игры вот этой самой шведской обороны.

Где-то пять-шесть острейших атак россиян были сорваны в последнее мгновение именно благодаря этой подстраховке и блокам, которые ставили смертоносному полету мяча шведы. Глядя на которых, я лишний раз убеждался, до какой же степени в современном футболе команда выше отдельно взятой звезды. Вы помните, как против России играла Швеция со Златаном Ибрагимовичем — и как без него? Эпизод первый: групповой турнир Евро-2008. Суперзвезда на поле — но команда Гуса Хиддинка во главе с Андреем Аршавиным «возит» ее все 90 минут. Эпизод второй: отбор к Евро-2016, первый матч во главе с Леонидом Слуцким. В первом тайме Ибра, пусть и с травмой, на поле — подавляющее преимущество и гол России. В перерыве его меняют — и мы с диким трудом, во многом за счет Игоря Акинфеева, удерживаем минимальный перевес. Потому что шведы без Ибрагимовича вдруг стали командой.

В Калининграде играла та самая Швеция, которая именно классными коллективными действиями, помноженными на персональный талант Форсберга (этот человек так же ведет игру шведов, как когда-то — его хоккейный однофамилец Петер Форсберг), дошагала до четвертьфинала ЧМ-2018. Неожиданное и до определенной степени нелепое домашнее поражение от турок, когда за последние минуты 1:0 превратились в 1:2, ни на что не повлияло. Если у команды игра поставлена, одна неудача не может ее развалить.

Мяч этим шведам нужен не вполне. Оттого и довольно нехарактерный для сборной России черчесовских времен процент владения мячом — 59 на 41 в нашу пользу. Вот только не убежден, что сам главный тренер был такому раскладу сильно рад. Потому что шведы, теряя мяч, быстро группировались и слаженно отходили назад, не оставляя времени и пространства для быстрых атак. А с первым пасом у России были проблемы — у немного нервно на сей раз игравшего Георгия Джикии он пару раз сорвался, тогда как Роман Нойштедтер в плане начала атаки не самый большой спец. Несколько раз ловил себя на мысли, что в этом смысле очень не хватает Сергея Игнашевича.

Наш состав был абсолютно логичен, недаром «СЭ» удалось его накануне полностью угадать. Ясно было, что дома мы будем играть на победу, — поэтому слева в обороне Константин Рауш, а не Федор Кудряшов. Во втором тайме Рауш (сильно подозреваю, что после работы, проведенной в перерыве Черчесовым и Мирославом Ромащенко), кстати, резко активизируется и станет одним из самых опасных у нашей команды орудий. Пара центральных защитников тоже напрашивалась — она здорово играла в сентябрьских матчах, а выбор с тех пор не расширился, и Илья Кутепов с Виктором Васиным в строй пока не вернулись.

Возвращение Александра Головина в значительной степени снимало головную боль в связи с травмами Алана Дзагоева и Александра Ерохина, а Алексей Ионов в сентябре воспользовался шансом после ухода из сборной Александра Самедова вписаться в основу национальной команды. Ионов на сей раз на авансцену выходил редко, тогда как игрок «Монако» был очень активен и динамичен, много и по делу брал игру на себя. Вот только форму еще после травмы набрал не на сто процентов, а по ходу второго тайма получил болезненный удар по голеностопу, после которого периодически на его лице возникала гримаса боли. Надеюсь, у него нет ничего серьезного (благо, он доиграл матч до конца), и с Турцией Головин сыграет.

Давненько у сборной России на поле в стартовом составе не выходило три легионера, а здесь получите: Головин, Нойштедтер, Денис Черышев. Как же здорово смотрелось в первом тайме, когда Роман Зобнин вырезал диагональ на Дзюбу, тот скинул мяч на Черышева, а игрок «Валенсии», подработав мяч грудью, пробил в ближний угол! Чуть-чуть не хватило — мяч попал в сетку с внешней стороны. И после перерыва наш испанец бил без колебаний — и в основном правильно делал. Но и самому чуть-чуть точности не хватало, и шведская оборона иные удары на себя принимала.

А по одному показателю состав сборной России и вовсе установил рекорд — аж четыре натурализованных игрока с первых минут. Два экс-немца — Нойштедтер и Рауш, два бывших бразильца (хотя бывших бразильцев, как и чекистов, не бывает) — Мариу Фернандес и Гильерме. Не заметил, чтобы в связи с этим сборная России играла менее патриотично.

Гильерме не подвел. Один раз, правда, заставил понервничать, когда на выходе не зафиксировал и едва не выронил мяч, — но в целом дебютировал в официальных матчах сборной очень достойно. Не забудем, что на нем была особая ответственность, да и психологическая нагрузка — ведь это был первый матч сборной после объявления Акинфеева об уходе из сборной, так что к голкиперу было приковано особое внимание. Будь это Андрей Лунев, уже освоившийся в сборной — сомнений бы и не было. О Гильерме мысли были разные. К счастью, он своей игрой их развеял.

Неприятным для нашей команды я бы назвал только 10-15-минутный отрезок в конце первого тайма. Особенно тревожно становилось при шведских угловых. Но после перерыва гармония в игре команды Черчесова была восстановлена. И было бы очень красиво, если бы победу ей принес шикарный удар под перекладину вышедшего на замену Кузяева. Либо если бы Дзюба, вырвавшись из цепких объятий Аугустинссона, замкнул навес Рауша.

Но в одном случае вратарь вытащил, во втором Дзюба пробил выше. Но, объективно говоря, ничья в такой игре выглядела самым справедливым исходом. Швеция — как, впрочем, и наша команда — поражения не заслуживала. С учетом турнирной ситуации, стратегически такой исход в этом матче нас вполне устраивает.

Устраивает и то, что игра нашей команды после ЧМ-2018 ни разу еще не просела по качеству. А раз так — расстраиваться нечему. Крайне неприятный для нас по стилю соперник, которого очень сложно перебороть и который не дает ни секунды чувствовать себя на поле вольготно, думаю, многому команду научил. И в воскресенье против Турции в Сочи этот опыт должен сработать. Недаром всякий раз в спаренных матчах при Черчесове мы второй проводим лучше первого.

Только вот на восстановление перед Турцией очень мало времени — менее трех суток, тем более с учетом позднего начала матча в Калининграде и семичасового — в Сочи. И это главное, что беспокоит, учитывая, что турки Лигу наций сейчас пропускали.

«Спорт-Экспресс», 12.10.2018

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru