СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


СТАНИСЛАВ ЧЕРЧЕСОВ: «СКАЗАЛ ИГНАШЕВИЧУ НЕ МЕНЯТЬ НОМЕР ТЕЛЕФОНА — ВДРУГ ОПЯТЬ ПОНАДОБИТСЯ?»

Главный редактор «Советского спорта» пообщался с главным тренером сборной России по футболу Станиславом Черчесовым за кулисами телешоу в Останкине.

Станислав Черчесов традиционно встречает меня жестким взглядом. Неосторожно высказал ему в шутку в мае свой прогноз на матчи чемпионата (победа на старте, ничья с Египтом, поражение от Уругвая и невыход в плей-офф) — пришлось, встретив его теперь в останкинской гримерке, исправлять ситуацию, скажем так, по-отариковски: чуть не пасть шутовски на колени и закричать: «Кудесник! Пощади, великий! Спасибо за все!»

— Спасибо — это много. Духи вон всем этим девушкам купи, — Станислав Саламович кивнул в адрес восторженной толпы гримеров, администраторов и редакторов.

Впрочем, дальше тренер был строг и суров:

— Не все оценки, которые выставляла игрокам пресса, мне понравились.

— Но ведь каждый болельщик может выставлять оценки, разве не так?

— Каждый. Но болельщик выставляет на кухне у себя, а кто давал право делать это на всю страну? Пишут: «Замена не усилила игру». Но можно ведь по-разному написать — объясняя, что произошло, или же, наоборот, обозвав Черчесова разными словами, что он игру не понимает. А о родителях игроков думают люди, когда пишут? Родишь ребенка — а потом читаешь: ваш сын дебил. Ну, неприятно же.

Оценки нам выставляет турнирная таблица. Какие мы там по счету? Вот это объективная и решающая оценка.

— Игроки физически выглядели блестяще. И это для многих главное открытие. Кто составлял программу подготовки?

— Сами составляли и сами готовили. Никакого секрета.

— У этих же игроков не было результата, и вдруг есть результат. Значит, секрет все-таки есть?

— Создали для игроков конкурентную среду и честно работали. Все.

— Лично для себя программу-минимум какую ставили?

— Это как в тяжелой атлетике: можно ставить какие угодно задачи — у всех выиграть и взять кубок, но сначала-то надо взять начальный вес, а потом по блинчику к штанге добавлять. Вот так и мы шли шаг за шагом. И повезло с очередностью соперников: с Уругваем у нас был эмоциональный спад, потому что мы знали, что вышли дальше. А вот если бы Уругвай у нас случился во втором туре — это была бы иная ситуация, третий вес вместо второго, могли бы и не осилить.

— Обидно вылететь в ? финала?

— Не важно, когда вылетаешь. Кубка нет, на шее медали нет — остальное все лирика. Это уже для девушек важно остальное, а для профессионала важны титулы.

— Но вы же понимаете, что на какой-то период вы индульгенцию получили?

— Переведи мне, на каком-то языке он говорит? — обращается Черчесов к стоящему рядом Руслану Нигматуллину. — Мне и до этого не прощали, а сейчас будут прощать? Мы живем до следующего официального матча. Не будет результата — и опять меня пресса будет критиковать по полной программе.

— Игнашевич завершил карьеру после субботнего матча. Это ведь круто — отыграть на таком уровне до 39 лет и закончить карьеру, играя за национальную сборную?

— Я сам до 40 лет играл. И знаю, что творится у 39-летнего футболиста в голове. Вот если бы закончил в 35 лет, не знал бы. А я очень хорошо понимаю, как тикает время в 39 лет, поэтому знаю и как с этими часами обращаться. Он сейчас закончил, но я ему сказал сейчас: «Ты, друг мой, номер телефона-то не меняй». Он ведь два года назад уже заканчивал. «Мало ли, понадобишься снова».

— Вас сейчас везде встречают аплодисментами. Это комфортное состояние?

— Это намного приятнее, чем когда тебя ругают.

— Что было после игры с Хорватией?

— После игры подождал всех в раздевалке, приобнял, поздравил с хорошей игрой. И вышел. В первый раз вышел из раздевалки. Потому что им надо было остаться друг с другом. И мне надо было одному побыть. А на следующий день у нас уже было обычное собрание. Пообщались, я всех поблагодарил.

— Разбор полетов был?

— Нет, бутылки не летали. Да и зачем? Для меня это четвертый чемпионат мира: три у меня были как у игрока, теперь — как у тренера. Раненых на передовую не берут. Берут тех, в ком не сомневаются. Я ни в ком не сомневался из своих игроков. И ни один не подвел.

— Перед серией пенальти игроков напутствовал Артем Дзюба. Он кричал: «Парни! Я люблю вас! Насладитесь этим мигом!» А вы вроде что-то начали говорить — и не стали…

— Вижу, что не надо вмешиваться. Мои слова ушли бы в пустоту. Решил для себя: главный тренер, ты должен отойти в сторону.

— Чемпионат дальше смотреть будете?

— Нет, матчей смотреть не буду. Потом, со временем посмотрю. А болеть буду за бельгийцев. Знаком с тренером, общались.

Николай ЯРЕМЕНКО

«Советский спорт», 09.07.2018

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru