СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


СЕРГЕЙ ВАСЮТИН: «ГОЛОВИН МОЖЕТ СТАТЬ НЕ ТОЛЬКО ЧЕМПИОНОМ РОССИИ, НО И АНГЛИИ, КАК СМЕРТИН»


Алексей Смерин и Сергей Васютин. Фото: sovsport.ru

Накануне Евро-2016 Сергей Васютин — тренер, подготовивший уже второго игрока для сборной, — рассказал корреспонденту Sovsport.ru о перспективах Александра Головина, о том, как в Сибири готовить игроков для национальных сборных, о простых секретах своей методики по воспитанию будущих звезд, о мастер-классах Константина Бескова, Давида Кипиани и Павла Садырина.

За выступлением сборной России на Евро-2016 он будет следить особенно пристально. Не менее пристально, чем следил в 2002 году за чемпионатом мира в Корее и Японии, где выступал его воспитанник Алексей Смертин. Нынче во Франции в составе сборной России обязательно сыграет другой его ученик — 20-летний Александр Головин.

Старший тренер-преподаватель отделения футбола Училища олимпийского резерва Ленинска-Кузнецкого (небольшого шахтерского городка) 58-летний Сергей Васютин, верит в то, что сборная России может преподнести сенсацию и добавляет: «Иначе я плохо учил Александра искусству побеждать». Это про Васютина главный тренер молодежной команды ЦСКА Александр Гришин недавно заявил: «Он из Головина сделал футболиста, а не Гришин или Слуцкий. Этому тренеру памятник надо поставить».

Для установки памятника, нерукотворного, в виде интервью с учителем Смертина и Головина, в Ленинск-Кузнецкий отправился наш корреспондент, и надо же, буквально на день разминулся с Головиным.

Сразу после «золотого» для ЦСКА матча в Казани, Головин прилетел в Ленинск, защитил на «отлично» дипломную работу в УОР, привез охапку подарков пацанам из родного футбольного отделения, майку ЦСКА — в музей училища, Васютину — модную толстовку, и любимый тренера коньяк. Потом по традиции троекратно обнялся с Васютиным — на удачу, денек погостил в Калтане у родителей и улетел на сборы в Швейцарию.

Под шестизвездочный «Арарат» от Головина — потекла наша беседа с незаурядным педагогом, который, удивительное дело, будучи главным тренером ленинск-кузнецкой «Зари» в 1997 году нанес ЦСКА самое болезненное поражение в истории, а позднее подготовил для красно-синих футболиста, с чьим именем связывают будущее армейского клуба.

«КАК ФУТБОЛИСТ Я НЕ ДОБИЛСЯ НИЧЕГО»

— Сергей Николаевич, сколько футболистов вы подготовили в Сибири для национальных сборных команд?

— Из тех футболистов с кем я имел честь работать в «Заре» и Училище олимпийского резерва в национальные сборные пробились Алексей Смертин (Россия), Сергей Кормильцев (Россия, Украина), Андрей Морев и Олег Мусин (оба — Казахстан), Геннадий Тумилович (Белоруссия). И — Александр Головин.

— Каких высот вы добились как футболист?

— Как вратарь я ничего не добился. В детстве занимался в группе подготовки при кемеровской команде «Кузбасс», позднее играл в областном первенстве, но недолго. Слишком рано взял в руки тренерский свисток.

— Сколько лет вы занимаетесь тренерской деятельностью?

— «Педагог-организатор по месту жительства» — первая запись в моей трудовой книжке была сделана в октябре 1976 года. Выходит, почти 40 лет тренирую. Хотя, свою первую дворовую команду создал в Кемерове раньше, сразу после окончания школы в 1974 году, назвал ее «Заря» и два года тренировал мальчишек на общественных началах.

— Сколько юных футболистов прошли школу Васютина за эти годы?

— Статистики не вел, но, думаю, более 500 человек. Взаимодействие ребят в коллективе, тяжелые тренировки и матчи — прекрасная школа для развития закаленной и неординарной личности. Среди прошедших школу «Зари» и УОР есть прекрасные журналисты, юристы, врачи, менеджеры и даже священник. Со многими из них поддерживаю добрые отношения.

«Я НЕ ПРОВИДЕЦ. Я — ТРЕНЕР»

— После 40 лет тренерской деятельности вы безошибочно можете определить в юном футболисте будущую звезду?

— Я не провидец. Я — тренер.

— Какими непременными качествами, на ваш взгляд, обладают будущие футбольные звезды в юном возрасте?

— Все талантливые футболисты, которых мне довелось воспитывать, имели определенный набор качеств: яркая индивидуальность, фанатичная любовь к игре, монашеское отношение к земным искусам, запредельная работоспособность.

— Сколько лет было Александру Головину, когда вы начали с ним работать?

— Саша был зачислен в наше футбольное отделение 1сентября 2010 года. Ему было 14 лет.

— Сколько лет было Алексею Смертину, когда он приехал к вам в Ленинск-Кузнецкий?

— Алексея Смертина и Сергея Кормильцева я разглядел осенью 1993 года в домашней игре чемпионата России «Зари» с барнаульским «Динамо». Мы тогда победили барнаульцев — 3:0. Смертин и Кормильцев подходили «Заре» по стилю игры. Главный тренер «Динамо» Станислав Францевич Каминский не возражал по поводу перехода в «Зарю» Кормильцева, а Алексей Смертин на тот момент имел приглашение в московское «Динамо», где выступал его старший брат Евгений. Через две недели после разговора с Каминским мне позвонил отец Смертиных, царствие ему небесное, Геннадий Иванович Смертин: «Почему вы не пригласили в „Зарю“ Алексея, он вам не понравился? Ну, а если понравился, я заберу Лешку из Москвы, нечего ему в дубле „Динамо“ болтаться». Через неделю Алексей приехал в «Зарю» и подписал, как и Кормильцев, трехлетний контракт. На тот момент Алексею было 18 лет, а Кормильцеву — почти 20.

«В ОТБОРЕ СМЕРТИН БЫЛ СИЛЬНЕЕ, ЧЕМ ГОЛОВИН СЕГОДНЯ»

— Назовите сильные стороны Алексея Смертина и Александра Головина, которые им были присущи в юношеском, юниорском возрасте.

— Креативное игровое мышление, хорошо поставленный удар, отменные бойцовские качества и отменная скоростная выносливость. Алексей, быть может, был посильнее в отборе, чем Головин, но Смертин чаще исполнял роль «опорника», а Головин увереннее себя чувствует под нападающими.

— Чем они выделялись среди своих сверстников?

— Оба — коммуникабельные, с нестандартным мышлением, с лидерскими задатками. Я всегда старался развивать в своих учениках не только футбольные качества. Наверное, поэтому Алексей продолжает ненасытно развивать себя после окончания спортивной карьеры. Владеет иностранными языками, увлекается литературой, музыкой, увлекся марафонским бегом, занимается активной общественной и политической деятельностью. У Александра, я уверен, в этом плане все еще впереди.

— Тренер способен воспитать лидерские качества в юном игроке?

— Это природный дар. Но тренер может помочь его развить. Главное, чтобы лидерство в коллективе было заслуженным и приносило пользу команде.

«ПЕСОЧНИЦА» ВМЕСТО КОПАКАБАНЫ

— Смертин и Головин спали с мячом?

— Многие мои ученики даже после двух тренировок бежали оттачивать мастерство на песочной площадке во дворе нашего училища. Мне часто, приходилось сдерживать их от этой полезной возни с мячом в песочнице. Такая «ненасытность» футболом характерна для всех игроков, добившихся чего-то значимого в своей карьере.

— Приглашая в «Зарю» Алексея Смертина, Кормильцева и Александра Головина вы понимали, что эти игроки со временем пригодятся сборной России?

— Нет, конечно. Потребовалось время, чтобы повысить класс их игры. Смертин и Кормильцев прошли суровую школу второй лиги и первого дивизиона российского футбола, прежде чем оказались в топ-клубах, а Головин перепрыгнул через две ступеньки футбольного взросления, успев стать победителем юношеского чемпионата Европы.

— Вам доводилось тренировать тех, кто был не менее талантлив, чем Смертин и Головин?

— Таких было немало. Например, Сергей Лемешко, которого Константин Иванович Бесков в начале 90-х пригласил из «Зари» в московское «Динамо» на роль нового Юрия Гаврилова. Или Сергей Топоров, забивший в первом российском дивизионе более 100 голов, или Владимир Семенов, приглянувшийся динамовцам еще раньше, чем Лемешко. Кстати, мои воспитанники Семенов и Лемешко выступали за юношескую сборную России, когда Головин еще не родился. А Сергей Кормильцев — это вообще отдельная песня. У него был фантастический футбольный интеллект, его компьютер в голове просчитывал игровые варианты на 5–6 ходов вперед. Иногда мне казалось, что Катя, так его звали в «Заре», даже с повязкой на глазах мог выдать изумительный голевой пас. Не всем мои ученикам удалось достичь больших высот в футболе, не все одинаково распорядились своим талантом. Оказаться в нужном месте в нужное время и найти своего тренера во взрослом футболе — это везение. Я разговаривал с Кормильцевым, Сергей до сих пор жалеет, что по своей воле ушел от Валерия Лобановского.

«ЛИЧНОСТЬ ИГРОКА ФОРМИРУЕТСЯ ЗА ПОЛЕМ»

— Как вам удается создавать ту благодатную среду, в которой таланты растут как помидоры в парнике?

— Я стараюсь не пресыщать мальчишек одним футболом, несмотря на то, что это их любимое занятие. Надо учитывать, что в интернате, точнее в училище, они оторваны от дома, родителей, друзей. Я всегда стремился занять их свободное от тренировок время. Чего мы только не придумывали с ребятами: ставили концертные программы и пародии, поглядеть на которые набивался полный актовый зал нашего училища. Знали бы зрители, что роль, скажем, Ромео в нашем шутливой балетной постановке исполняет будущий игрок премьер-лиги, то сняли бы «танец» на видео. Мы до сих пор с мальчишками проводим Олимпиады по 15 видам спорта: ребята делятся на 3–4 команды и весь учебный год соревнуются. Сейчас к этим традициям добавились съемки собственных шутливых фильмов из жизни футбольного отделения, где ребята сами себе режиссеры, актеры, операторы и сценаристы. Праздники, дни рождения воспитанников отделения — мы проводим вместе, как одна большая семья. Я не устаю повторять: личность игрока формируется за футбольным полем.

«МОЙ ПРОФИЛЬ — ЛЕЧЕНИЕ ПЕРИФЕРИЙНОГО СИНДРОМА»

— Известный тренер по плаванию Геннадий Турецкий «перевернул» Александра Попова, когда тому было 19 лет, и превратил «спиниста» в пловца вольным стилем. Результат эксперимента всем известен. Попов стал четырехкратным олимпийским чемпионом. Каким образом вы «перевернули» Александра Головина и Алексея Смертина? Может быть, поменяли амплуа на футбольном поле?

— Такие «перевороты» в футболе, из вратарей в форварды, чаще случаются в детском возрасте. Амплуа Смертина и Головина с момента их прихода ко мне изменений не претерпели. Вот психологию футболистов, особенно с периферийным синдромом, «переворачивать» приходилось куда чаще, повышая самооценку и уверенность в собственных силах. Мой профиль — лечение периферийного синдрома. В этом плане мне помогали теоретические занятия по психологии (спасибо мединституту, в котором я учился пять лет). Я убеждал: мы часто уступаем задолго до игры, испытывая страх перед именами и титулами соперников. Наверное, поэтому игроки «Зари» не испытывали комплексов перед крутыми командами. И во взрослом футболе у заринцев коленки не тряслись, ни перед «Зенитом», ни перед ЦСКА.

— Чтобы футболисты проявляли на поле свои лучшие качества, на одних надобно орать, других — исключительно облизывать. Какой подход вы нашли к Алексею Смертину, и к Александру Головину?

— Действительно, «зажигание» у всех футболистов разное. Кого-то из предстартового оцепенения надо вывести крепким словом, кому-то наоборот достаточно шепнуть что-то ласково-успокоительное. Смертин и Головин из той «золотой середины», кому дополнительная накрутка не требуется. Они сами с первых минут на поле «будили» не проснувшихся партнеров и повышали градус командной эмоциональности.

— Откройте секрет подготовки высококлассных полузащитников в сибирской глуши, где нет качественных полей, сильных спаррингов, и обилия столичных футбольных специалистов?

— Я всегда придерживался принципа — не навреди, не подави яркую индивидуальность, а помоги ей развиться и выделиться. Естественно, не в ущерб другим игрокам моей команды. Вместе со своими воспитанниками мне удалось доказать: устоявшееся мнение о том, что сибирский футбол — исключительно силовой и прямолинейный — всего лишь миф. И в сибирской глуши можно готовить техничных футболистов, успешно прививая им любовь к комбинационному стилю игры. Все зависит от условий для тренировок, качества отбора юных футболистов и тренировочных методик.

МЕТОДИКА СЕРГЕЯ ВАСЮТИНА

— Методика Сергея Васютина — каковы ее основные принципы? На глазок Головина и Смертина не воспитать…

— Я не имел большого игрового опыта, и до многих вещей доходил методом проб и ошибок, экспериментируя и анализируя. Учился у других, благо мне в жизни везло на встречи с выдающимися учителями.

Будучи главным тренером команды первой российской лиги, мне доводилось беседовать с такими мэтрами, как Константин Бесков, Давид Кипиани, Гиви Нодия, Павел Садырин, Юрий Гаврилов.

Такие беседы после футбола с мэтрами — отличная школа, на мой взгляд, дающая куда больше практических знаний, нежели лицензирование нынешних тренеров. Моя методика воспитания футболистов — несложная.

Ее основные постулаты: нельзя превращать тренировки в рутинную работу, нельзя требовать игровой дисциплины, не оставляя игрокам права на футбольную импровизацию, нельзя на тренировках отрывать игроков от мяча. И, конечно, во всех командах, с которыми мне приходилось работать, я всегда начинал с создания коллектива единомышленников, благоприятного микроклимата.

— Какой футбол вы прививаете свои подопечным?

— Комбинационный, техничный футбол, основанный на хорошей физической готовности игроков. На ватных ногах финты и комбинации не проходят.

— Случайно можно воспитать одного игрока национальной сборной. Когда их больше двух — это тенденция. Как можно добиваться такого результата, черпая информацию о тенденциях развития мирового футбола лишь из телевизора и интернета…

— Телевизор, интернет, пресса — это уже не мало. Охватываешь практически все европейские чемпионаты. А собственный накопленный опыт? Плюс общение с коллегами. На этапе подготовки юных футболистов мне этого достаточно.

«ЗАРЯ» — СИБИРСКИЙ «СПАРТАК»

— К вашей «Заре», блиставшей в середине 90-х, приклеился ярлык сибирский «Спартак». Как так вышло?

— Мы старались играть в «веселый», комбинационный, атакующий футбол, который демонстрировал «Спартак» времен Бескова. Я сам выдвинул этот спорный тезис: «Заря» — сибирский «Спартак». Журналистам он понравился, а прижился в народе после моего интервью «Советскому спорту» в 1994 году. «Заря» ломала стереотипы о тяжеловесном сибирском футболе, наша «спартаковская» манера игры нравилась болельщикам, и самим ее исполнителям. Для ее демонстрации «Заре» необходимо было — ровное поле, поэтому зачастую перед домашними матчами мы специально утюжили газон катками для укладки асфальта. К тому же многие футболисты той «Зари», блеснувшей в первой лиге, болели за «Спартак» Олега Романцева.

— Отчего тогда сибирский «Спартак» так и не делегировал ни одного игрока в «Спартак» столичный?

— Не сложилось. В 1994 году в «Спартак» из «Зари» приглашали нашего лучшего бомбардира Сергея Топорова. На меня с предложением вышел помощник Олега Романцева Вячеслав Грозный. Топоров для «Зари» был наше все, как в свое время для кемеровского «Кузбасса» лучший бомбардир первой союзной лиги Виталий Раздаев. Во мне взыграл тренерский эгоизм, о чем сейчас жалею. Надо было дать Топорову шанс. В общем, его переход в «Спартак» не состоялся. Надеюсь, Сергей не таит обиду на меня. Теперь он сам тренер с лицензией, мы поддерживаем с ним дружеские отношения.

Еще один замечательный футболист «Зари» защитник Олег Мусин в 1998 году прошел все предсезонные сборы со «Спартаком», даже сыграл за московский клуб на Кубке Содружества, но что-то не срослось в цене за его переход.

ПАВЕЛ САДЫРИН — «ЛЮБИМЫЙ» ТРЕНЕР «ЗАРИ»

— В первой лиге вы побеждали санкт-петербургский «Зенит», а 19 лет назад ваша «Заря» выбила из розыгрыша Кубка России — ЦСКА. В чем был фокус тех сенсаций?

— В те годы «Заря» дома практически не проигрывала. Многие известные российские клубы в Ленинске — Кузнецком теряли очки. В 1994 году мы дважды обыграли «Зенит». Дома — 3:2, причем, дважды в том матче отличился Сергей Кормильцев, и в Санкт-Петербурге — 1:0. А в следующем сезоне мы снова дома победили команду Садырина — 2:0, два гола забил Сергей Топоров.

Еще раз судьба меня снова свела с Павлом Садыриным 16 апреля 1997 года, тогда он уже руководил ЦСКА. В тот день в Москве на стадионе «Динамо» «Заря» выбила армейцев из 1/8 Кубка России. Основное и дополнительное время команды сыграли на ноль, а по пенальти мы победили — 8:7. Чудеса в рамке творил Тумилович. А фокус был простой — «Заря» побеждала грандов за счет запредельного настроя, сибирского характера и комбинационной игры…

— Вы общались с Садыриным после матчей?

— После игры с «Зенитом» в Ленинске я пригласил Павла Федоровича в ресторан. Проговорили почти до утра. Он был очень расстроен письмом 14 отказников, многие из которых не поехали на чемпионат мира-1994, и своим отлучением от сборной России. Садырин много рассказывал о себе, был приятно удивлен игрой «Зари», тем, что в небольшом шахтерском городке могла появиться самобытная команда. Еще с увлечением рассказывал про свою загородную дачу, вспоминал как спас на озере тонущего мальчика, Приглашал в гости порыбачить. За столом он вел себя очень просто и душевно. Мне казалось, что мы давно с ним знакомы.

— Когда «Заря» выбила ЦСКА из Кубка России, вы поговорили с Садыриным?

— Нет. Армейцы были расстроены, а «Зарю» ждал праздничный банкет в одном из столичных ресторанов.

ЛУКАВЫЙ БЕСКОВ

— Чему научил вас Константин Бесков?

— В 1994 году я приехал в Москву на переговоры по поводу перехода в «Динамо» Сергея Лемешко. Поселился я на базе «Динамо» в Новогорске. Три дня стажировался у Константина Ивановича — просматривал тренировки столичного клуба, а в вечерних беседах узнал столько, что «переваривал» информацию год. Поразила многогранность личности Бескова, интеллигентность и лукавство. Мэтр очень вкусно, со знанием дела смаковал коньяк и расспрашивал меня, как часто я провожу теоретические занятия. Я старался понравиться Бескову, и соврал: «Четыре раза в неделю». Мэтр удивленно поднял брови и хитро переспросил: «Четыре? — покачал головой и добавил: Нынешнее поколение не умеет долго слушать, не хватает внимания. Лично я провожу „теорию“ раз в неделю».

Позднее Сергей Лемешко мне рассказывал, что в «Динамо» разборы каждого матча от Бескова могли длиться по три часа.

А с «Динамо» наша «Заря» сыграла дважды. Первый раз в 1991 году, когда мы еще были беспросветными аутсайдерами второй лиги. По договору о переходе в «Динамо» нашего полузащитника Владимира Семенова, московский клуб в полном составе пожаловал в Ленинск-Кузнецкий на товарищеский матч. Та встреча, 7 октября, прошла при переполненном стадионе и завершилась боевой ничьей — 2:2. У нас отличились Семенов и Евгений Бурдинский, у «Динамо» дважды с пенальти забил Андрей Кобелев.

«ТЫ ЗАЧЕМ СЛОМАЛ ИГРУ?! — РУГАЛСЯ КИПИАНИ»

— Чему вас научил Давид Кипиани?

— Я с детства болел за тбилисское «Динамо». Мне очень импонировала эта техничная южная команда, а Давид Кипиани был моим кумиром. Свой первый заграничный сбор в 1996 году «Заря» проводила в Анталье. В товарищеской игре мы обыграли «Уралан» — 3:0, а через два дня встречались с тбилисским «Динамо», главным тренером которого был Давид Кипиани. Первый тайм сыграли 2:2, а во втором тайме я провел девять замен. В итоге — 6:2 — в пользу грузинской команды. Ты бы видел, как эмоционально после матча мне выговаривал Кипиани: «Ты зачем убрал основной состав, как ты мог, ты такую игру сломал?! Его команда готовилась к Кубку Содружества, а комбинационная игра «Зари», по мнению Кипиани, лучше всего позволяла «Динамо» подготовиться к встрече с московским «Спартаком». И вот представьте, Кипиани негодует, и в этот момент к нему подбегает с телефоном администратор «Динамо». По телефону Кипиани узнает о рождении внука и вмиг на его лице засияла улыбка. Вечером я был приглашен на дружескую вечеринку. С тех пор, многие из услышанных от Давида Кипиани трогательных грузинских тостов я использую и поныне.

— Например.

— Помню, Давид Давидович предложил круговой тост. Всем наполнили бокалы. Говорили тосты друг за другом. Главное условие тамады — чтобы тосты не повторялись. После первого круга Кипиани подвел итоги: «Сейчас за этим столом прозвучали прекрасные слова, а если кому-то из вас, мои дорогие, чей-то тост не понравился, тот пусть не пьет до дна».

СО СЛУЦКИМ НЕ ОБЩАЛСЯ

— Вы общались с Леонидом Слуцким? У вас много общего — помимо опыта работы с Александром Головиным. Два вратаря, которые не стали профессиональными игроками, оба начинали свой тренерский путь в российской глубинке…

— Леонид Слуцкий, кстати, ровесник многих игроков из той «Зари», которая побеждала ЦСКА в 1997 году. Мне было бы интересно с ним пообщаться, особенно с учетом того, что начинал он свою карьеру как детский тренер. Кстати, Бесков, не стесняясь, с увлечением рассказывал мне о том, как работал с детьми. Такое общение помогает тренеру понять, как растут «золотые» ноги у юных футболистов, как готовить пацанов, что бы эти ноги все-таки выросли.

«ЛЕНИНСК — НЕ КАТОРГА, А МЕККА»

— Вас не огорчает, что воспитав целую плеяду талантов, вы, как «Сибирский цирюльник» продолжаете работать на каторге российского футбола — в Ленинске-Кузнецком? В свое время вы были главным тренером в таких командах мастеров как «Заря», «Кузбасс» (Кемерово), «Иртыш» (Омск), «Олимпик» (Новосибирск). Судьба не подарила ни единого шанса поработать с командами премьер-лиги?

— Ленинск — не каторга российского футбола, а для многих — футбольная Мекка и альма-матер. Я благодарен судьбе за то, что она мне подарила столько событий и впечатлений, связанных с этим городом.

— Почему вы до сих пор не заслуженный тренер России? Известный футболист Александр Гришин — тренер юношеской команды ЦСКА, заявил в прессе, что вам надо памятник ставить при жизни за подготовку одного только Головина…

— Звание это можно было оформить на спортивных результатах Алексея Смертина, и ряда других моих учеников, поигравших в российской премьер — лиге. Вовремя не подсуетился, было не до того, да и рвения не было. По этому поводу я голову себе забиваю.

«МОЙ ДВОРЕЦ — КВАРТИРА В 46 КВАДРАТОВ»

— Леониду Слуцкому его благодарный ученик Роман Адамов купил квартиру в Волгограде, когда подписал первый серьезный контракт. Ваши ученики делали вам царские подарки?

— Царских — нет. Да и необходимости в этом не было — я самодостаточный человек, а вот вниманием воспитанники меня не обделяли. По первому моему зову — заринцы летят в Ленинск-Кузнецкий. Последний раз всей командой мы собирались в 2011 году на 20-летие «Зари», сыграли товарищеский матч. Местные болельщики едва с ума не сошли от счастья, когда на поле вновь вышли вместе Смертин, Кормильцев, Топоров, Мусин.

— В Ленинске-Кузнецком вы, вероятно, живете во дворце?

— Мой дворец в Ленинске двухкомнатная квартира — 46 квадратов, и зарплата — не московская.

— Давно звонил вам Смертин?

— Алексей очень занятой человек и без необходимости стараюсь его не беспокоить. Но всякий раз, когда обращаясь, получаю поддержку. Он был одним из главных организаторов юбилея «Зари».

С Александром Головиным отношения проще. Всякий раз приезжая в наше училище, он не упускает случая потренироваться с товарищами. Мы переписываемся с Саней в соцсетях. Перед товарищеским матчем с французами он мне радостно сообщил, что выйдет в стартовом составе, а я ему шутливый стих день рождения в «Одноклассниках».

ТАЛАНТЫ В СИБИРИ НЕ ПЕРЕВЕЛИСЬ

— Вы воспитываете игроков до определенного уровня, они уходят, а вы готовите новых… В чем смысл и радость такой работы?

— По молодости я очень болезненно воспринимал расставание с воспитанниками. Но потом научился гордиться их последующими достижениями, успехами в жизни. Всякий раз, прощаясь, думал: все, это был последний из могикан, больше такого яркого игрока не встречу. Но приходили новые мальчишки, и судьба дарила новые звездочки. Знаешь, со временем процесс воспитания таланта с нуля до звездного уровня мне стал казаться более интересным и захватывающим, нежели работа профессиональным тренером с готовыми футболистами. Вот в этом мой кайф, мне это никогда не надоест.

— В Сибири еще остались футбольные самородки или вы всех уже подготовили на 10 лет вперед?

— Конечно, талантливые ребята в сибирской глубинке не перевелись. Вот только искать их и ставить на ноги стало проблематичнее. Уменьшилось количество проводимых соревнований среди детей, о сборах на Черном море сибирским футболистам остается только мечтать, количество спаррингов с ровесниками из других регионов резко сократилось. Посмотрите, как лихо с футбольной карты Сибири исчезают футбольные города. Например, у нас в Кузбассе не осталось ни одной команды мастеров — профессионального статуса лишились кемеровский «Кузбасс», новокузнецкий «Металлург». И «Заря» погасла.

— Сергей Николаевич, вы счастливый человек?

— Сложно сказать. Бывали разные периоды в моей жизни, но в целом я доволен, и вряд ли что-то стал в ней менять. Надеюсь, у меня еще есть время многое успеть. Многое увидеть.

СИБИРСКИЙ ХАРАКТЕР. ШКОЛА «ЗАРИ»

— А что хотелось бы увидеть?

— Надеюсь, увижу, что Александр Головин, как в свое время Алексей Смертин, поднимет над головой кубок чемпиона английской премьер-лиги. А папа Сани — Сергей Владимирович Головин, как обычно после каждого матча, мне позвонит и скажет: Нет, Николаич, ну скажи, ведь ты же видел? А наш-то сын — орел!
Своих детей мне Бог не дал, мои воспитанники — как собственные дети.

Лишь бы травмы и беды обходили детей стороной. На 50-й минуте матча Россия — Сербия Саня начал прихрамывать, а меня сердце екнуло: неужели снова дернул заднюю. Сашу заменили, а у меня — бессонница…

Впереди у России первая игра на Евро с Англией, конечно, игра на «втором этаже» не Санин конек. Но за верховые мячи он всегда боролся и голову подмышку не прятал. Сибирский характер. Школа «Зари».

У Сани нет никакого страха перед Евро, чем сильнее соперник — тем он азартнее. Понятно, что после травм Алана Дзагоева и Игоря Денисова, Александру придется чаще играть в опорной зоне и больше разрушать, чем созидать, а его стихия все-таки атака.

Руслан КАРМАНОВ, Москва – Ленинск-Кузнецкий. «Советский спорт», 10.06.2016

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru