Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 1999

РОССИЯ - УКРАИНА - 1:1

486
__________________

РОССИЯ - УКРАИНА - 1:1 (0:0)
9 октября 1999 г.
Отборочный матч чемпионата Европы–2000.
Москва. Олимпийский стадион «Лужники». 78600 зрителей.
Судья: Дэвид Эллерей (Англия).
Россия: Александр Филимонов, Дмитрий Хлестов, Дмитрий Хохлов, Алексей Смертин, Дмитрий Аленичев, Юрий Дроздов, Виктор Онопко (к), Валерий Карпин, Егор Титов, Александр Панов (Сергей Семак, 79), Андрей Тихонов (Владимир Бесчастных, 61).
Тренер: Олег Романцев.
Украина: Александр Шовковский, Олег Лужный (к), Сергей Мизин, Александр Головко, Владислав Ващук, Юрий Дмитрулин (Сергей Ковалёв, 75), Юрий Максимов (Геннадий Мороз, 77), Андрей Гусин, Сергей Скаченко (Владимир Микитин, 41), Андрей Шевченко, Сергей Ребров.
Тренер: Йожеф Сабо.
Голы: Карпин (75), Шевченко (88).
Предупреждение: Хлестов (49).

*  *  *


Сборная России (слева направо): верхний ряд – Александр Филимонов, Виктор Онопко, Егор Титов, Дмитрий Хохлов, Дмитрий Хлестов, Валерий Карпин; нижний ряд – Дмитрий Аленичев, Андрей Тихонов, Юрий Дроздов, Алексей Смертин, Александр Панов.



*  *  *

РОССИЯНЕ ПРЕБЫВАЮТ В ШОКЕ... УКРАИНЦЫ БЛАГОДАРЯТ ФИЛИМОНОВА

Программка матчаВместе с горечью разочарования игра оставила созвучный нашей боли вопрос: как же команда, имевшая на протяжении матча громадный перевес, упустила за три минуты путевку в европейский финал? Мы вправе, наверное, сетовать на невезение. Но есть и объективные причины, которые привели к ничьей, равной поражению.

Сабо назвал эту ничью закономерным итогом. Такое иной раз произносишь для услады собственных амбиций, но на этот раз украинский тренер вкладывал в свои слова более глубокий смысл. Результат матча и турнира в целом он назвал закономерным по причине разного подхода к футболу в наших странах. Там он - большая политика, у нас - всего лишь игра. Заряженность на результат была, конечно, у обеих команд, но украинская выглядела, стоит признать, более масштабной - визит премьер-министра и депутатской группы символизировал степень заинтересованности в успехе.

Школа Лобановского и Суркиса, великих профессионалов своего дела, научила украинских игроков выжимать максимум даже из безнадежных ситуаций. Нашим, увы, по-прежнему свойственны расточительность и халатность в самые ответственные игровые моменты. Так уж повелось, что украинцам для гола хватает и одного момента, нашим нужно создать как минимум шесть. Рациональность, присущая им, нам по-прежнему чужда.

Сборную России погубили именно те обстоятельства, которые и до матча виделись угрожающими: отсутствие достойных форвардов, неуравновешенность Филимонова, талант Шевченко. Панов, вместо того чтобы забивать, выбивал мяч из чужих ворот, будто заправский защитник, открывался совсем не там, где того требовала ситуация. Бесчастных уже спустя пять минут после появления на поле выглядел утомленным, не способным помочь чем-то команде. Роковую ошибку Филимонова - тупую, необъяснимую и ужасную - называю в числе прочих причин только потому, что нет желания останавливаться на ней отдельно. Вообще не хочется говорить о человеке, который свел на нет титанический десятимесячный труд десятков людей, убил надежду миллионов болельщиков, подвел партнеров своей расхлябанностью, своим, простите, пижонством.

Наконец, Шевченко. Он ни разу не ускользнул от Дроздова, не блеснул ни дриблингом, ни хитрым маневром. Но, как, большой мастер, улучил шанс в тот момент, когда опасности ждали меньше всего. Этот гол стал квинтэссенцией наших мучений, которые обычно сопровождают последние минуты матчей. В который уже раз не хватило совсем чуть-чуть. Хоть играй в футбол по 85 минут!

75-я минута. Валерий Карпин пробивает украинскую "стенку" и открывает счет в матче.

75-я минута. Валерий Карпин пробивает украинскую "стенку" и открывает счет в матче.

85 минут в субботу вечером Россия играла изобретательно, вдохновенно, в первом тайме напористо, временами с блеском. Такой мощной игры в исполнении нашей сборной мы не видели со времен правления Лобановского. Хохлов и Аленичев были движками отличного механизма, но для выхода энергии не хватало форварда. Сборная России выглядела копьем, которое превосходно смастерили, но упустили одну деталь - наконечник. Такое орудие никак не могло стать смертоносным.

И все равно не покидает ощущение чудовищной несправедливости. Каким же еще должно быть превосходство одной команды над другой, чтобы оно материализовалось в цифры?! Но футбол не знает мелочей и не прощает ошибок. Особенно если это касается наших команд.

К РОКОВОЙ ОШИБКЕ ПРИВЕЛА УВЕРЕННОСТЬ ФИЛИМОНОВА В СОБСТВЕННОЙ НЕПОГРЕШИМОСТИ

Если бы результат игры полностью зависел от таких понятий, как логика и справедливость, то сборная России поехала бы на чемпионат Европы 2000 года. В главном в своей истории матче она была сильнее оппонента по всем позициям. Но титанические усилия полевых игроков перечеркнула на 88-й минуте роковая ошибка Филимонова.

Команда ликует. Валерий Карпин только что забил гол!

Команда ликует. Валерий Карпин только что забил гол!

В любой футбольной школе вратарю внушают: если мяч закручивается в сторону ворот и ты, чувствуя, что неудачно выбрал позицию, пятишься назад, ни в коем случае нельзя ловить мяч. В такой ситуации должен сработать рефлекс, заставляющий перебросить мяч через перекладину. В матче, важнее которого не бывает, голкипер сборной России совершил оплошность, за которую тренер устроил бы головомойку даже школьнику. Виной тому - недопустимая самоуверенность, появившаяся от осознания собственной непогрешимости. После матча с Арменией, когда Филимонов сделал несколько схожих ошибок, оставшихся, правда, безнаказанными, я на страницах "СЭ" сделал предположение о том, что спартаковский вратарь почувствовал себя в сборной незаменимым и снизил требовательность к себе. Дальнейшие события показали, что версия эта оказалась правильной.

Отчего-то мы привыкли быть снисходительными и рассуждать, что человек - не машина и каждый-де имеет право на ошибку. Но такой ошибке нет прощения. И оправдание: "С каждым бывает" - здесь неуместно.

К сожалению, нынче подзабыта поговорка, что вратарь - половина команды. Сама футбольная специализация выводит голкипера из общего ряда, наделяет его большей ответственностью, чем любого другого игрока. И оцениваться его действия должны совсем по иной, более жесткой шкале. Ошибка форварда, не забившего верный гол, может выглядеть сколь угодно непростительной - но она несравнима с ошибкой того, кто "часовым поставлен у ворот". Выбрав вратарскую профессию, Александр Филимонов должен был отдавать себе отчет в том, какой груз ляжет на его плечи. И каким будет спрос в случае неудач.

Александр Панов только что не попал в ворота украинцев из выгоднейшей ситуации

Александр Панов только что не попал в ворота украинцев из выгоднейшей ситуации.

9 октября 1999 года ему удалось невозможное. Своей нелепой ошибкой он вмиг сделал несчастной целую страну. Такое не под силу ни одному политику.

ВЫБОР РОМАНЦЕВА ПРЕДОПРЕДЕЛИЛИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

Мог ли Романцев предотвратить трагедию, не выставив Филимонова на матч с Украиной? Сейчас что-либо предполагать трудно, тем более что Станислава Черчесова его "Тироль" отпускал в Москву только за два дня до матча. Ясно лишь одно: ситуация с Филимоновым внушала опасения Романцеву, в своих последних интервью он не скрывал своего беспокойства состоянием спартаковского вратаря. Но был ли у него выбор?

Ставить Нигматуллина, который не провел ни единого матча за сборную, было бы большим риском, который в случае неудачи рикошетом ударил бы по тренеру. Что касается Черчесова, то всего два дня подготовки к такому матчу плюс шестичасовая дорога по маршруту Инсбрук - Вена - Москва, видимо, внушили Романцеву тревогу. Тем более что в 36 лет такие перегрузки переносятся не так, как в 25.О форме же Овчинникова, выступающего в заурядном португальском клубе, никто не смог бы сказать ничего определенного. Возможно, голкипера "Алверки" следовало хотя бы пригласить на сбор - но это не меняет того факта, что в выборе вратаря главный тренер сборной был предельно ограничен.

Единоборство Дроздова и Шевченко (№10).

Лучший игрок матча Юрий Дроздов (слева) в очередной раз останавливает Андрея Шевченко.

Как бы там ни было, именно Филимонов "подставил" Романцева в субботу, а это значит - как ни крути, - что главный тренер ошибся.

СЮРПРИЗ С ДРОЗДОВЫМ СРАБОТАЛ НА СТО ПРОЦЕНТОВ

В случае с Дроздовым главный тренер сборной угадал.

Романцев вообще известен как большой изобретатель тактических сюрпризов. Характерен пример матча первого круга против московского "Локомотива". В канун игры спартаковский тренер, ломая голову, как противостоять связке центральных хавбеков Смертин - Лоськов, решил перевести из защиты в среднюю линию Булатова. И этот ход стал решающим - блестящая игра вернувшегося в полузащиту игрока предопределила крупную победу красно-белых.

И вот - новый сюрприз. Какие только советы, как сдержать Шевченко, не звучали из уст специалистов и журналистов! В качестве потенциальных опекунов форварда "Милана" назывались Смертин и Хлестов. Романцев же перехитрил всех, поручив это нелегкое дело Юрию Дроздову. Здесь он решился рискнуть - игрок "Локо" в стартовом составе сборной выходил лишь однажды, в Ереване. "Разменяв" Дроздова на Шевченко, тренер к тому же наступал на горло собственной песне - всем известно, что он не является сторонником персональной опеки.

Андрей Тихонов против Олега Лужного

Андрей Тихонов против Олега Лужного.

Даже во встречах "Спартака" с "Интером" другой знаменитый бразилец - Роналдо - не удостоился от красно-белых индивидуального надзора. А то, как блистательно 5 июня в матче на "Стад де Франс" Алексей Смертин выключил из игры Анелька, стало результатом умелой зонной защиты. Сам Смертин признался тогда, что непосредственного задания по нейтрализации француза ему не давалось - просто Анелька раз за разом оказывался в его зоне.

Прогремевший на всю Европу хет-трик Шевченко в матче с "Лацио" заставил Романцева пойти наперекор себе и применить персональную опеку. И задумка сработала! Дроздов сыграл блистательно, не позволив Шевченко сделать за 90 минут ни единого свободного шага с мячом. Причем действовал россиянин чисто, переигрывая своего миланского визави не за счет тактики мелкого фола, а постоянно играя на опережение. Зачастую знаменитые форварды после матчей бывают злы на опекунов и, не таясь, высказывают свои чувства в после-матчевых интервью. Но Шевченко откровенно признал, что дуэль российскому футболисту проиграл. И результат этого микроматча следует занести в актив не только самому Дроздову, но и автору идеи - Романцеву.

ЕСЛИ БЫ НАШИМ ХАВБЕКАМ ПОМОГЛИ НАПАДАЮЩИЕ, ОШИБКИ ФИЛИМОНОВА МОЖНО БЫЛО БЫ УЖЕ НЕ БОЯТЬСЯ

88-я минута. Филимонов - 1:1.

88-я минута. Шевченко... нет, скорее Филимонов - 1:1.

"Резервы усиления атаки мы ищем в полузащите", - этот постулат Романцев реализовал и в матче с Украиной. Бесспорное преимущество россиян, впечатляющая гармония их игры были обеспечены фактически без участия форвардов! Находившийся на острие атаки Панов ничем не напоминал себя "французского", а вышедший на замену Бесчастных так и не смог поймать ритм игры. Вся острота обеспечивалась квинтетом полузащитников и неустанно помогавшим им Смертиным.

Последнего, кстати, заметно активизировала замена Скаченко на Микитина. Если до перерыва действовавший на месте стоппера Смертин был вынужден постоянно присматривать за игравшим в его зоне форвардом "Метца", то уход того с поля развязал руки укротителю Анелька. Весь второй тайм Смертин не только без устали подстраховывал партнеров на обоих флангах и совершал перехваты, но и остроумно начинал атаки. Свобода действий, которую получил полузащитник "Локо", позволила ему отыграть вторую половину матча в такой же активной и раскованной манере, в какой он действует в своем клубе.

Единственное, что чуть подпортило впечатление от игры Смертина, - тот самый фол против Мизина, после которого состоялся роковой ответный гол. Нарушать правила против игрока, находившегося спиной к воротам, смысла не было. Впрочем, сыграй Филимонов так, как должен был сыграть, - и о том эпизоде мы бы сейчас даже не вспомнили.

Предматчевый журналистский тезис о превосходстве средней линии сборной России оказался подтвержденным. Украинская команда в полузащите выглядела столь же беспомощно, как и киевское "Динамо" в нынешней Лиге чемпионов. Так что вряд ли дело в отсутствии в Москве из-за бронхита Валерия Лобановского.

88-я минута. Трагедия Александра Филимонова: только что после его ошибки сборная Украины забила ответный мяч.

88-я минута. Трагедия Александра Филимонова: только что после его ошибки сборная Украины забила ответный мяч.

Несколько нарушила изящество российской игровой ткани замена Тихонова. Ее логика была вроде бы проста. Выход второго форварда вместо полузащитника при счете 0:0 - что вроде бы может быть обоснованнее? Но вышло только хуже: на левом фланге острота пропала, а у Бесчастных на острие не заладилось. И только выход легкого Семака вместо Панова вновь создал привычно приятную для этого матча картину.

При той быстрой и слаженной игре, что ладилась у сборной России, можно было сожалеть об отсутствии на поле Ширко. Как бы у него ни хромала реализация голевых моментов, открываться так, как он, из наших нападающих больше не умеет никто. И если Панов чувствует себя как рыба в воде во время контратак, то в тех игровых условиях, что сложились в субботу, он оказался несостоятелен. Стопроцентный голевой момент после навеса Тихонова - и тот ухитрился загубить. Очевидно, что взаимопонимание с полузащитниками налажено у питерца еще плохо. Так и не появившемуся на поле Ширко его не занимать - и, может быть, именно умения нападающего "Спартака" врываться в появлявшиеся на считанные мгновения свободные зоны не хватило нашей сборной, чтобы к финишу матча можно было не бояться оплошности Филимонова? Впрочем, говорить об этом наверняка не представляется возможным. Хотя бы потому, что, класс любого из российских форвардов не позволяет надеяться на их стабильность.

ОТВЕТНЫЙ ГОЛ НЕ ПОДЧИНЯЛСЯ ЛОГИКЕ ИГРЫ

Бывает, что голы команда забивает случайные, но они продиктованы логикой развития игрового сюжета. Так, скажем, было в летней встрече "Спартака" и "Локомотива", когда три мяча, влетевших в ворота Нигматуллина, были один случайнее другого, но крупный счет соответствовал содержанию игры. Но в матче России и Украины, после того как Карпин забил-таки выстраданный нашей сборной гол, о реальности ответного никто и не помышлял. Сборная России не прижалась к своим воротам, не стала лихорадочно отбиваться в ожидании финального свистка. Не впали наши и в другую крайность - когда забившая долгожданный гол команда, позабыв об осторожности, бросается добивать раненого соперника. Россияне играли именно так, как нужно в таких ситуациях - непринужденно и безошибочно перепасовываясь в районе центрального круга. Брака в этих передачах почти не было, и это еще раз говорит о том, что на поле Лужников вышла уверенная в себе команда, которая знала, чего хочет. И тем более нелеп был злосчастный гол, возникший ниоткуда. Гол, после которого Шевченко ликовал, как обезумевший, а Романцев тут же пошел к выходу.



Этот гол еще как минимум на два года продлил наше отсутствие на крупнейших футбольных форумах. Но, несмотря на недостигнутый результат, нельзя не поблагодарить эту сборную. Хотя бы за то, что вернула нам надежду, которую за полгода правления Анатолия Бышовца мы напрочь растеряли. И за то, что теперь наша страна вновь способна испытывать столь сильные эмоции, что бушевали в душах ее людей в течение этих 90 минут.

Игроки сборной России - Алексей Смертин, Юрий Дроздов, Сергей Семак и Александр Филимонов (слева направо) в шоковом состоянии покидают поле стадиона "Лужники".

Игроки сборной России - Алексей Смертин, Юрий Дроздов, Сергей Семак и Александр Филимонов (слева направо) в шоковом состоянии покидают поле стадиона «Лужники».

КЛАССНЫЕ ВРАТАРИ В ГЛАВНЫХ МАТЧАХ НЕ ОШИБА- ЮТСЯ

Вячеслав ЧАНОВ, вратарь "Торпедо" и ЦСКА 80-х годов:

- Филимонов решил предвосхитить события и раньше времени пошел вперед. Когда же понял, что мяч летит в ворота, начал пятиться, а это всегда чревато потерей ориентации. Ошибка в расчетах и привела к голу - выходить раньше времени вперед нельзя было ни в коем случае. В Европе сегодня играют таким образом, что при штрафных мяч почти всегда направляется в створ ворот. Расчет прост - мяч может кого-то задеть или перемещения футболистов могут дезориентировать вратаря. Уверен, что Шевченко видел, как Филимонов двинулся вперед, и бил в ворота умышленно. Когда вратарь это понял, было поздно. У Филимонова еще был шанс отбить мяч, но он начал его ловить, и это окончательно усугубило ситуацию.

Борис РАЗИНСКИЙ, вратарь ЦДКА 50-х годов:

- Слов нет, настоящая трагедия. Матч проиграл Филимонов. Своей ошибкой он перечеркнул усилия партнеров в семи матчах, и другого мнения быть не может. Этой ошибкой он перечеркнул весь свой авторитет и все заслуги, наработанные годами. Причину же вижу в элементарной самоуверенности, которая была заметна и в последних матчах "Спартака". Очень плохо, когда у вратаря нет конкуренции. Я это на себе испытал, сразу начинаешь думать: "Я царь и бог!" В итоге это оборачивается такими ошибками. С технической же точки зрения все просто. Даже если Филимонов и не рассчитал траекторию полета мяча, то в дождь нельзя было его ловить. Отбей - и все.

Владимир МАСЛАЧЕНКО, вратарь московского "Локомотива" и "Спартака" 60-х годов:

88-я минута. Автор российского гола Валерий Карпин не может поверить, что все его старания перечеркнула ошибка Александра Филимонова.

88-я минута. Автор российского гола Валерий Карпин не может поверить, что все его старания перечеркнула ошибка Александра Филимонова.

- Поверьте мне, Филимонов сегодня самый несчастный человек в этой стране. У всех случаются в жизни несчастья, но ни у кого - на глазах ста миллионов человек. Но если говорить об игре в целом, то дело не в Филимонове. Наше преимущество было обманчивым, следствием тактики Украины, отдавшей преимущество. И их тактика восторжествовала. Если же говорить о роковой ошибке, то клянусь вам - в момент нарушения я сказал: "Сейчас будет гол". Во-первых, Смертин на последних минутах в той ситуации не имел права фолить, ведь у Мизина не было никакого продолжения. Во-вторых, все наши игроки должны были расположиться на линии штрафной и дать простор вратарю. Но все зачем-то сгрудились в районе вратарской площадки. Ну и затем настал черед Филимонова. Он сначала бросился вперед, затем начал пятиться. Но хорошо известно, что для вратаря любая тактика - лучше колебаний. Но при всем при том, ничего не мешало Филимонову просто отбить мяч: то ли кулаком вверх, то ли ладонями в сторону, но ни в коем случае нельзя было этот мяч ловить. Думаю, эта, и предыдущие ошибки Филимонова идут только от головы. Классный вратарь обязательно - умный, классные вратари не ошибаются именно в главных играх. Вот Шовковский - классный вратарь, черт его побери!

Александр УВАРОВ, вратарь "Динамо" М 80-х годов:

без слов...

- Понятно, что ошибки такого плана, которую допустил Филимонов, запомнят ему до конца вратарской карьеры. Особенно, если учитывать тот факт, что из-за этой ошибки сборная России не попала в финал чемпионата Европы. Однако я хочу напомнить, что вратари, как и полевые игроки, - это всего лишь люди, и ошибки им не чужды. Жаль только, что подобное произошло в столь критические минуты столь важного матча. Я не думаю, что карьера Филимонова в российской сборной закончена, а считаю, что вопрос его дальнейшего приглашения в сборную будет зависеть только от формы, в которой голкипер "Спартака" будет находиться в дальнейшем. Вопрос психологической устойчивости очень важен - на некоторых подобные ляпсусы влияют крайне отрицательно. Другие же проявляют характер и освобождаются от травмы достаточно быстро. Так что субботняя трагедия Филимонова необязательно должна сказаться на качестве его выступлений в российском чемпионате и Лиге чемпионов. Очень важно, чтобы болельщики, будь то московского "Спартака", либо других команд, не узрели в ошибке спартаковского голкипера "предательства национальных интересов". Филимонов допустил ошибку, грубую ошибку, он неправильно выбрал место - но ведь до этого момента он играл фактически безупречно. Очень обидно, что сборная России не попала в финальную стадию чемпионата Европы, очень досадно. Однако футбольная жизнь продолжается".

Владимир АСТАПОВСКИЙ, вратарь ЦСКА 60-х годов:

- Всю игру Филимонов отстоял здорово, допустив единственную досадную ошибку. Подставь кулаки, и ничего бы не было. Уже при счете 1:1 у Шевченко был похожий штрафной, и в том случае Филимонов сыграл правильно. Если я правильно оцениваю эпизод, то Филимонов, когда пятился, понял, что вместе с мячом упадет в ворота. И лишь в этот момент понял, что ловить мяч нельзя. Он попытался его откинуть, но не получилось. А началось все с того, что вратарь, не выдержав необходимой паузы, пошел вперед. Объяснить подобные ошибки просто невозможно. Уверен, пробей Шевченко с этой точки еще 100 раз, и Филимонов сыграет безошибочно.

Михаил ПУКШАНСКИЙ, Игорь РАБИНЕР

Газета «Спорт-экспресс» №233, 1999

*  *  *

Ах, Саша, Саша... что же ты наделал!
Ах, Саша, Саша... что же ты наделал!

*  *  *

КАБЫ ЗНАТЬ, ГДЕ УПАСТЬ…

Такой поворот событий, какой случился в матче сборных России и Украины, мог, казалось, произойти только в кино, то есть в придуманной ситуации. Но не зря говорят, что жизнь порой создает сюжеты, превосходящие своим драматизмом любые фантазии.

В самом деле, добиться перевеса в конце матча после изнурительной борьбы с чрезвычайно упорным соперником и упустить его в тот момент, когда счастье было уже в руках, из-за нелепейшего гола в свои ворота. Такое может присниться только в страшном сне.

Вспомним, шла 87-я минута матча. У самой бровки поля на правом фланге нашей обороны Смертин нарушил правила в борьбе с Мизиным. Судья назначил штрафной удар. Подобных ситуаций в игре бывает десятки, и никакой угрозы воротам они обычно не представляют, тем более что до этих самых ворот было по диагонали метров сорок, да еще под острым углом. К мячу поспешил Шевченко, лучший нападающий сборной Украины, который, как ни парадоксально, не забил до этого в отборочном турнире чемпионата Европы ни одного гола. Остается только гадать, что он задумывал, нанося удар, — то ли бил по воротам, то ли делал навесную передачу партнерам. Мяч полетел сильно и с подкруткой. Филимонов, чуть выйдя из ворот, давал указания партнерам, где им лучше расположиться, и, судя по всему, в решающий момент потерял ориентировку. Так или иначе, но, увидев высоко летящий мяч, он начал пятиться назад. Руки вратаря соприкоснулись с мячом в самый неподходящий момент, когда его корпус был отклонен назад. Попытка поймать или отбить мяч привела к тому, что тот стукнулся о мокрый грунт и, как среднестатичный бутерброд, который всегда почему-то падает маслом вниз, отскочил не в поле, а в ворота.

Так счет стал 1:1, что было концом наших надежд на выход в финальную часть европейского чемпионата.

Слышал высказывания о том, что этот мяч Филимонов мог, мол, отбить даже головой. Кабы знать, где упасть…

Почти год назад в матче со сборной Исландии в Рейкьявике с нашей командой произошло нечто похожее. Тогда при счете 0:0 на самом исходе отборочного матча Ковтун каким-то непостижимым образом забил мяч в свои ворота.

Какой-то рок висит над российской сборной.

Романцева, кстати, на послематчевой пресс-конференции многие журналисты встретили аплодисментами, отдавая дань игре, которую в этот вечер в Лужниках показала наша команда. Но сам ход этой встречи представителей прессы с тренером порой напоминал описания сцен из китайской жизни времен культурной революции, когда от подсудимого требовали немедленно раскаяться в совершенных им ошибках. Романцев должен был, как казалось некоторым журналистам, признать тут же свою вину в том, что он не вызвал в сборную Черчесова и Мостового, в том, что доверил место в воротах Филимонову, а не Нигматуллину…

И все — из-за одного нелепого гола. Не будь его, кто бы вспомнил в тот момент о Черчесове, Мостовом, Нигматуллине?.. И вообще, почему тренер должен каяться в том, что он выбрал того игрока, а не иного? Он не враг себе, и кому, как не ему, лучше знать, какие именно футболисты требуются для конкретной игры, хотя, конечно, обсуждать вопрос о кандидатах в сборную никому не возбраняется. Мне, например, тоже кажется, что Мостовой и Черчесов пригодились бы команде в этой игре, но, не зная всех обстоятельств, осуждать тренера за их отсутствие в составе — дело неблаговидное. Тем более когда игра у нашей сборной получилась, и лишь несчастливое стечение событий помешало ей добиться успеха, который она вполне заслужила.

Признаться, не предугадал я тактической картины матча. Сборная Украины совершенно неожиданно выставила на игру трех нападающих — Реброва, Шевченко и Скаченко. Сейчас редко кто так играет, а кто все же играет (например, «Фиорентина»), испытывает большие трудности в обороне и, как ни странно, в атаке, ибо организация взаимодействия футболистов при таком тактическом варианте очень сложна, и не всегда команда успевает перестраиваться при переходе из защиты в нападение и наоборот, причем «наоборот» в данном случае даже важнее. Не всегда к тому же арифметическое увеличение форвардов приводит к усилению атакующей мощи команды.

Как бы то ни было, но поначалу украинская сборная действовала достаточно остро. Однажды Лужный, в частности, хорошо прошел по правому флангу, и его передачу в центр едва не замкнул Скаченко.

Постепенно, однако, выяснилось, что никто из украинской тройки форвардов глубоко назад отходить не собирается, и каждый ведет борьбу за потерянный мяч в основном на отдаленных подступах к своим воротам. По этой причине наша команда получила численное преимущество в середине поля и благодаря умелым маневрам начала раз за разом расшатывать оборону сборной Украины.

Романцев потом на пресс-конференции скажет, что он несколько дней обдумывал состав команды и, как ему кажется, нашел вариант, который оказался неожиданным для соперников. Сюрпризом было появление в линии обороны Дроздова, который редко играет в сборной. Формально он располагался на правом ее фланге, а фактически опекал Шевченко, когда тот оказывался вблизи наших ворот. Надо сразу сказать, что со своими обязанностями он вполне справился. Шевченко сделал лишь несколько острых передач, а сам воротам практически не угрожал, за исключением того прискорбного для нас случая, когда пробил на 87-й минуте штрафной, ставший теперь уже, наверное, легендарным для украинских любителей футбола.

Хлестов играл в защите слева и, судя по всему, персонально присматривал за Ребровым. Справиться с ним он до конца не сумел. И в первом, и во втором тайме Ребров ловко открывался в нашей штрафной и, получая передачи от партнеров, дважды едва не поражал ворота ударом головой с близкого расстояния. Он же до перерыва в толкучке направил мяч низом рядом со штангой.

В центре обороны у нас действовали Онопко (на позиции «либеро») и Смертин. Как-то я выражал сомнение в том, сумеет ли сыграть успешно второй из них на непривычном для себя месте переднего центрального защитника в матче с сильным соперником. Смертин в игре с украинской сборной доказал, что и на этой позиции он игрок незаурядный.

Надо сказать, что и Смертин, и Хлестов, и Онопко, и даже Дроздов, исходя из ситуации, шли вперед, помогая партнерам атаковать.

Средняя же линия, которую составляли Карпин, Титов, Хохлов, Аленичев и Тихонов, постоянно, как уже говорилось, маневрируя, причем на хорошей скорости, добилась заметного игрового превосходства над соперниками. Единственный наш номинальный нападающий Панов пребывал несколько не в своей тарелке, ибо его стихия — контратаки и пространство, которое дает ему возможность использовать высокую скорость. В данном случае на подступах к штрафной и в самой штрафной соперников было тесновато, разбежаться ему было сложно, приходилось больше рассчитывать на случай, но он пришел лишь однажды.

До перерыва российская сборная создала у ворот гостей немало острых моментов. Получив передачу справа от Карпина, в штрафную украинской сборной ворвался Хохлов, но при обводке он чуть отпустил мяч, и Шовковский успел парировать его удар, а затем и повторный Тихонова. Вскоре тот же Хохлов прекрасно пробил метров с 18 в нижний угол, но вновь Шовковский среагировал отменно. Вскоре Тихонов перевел мяч через устремившегося к нему вратаря гостей, а набегавший Панов не смог использовать свой единственный верный шанс, послав мяч головой выше пустых ворот. И, наконец, такой же шанс после передачи Аленичева упустил Титов, также головой не попавший с близкого расстояния в цель.

Тихонов с Аленичевым на левом фланге, а Карпин с Титовым на правом явно переигрывали соперников. В этот период выяснилось, что наша команда выглядит свежее соперников. Тренер гостей Сабо вдруг почувствовал, что запахло жареным, и, не дожидаясь перерыва, поменял нападающего Скаченко на защитника Микитина: тот занял место на левом фланге своей обороны, а Дмитрулин перешел в среднюю линию, что позволило украинской сборной в какой-то мере улучшить игру в защите.

Второй тайм начался также атаками гостей, но наши вновь перевели игру на чужую половину; надо было во что бы то ни стало забивать. Вместо Тихонова вышел второй нападающий — Бесчастных. Замена в какой-то мере, может быть, и спорная, но для того, чтобы поярче разжечь костер атаки, требовался свежий игрок в нападении. Временами сборная России вынуждена была идти на риск, ослабляя оборону, но без этого в такой ситуации обойтись было нельзя.

Несколько контратак соперников едва не принесли им успех. Особенно опасной была та, во время которой Гусин и Ребров вышли на одного, Онопко: наш капитан, однако, сумел перехватить передачу с правого фланга Гусина, адресованную Реброву, находившемуся в одиночестве у наших ворот.

А потом были гол и торжество команды, стадиона и миллионов болельщиков, наблюдавших за матчем по телевидению.

Английский арбитр Эллерей, кстати, великолепно проведший матч, назначил штрафной в сторону ворот гостей метрах в 20 от них. Во второй раз в матче украинская сборная расставила при этом своих игроков совершенно странным образом (в первый — до перерыва, когда бил штрафной Хохлов, угодивший мячом в стенку). Шовковский вновь установил стенку, но один из защитников гостей почему-то встал в ворота, что позволило нашим игрокам занять позиции позади стенки, поскольку положение «вне игры» в таком случае зафиксировать было нельзя. Непонятное изобретение украинской сборной обернулось против нее самой. Карпин пробил сильно сквозь стенку, а Панов, стоявший благодаря всем описанным обстоятельствам перед Шовковским, в последнее мгновение пригнул голову, и вратарь, судя по всему, не видевший заключительной фазы полета мяча, не смог парировать удар.

12 минут сборная России занимала первое место в своей группе, что означало выход в финальную часть европейского первенства. Только 12 минут. До тех пор, пока украинская команда не сравняла счет, после чего все было кончено. Для нас.

Я умышленно обхожу стороной ту политическую стрекотню, которая была поднята вокруг этого матча, когда обыкновенную спортивную игру пытались поднять до уровня противостояния двух стран. Не может быть в игре ни спасителей отечества, ни предателей его. И нечего из Филимонова делать козла отпущения. Да, он ошибся, как в матче любого ранга ошибаются игроки даже более именитые, чем он. В игре не обойтись без ошибок, ибо в нее играют обычные люди, а не роботы.

Думаю, мы должны поблагодарить нашу команду и ее тренеров за то, что они, оказавшись в чрезвычайно трудном турнирном положении, нашли в себе силы переломить ход борьбы, одержав шесть побед подряд, и имели в последнем туре возможность занять в групповом турнире первое место, что еще зимой казалось несбыточной мечтой. И не будем забывать тех, кто прошлой осенью, пусть и неудачно, начинал этот турнир. Неправду говорят, что в той команде якобы была не такая дружная обстановка. И тогда все сражались, не жалея живота своего, но в каких-то моментах не хватало мастерства, а зачастую — того самого счастья, без которого не обойтись ни в одной игре и которого не хватило нашей сборной 9 октября в Лужниках.

Поздним вечером по «Евроспорту» показывали в записи перипетии борьбы в нашей отборочной группе. Матч сборных Франции и Исландии закончился чуть раньше, чем игра в Москве. Чемпионы мира, завершив свою встречу победой, поле, однако, не покидали, ожидая известий из России. И когда оно пришло, радостно вскинули руки вверх, начали обнимать друг друга. Счет 1:1 в Москве означал, что французы стали победителями группового турнира и вышли в финальную стадию чемпионата Европы, а украинской сборной, занявшей второе место, за это право придется еще побороться.

Олег КУЧЕРЕНКО

Еженедельник «Футбол» №42, 1999

***

«РЕБЯТА, НЕ МОСКВА ЛЬ ЗА НАМИ?»

Боже мой. что же это все-таки был за Футбол! Какой же был накал страстей, какое напряжение, а? Эмоции. Сказать, что они били через край, значит, не сказать ничего. Причем как на поле, так и на трибунах (к слову, мне довелось побывать не на одном матче такого уровня, но, признаться, такой мощной поддержки, какую имела в субботний вечер сборная России, еще не приходилось наблюдать ни на одной арене Европы). Это было какое-то сумасшествие, и удивляться не стоит. На карту было поставлено все (надеяться на «размен» в Париже, при котором ничья в Москве оставляла французов третьими, было бессмысленно). Тем более что соперник был — принципиальнее не придумаешь. Отношения Украины и России на футбольном поле никогда не были простыми, Но высшим силам было угодно, чтобы 9 октября они достигли точки кипения…

Впрочем, это можно было предвидеть. Восторг и отчаяние сопровождали футбол во все времена. Может, я и ошибаюсь, но мне кажется, что встреча между Россией и Украиной побила негласный мировой рекорд околофутбольной истерии, которая ее сопровождала. Государства с уязвленным самолюбием посредством вратаря и десяти полевых игроков хотели устроить возрождение национального духа за два часа. Разговоры уважаемых людей о том, что после матча будет другая Украина и другая Россия, были пугающе частыми. И газетные заголовки типа «Бей, хохлов, спасай Россию!» или «Трясутся ли прожилки у сала?» при всей своей вкусовой сомнительности отражали настроение если не десятков миллионов, то нескольких миллионов российских болельщиков точно (достаточно сказать, что пару тысяч присутствующих на стадионе зрителей во время исполнения Гимна Украины просто не соизволили встать, как не встали российские сектора и во время киевского поединка). При этом я обязан отдать должное представителям украинских СМИ. При всем при том, что мы жаждали победы как минимум не меньше, чем россияне, все же столь открытой враждебности по отношению к соперникам, я бы даже сказал, неприкрытого хамства журналисты себе не позволили.

Добиваться политических и экономических побед долго и трудно Да и почувствовать их практически нереально — люди постоянно живут в ворохе своих житейских и личных проблем, которые пытаются по мере возможности решать, и какое им, по большому счету, дело — на два или полтора процента увеличился внутренний валовый продукт То ли дело футбольная победа… Она быстра и, что главное, реально осязаема, ощутима. Она вызывает неимоверный эмоциональный подъем, неудача же, наоборот, повергает в состояние чуть ли не безысходности. Возвращаться с футбола мне пришлось в толпе поклонников российской сборной, хотя после финального свистка английского рефери прошло уже почти полтора часа. Отчаяние — пожалуй, это слово весьма точно характеризует витавшую над толпой атмософеру.

К слову, как полагают в УЕФА, еще ни один отборочный поединок в истории чемпионатов Европы, проводящихся с 1960 года, не привлекал к себе столь повышенного внимания Достаточно сказать, что на этот матч было аккредитовано около 500 журналистов из 14 стран (в том числе свыше ста — из Украины) — 250 пишущих и 110 снимающих, 100 теле- и 34 радиожурналистов. Естественно, что подавляющее большинство россиян ставило на своих, мы же с помощью своих аргументов пытались доказать, что, по крайней мере, не проиграем. Правда, мне удалось отыскать и такого московского коллегу (заместителя главного редактора «Футбол-Review» Дмитрия Федосеева), который прогнозировал 1:0 в пользу… нашей сборной (приятно все же было найти единомышленника).

В продолжение темы прогнозов скажу пару слов о том, что и московские, и зарубежные букмекерские конторы наиболее вероятным исходом матча считали победу россиян, ставку на которую принимали (в среднем) из расчета 18:10, ничья оценивалась из соотношения 26:10 и, наконец, выигрыш Украины — 30:10.

Ознакомление со стартовыми протоколами вызвалоу журналистов, не скрою, легкое недоумение Во-первых, ни одно печатное издание России и Украины, публикуя ориентировочные составы, не предполагало, что в «основе» выйдет львовянин Сергей Мизин (подавляющее большинство видело в «старте» Виталия Косовского, но его фамилия не была внесена даже в запас). А вот в отношении Скаченко мнения разделились примерно поровну. Одни считали, что нападающий французского «Меца» появится на поле «Лужников» с первых минут, другие (и «КОМАНДА» в том числе) полагали, что с тремя форвардами, учитывая мощь российской полузащиты, Йожеф Сабо вряд ли рискнет сыграть (даже притом, чтобы обременить их оборонительными функциями).

А вот наставник российской сборной Олег Романцее своим вариантом стартового состава все же не удивил, если не считать выхода Юрия Дроздова. Но здесь все просто — поставить в «основу» Чугайнова, пропустившего из-за болезни несколько дней подготовительного сбора. Романцев не решился. Как не решился сыграть он и с двумя форвардами, к чему его настойчиво призывали российские журналисты, посчитав более целесообразным до предела насытить среднюю линию с помощью легионера «Ромы» Дмитрия Аленичеаа, поскольку вряд ли следовало сомневаться в выходе Карпина, Тихонова, Титова и Хохлоаа. Да, существовал вариант (но в него мало кто верил), при котором Филимонов мог оказаться в запасе (Романцев за пару дней до игры обмолвился, что пока не определился с основным вратарем). Но кто бы мог тогда подумать, что голкиперу московского «Спартака» предстоит стать непосредственным соучастником кульминационного эпизода поединка… Как говорится, язык мой — враг мой. Думается, сглазили своего голкипера. россияне (помните клип ОРТ, который заканчивается фейерверком над «Лужниками» и женской фразой, доносящейся из одного дома под Киевом: «Миколо, чому ти зі мною не роэмовляєш, це ж не я на воротах стояла?».

Первые минуты вселили в нас определенную уверенность. Стрелка секундомера едва сделала один оборот, как Лужный, «обыгравшись» на правом фланге со Скаченко, сделал острую навесную передачу, которую прервать Филимонов не сумел, как и не сумел ее замкнуть кто-то из атакующих. Через пару минут Онопко фолит возле угла штрафной на Скаченко. Шевченко навешивает. Филимонов ошибается на выходе, но выиграть верховую борьбу партнерам Андрея не удается. Впрочем, даже по истечении стартовых десяти минут разложить игру по полочкам никак не удается. На поле царит некое подобие осмысленного хаоса. То и дело возникают жесткие единоборства, большинство атак терпит свой крах, так и не сумев как следует развернуться. В общем, идет ожесточенная борьба за середину поля. После игры Йожеф Сабо скажет, что его подопечные все же не сумели как следует настроиться на игру, «перегорели». Возможно. Но, судя по количеству тех не вынужденных ошибок, поначалу допускаемых при передачах в простых ситуациях россиянами, скорее, они испытывали мандраж. Привел хозяев в чувство, наверное, индивидуальный рейд Хохлова, в последний момент прерванный с большим трудом нашими защитниками у линии штрафной. И уже на 10-й минуте возникает первый по-настоящему голевой момент, когда полузащитник голландского ПСВ «Эйндховен» оказался с глазу на глаз с Шовковским. Саша благодаря своевременному выходу ликвидирует угрозу, но мяч отскакивает к Тихонову. Голкипер успевает сместиться и отражает удар на угловой. Подача — Шовковский снова на высоте. Не успели мы как следует перевести дух, как после «обрезки» у российской штрафной Тихонов отправляет мяч Аленичеву, тот демонстрирует превосходный дриблинг, результатом которого становится штрафной метрах в 17-ти прямо против ворот. К нашему счастью, Хохлов попадает мячом в «стенку».

Украинская сборная пытается организовать контригру, и ей это временами удается. На 15-й минуте свой коронный рейд намеревается осуществить Шевченко, но Смертин мертвой хваткой вцепился в нашего нападающего, и не позволил ему выйти один на один с Филимоновым. Постепенно россияне устанавливают контроль над серединой поля, но наши успевают еще раз опасно «огрызнуться», когда на 21-й минуте в штрафной россиян возникает паника. Удары следуют один за другим, но до Филимонова не доходят. Последним бьет Ребров. Увы, мимо…

Полузащитникам сборной Украины становится все тяжелее противостоять своим визави. Далеко не в последнюю очередь из-за численного превосходства россиян, которые, неплохо владеющие искусством передачи, просто начали разрывать наших «хавов» на части. А тут еще, почувствовав ослабление давления на оборонительные порядки, Смертин, поначалу действовавший на левом фланге, поменялся местами с Дроздовым, игравшим в центре, и стал все чаще подключаться к атакам. Чтобы как-то выправить ситуацию, напрашивались перестановки, но наставник украинской сборной не сразу решился на кардинальные меры. Тем более что в течение одной (31-й) минуты у ворот Филимонова дважды возникало напряжение. Сначала Шевченко, уйдя от опеки защитника, сделал точную передачу в штрафную на Реброва, но удар головой у Сергея не вышел — мяч пролетел выше перекладины. А потом еще одна навесная передача Шевченко (наше преимущество в воздухе было налицо) едва не приводит к голу: Мизин подрезает мяч на Максимова, но буквально в последний момент ситуацию разряжает Онопко.

Но это были лишь эпизоды, поскольку в преимуществе России уже не приходилось сомневаться. Дважды опаснейшие удары наносит Хохлов Один из них — точно в угол ворот (браво. Шовковский), второй — чуть неточно. На 37-й минуте только спортивное счастье спасает нас от гола В очередной раз россияне использовали образовавшееся свободное пространство на половине поля сборной Украины, когда Тихонов после перепасовки с Апеничевым точно выложил мяч на голову Панову, но тот попастьв пустые ворота не сумел — выше. А вскоре уже из-под опеки ускользает Титов, которому отличную передачу сделал все тот же Аленичев. Спартаковец бил головой в упор — пронесло, снова мимо.

Нервы, надо полагать, у Сабо не выдерживают, и наконец-то он решается произвести замену, даже не дождавшись перерыва. Но перед тем как покинуть поле, Скаченко получил неплохую возможность забить. Увлекшись атаками, россияне пропустили контрвыпад, в ходе которого партнеры вывели Скаченко на оперативный простор. Тот пошел до штрафной и, настигаемый Онопко, решился на удар. К сожалению, неточно. А в самом конце тайма еще один провал россиян в обороне мог обернуться голой. Максимов выводил Шевченко один на один с Филимоновым, но голкипер, прочитав ситуацию, своевременным выходом за пределы штрафной подстраховал Онопко и Ко.

Заменивший Скаченко Микитин занял позицию на левом фланге обороны, в то время как Дмитрулин выдвинулся в среднюю линию, причем не на какое-то определенное место. Показалось, что ему было вменено в обязанности появляться по ситуации там. где соперник группировал силы для нанесения удара. Смысл перестановок был понятен — по возможности ослабить давление российской команды в середине поля, свести ее преимущество до минимума И, надо признать, они возымели свое действие. Во всяком случае, такого количества «пожаров», как в первом тайме, стольких острых моментов у ворот Шовкоаского уже не было Хотя, безусловно, остановить россиян было по-прежнему безумно трудно. В то же время мы не зацикливались только на обороне, а постоянно искали свой шанс и у чужих эорот. Естественно, что главные надежды возлагались на Реброва с Шевченко. И, в целом, они их оправдали. Еще до того, как со штрафного Карпин открыл счет, в нескольких эпизодах нам не хватило всего чуть-чуть, всего капельки везения, чтобы повести в счете. В начале тайма опять удар Реброва головой с передачи Шевченко оказался неточным. На 57-й минуте молниеносная комбинации с участием Шевы и Гусина привела почти что к выходу Реброва один на один. Но Сергей на долю секунды замешкался, и этого было достаточно, чтобы россиянин в подкате «постелился» под удар Сергея. А вспомните 66-ю минуту, когда Гусин с Ребровым вышли на одного защитника? Это разве не момент? Однако Андрей отдать мяч партнеру не сумел. Согласитесь, создали мы у ворот России не так уж и мало. Но реализация в тот вечер оставляла желать лучшего.

А что же Россия? Она по-прежнему владела территориальным преимуществом, атаковала большими силами, но завершать свои атакующие устремления ей приходилось большей частью при помощи ударов со средней и дальней дистанции. Примечательно, что у россиян не бил по воротам разве что ленивый (каждый из полевых игроков нанос хотя бы один удар по воротам Шовковского), однако точности полетам мяча явно недоставало (из 26-ти ударов только шесть пришлись в створ ворот). Для сравнения показатели Украины — соответственно 12 и 5. Лишь дважды во втором тайме нападающие россиян угрожали Шовковскому из пределов штрафиой, но угол для поражения ворот был слишком острым, чтобы можно было пробить почти безупречно отстоявшего Александра.

Впрочем, несмотря на асе вышесказанное, стопроцентной уверенности в успешном для нашей сборной конечном исходе поединка не было. Футбол — вещь непредсказуемая, в любой момент может произойти все, что угодно. Просматривая в субботу российскую прессу, в одном из изданий я обнаружил вариант вероятного развития событий. В частности, в разделе «что может принести победу сборной России в последние 15 минут, если до той поры счет будет ничейным», журналист настаивал: «случайность, нелепый рикошет, удар головой Панова». Что ж, прозорливости россиянина можно только позавидовать. Во всяком случаи гол хозяева поля забили такой, какой нарисовало воображение коллеги. На 75-й минуте невинное нарушение Ващука (слегка дернул за руку Аленичева), на которое арбитры, как правило, не реагируют, на этот раз привело к назначению штрафного. Происходит небольшое совещание, и право удара предоставляется Карпину. После мощного удара полузащитника «Сельты» мяч, найдя в стенке образовавшуюся брешь между Ребровым и Головко, срикошетил об последнего и влетел в ворота — 0:1. Украина, наверное, пережила в этот момент настоящий шок. И продолжала находиться в шоковом состоянии вплоть до гола. Ведь чем меньше времени оставалось до финального свистка, том меньше шансов оставалось на спасение.

Правда, россияне, почувствовав близость триумфа, наверное, как-то интуитивно отказались от действий в прежнем стиле, стали жаться к своим воротам. Но реальных моментов-то для взятия не возникало, хотя активизировались практически все без исключения игроки украинской сборной. На 87-й минуте в метре от бровки Смертин фолит на Мизине. Снова у мяча Шевченко. Следует удар в сторону ворот Филимонова, который обязан был овладевать мячом, даже несмотря на то, что он стал пятиться назад. Но что это? Голкипер как-то неуклюже пытается укротить мяч. и спустя мгновение тот оказывается в воротах. Гол! Ревущим до того без остановки стадион (чтобы обменяться по ходу поединка его перипетиями с сидевшим рядом со мной в ложе прессы Александром Сердюком, мы вынуждены были говорить друг другу чуть ли не в самое ухо) вмиг замолкает.

Правда, до спасительной ничьи оставалось еще целых семь минут, которые, по-видимому, выдались поклонникам украинской команды вечностью. Россияне, пытаясь вырвать победу, сбиваются на навал. И едва не добиваются своего, когда на второй из четырех добавленных арбитром минут мяч отскакивает к находящемуся метрах в 14-ти от ворот без присмотра Хохлову. Слава богу, мяч улетает в «молоко»… А перед этим в отрыв умчался Мороз, дошел почти до лицевой линии, но точно отпасовать партнеру не сумел.

Матч завершился, но зрители в надежде услышать хорошие вести из Парижа со стадиона не уходят. Но объявление диктора о том, что Франция снова повела в счете, разбило последние надежды россиян на квалификацию в финал Евро-2000. а наши на то, что мы туда попадем без матчей плей-офф. Впрочем, мы уже и так вдоволь посокрушались после ничьих с армянами и исландцами (победа либо в Киеве, либо в Ереване делала нас победителями группы). Поэтому не будем ворошить прошлое. Будем смотреть вперед.

Юрий МАЛЫШЕВ

Газета «Команда», 12.10.1999

*  *  *

ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ ТРЕНЕРОВ

ОЛЕГ РОМАНЦЕВ: «СЕЙЧАС У МЕНЯ ОДНО ЖЕЛАНИЕ — УЙТИ ИЗ ФУТБОЛА. НО ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ УСПОКОЮСЬ И БУДУ РАБОТАТЬ ДАЛЬШЕ»

НАША КОМАНДА ЗАСЛУЖИВАЛА ПОБЕДЫ

Огромный зал для пресс-конференций был заполнен до отказа. Первым, спустя двадцать минут после окончания матча, на встречу с журналистами пришел Олег Романцев, чье появление было встречено оглушительными аплодисментами.

«Я хочу попросить вас не задавать много вопросов, потому что мне сейчас очень тяжело», — такими словами Романцев начал пресс-конференцию.

— Мне кажется, что сегодня наша команда заслуживала победы, несмотря на отдельные провалы в обороне, — продолжил главный тренер сборной России. — Мы знали, что контратаки украинцев очень опасны, но другого выхода, кроме как атаковать большими силами, у нас не было. На протяжении всего матча мы диктовали сопернику свои условия, но… Видимо, сегодня был не наш день.

— Вы еще будете привлекать в сборную Филимонова?

— У меня теперь есть много времени, чтобы об этом подумать.

— Почему вы доверили место в воротах Филимонову, хотя последние матчи за «Спартак» он провел не лучшим образом?

— Если бы во время тренировочного сбора Нигматуллин или кто-то из второй сборной убедил меня, что готов лучше Филимонова, значит, стоял бы этот вратарь. Но, к сожалению, Нигматуллин на тренировках выглядел очень слабо. Филимонов был сильнее.

— По-моему, вы просто не хотите признать свою ошибку, потому что Филимонов играет в «Спартаке».

— На сборе мы проводим тестирование, разговариваем индивидуально с каждым футболистом и на основе всех данных решаем, кого выпускать на поле. Моя необъективность может проявиться только в разговоре с вами, потому что я буду защищать своих игроков до последнего, как бы они ни сыграли. А при определении стартового состава я руководствуюсь только одним критерием: играет тот, кто сильнее, независимо от клубной принадлежности.

— Показалось, что после забитого гола сборная России стала играть на удержание счета. Таким было ваше указание или игроки просто растерялись?

— Да нет, это футбол. Команда, которую не устраивает результат, начинает рисковать, а соперник, наоборот, пытается его удержать. Нет, установки отойти назад не было. Наоборот, я выпустил Семака, умеющего подержать мяч, для того, чтобы сбить последний атакующий порыв гостей. В принципе наши футболисты сделали все, что смогли. Правда, не все.

— Может быть, зря по стадиону сообщали о том, как развиваются события в матче Франция — Исландия?

— Поверьте мне, на игру команды такие вещи обычно не влияют. Игроки настолько увлечены игрой, что просто не слышат, что вокруг происходит. Другое дело — тренеры. Они могут анализировать информацию, просчитывать варианты.

У ВОРОТ СБОРНОЙ УКРАИНЫ БЫЛО СОЗДАНО БОЛЬШЕ МОМЕНТОВ, ЧЕМ ЗА ВСЕ МАТЧИ В ОТБОРОЧНОМ ЦИКЛЕ

— Объясните, пожалуйста, почему вы выпустили именно такой стартовый состав?

— Он наиболее атакующий и неожиданный для соперника. Я долго думал, прежде чем определить одиннадцать человек, и считаю, что сделал правильный выбор. То, что у ворот такой надежной и дисциплинированной команды, как Украина, было создано больше моментов, чем за все матчи этой команды в отборочном цикле, подтверждает мою правоту. Но создать моменты мало, нужно еще их реализовать.

— Объясните выход на поле отдельных игроков. Например, Дроздова.

— Я не хочу ни о ком говорить персонально, тем более после такого стресса, который пережил.

— Сборная России выглядела намного интереснее и разнообразнее в атаке, чем Украина. И тем не менее — всего лишь ничья. Почему?!

— Мой ответ вам может показаться неконкретным. На мой взгляд, это какой-то рок. Ну как может вратарь такого класса не поймать такой мяч?!

— Вы продолжите работу в сборной?

— Сейчас у меня одно желание: уйти из футбола. Но пройдет несколько дней, я успокоюсь и, конечно, буду работать дальше.

— Чем вызвана замена Тихонова? Было видно, что с его уходом левый фланг оголился.

— Мне хотелось еще больше усилить атаку. Поэтому выпустил Бесчастных, который кроме всего прочего считается удачливым нападающим. Возможно, он ниже классом Тихонова и не так хорошо вписался в игру, но Бесчастных часто забивает на последних минутах — на этом и строился мой расчет. Допускаю, что выход Бесчастных был маленькой авантюрой, но счет 0:0 нас не устраивал.

ТО, ЧТО ПРОИЗОШЛО СЕГОДНЯ, СТАЛО ДЛЯ МЕНЯ КАТАСТРОФОЙ

— Что вы чувствовали после гола Шевченко, точнее — после гола Филимонова?

— Не хочу сейчас об этом говорить.

— Не считаете, что сборная России злоупотребляла передачами верхом? И почему команда во втором тайме сыграла в атаке хуже, чем до перерыва?

— Что касается первого вопроса, то на эту тему мы много говорили перед матчем. Конечно, игра на «втором этаже» — это не наш козырь, но не всегда то, что хочешь сделать, удается. Во втором тайме у нас было меньше моментов, я с вами согласен. На мой взгляд, это связано с тем, что некоторые футболисты играли с оглядкой на свои ворота. Они думали, что рано или поздно забьем, но, не дай Бог, пропустим — и тогда все пропало.

— Украина преподнесла вам какие-то сюрпризы?

— Да, результатом. (Смех и аплодисменты в зале.)

— Что вы думаете о поколении Карпина, Онопко, для которого это был, по сути, последний шанс что-то выиграть со сборной?

— Игра второй сборной, в которой были собраны кандидаты в национальную команду, не убедила меня, что в России появились игроки сильнее тех же Онопко или Карпина.

— Вам не кажется, что все-таки есть какая-то справедливость в том, что Россия не попала на чемпионат Европы?

— Возможно, и так. Но то, что сегодня произошло, стало для меня катастрофой.

ЙОЖЕФ САБО: «МЫ МОГЛИ ПРОИГРАТЬ. А МОГЛИ И ВЫИГРАТЬ»

УКРАИНСКИЕ ИГРОКИ ПЕРЕГОРЕЛИ, НО БЫСТРО ВЗЯЛИ СЕБЯ В РУКИ

— Игра была тяжелой с обоюдными шансами на победу — отметил главный тренер украинской сборной Йожеф Сабо. — Думаю, что матч доставил удовольствие зрителям. Мои ребята немного перегорели — это было особенно заметно на первых минутах. Даже опытные легионеры — Максимов, Лужный — и те волновались. Игра могла сложиться по-разному. Мы могли проиграть, но могли и выиграть, а получилась ничья. Ни одна из команд не хотела этого результата — не случайно временами на поле шел открытый футбол.

— По-вашему, результат матча закономерен?

— Футбол — это игра. Бывает так, что ты весь матч атакуешь, а побеждает соперник, и наоборот. В данном случае в первые десять минут была равная игра, потом мы начали ошибаться в простейших ситуациях. Неприятно удивило, что даже такие игроки, как Гусин и Максимов, грешили ошибками. Честно говоря, я в эти минуты боялся, как бы нам не забили. Поэтому быстро заменил Скаченко, который не сумел вписаться в игру. С помощью Микитина удалось укрепить середину поля. Во втором тайме у нас было три явных момента при счете 0:0, когда двое наших игроков выходили на одного защитника россиян.

— Чем можно объяснить, что в конце первого тайма преимущество сборной России было подавляющим? И что вы сказали игрокам в перерыве?

— Нам приходилось тратить много сил на отбор мяча после собственных же ошибок, и вполне естественно, что игроки ближе к перерыву устали. Потом я внес коррективы, и второй тайм, считаю, остался за Украиной. У соперника не было явных шансов забить, за исключением штрафного в исполнении Карпина, в то время как наша команда упустила несколько выгодных возможностей.

— Какие мысли возникли у вас после пропущенного гола и успели ли вы их донести до игроков?

— Я увидел, что некоторые футболисты устали и, если их не заменить, рассчитывать будет не на что. Поэтому выпустил скоростного Мороза, который неплохо работает с мячом, и Ковалева. Хотя он и не в лучшей форме, за что спасибо Бышовцу, который убрал у меня игрока из основного состава. Бышовец — «великий» тренер. Наверное, он сейчас вернется в Россию, чтобы развалить еще одну команду.

— Вам не жалко, что Россия осталась за бортом чемпионата Европы?

— Очень жалко. У меня в России есть друг — Михаил Гершкович. И когда его убрали из сборной, потому что пришел Бышовец, я еще тогда говорил, что это большая ошибка. Многие в тот момент воспользовались случаем полить Гершковича грязью, говорили, что он — не тренер, с чем я категорически не согласен. Впрочем, сейчас не об этом. Так вот, приехав в Москву, мы даже не звонили друг другу чтобы не подумали, будто мы о чем-то собираемся договариваться. Перед игрой мы, конечно, обнялись, поцеловались и сказали друг другу: «Пусть все решится на поле».

КАК БЫ НИ ИГРАЛ ШЕВЧЕНКО, МЫ БУДЕМ НАДЕЯТЬСЯ НА НЕГО, ПОТОМУ ЧТО ОН — ШЕВЧЕНКО

— Часто говорят, что один из признаков звезды мирового уровня — это способность в одиночку переломить ход матча. Как вы считаете, то, что сделал в конце матча Шевченко, подтверждает, что он — звезда мирового уровня?

— Я могу только сказать, что Шевченко — это очень одаренный футболист. Дай Бог ему здоровья, чтобы он сделал блестящую карьеру в футболе. Как бы ни играл Шевченко, мы будем на него надеяться, потому что это Шевченко.

— Шевченко, конечно, ударил хорошо. Но скажите честно, когда последний раз вам так везло? (Смех в зале.)

— Я как раз невезучий тренер. В Ереване мы имели шесть стопроцентных моментов, и, реализуй хоть один из них, сейчас бы не стоял вопрос о первом месте. Или взять домашний матч с Исландией. Ведем 1:0, удар, три рикошета — и мяч в наших воротах. Гол Шевченко — это не везение, а ошибка вашего вратаря. И вместе с тем — это мастерство Шевченко, потому что он уже забил не один такой мяч. Я могу показать вам кассету, где Шевченко на тренировках по 30–40 минут выполняет и слева, и справа такие штрафные. Это мастерство, и в гастрономе его не продают.

— Почему не было даже в запасе Косовского?

— Он травмирован.

— Каким вам видятся перспективы бывших россиян — Кормильцева, Яшкина и Серебренникова?

— Эти ребята обязательно будут привлекаться в сборную. Мы не так богаты на таланты, чтобы отказываться от таких футболистов.

— На протяжении всего цикла Украина шла на первом месте, а в итоге финишировала второй, и команде предстоят стыковые матчи. Вы готовы признать, что допустили какие-то просчеты?

— Не забывайте, что есть чемпионы мира, которые по праву заняли первое место. Для того чтобы их опередить, нам надо было обыгрывать Россию. Не удалось. Я еще зимой на Кубке Содружества говорил: «Не сбрасывайте со счетов Россию. Без Бышовца это будет очень сильная команда». (Смех и аплодисменты в зале.) В России есть хорошие футболисты, но их нужно было объединить, что сделали Романцев и Гершкович.

ОЦЕНКИ «СЭ»

РОССИЯ

ФИЛИМОНОВ — 2,0. Его роковая ошибка на 88-й минуте перечеркнула все прошлые победы сборной России и прекрасную игру команды в матче с Украиной.

ХЛЕСТОВ — 5,5. Худший игрок в обороне нашей команды. Допускал элементарные ошибки при передачах. Персонально отвечал за Реброва, с опекой которого не справлялся. Достаточно вспомнить два опасных удара Реброва головой, когда киевский форвард опережал спартаковского защитника.

ХОХЛОВ — 7,0. Был весьма активен. В первом тайме трижды имел возможность отличиться, но в одном эпизоде пожадничал, а в двух других на высоте был Шовковский. Вчистую переиграл в центре поля своего визави Максимова. В конце встречи мяч после его удара с лета прошел выше ворот.

СМЕРТИН — 8,0. Один из лучших игроков российского чемпионата вновь был на высоте. Выиграл большинство единоборств. В начале матча успешно противостоял Скаченко. После того как украинского форварда заменили, стал чаще подключаться к атакам.

АЛЕНИЧЕВ — 7,5. Постоянно двигался, смело шел в обводку, наносил удары. Сделал несколько острых передач, после которых в штрафной украинцев возникали опасные моменты. На 38-й минуте сделал изумительный пас Титову, но тот промахнулся. До перерыва прекрасно взаимодействовал с Тихоновым. Во втором тайме сместился из центра на левый фланг, где смотрелся чуть хуже.

ДРОЗДОВ — 8,5. Его уверенная игра против Шевченко стала откровением. В «Локомотиве» всегда славился незаурядными способностями персональщика. Получил от тренеров сборной самое трудное задание, с которым блестяще справился. Великолепно играл на опережение, не дал развернуться грозному форварду «Милана». Участвовал и в атакующих комбинациях команды.

ОНОПКО — 8,0. Провел одну из своих лучших игр за сборную. Безукоризненно страховал партнеров, не допустив ни одной серьезной ошибки. По крайней мере трижды спасал команду после опасных выпадов украинцев: в первом тайме выбил мяч из пустых ворот, а во втором нейтрализовал острейшие прорывы Реброва и Гусина.

КАРПИН — 7,0. Лучший игрок и бомбардир нашей сборной в этом отборочном цикле. Возможно, выглядел не так блестяще, как в матчах с Францией и Исландией, но дело свое сделал — забил гол со штрафного. Очень жаль, что этот гол не стал победным.

ТИТОВ — 7,0. В созидательной игре превзошел киевских полузащитников. Наряду с Хохловым и Аленичевым уверенно контролировал центр поля, часто переигрывая своего оппонента Гусина. В первом тайме мог отличиться, но головой пробил неточно.

ПАНОВ — 5,5. Затерялся среди мощных киевских защитников. Тягаться с высокорослым Головко ему было явно не по силам, а свободного пространства для маневра киевские защитники питерскому форварду не дали. В первом тайме не использовал верный голевой момент, выбив головой мяч из пустых ворот после прострела Тихонова.

ТИХОНОВ — 7,0. Первые 45 минут провел очень активно. Большинство наших атак развивалось именно через его левый фланг. Сделал несколько острых передач партнерам. Возможно, ему следовало чаще брать игру на себя, бить по воротам. Во втором тайме подустал, после чего был заменен на Бесчастных.

БЕСЧАСТНЫХ — 5,5. Выйдя на замену, игру команды не усилил. Выглядел инертным. Имел один неплохой момент, но промедлил с ударом.

УКРАИНА

ШОВКОВСКИЙ — 7,5. Лучший в составе украинской сборной. Не раз спасал свою команду после опасных прорывов россиян. В первом тайме вытащил сложнейший мяч из угла после хлесткого удара Хохлова. Великолепно сыграл на выходах, хотя до матча отмечалось, что это его не самая сильная сторона.

ЛУЖНЫЙ — 6,5. Как всегда контролировал всю правую бровку. За исключением одного провала, когда Тихонов вывел на ударную позицию Панова, сыграл очень строго. Лишь изредка подключался к атакам.

МИЗИН — 5,5. Его появление в стартовом составе стало сюрпризом. Занял место опорного полузащитника, на котором часто допускал позиционные ошибки.

ГОЛОВКО — 6,5. Лучший в обороне украинцев. Выиграл большинство верховых единоборств, хорошо справился с опекой Панова. Единственный, но весьма серьезный минус — именно из-за его ошибки распалась украинская «стенка», сквозь которую Карпин забил свой гол.

ВАЩУК — 6,5. Отыграл очень уверенно и почти безошибочно. Умело подчищал огрехи партнеров. Самоотверженно вел борьбу на «втором этаже».

ДМИТРУЛИН — 5,0. Оказался на удивление пассивен. В обороне был, пожалуй, слабейшим. Поэтому Сабо еще в первом тайме выпустил на его фланг Микитина.

МАКСИМОВ — 5,5. Был слишком медлителен. Явно уступал в скорости полузащитникам российской сборной.

ГУСИН — 6,0. Как обычно занимался на поле разрушительной работой. Во втором тайме мог вывести партнера один на один с Филимоновым, но сделал бездарный пас, который прервал Онопко.

СКАЧЕНКО — 6,0. Неплохо двигался, боролся за мяч, однако был заменен еще в первом тайме — по тактическим соображениям Сабо решил количественно усилить оборону.

ШЕВЧЕНКО — 7,0. Настоящая звезда способна сделать результат, даже если у нее не идет игра. 87 минут встречи не мог избавиться от опеки Дроздова. А на 88-й минуте решил судьбу матча одним ударом.

РЕБРОВ — 7,5. От него исходила основная опасность воротам россиян. Чего стоит один только удар, который Ребров нанес, находясь в окружении четырех наших защитников. Выглядел лучше своего друга Шевченко. После рождения сына играл с большим подъемом.

МИКИТИН — 6,0. Укрепил левый фланг украинской обороны. В то же время допустил немало брака в передачах.

Газета «Спорт-Экспресс», 11.10.1999

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru