Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 1995

ФАРЕРЫ - РОССИЯ - 2:5

ФАРЕРЫ - РОССИЯ - 2:5 (1:1)
6 сентября 1995 г.
Отборочный матч чемпионата Европы–96.
Тофтир. Стадион «Свангаскард». 3000 зрителей.
Судья - А. Снодди (Северная Ирландия).
Фареры: Кнудсен, У. Йоханнесен, Т.-Э. Хансен (А. Йонсен, 81), Я. Расмуссен, Й.-Х. Хансен, Э. Хансен, К. Мёркёре, Ю. Йонссон, Мюллер (Й.-Э. Расмуссен, 72), Т. Йонссон, Х. Ярнскор.
Тренер: Ален Симонсен (Дания).
Россия: Черчесов, Ковтун, Никифоров, Цымбаларь, Шалимов, Канчельскис (Бесчастных, 57), Онопко (к), Кульков (Мамедов, 64), Мостовой, Радченко (Кирьяков, 46), Колыванов.
Тренеры: О. И. Романцев, А. Ф. Тарханов, Б. П. Игнатьев, С. А. Павлов.
Голы: Мостовой (9 - пенальти), Х. Ярнскор (12), Т. Йонссон (55), Кирьяков (61), Колыванов (65), Цымбаларь (83), Шалимов (88).
Предупреждены К. Мёркёре, Т.-Э. Хансен, Цымбаларь.

РЕЙД НА ФАРЕРЫ

Рейд российской сборной на Фареры продолжался 64 часа, из которых семь с половиной ушли на дорогу туда (перелеты Москва - Копенгаген, Копенгаген - Фареры, переезд на автобусе от аэропорта до гостиницы, с одного острова на другой, в том числе и на пароме) и девять с половиной на обратный путь, который начался на стадионе спустя несколько минут после завершения матча, по тому же маршруту, но только в другом порядке, а завершился в Москве, причем самолет посадили не в Шереметьево, как предусматривалось, а во Внуково, вроде бы по метеоусловиям.

На самих же Фарерах наша команда завершила свои выездные матчи в отборочной группе европейского чемпионата очередной победой, после которой баланс ее встреч в гостях стал выглядеть так: 4 выигрыша, одна ничья, разность мячей 22-З! Итог, надо сказать, превосходный, хотя в последнем матче не обошлось без приключений. Их, впрочем, наверное, не могло не быть в столь экзотической для нас во всех отношениях стране.

Сборные Фарер и России перед началом матча.

Сборные Фарер и России перед началом матча.

Есть в нашем мире "Зеленый континент" (Австралия), есть "Зеленый остров" (Ирландия), есть, оказывается, и "Зеленые острова" - Фарерские. Куда ни бросишь взгляд - всюду трава, покрывающая горы и редкие равнинные места. В пейзаж органически вписываются сероватые каменные груды, то и дело перемежающие зеленые склоны возвышенностей. Удивительно, но на островах нет ни одного дикорастущего дерева, ни кустарников. Те же, что изредка встречаются, выращены людьми у своих домов. Интересно, что многие их крыши, в том числе и крыша отеля, где мы жили (строения тут все малоэтажные), покрыты дерном, словно военные укрепления. Только не в целях маскировки, а как защита от частой скверной погоды.

Трава здесь повсюду, а на всех 18 островах архипелага существует только одно футбольное травяное поле, да и то сооружено недавно. Все остальные поля - искусственные, на которых и проводится чемпионат Фарер. (Население около 50000, зарегистрированных футболистов - 5000; в высшей лиге - 10 клубов, во второй - столько же). Говорят, что почва здесь такая, что вырастить настоящий газон никак не удается. Поле же в городе Тофтире, о котором шла речь и на котором играла наша команда, сооружено с единственной целью - дать возможность местным любителям футбола воочию видеть матчи национальной сборной, ибо до этого она их проводила то в Дании, то в Швеции.

Поле в Тофтире, судя по высказываниям российских игроков, низкого качества. "Вы что, разве не видели? - горячился в разговоре со мной Александр Мостовой. - Это же не футбольное поле, а огород. Все в кочках, в дырах... Неужто мы в матче с такой командой уже в первом тайме не добились бы большего превосходства в счете, если бы не это ужасное поле?! Инициатива полностью у нас, а комбинации срываются одна за другой из-за того, что технический прием нельзя нормально выполнить. У хозяев же игра простая: стой сзади и отбивайся, вдруг кто-нибудь убежит. Вот два раза и убежали...".

Конечно, логика в этих рассуждениях есть, и плохое поле, несомненно, сказалось на качестве игры нашей сборной. Тем не менее, во втором тайме, когда уже, как говорится, деваться было некуда, сумела ведь команда забить в ворота фарерцев четыре мяча на этом же самом поле. Дело, наверное, еще и в максимальной концентрации на игру, и в волевых качествах. Любое же послабление к самим себе может привести к огорчительным последствиям.

Возможно, нашу команду убаюкало то, как быстро и с какой легкостью ей удалось открыть счет. Онопко, заметив рванувшего в штрафную по левой стороне Колыванова, тут же сделал ему передачу на ход. Наш форвард овладел мячом и двинулся дальше. Тут его атаковал Янус Расмуссен и слегка подтолкнул. Нарушение, на которое большей частью судьи внимания не обращают, а вот североирландский арбитр Алан Снодди обратил и показал на 11-метровую отметку. Мостовой пробил точно - 1:0.

"Ну, началось! - наверняка подумалось многим поклонникам нашей сборной. - Сейчас мы устроим разгром этим "рыбакам". И у некоторых наших игроков, вероятно, мелькнула такая мысль. Ан нет! Стоило им допустить невнимательность в обороне, как тут же последовало наказание. Юлиан Йонссон сделал передачу вперед и влево на свободное место, куда моментально устремился Хеннинг Ярнскор, брат капитана сборной Фарер Магни Ярнскора, не выступавшего в этой игре из-за травмы, и оказался с мячом один на один с Черчесовым. Технически удар он выполнил безукоризненно. Так через три минуты счет сравнялся. Думаю, что этот выпад гостей был для нашей команды, словно ушат холодной воды. И она не сразу пришла в себя.

Фарерские футболисты, надо сказать, достаточно мощные, быстрые, тактически вполне грамотные и очень самоотверженные. Вероятно, им недостает выносливости, отчего они и бывают опасны лишь в начале таймов, когда с ними ухо надо держать особенно востро.

Атакует российская команда.

Атакует российская команда.

До конца тайма игра проходила по одному сценарию: наши атаковали большими силами, хозяева столь же большими силами оборонялись. Игра внизу у нас не клеилась и из-за качества поля, и из-за большой скученности игроков на небольшом участке. Попытки же перевести игру на второй этаж к успеху тоже не привели. Во-первых, потому что у нас, как водится, не нашлось умельцев играть головой, а во-вторых, передачи по воздуху в штрафную делались наобум и, как правило, в те точки, где наши игроки их не ждали.

Второй тайм начался так, как и закончился первый. Вновь сборная России обложила со всех сторон штрафную хозяев, вновь те самоотверженно, чуть ли не всей командой, оборонялись, и вновь наши, утратив бдительность, пропустили контрвыпад соперников. Почти с центра поля в одиночестве к нашим воротам с мячом промчался Тоди Йонссон и четко забил гол. Стадион зашелся в восторге. Такого поворота событий не ожидала, думаю, не только наша команда, но и фарерская. Тут уже российские футболисты сжали зубы от досады и полностью сконцентрировались на игре, дабы не испытать позора поражения в матче, который многим поначалу казался легкой прогулкой. Хозяева же проявили некоторое легкомыслие, решив продолжить атаки - два, мол, забили, можно и третий. И слегка раскрылись. Нашим этого только и надо было. Следует великолепный пас Шалимова в центре Кирьякову. Тот умело укрывает мяч от соперников и метров с 15 наносит прекрасный удар с разворота. 2:2. Проходит немного времени, и отличный пас на ход Колыванову в штрафную делает Мостовой. Капитан "Фоджи" оттесняет от мяча двух соперников и точно бьет. 3:2. Фарерцы явно подавлены случившимся. Они уже не поспевают за нашими игроками, которые теперь явно хозяйничают на поле. В конце матча сборная России проводит еще два мяча. Сначала Колыванов, получив передачу от Мостового, слева буквально в одно касание делает, можно уже говорить, свою фирменную диагональную передачу в центр штрафной (помните, два таких его паса в матче с финнами в Хельсинки Кулькову?). На место встречи с мячом вовремя поспевает Цымбаларь и от души вколачивает его в сетку - 4:2. Колыванов, судя по всему, становится лидером атак российской сборной, которого у нас давно уже не было. Как говорилось, в "Фодже", где он играет, его сделали капитаном, и руководство клуба держится за него двумя руками. Когда команда выбыла в серию Б, некоторые из вышестоящих клубов проявляли к нему явный интерес, но "Фоджа" умышленно назначала завышенную цену, и покупатели уходили ни с чем.

А под занавес матча отличился Шалимов, с близкого расстояния пославший в сетку мяч, после того как передачу справа Бесчастных не сумел прервать вратарь Кнудсен.

Так и завершился этот во многом поучительный для сборной России матч. Достигнутый в нем результат практически обеспечил ей место в числе двух победителей группового турнира, у нее есть все шансы после двух оставшихся дома встреч со сборными Греции и Финляндии опередить всех соперников.

Осталось сказать, что, как и в прежних играх, наша сборная вела серьезную борьбу до конца, и это становится уже ее отличительным признаком, что, согласитесь, приятно. Хотел бы отметить и серьезную профессиональную организацию дела в команде. Все многочисленные перелеты и переезды в этой поездке прошли без сучка и задоринки, точно по заранее установленному графику. И в этом несомненная заслуга менеджера сборной, судьи ФИФА Сергея Хусаинова.

Еженедельник "Футбол", 1995

РОССИЯ - РЕКОРДСМЕН ЕВРОПЫ!

Победив на Фарерах - 5:2, сборная России за два тура до окончания игр в группах установила сразу три рекорда европейских чемпионатов: забила больше всех голов в одном отборочном цикле ЧЕ, стала самой результативной командой в одном полном цикле ЧЕ (отбор и финал), а также добилась лучшей разницы мячей за всю историю ЧЕ.

Конечно же, сборная, в которой играет чемпион Португалии Василий Кульков, чемпион Англии (пусть даже 1994 года) Андрей Канчельскис, серебряный призер бундеслиги Владимир Бесчастных, форвард второго вслед за мадридским "Реалом" клуба Испании "Депортиво" Дмитрий Радченко, один из самых ярких итальянских легионеров Игорь Колыванов (если бы не злополучная травма колена, быть бы ему сейчас не в "Фодже", а в "Милане" или "Интере"), любимец избалованной французской публики Александр Мостовой, участник недавнего матча в Японии звезд мирового футбола Станислав Черчесов, лидер московского "Спартака" Виктор Онопко, которого хотели бы видеть в своих рядах многие западноевропейские команды, - конечно же, такая сборная ни при каких обстоятельствах не должна проиграть команде, которая состоит из полупрофессионалов, кочующих из Фаpep в Данию и обратно.

И потому итоговый результат матча 5:2 в пользу асов представляется вполне закономерным. А каким же ему еще быть? Разве что покрупнее - скажем, 6:0 или 7:1.

Но это я рассуждаю так сейчас, спустя 10 с лишним часов после финального свистка североирландца Сноуди, когда наш самолет, разрезая ночную мглу, постепенно приближается к Москве. Но 10 с половиной часов назад, а точнее, в 18.10 по фарерскому времени, когда усатый арбитр резким жестом показал, что второй гол в ворота нашего не менее усатого вратаря был забит по всем правилам, у меня, признаюсь, от предательской мысли о возможной непростительной неудаче мурашки побежали по спине. Да разве только у меня! Сидевший по соседству президент РФС и вице-президент ФИФА Вячеслав Колосков, который повидал на своем веку столько драматических и трагических ситуаций на зеленых полях и который, казалось бы, должен был более или менее спокойно взирать на происходящее, - и тот как-то сразу побледнел, поник, и если бы не ложа для почетных гостей, где не рекомендовано давать волю эмоциям, с ужасом схватился бы за голову, как это сделали там, внизу, одновременно, будто в синхронном плавании, несколько наших игроков, в том числе Мостовой, чье хладнокровие общеизвестно.

И я вдруг вспомнил, как во вторник после тренировки фарерской сборной ее тренер, один из самых замечательных "футбольных малышей" Ален Симонсен в разговоре с Сергеем Кирьяковым (с его тренером Берндом Краусом датчанин когда-то вместе играл в Менхенгладбахе) с улыбкой заметил: "Завтра, Кики, вам придется тяжело". Я стоял неподалеку и видел, что Кирьяков принял это заявление за шутку. Но через сутки в ту минуту, когда наши защитники остались за спиной Йонссона, который на всех парах мчался к воротам и нанес мастерский удар, в этот момент слова Симонсена воспринимались по-другому.

А дальше все было, как в пьесе, написанной по классическим канонам: "Коль скоро в первом действии состоялся важный диалог двух действующих лиц из конфликтующих лагерей, то в последнем без их участия развязка невозможна". И действительно, Кирьяков появился на поле, и тут же Симонсен приставил к нему персонального сторожа Т.-Э.Хансена, над которым форвард сначала изрядно поиздевался, а потом, в очередной раз освободившись из-под стражи, пушечным ударом с разворота вколотил мяч в сетку над головой вратаря.

И тут воспрянули все наши. И болельщики из "Газпрома", беспрерывно скандировавшие: "Россия! Россия!", и, что важно, футболисты. И когда Колыванов на 65-й минуте врывался с мячом в штрафную фарерцев, сомнений не было: забьет!

Это была реанимация, подоспевшая вовремя. В подобных ситуациях минута опоздания смерти подобна. Кто мог подумать до матча, что мы будем радоваться голам в ворота островитян так, будто они забивались в финале чемпионата Европы. А раз голы эти дорогого стоили, самое время восстановить в памяти разговор с пятью игроками, каждый из которых послал мяч в ворота фарерцев. Причем в том порядке, в каком голы эти в ворота влетали.

Интервью с Александром Мостовым в автобуса по дороге от стадиона "Свангаскард" до парома

- На попе вы являли собой само хладнокровие. А можете ли хладнокровно ответить на вопрос: "Почему у нашей команды не пошла игра до перерыва?"

- Почему не пошла? Пошла. И моментов было предостаточно, чтобы забить. Для такого поля - огромное число моментов.

- В первом тайме?

- В первом тайме.

- У кого, например?

- Да у всех были моменты. Вы не помните, что ли? Пусть не все явные, стопроцентные, но были и хорошие выходы, и неплохие удары. А в том, что мы забили только с пенальти, виновато поле. Не поле, а огород какой-то! Я даже не хочу на эту тему говорить.

- Но во втором-то тайме, несмотря на поле, игра у команды пошла совсем по-другому.

- Фарерцы подустали. Мы превзошли их физической готовностью, а до этого им несказанно везло. Два раза центр поля перешли, и - два гола.

- Но до этого им не очень-то повезло - я имею в виду пенальти, который били именно вы. Кстати, почему Мостовой, а не кто-либо другой?

- Потому, что я чувствовал себя нормально.

- А до игры не было предварительной договоренности на этот счет?

- Нет.

- А претенденты кроме вас были?

- Да многие могли пробить. Тот же Колыванов, например. Но именно он и сказал, чтобы бил я. А я не стал возражать.

- Вы пробили почти по центру, почему?

- А какая разница, если в центре ворот уже никого не было? Вратарь в момент удара уже распластался на траве. Разбегаясь, я смотрел на него, видел, как он падает в один угол, и, разумеется, в тот угол бить не стал.

Интервью с Сергеем Кирьяковым на палубе открытого парома, переправившего нас с одного острова на другой, чтобы на автобусе продолжить путь в аэропорт

- Вы ожидали, что события на поле развернутся таким образом?

- Я ожидал, что фарерцы будут играть именно так, как они играли. Дружно защищаться, отбивать мяч подальше от ворот, а там, глядишь, кто-то из наших, может быть, и ошибется.

- Их расчеты оправдались.

- После первого гола мы не имели права мгновенно пропустить ответный мяч. Он спутал все карты. И главное - добавил энтузиазма болельщикам и игрокам фарерской сборной.

- Первый тайм вы смотрели со скамейки запасных. Что, на ваш взгляд, нужно было сделать, чтобы забить еще до перерыва второй, третий гол?

- Нужно было как можно чаще использовать фланги с нацеленными передачами в центр. Помните, в Москве мы забили два мяча после фланговых передач.

- А где вы смотрели ту игру?

- В Карлсруэ, по телевизору. У меня дома тарелка, и благодаря ей я в курсе всех футбольных дел в России.

- Но играть верхом не имело смысла - у фарерцев собрались довольно рослые ребята. А низом вроде бы тоже мячу до адресата дойти непросто - столько ног в штрафной площади!

- Полагаю, что на втором этаже фарерцы не так сильны, как шотландцы. С ними в воздухе можно побороться. Но паша команда прибегала к коротким передачам, наступала в основном через центр, а поле не позволяло делать пасы выверенными. Особенно вблизи ворот.

- Вы надеялись до установки услышать свою фамилию в стартовом составе?

- Я перед каждой игрой на это надеюсь. Нельзя ехать в сборную с мыслями, что будешь сидеть на лавке. Но если не попадаю в состав, то не испытываю никакой обиды. Ведь у всех одна задача - чтобы победила команда.

- Предполагали, что с вашим выходом на поле наступит перелом в игре и в счете?

- Очень хотел помочь команде и рад, что мне удалось забить столь важный второй гол. При счете 2:2 уже не сомневался, что победим.

- А как вы забили этот гол?

- Я открылся в штрафной и почувствовал, что Шалимов пошлет мяч мне на ход чуть вправо. Получил мяч и решил, что нет смысла что-то выдумывать, надо бить сразу. Ударил я удачно, мяч резко полетел под перекладину, вратарь не успел среагировать. По-моему, вся комбинация получилась красивой.

Интервью с Игорем Колывановым у трапа самолета в аэропорту Фарерских островов

- В первом тайме команда заставила изрядно поволноваться своих многочисленных болельщиков. Только вот не совсем понятно, почему.

- Мне кажется, нам все-таки долго не везло. Сколько раз мяч метался по штрафной, и последним его касался почему-то игрок фарерской сборной. Думал, вот-вот забьем, а забили только один год, да и тот с пенальти.

- После перерыва мы увидели на поле совершенно другую команду. Что с вами произошло?

- Как это ни банально звучит, но у нас, похоже, открылось второе дыхание.

- А состояние шока вы не испытывали?

- Это когда фарерцы забили нам второй гол? Но и в эту минуту я верил, что мы соберемся и не только отыграемся, но и победим с крупным счетом.

- А вы могли бы описать свой гол?

- Мостовой отдал прекрасный пас, я обыграл защитника и пробил мимо вратаря.

- Все так просто?

- Конечно. А вообще-то проще играть с сильным соперником, который раскрывается. А такие команды, как Фарерские Острова или Сан-Марино, сами не играют и другим не дают.

Интервью с Ильей Цымбаларем в салоне датского самолета, доставлявшего сборную из Фарер в Копенгаген

- Такому технарю, как вы, наверняка было особенно тяжело играть на скверном поле?

- Всем было тяжело. Но к концу матча мы и к полю приспособились.

- У вас не мелькнула мысль, что этот матч можно и не выиграть?

- Я был уверен, что выиграем.

- В первом матче в Москве вы наблюдали за фарерцами с трибуны, теперь встретились с ними на поле. Какая команда была сильнее?

- И та, и другая выглядели примерно одинаково. В Москве фарерцы при счете 3:0 тоже дважды могли забить. Тогда выручил Черчесов. Дома же они не оставили нашему вратарю никаких шансов.

- А все, может быть, потому, что вы без оглядки шли вперед?

- Было что-то в этом роде. И пару раз мы их зевнули. Причем в первом случае упустил игрока я.

- Но за шесть минут до конца вы исправили свою оплошность, забив четвертой тол.

- Спасибо Колыванову. Это он с левого фланга почти от лицевой отдал мне мяч под удар. Я пробил с правой ноги и не промахнулся. Первый раз, играя за сборную, забил с правой.

А в целом мы не показали то, на что способны. Ни команда, ни я сам. И еще лично я очень устал. От бесконечной дороги и от игры.

Интервью с Игорем Шалимовым в копенгагенском аэропорту в ночь со среды на четверг

- Вам была доверена роль дирижера. Но было время, когда стройности в оркестре не ощущалось.

- На то были свои причины. Фарерцы не давали нам спокойно дыхнуть, а поле лишало возможности играть в одно касание. Всегда тяжело, когда соперник обороняется в 11 человек.

- В первом тайме игра команды даже близко не была похожа на ту, которую она показала в Салониках и Хельсинки. Почему?

- К сожалению, после крупной победы в Хельсинки мы все-таки недооценили следующего соперника. И только на поле в ходе матча поняли, что малой кровью победы не добиться. И тогда взялись за дело засучив рукава. Однако я не считаю, что мы играли плохо. Мы долго нащупывали пути к воротам фарерцев. Видно, недаром Романцев на установке говорил, что фарерцы в первых таймах отборочных матчей не пропустили ни одного мяча.

- Зато во втором...

- Не знаю, как остальным, но нам и после перерыва на таком поле игра с ними давалась непросто. Трудно перестраиваться - прежде всего, психологически - в самой игре. А мы вышли все же не в том настроении, в каком надо.

- Однажды вы оказались один на один с вратарем и почему-то переправили мяч Кирьякову.

- Будь пас точным, он забивал бы в пустые ворота. А какая разница - кто забьет? Напомню, что всего мы забили 29 голов. Столько в Европе никто не забил.

- Какое впечатление от поездки по Фарерам?

- Приятное. Очень оригинальный уголок земного шара. Мы должны благодарить судьбу, что нас сюда занесло - на почти безлюдные острова с многочисленными водопадами.

- Сколько дней вы могли бы прожить на таком острове?

- Два. Хотя с любимой девушкой, может быть, и побольше.

Из Копенгагена пять моих собеседников разлетались кто куда. Мостовой - в Страсбур, Кирьяков - в Карлсруэ, Колыванов - в Фоджу, Цымбаларь - в Москву, Шалимов - в Лугано. А Владимир Бесчастных отправился к себе в Бремен. Только не из столицы Дании, а прямо с Фарер: за ним клуб "Вердер" специально прислал самолет. Теперь вы понимаете, почему команда, игроки которой добираются после матча домой чуть ли не общественным транспортом (наш попутчик Й.-Э.Расмуссен был счастлив, когда оказался на пароме, который пришел за российской командой) не могла превзойти сборную, чьи футболисты улетают чуть ли не на личных самолетах...

Леонид ТРАХТЕНБЕРГ, Фарерские острова - Москва. "Спорт-Экспресс", 08.09.1995

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru