Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 1993

ФРАНЦИЯ - РОССИЯ - 3:1

415
__________________

ФРАНЦИЯ - РОССИЯ - 3:1 (3:1)
28 июля 1993 г.
Товарищеский матч.
Кан. Стадион им. Мишеля д’Орнано (Stade Michel d'Ornano). 18500 зрителей.
Судья: Альфредо Тренталандже (Италия).
Франция: Брюно Мартини (Бернар Лама, 46), Ален Рош, Эмманюэль Пети (Ксавье Гравлен, 80), Базиль Боли (Жан-Люк Догон, 61), Лоран Блан, Поль Ле Гуэн, Дидье Дешам, Франк Созе (Рейнальд Педрос, 85), Жан-Пьер Папен (к), Корентен Мартинш (Бишенте Лизаразю, 65), Эрик Кантона.
Тренер: Жерар Улье.
Россия: Станислав Черчесов, Дмитрий Хлестов (Дмитрий Попов, 46), Виктор Онопко (к), Андрей Иванов, Андрей Канчельскис, Сергей Горлукович, Игорь Ледяхов, Валерий Карпин (Омари Тетрадзе, 70), Андрей Пятницкий, Сергей Юран, Дмитрий Радченко (Ильшат Файзуллин, 65).
Тренер: Павел Садырин.
Голы: Созе (17), Кантона (20), Блан (23 – в свои ворота), Папен (37).
Нереализованные пенальти: Папен (37 – вратарь), Карпин (60 – вратарь).
Предупреждения: Ледяхов (45), Кантона (45).

*  *  *


Сборная России (слева направо): верхний ряд – Андрей Пятницкий, Игорь Ледяхов, Дмитрий Радченко, Андрей Иванов, Станислав Черчесов, Виктор Онопко; нижний ряд – Сергей Юран, Андрей Канчельскис, Дмитрий Хлестов, Валерий Карпин, Сергей Горлукович.

*  *  *

А УДАРНАЯ РУКА КАНТОНЫ ВОВСЕ НЕ БОЛЬНАЯ

Зрители, собравшиеся в день официального открытия стадиона "Мишель Орнано", были строго организованы. Каждый из них, взойдя на новенькую трибуну, обнаружил листок бумаги, по цвету строго соответствующий определенному номеру сектора. На листке было аккуратно напечатано: "Поддержите игроков Франции - они ответят взаимностью!" Так что зрители Кана и его окрестностей были априорно превращены в самых заядлых болельщиков - против чего, собственно, они едва ли возражали.

У болельщиков этих кроме достойного участия в процедуре официального открытия своего замечательного стадиона была еще одна радость: французская сборная на первый матч сезона собралась играть в своем сильнейшем составе именно в Кане. Собралась - и выполнила свое обещание. Чего не скажешь о нашей команде.

Вместо Колыванова пришел из "Фоджи" телекс о его нездоровье. Бумага эта только добавила в лагерь больных еще одного. Спор между новичками сборной завершился ничьей. Приговор Савелия Евсеевича Мышалова был однозначен: Пятницкий может играть хоть 90 минут, Никифорова же в его состоянии выпускать на поле - преступление. Так состав и определился.

До игры была еще вечерняя тренировка в Коломбеле - игрушечном пригороде Кана, там же и утренняя разминка. На сам Кан вдруг обрушился мелкий и подлый моросящий дождь с серьезным боковым ветром - по мнению хозяев, игровое поле лучше было от греха уберечь. Впрочем, деревенская, по нашим меркам, лужайка вызвала у российских футболистов столько восторгов, что об основном поле они на время забыли.

Но город о стадионе не забывал. Когда за час до игры мы подъезжали к "Мишель Орнано" и полицейский эскорт старательно расчищал нам дорогу, автомобильное движение было уже парализовано в угоду пешеходному - не только Кан собирался на официальное открытие, но и Париж не оставил этот матч без внимания. Чем, кстати, и объясняется столь позднее его начало - в 22.45 по московскому времени.

Итак, наши начали. Кем и как?

- Я по замыслу тренеров должен был исполнять роль как бы третьего опорного хава, - объяснял диспозицию капитан нашей сборной Виктор ОНОПКО - Передо мной находились Ледяхов с Пятницким, роль крайних хавбеков отводилась Карпину с Канчельскисом, впереди действовали Радченко с Юраном. Последнего защитника играл Горлукович. И было у нас два опекуна-персональщика - Хлестов и Иванов.

Не знаю, ждал ли Жерар Улье именно такой схемы от нашей команды или же его игроки действовали больше импровизационно, но попытки наших персональщиков помешать в стадии развития атаки Кантоне и Папену ни к чему не привели.

- Уж слишком легко Хлестов с Ивановым начали терять французских нападающих. Причем почти сразу начали, - комментировал первый тайм Павел САДЫРИН. - Мы, конечно, пошли на эксперимент. Даже на двойной эксперимент - ведь до последнего часа все же верили, что на поле сможет выйти Никифоров. Но, увы, по медицинским данным выяснилось, что он не в состоянии, ни начать игру, ни даже принять в ней участие хотя бы несколько минут. Так что схема защитных действий определялась в последний момент. И, видимо, оказалась не рамой лучшей.

Жерар УЛЬЕ комментировал потом этот отрезок матча так:

- Нашим форвардам в первом тайме удавалось довольно легко уходить от своих опекунов. К тому же русские, видимо, не были готовы к варианту, когда Кантона, действуя чуть из глубины, возьмет на себя роль организатора атак. Ведь первый гол был забит прежде всего благодаря его блестящей передаче на Палена, который оторвался от своего опекуна буквально в момент касания Кантоны мячом. Что, офсайд? По-моему, его не было. И, во всяком случае, пока Папен совершал свой рейд по правому краю, чтобы выдать голевой пас Созе, русская защита имела достаточно времени, чтобы перестроиться. Но - не смогла.

И до гола Созе на поле происходило довольно много интересного. Зрители, пришедшие на этот матч в надежде посмотреть голы, могли быть вознаграждены за внимание уже с самого начала. То Юран, смещаясь в зону Боли, проверял, хорошо ли Мартини сторожит дальний угол. То Радченко, замотав Пети, посылал мяч в угол ближний. То Папен проверял все мыслимые углы ворот, не смущаясь расстоянием. Может, ложный его замах перед пасом на Созе на 16-й минуте и ввел в заблуждение нашего вратаря?

Станислав ЧЕРЧЕСОВ:

- Нет, на замах Папена, как ни маскировал он свое движение глазами, я не поддался. Как в школе учили - застыл у ближней штанги. Но пас у Палена пошел на дальнюю, причем идеальный пас - человек не только в ударах мастер. Тремя касаниями всю нашу защиту не у дел оставил. Ну а Созе уже грех было промахиваться.

Жан-Пьер ПАПЕН:

Получив мяч, я сначала хотел сразу ударить, как делал до этого, проверяя вашего вратаря. Но, увидев, что Черчесов занимает позицию, в которой удар был бы бесполезен, я настроился на прострел. И он у меня вышел что надо. Защитники? Нет, они ни при чем. После того, как никто не сумел помешать мне спокойно получить мяч от Кантоны, я чувствовал себя уже хозяином положения.

А вслед за Папеном хозяевами почувствовали себя и остальные французы. Не прошло и пяти минут, как Кантона показал, что он не только пасовать, но и принимать пасы из глубины очень даже может. Как ни стерег его Хлестов, француз убегал от нашего защитника почти с центра поля. Долго убегал - уверенным стелющимся длинным шагом. От центрального полукруга до штрафной. А там-то Хлестов его и настиг.

Станислав ЧЕРЧЕСОВ:

- По-моему, я вовремя вышел из ворот. Кантона как раз опустил голову и чуть проткнул мяч вперед. И этот мяч был уже почти мой, как из-за спины Кантоны высунул ногу Хлестов.

Эрик КАНТОНА:

- Я убежал от защитника чуть ли не с полполя. И не стоило, наверное, ему меня догонять я уже видел мяч в левом углу. Но защитник все-таки сумел до меня добраться, но только для того, чтобы помочь мне сделать мое дело - мы, по сути, били по воротам вместе.

Пять минут - и все на поле стало по-другому. А ведь еще перед первым голом был момент, когда Канчельскис, развив курьерскую свою скорость на правом краю, не смог толком подать - ни на Радченко, ни на еще более свободного Юрана. И потом на этом же краю он не видел мяча минут десять - как раз пока нам забивали голы. И только на 24-й минуте его получил. Я не знаю, кто бы лучше куда вписался Ледяхов в "Манчестер" или же Канчельскис в "Спартак", но стеночку они исполнили образцово, после чего Канчельскис через пару ложных замахов и выдал свой навес. Мяч, правда, вновь не дошел ни до кого из наших, зато, встретившись с плечом Лорана Блана, спикировал аккурат в дальний угол, оставив не у дел Брюно Мартини.

Андрей КАНЧЕЛЬСКИС:

- Вообще-то, я пытался навесить этот мяч на Юрана - жаль, в прошлый раз не получилось. И если бы вышло, он бы с Мартини разобрался. Но раз уж вышел гол, пусть его засчитывают. В этой ситуации нам и такой годился.

Итак, три гола в середине первого тайма, когда игра по идее должна только начинаться...

А она, игра эта, сразу задалась отнюдь не товарищеской. Матч разбился на мелкие единоборства, в которых долго не было победителей. Вот Дешам пару раз цепляет сзади или наискосок Ледяхова. И тот сначала намекает судье на карточку, но потом недвусмысленно объявляет французу - готовься. Вот Боли топчет на бровке Карпина. Вот Онопко не совсем чисто идет в подкат против Созе.

Но рекордсменом по затеванию мелких междоусобиц был, конечно же, Кантона. Во вторник в отеле "Френдли" он отвергал рукопожатия соотечественников довольно резкими жестами, а в среду вечером вышел на поле с туго перевязанным правым запястьем.

- У него месяца три назад случилась трещина кисти, - пояснил потом КАНЧЕЛЬСКИС. - И я думаю, что она вполне зажила. Но одновременно с этой повязкой Кантона как бы поймал фарт, результативную игру и теперь просит врачей бинтовать ему уже здоровую руку.

То, что она у него здоровая, Кантона показал в середине тайма, когда Черчесов пошел на высокий рикошет, а Онопко, страхуя вратаря, по-баскетбольному подставил Кантоне спину. Из-за спины французский пилигрим и ударил нашего капитана забинтованной рукой по голове

Я привык к жесткому футболу и даже уважаю его, - говорил ОНОПКО. - Но чтобы вот так, из-за спины, исподтишка! Я инстинктивно бросился на Кантону, но в последнюю секунду сумел себя сдержать. В том эпизоде сумел, но довольно долго еще не мог успокоиться.

И этого спокойствия Онопко, обычно в любых ситуациях ужасно невозмутимого, вскоре не хватило нашей команде. Минут через пять после встречи с Кантоной он в районе центрального круга с небольшим фолом атаковал Ле Гуэна, потом по ходу игры извинялся перед ним и арбитром, как вдруг увидел, что по месту левого инсайда рвется к воротам Созе. Это был в той ситуации совсем не Виктора игрок, но Созе уже выходил на опасный простор.

Виктор ОНОПКО:

- Созе набирал ход из глубины, и я, конечно, начало его рывка чуть прозевал. Впрочем, я и не должен был так плотно за ним присматривать в центре поля. Но когда он уже набрал ход и вдруг оказался опасен, я рванул за ним. Да, конечно, я не остыл еще после стычки с Кантоной. Но Созе догнал довольно уверенно и подскочивший мяч спокойно должен был выбивать на угловой. Но в момент моего прыжка француз вдруг подставил мне спину, и получилось так, что я с размаху налетел на него. Странно, до этого судья позволял очень жесткую борьбу по всему полю, а тут вдруг нашел повод для пенальти. Хотя, собственно, что тут удивляться - в гостях же играли.

Пенальти исполнял Жан-Пьер Папен лично. Разбегался он наискосок от плаката, на котором было написано: "Жан-Пьер, хоть ты и в Милане, мы все равно тебя любим!" И первый его могучий удар Черчесов отразил. Но не успели папеновские почитатели плакат сорвать, как их идол повторным ударом вогнал мяч в сетку.

Станислав ЧЕРЧЕСОВ:

- Папен собирался бить мощно, это я понял сразу и угадал направление удара. Но до сих пор удивляюсь, как это мяч
отскочил от моих рук так недалеко. Обычно, когда Папен бьет, достаточно подставить любую часть тела, и мяч окажется у других ворот. Но тут мяч, как нарочно, выкатился из-под меня на ногу французу. А Папен - он дважды не мажет.

Жан-Пьер ПАПЕН:

- Ваш вратарь меня перехитрил. Здорово сыграл, я ему потом аплодировал. Но Черчесову чуть-чуть не повезло. Не повезло в том, что я любой эпизод доигрываю. До конца. Не забитый сразу пенальти - еще не повод для переживаний. Всегда можно успеть исправить ошибку. Я успел.

Но и это не все события первого тайма. Еще Хлестов сумел обокрасть Кантону у чужих, между прочим, ворот, но не сложилось у него с ударом. Еще Пятницкий при счете 1:2 оставлял в дураках всю французскую защиту, но опять же не вышло у него с концовкой. Еще Карпин нашел момент отомстить Боли. Еще Ледяхов в итоге не спустил обид Дешаму, в их разборку, правда, вмешался третий человек - вездесущий Кантона, чем навлек на себя "горчичник" - одновременно с Ледяховым.

А потом был второй тайм. Были, некоторые перестановки в составах. Не знаю уж, они ли способствовали успокоению в игре, или же так ей на роду было написано. Самый яркий всплеск во второй половине случился у Юрана

Сергей ЮРАЦ:

- Считаю, когда бьют сзади, надо ставить мяч на точку - без вопросов. Судья еще в первом тайме прозевал момент, когда я входил в штрафную с правого угла, а защитник зацепил меня за пятки. И вместо чистого выхода один в один получилось падение. Ну а во втором тайме он поставил уже бесспорный пенальти.

Пробивать его взялся Валерий Карпин.

Бернар ЛАМА:

- Я не гадал, куда восьмой номер пошлет мяч. Я старался это почувствовать. Было ли нарушение правил? Возможно, я сделал свой традиционный шаг вперед пораньше удара. Но раз судья не назначил повторный удар, значит, все было как надо.

Валерий КАРПИН:

- Вратарь, конечно, меня качнул. Я думал, он уже завалился влево и поэтому вправо бил довольно спокойно. Но он переложился и мяч достал. Но вообще-то я, конечно, неуверенно пробил.

Уверенность - это, пожалуй, как раз то, чего недоставало на "Мишель Орнано" нашей команде. О чем и сказал после игры Павел САДЫРИН:

- В первом тайме защитники слишком часто теряли из виду своих подопечных. В перерыве был серьезный разговор, последовали изменения в составе и в тактике, вызванные, правда, отчасти травмой Хлестова. И они дали кой-какой результат. По крайней мере, по второму тайму у меня нет претензий к Иванову в отношении его обязанностей персональщика. А вот к атакующим исполнителям вопросы как раз имеются. Но они на этом этапе проверки новых кандидатов в сборную неизбежно и должны возникнуть. Мы провели очень важный и нужный матч с самым серьезным из спарринг-партнеров, провели, считаю, довольно достойно, и теперь имеем представление о реальных возможностях ближайшего резерва сборной.

Жерар УЛЬЕ, естественно, был еще больше доволен проверкой:

- Матч показал, что наша команда на этот период находится в очень неплохой форме, о чем свидетельствуют и результат, и сама игра. Надеюсь, зрители остались довольны выступлением французской сборной. Победить такую команду, как российская, - это уже само по себе почетно. А победить так, чтобы твоя игра понравилась, почетно вдвойне. Я был бы доволен, если бы наша следующая встреча с русскими произошла в будущем году в Америке. И желательно - на как можно более поздней стадии чемпионата мира.

Сергей МИКУЛИК из Кана

Газета «Спорт-Экспресс», 30.07.1993

*  *  *

СЛОВНО БЫ ТРИНАДЦАТЫЙ, НО ВСЁ ЖЕ — ПЕРВЫЙ

ПРОЛОГ

Плохо себе представляю, чтобы человек, захваченный футболом, собираясь посмотреть матч, не погружался в размышления о шансах сторон, не рисовал в воображении избранные картинки и не был бы готов биться об заклад, что все произойдет именно так, как он утверждает, а не иначе. Называйте нас как угодно — бездельниками, пустомелями, впавшими в детство, но никто не принудит нас отказаться от удовольствия сочинять свои прологи. В среду за несколько часов до телетрансляции из Франции я почувствовал уже не как любитель, а как репортер, что без вводных слов, что называется, по существу, не обойтись. Тут не до легкомысленных пари и фехтования отгадками.

С товарищескими встречами, некогда по вниманию аудитории не уступавшими так называемым официальным, в последние годы, по наущению футбольных спецов, а наших, советских, особенно, открыто, без зазрения совести, стали обходиться просто-напросто пренебрежительно. Мы постоянно наталкиваемся на комментарии тренеров сквозь зубы о том, что «данная игра нужна для восстановления связей, она не больше, чем контрольная, этап подготовки перед большим турниром. Ее значение преувеличивать не следует», а иногда полунамеками они дают понять, что игра «коммерческая». И постепенно это вошло в обиход, болельщики уже не ропщут, что у них украдена радость. Вот только жаль, что из-за нашей вечной снисходительной лени никто не взялся изучить, есть ли польза от этих контрольных, извлечены ли уроки, обеспечившие впоследствии успехи. Ведь не секрет, что заниженность, вялость требований к добру не ведет. Я счел себя обязанным об этом напомнить, потому что ожидавшая нас встреча, по какому бы убогому трафарету о «ней ни судили власть имущие, должна стать пробным камнем для сборной России в большей мере, чем ей предшествовавшие, пусть и официальные — с люксембуржцэми, исландцами, греками и венграми. Тут отступает в сторону воля лиц из кабинетов и со скамейки под козырьком сбоку поля, тут само собой, помимо турнирных соображений и очковых выгод, разгорается самолюбие игроков и команд в целом. Где же себя испытать, как не в таком соприкосновении! Франция — Россия — это звучит, и рекламы не надо, и прекрасно, что у французов через одного — европейские знаменитости.

Не возьмусь судить, удобно ли команде России считать себя правопреемницей сборной Советского Союза. Но слова из песни не выкинешь: двенадцать матчей с участием французов, проведенных на протяжении тридцати сезонов, не стерлись в памяти, все, кому посчастливилось видеть хоть некоторые из них, тут же припомнят ход борьбы, и героев, и детали. В самом первом, в 1955, году голы забили Стрельцов и Симонян, а у французов Копа и Пьянтони, наши и их звезды. А какой сногсшибательный ритм заготовила сборная СССР под началом Лобановского для встречи в Париже в 1986 году, выигранной 2:0! Каюсь, мне, видевшему большинство этих матчей, не дается утверждение, что заведен новый отсчет, а прежде как бы ничего не было. Если мы вольны менять нумерацию игр и открывать чистые страницы истории, то французская команда, к счастью, остается сама собой, а ее класс — величина постоянная, к нашим переменам безразличная.

О сборной России так сразу и не отзовешься — продолжательница ли она или заново созданная. Не хотелось бы только, чтобы ее зачислили в молодые, приклеится броское названьице и потянет за собой терпимость и невзыскательность, и, глядишь, год за годом, до седин. В этой связи замечу, что в прошлом практически все игроки сборной России привлекались к играм за сборную СССР (СНГ). Так что нынешняя российская команда не из зеленых новичков, а из мастеров уже замеченных, себя зарекомендовавших. Иначе и быть не могло, коль скоро сборная СССР (СНГ) завершила свою историю 18 июня, а сборная России свою открыла 16 августа 1992 г. На пересадку ушло всего-навсего два месяца.

Нашу публику не удивишь жизнестойкостью, упорством, практичностью сборной, такая аттестация сопутствует ей не один год. Эти качества по наследству перешли и к россиянам, во всяком случае, место в финале чемпионата мира в США было ими забронировано без потрясений, хладнокровно, расчетливо, искомый счет опережал впечатление от игры. Но если предварительную задачу можно было решать в джинсах, то на прием в высший свет полагается являться в смокинге. За переодеванием, на которое отведен год, и будут, надо думать, пристрастно следить все, кому небезразлично будущее сборной России.

Франция - Россия — одна из примерок.

ХРОНИКА

Ни у кого, по-моему, уже не могло быть сомнений в чудодейственных достоинствах порядком осточертевших шоколадных батончиков с орехами, как шторка на экране наконец раздвинулась, и оказалось, что матч уже идет. Первая тень досады. И тут же очередная со знаком вопроса, едва мы разобрались с составом. Что за странности: почему в стартовом, а значит, основном, ответственном составе сборной форвард Радченко. который после травм в клубе выходит на считанные минуты, защитник Хлестов, тоже еще в себя не пришедший, правый полузащитник Карпин, пропустивший много игр и только начавший осваиваться как следует, да еще перемещенный на левый фланг. Горлукович в роли «либеро», тогда как слева Иванов, не раз составлявший парус Онопко в центре? И чтобы не возвращаться к вопросам по составу, замечу, что во втором тайме вполне резонно были заменены и Радченко, и Хлестов, и Карпин, однако был введен в защиту еще один из спартаковской палаты выздоравливающих — Попов. Если бы речь шла о рядовой игре чемпионата страны, такие «ходы» можно было бы принять за форсированное лечение, но ведь на поле сборная Франции! Впрочем, еще будет время и место продлить разговор на эту тему.

Итак, тренеры остановились на спартаковском варианте, включая Черчесова. Восемь человек из этого клуба. Кто внимательно следит за лидером чемпионата, не мог не заметить, что дебют этого матча был разыгран как в тех случаях, когда «Спартак» берется за дело не сразу, а тянет, медлит, выжидает. Обычно так он себя ведет с командами, заведомо слабее его. И опять несообразность: таких команд, как французская, в российском турнире еще не завелось.

Пока ищешь и не находишь объяснений всему этому, превосходство французской сборной определяется раз и навсегда, с начала и до конца матча. Если бы в положении хозяев поля оказались наши мастера, поднялся бы галдеж о том, что сезон только начался, в чемпионате проведен лишь один тур, словом, взывали бы к нашей жалости. Но французы были и легки на ногу, и веселы, и знали свою командную игру, так что «входить в их положение» публике не пришлось.

Нас десятилетиями пичкали злыми сказками о западных профессионалах, которые служат чистогану, на поле злы и небезопасны, в лучшем случае — роботы. Теперь-то уж всем и каждому ясно, что профессионализм, кроме высокого умения, подразумевает обязанности перед публикой, перед клубом и перед флагом своей страны. Не хочу оказать, что матч в среду был выдающимся событием, но французские мастера поддержали честь своей профессии во всех отношениях, их живой интерес к игре был очевиден, чем они выгодно отличались от наших начинающих профессионалов.

На 17-й минуте острая атака французов, прострел справа вдоль ворот Папена, и Созе, славящийся ударом, открыл счет. Это не явилось сюрпризом, гол был делом времени. Всего три минуты спустя прямо посередине, держа за спиной Горлуковича, на удивление свободно выбежал к воротам Кантона и спокойненько забил второй мяч.

Хотя и дебют был за французами, но «матовая атака» разразилась как-то уж очень скоро, без сопротивления. Нашей сборной рассчитывать было уже не на что, оставалось перебиваться смутными мечтаниями. Правда, Канчельскис сквитал один мяч. Но это была его личная удача, он ударил в сторону ворот, а мяч, задев соперника, резким рикошетом спланировал в дальний верхний угол. Смутное мечтание осуществилось, но развития оно, как-водится, не могло получить.

Французы, как истинные представители эффектного свободного футбола, играют, давая играть и противнику. Как, например, и бразильцы. И тем, и другим на последних чемпионатах мира не удается взойти высоко, но их любят. Незабываемый матч они сыграли между собой на чемпионате 1986 года в Мексике — 1:1. Так вот и на этот раз французы вызывали российскую команду: «Сыграем?». Вызов не был услышан. Те комбинации, которые в какой-то мере удавались нашим, в конце рвались из-за медлительности либо фальши в передачах. Российская сборная как приняла заданную, не слишком высокую, скорость, так на ней и доехала до исхода матча. На 37-й минуте Онопко в прыжке сбивает с ног Папена. Первый удар Папена с пенальти Черчесов отбивает в нижнем углу, но бывалый форвард, словно предусмотрев такую возможность, настиг отлетевший мяч и дослал его в ворота, как патрон в ствол.

Даже и при счете 3:1, видя, что у противника ничего не получается, французы серьезны, заведены, воодушевлены. Смотреть на них приятно.

Второй тайм был малосодержателен. Заслуживают упоминания два эпизода. После розыгрыша штрафного Юран оказался напротив ворот без присмотра, ударил, что было силы, много выше перекладины, от души, но безрассудно. Второй эпизод тоже связан с Юраном: двое французов затолкали его в углу штрафной площади, и последовал пенальти. На фоне общей апатии равнодушный удар Карпина, угаданный вратарем, изумления не вызвал. И еще одно наблюдение общего характера. Французы под конец то и дело позволяли себе долгие перепасовки на половине поля россиян, но они не были вялыми, расслабленными, мускулатура была наготове, то было активное, угрожающее держание мяча.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Перечитал то, что писал до матча в своем «Прологе», и убедился, что сбылось худшее. И знаю, да это и неважно, в силу каких причин матч прошел в чересчур нам известном бессмысленном жанре «контрольного, подготовительного». Что он проконтролировал, к чему подготовил, наверное, затруднятся сказать даже наиболее дошлые аналитики. Самолюбие у российских игроков дремало, восстание духа не разразилось. Состав сборной уже привлек к себе внимание. Продлим разговор. Самая быстрая, непосредственная реакция телезрителей, скорее всего, выразилась приговором: «Вот он, хваленый „Спартак“, лидер!». Понять такую реакцию легко.

Допустим, тренеров сборной соблазнило, что «Спартак» в трех последних матчах чемпионата забил, шутка сказать, 16 мячей. Надо полагать, они эти матчи видели, хотя бы по обязанности. Но ведь очевидно, что в то время, когда была травмирована и лечилась целая группа ведущих игроков, игровой тон в клубе задавали Бесчастных, Писарев и Цымбаларь в атаке, Мамедов и Никифоров — в обороне. Пренебречь этим простым наблюдением и доверить места в сборной только-только начавшим выздоравливать, пусть и именитым, уразумению не поддается. Так что в каком-то смысле матчу этому, проигранному вдрызг, суждено быть отмеченным налетом таинственности, даже детективности, потому что отзыв «ошибка» звучал бы слишком лестно для лиц со скамейки под козырьком. И неужели Романцев благословил свою «палату выздоравливающих» на испытание боевыми французами?

Что-то не так, концы с концами не сходятся.

Когда определилось, что сборная России едет в США, я писал об этом в «Известиях» под заголовком «Все в порядке, а игра под вопросом». Матч Франция — Россия, вполне вероятно, будут нам преподносить, как «издержку творческого процесса». По оправдательным версиям да по вышпренным словесам наша родимая футбольная мысль, думаю, не имеет себе равных в мире. Но что бы ни говорилось, вопрос об игре сборной остается открытым. Обидно, что возможность схватиться с классной командой пошла прахом.

Я упоминал о двенадцати матчах сборной СССР с французской сборной. Всего два были проиграны — 0:1 и 1:2, вполне прилично. А матч в прошлую среду в тот список не подошел бы, ни старые тренеры, ни игроки-ветераны его бы не приняли. Так что быть тринадцатым даже в памяти ему не суждено. Пусть уж он числится первым и останется на совести сборной России.

Лев ФИЛАТОВ

Еженедельник «Футбол» №31, 1993

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru