Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ СССР' 1979

СССР - ГДР - 1:0

259
__________________

СССР - ГДР - 1:0 (0:0)
5 сентября 1979 г.
Товарищеский матч.
Москва. Центральный стадион им. В.И. Ленина. 45000 зрителей.
Судья: Ласло Кёрёш (Венгрия).
СССР: Ринат Дасаев, Сергей Пригода, Александр Бубнов, Александр Маховиков (к), Вагиз Хидиятуллин, Виталий Дараселия (Сергей Шавло, 46), Георгий Ярцев (Степан Юрчишин, 46), Давид Кипиани, Юрий Гаврилов, Александр Максименков, Рамаз Шенгелия (Эдгар Гесс, 46).
Тренер: Константин Бесков.
ГДР: Ханс-Ульрих Грапентин, Герд Кише, Ханс-Юрген Дёрнер (к), Конрад Вайзе, Франк Баум (Рюдигер Шнупхазе, 46), Райнхард Хефнер, Юрген Поммеренке (Лутц Линдеманн, 46), Герд Вебер, Йоахим Штрайх (Хартмут Шаде, 77), Ханс-Юрген Ридигер, Дитер Кюн (Мартин Хофман, 58).
Тренер: Георг Бушнер.
Гол: Гаврилов (69).

*  *  *

ПОСЛЕДНЯЯ, ГЕНЕРАЛЬНАЯ

Для обеих команд матч в Москве служил своего рода генеральной репетицией перед предстоящими им через неделю отборочными в рамках чемпионата Европы играми. Но если Георг Бушнер — старший тренер сборной ГДР московский матч мог расценивать в качестве очередной прикидки (наверняка твердо зная возможности своей команды), то для Константина Бескова прикидка перед матчем в Афинах оказывалась и первой, и последней. Заново сформированная сборная СССР едва ли не с листа должна была определить свою игру, и в этой ситуации, вполне понятно, нас интересовал не столько результат встречи, сколько игра сборной СССР: надежна ли ее оборона, достигнут ли согласованности и взаимопонимания игроки передних линий, наконец, как скоро найдут общий язык футболисты трех клубов — «Спартака», московского и тбилисского «Динамо» — основных на сегодняшний день поставщиков игроков в сборную.

Одна игра, естественно, не может дать ответа на все накопившиеся вопросы, но кое-какие выводы можно было сделать и по окончании вчерашнего матча.

Так, очевидно, что одновременное включение в состав игроков, склонных к комбинационной игре и неплохо владеющих искусством передачи — таких, как Кипиани, Максименков, Гаврилов, Хидиятуллин — дало возможность команде вести осмысленную (особенно до перерыва) игру, в которой перемещения игроков всех линий разумно увязывались и нередко ставили оборону гостей в затруднительное положение. Следует отметить, что перечисленные выше футболисты не ограничивались розыгрышем мяча: они же были едва ли не самыми острыми и в завершающей стадии атак. Трижды в первом тайме заставил вступить в игру вратаря гостей Кипиани, по два раза — Гаврилов и Максименков. Удачно, кстати, дважды подключался в атаку и Хидиятуллин. Жаль, что его завершающим ударам недоставало точности.

Единственный, пожалуй, упрек: темп игры поначалу наша сборная предложила невысокий, и, возможно, поэтому Шенгелия и Ярцев действовали не так остро, как хотелось бы.

Характер встречи изменился после перерыва, и на кое-то время казалось, что выгоду изобострения игры скорее всего извлекут гости. Минут пятнадцать они владели инициативой, и в этот промежуток времени Дасаеву пришлось нелегко, когда он отражал мощные удары Линдемана и Штрайха. А затем сборная СССР завертела у ворот гостей карусель, чем-то напоминающую спартаковскую: возможно, потому, что в команде в этот момент на поле было больше всего спартаковцев. Перевес свой сборная СССР реализовала после того, как Юрчишин в одной из атак перебросил мяч Гаврилову, а тот четко послал его низом в левый угол ворот. Гости в этом матче не проявили большой настойчивости в атаках, хотя следует признать: удары издали Шнупхазе, Штрайха и Ридигера попортили немало крови вратарю сборной Дасаеву.

До вчерашнего дня первую и единственную победу в официальных матчах со сборной ГДР наши футболисты одержали 19 лет назад.

Ю. СЕГЕНЕВИЧ. Газета «Советский спорт», 06.09.1979

*  *  *


Гол Юрия Гаврилова.

*  *  *

ПЕРЕД ДОРОГОЙ

ДО ИГРЫ

Июль и август были у нас месяцами большой футбольной активности. Тут и своеобразный турнир Спартакиады, и финал Кубка, и небывалое, о чем мы прежде, могли только мечтать, соперничество сразу четырех клубов в борьбе за чемпионское звание. И все-таки весь этот богатый и разнообразный репертуар был не в силах заглушить настойчиво и тревожно пульсировавший вопрос: «А что со сборной?». Последний раз мы видели ее на экранах телевизоров ровно два месяца назад в матче чемпионата Европы со сборной Финляндии. Признаться, даже не хочется сейчас напоминать о том матче, это все равно, что сыпать соль на незажившую рану. Ничьи с командами Венгрии и Финляндии, сделанные нашей сборной при сбивчивой, невыразительной игре, довели ситуацию в подгруппе до крайности, когда исход турнира поставлен на одну карту — на матч в Афинах с греками, нелегкий сам по себе и многократно усложненный тем, что противник, пользующийся в мире футбола весьма скромной репутацией, впервые получил шанс, так сказать, выйти в люди.

При такой ситуации само собой напрашивались какие-то энергичные меры, которые могли бы вывести нашу сборную из дремотного состояния. Руководство командой было поручено К. Бескову, который в последнее время провел интересную тренерскую работу, создав, можно сказать, на ровном месте боевой, воинственный «Спартак» и совсем недавно в короткий срок, экспромтом, солидную и надежную сборную Москвы, победившую на Спартакиаде.

И вот, наконец, в минувшую среду в Лужниках после долгого перерыва (долгого не столько по сроку, сколько по числу накопившихся вопросов) сборная появилась в товарищеском матче с командой ГДР. Соперник не из легких: во-первых, он — олимпийский чемпион Монреаля, а во-вторых, последние три встречи с нашей сборной заканчивались в его пользу. Напоминание о том, что команда ГДР — олимпийский чемпион, в данном случае не носит формального, исторического характера, на поле в Лужниках мы увидели девять игроков из того состава. Любопытно, что из тринадцати наших футболистов, участвовавших в олимпийском полуфинале против сборной ГДР три года назад, на этот раз не было ни одного. Можно по-разному трактовать это сопоставление. Но все-таки опыт мирового футбола свидетельствует о том, что в сильных сборных всегда соблюдается преемственность состава, какая-то группа игроков, являющихся опорными, выступает достаточно долго и постоянно. Так было и у нас в лучшие сезоны.

Незадолго до матча был опубликован список 28 кандидатов в сборную. В нем были пять представителей киевского «Динамо». Однако выяснилось, что все они недостаточно здоровы, имеют незалеченные травмы, и во избежание риска их из списка вывели. Тогда в состав был введен торпедовец Пригода, в списке не фигурировавший. Такого рода срочная перетасовка — не что иное, как невидимые миру тренерские слезы, но иметь их в виду читателям необходимо, чтобы не возникло недоумений.

ИГРА

Первое, что бросилось в глаза, когда наша команда вышла на поле, это то, что в ее составе были Кипиани, Максименков и Гаврилов, игроки, которых Мы привычно называем диспетчерами или конструкторами игры в их клубах — тбилисском и московском «Динамо» и «Спартаке». В сборной они были сведены как бы в целое конструкторское бюро. И бюро это сразу же деятельно заработало. Оно обеспечило команде контроль за мячом, довольно высокую точность паса, а следовательно, и инициативу. Во всяком случае, в первом тайме игровой перевес нашей сборной был ощутимым, в середине поля она имела достаточную свободу и мелодично проводила одну атаку за другой. Соперники были вынуждены сосредоточиться на разгадке разнообразных маневров больших групп наших игроков и могли позволить себе только отрывочные наступательные выпады, правда, совершаемые с достаточным знанием дела. Вообще сборная ГДР оставила впечатление команды квалифицированной, ровной, сыгранной, которую на мякине не проведешь.

Ведя запись игры, я насчитал в первом тайме 16 атак советской сборной, заканчивавшихся ударами по воротам. Удары эти наносили Шенгелия (5), Максименков (4), Кипиани (3), Гаврилов и Хидиятуллин — по 2. Атакующая активность несомненна, в ряде случаев спасал положение лишь вратарь Грапентин. И все же было заметно, что удары наносились преимущественно с дальних дистанций, проникать же в штрафную площадь практически не удавалось. Пожалуй, можно только отметить быструю контратаку в конце тайма, проведенную Ярцевым, Гавриловым и Шенгелия, когда под удар последнего с близкого расстояния успел подставить ногу защитник, и мяч ушел на угловой.

Разумеется, в таком обороте дела надо увидеть грамотность немецких защитников, перекрывавших все пути для прорывов. Но было видно и то, что Шенгелия свои попытки проникнуть на достаточно короткую дистанцию для завершающего удара совершал в одиночку, не будучи поддержан Ярцевым, тоже специалистом в такой игре. Ярцев не нашел себя в этом тайме (или партнеры его не находили?), и поэтому острота атак снизилась.


Герд Кише и Рамаз Шенгелия.

Во втором тайме были произведены замены. В нашей сборной появилось целиком новое звено атаки — Гесс, Юрчишин и Шавло, причем все трое дебютировали. Может быть, они не были столь «правильны», как их предшественники, может быть, больше, чем те, ошибались, но резкость и динамичность, атакам они придали. Правда, и вся игра после перерыва заметно изменилась. Немецкие футболисты, видимо, посчитав, что самое трудное для них позади, что хватит заниматься разгадкой чужих загадок, перешли к наступательным операциям. И завязалась встречная игра, более азартная, чем в первом тайме. Теперь мы увидели уже обоих вратарей в деле. Правда, азарт не затемнил глаза командам, защитные линии бдительности не потеряли. Сборная ГДР в своем наступлении оказалась примерно в том же положении, что и советская команда в первом тайме: завершать атаки ей разрешалось только с дальнего расстояния. Она такой обстрел вела методично, но без успеха. Да и Дасаев (тоже дебютант сборной), сильно нервничавший в начале матча и делавший неловкие движения, постепенно взял себя в руки и в ряде моментов сыграл удачно. Хладнокровен и практически безошибочен был Хидиятуллин, как-то не по годам рано сумевший поставить себя «хозяином» в игре, и не только в своей линии, но и в других, когда он совершает свои темпераментные набеги на чужие ворота.

И наконец — развязка. Только что атаковали немцы, но вот мяч переведен на правое крыло в район их штрафной. Гесс резко отдает в центр Юрчишину, тот слегка касается мяча, но этого достаточно, чтобы он оказался на ноге Гаврилова, приблизившегося вплотную к воротам. И тут уж удар неотразим.

Счет не повлиял на характер игры, она по-прежнему обоюдоострая. Раз за разом настойчиво идет вперед защитник Маховиков, и если ему так и не удалось чего-то определенного добиться, то атакующее направление игры своей команды он поддерживал и развивал. Мяч еще раз побывал в воротах сборной ГДР после многолюдной яростной схватки во вратарской площадке, но судья гол не засчитал.

Во втором тайме советские футболисты нанесли 14 ударов по воротам (Гаврилов и Гесс — по 3, Шавло и Юрчишин — по 2, и по одному — Кипиани, Хидиятуллин, Максименков и Маховиков). Я привел эти подсчеты потому, что они, как мне кажется, характеризуют в какой-то мере игру нашей сборной в этом матче. Наверное, 30 атак, завершенных ударами, свидетельствуют об общей активности. Ну, а то, что из 30 ударов только один достиг цели, скорее всего, показатель неблагрполучия. И дело тут не в том? что «не умеют бить по воротам», как часто сгоряча судят иные болельщики, а в том. что в ходе наступления создается недостаточное число истинно острых, голевых моментов.

ПОСЛЕ ИГРЫ

Пусть матч и был товарищеским, но, судя по всему, сборная ГДР проигрывать его не собиралась, она была достаточно собранной, волевой, в меру резкой. Так что победа может быть занесена в актив, ибо общий баланс встреч теперь стал для нас несколько лучше. Но это для исторической статистики, которой удобнее и приятнее всего заниматься зимой. Сейчас же не до этого, когда в среду матч в Афинах.

Можно ли считать, что та среда была репетицией к будущей среде? С точки зрения чисто специальной (игровые связи, физическая готовность), наверное, была, хотя конечно же, задача К. Бескова из-за предельно ограниченного срока остается чрезвычайно сложной. А вот отрепетировать тот накал борьбы, который, надо полагать, будет сопровождать матч в Афинах, этот товарищеский матч просто не мог, он проходил совсем в ином ключи. Тут уже вступают в силу те вещи, которые, быть может, и отрепетировать-то нельзя до конца в такой сложной и переменчивой игре, как футбол. Отрепетировать нельзя, а внутренне готовым к ним быть мастер обязан.

Однажды мне довелось сопровождать нашу сборную на матч чемпионата мира в Грецию. До сих пор памятен ажиотаж, который окружал то событие, яростный натиск, который с самого начала обрушили греки на ворота нашей команды. Памятно и то, с какой выдержкой все это было встречено и вне поля, и на поле. И счет был 4:1 в пользу наших. Три гола забил Толя Банишевский, которому в ту пору было девятнадцать. А в прошлом сезоне он еще играл в высшей лиге. Так что не боги горшки обжигают…

Лев ФИЛАТОВ. Еженедельник «Футбол-Хоккей» №36, 1979

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru