Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ СССР' 1970

САЛЬВАДОР - СССР - 0:2

161
__________________

САЛЬВАДОР - СССР - 0:2 (0:0)
10 июня 1970 г.
Матч группового турнира IX чемпионата мира.
Мехико. Стадион «Ацтека». 89979 зрителей.
Судья: Рафаэль Гормазабал (Чили).
Сальвадор: Рауль Маганья, Роберто Ривас, Сальвадор Марионна (к), Сатурнино Осорио, Альфредо Васкес, Гильермо Кастро, Сальвадор Кабесас (Хенаро Сармено, 85), Марио Монхе, Хайме Портильо, Маурисио Родригес (Эрнесто Апарисьо, 80), Серхио Мендес.
Тренер: Эрнан Карраско.
СССР: Анзор Кавазашвили, Реваз Дзодзуашвили, Альберт Шестернёв (к), Муртаз Хурцилава, Валентин Афонин, Виктор Серебряников, Владимир Мунтян, Николай Киселев (Кахи Асатиани, 75), Анатолий Пузач (Геннадий Еврюжихин, 46), Анатолий Бышовец, Виталий Хмельницкий.
Тренер: Гавриил Качалин.
Голы: Бышовец (51, 74).
Предупреждение: Хмельницкий (90).

*  *  *


Перед матчем. Верхний ряд (слева направо): Муртаз Хурцилава, Валентин Афонин, Анзор Кавазашвили, Альберт Шестернёв, Реваз Дзодзуашвили; нижний ряд: Анатолий Бышовец, Анатолий Пузач, Виктор Серебряников, Николай Киселёв, Виталий Хмельницкий, Владимир Мунтян.

*  *  *

ТЕПЕРЬ — КУБКОВАЯ ЛЕСТНИЦА

Реваз Дзодзаушвили в борьбе с Мендесом.

Реваз Дзодзаушвили в борьбе с Мендесом.

Когда после матча с Сальвадором Г. Качалина спросили, считает ли он, что его команда акклиматизировалась, наш тренер ответил: "Да, акклиматизировалась, насколько это вообще возможно". В связи с этим можно считать, что правило о замене двух игроков подоспело как нельзя кстати. На прошлых чемпионатах вызывало чувство протеста явно несправедливое, я бы даже сказал, варварское запрещение менять хотя бы одного игрока.
Помню, как был искажен и испорчен интересный матч Франция - Бразилия в 1958 году, когда получил тяжелую травму центральный защитник французской команды Жонке. В прошлый раз и наша команда пострадала, когда не могла заменить травмированного Сабо в матче с ФРГ.

Здесь замены широко практикуются. Я подсчитал по протоколам, что в 20 матчах было сделано 62 замены, иногда из-за травм, иногда из-за усталости, иногда по тактическим соображениям. Нет сомнений, что дело футбола от этого выиграло.

Вратарь сальвадорцев Р. Магана берет мяч

Вратарь сальвадорцев Р. Магана берет мяч.

Матч со сборной Сальвадора шел в одни ворота, И надо признать, что счет 2:0 более чем скромен, команда имела задачу, да и возможности, забить больше. Наши с первых минут ощутили свое полное превосходство, оно их и убаюкало. Игра шла в среднем, ровном темпе, мяч тщательно, монотонно разыгрывался. А нужны были ускорения, чтобы прорвать массированную защиту сальвадорцев. Те эпизоды, когда были забиты голы, это наглядно подтвердили. Дважды Мунтян искусно и, главное, внезапно и быстро выводил вперед Бышовца прямо к воротам.

Две победы, ничья, 5 очков - и обеспечено ставшее для нашей сборной постоянным место в восьмерке сильнейших команд мира. Замечу, что не так уж много команд могут похвастаться таким постоянством. Но в эти дни ни футболистам, ни нам, журналистам, не до поздравлений. Чемпионат в разгаре, позади уже 24 матча, осталось восемь, и в одном из них участвует сборная СССР. Надо ли говорить, что сейчас успех в групповом турнире уже отошел в прошлое, все внимание - четвертьфинальному кубковому матчу.


Лев ФИЛАТОВ. Еженедельник «Футбол-Хоккей» №24, 1970

*  *  *

В ЧЕТВЕРТЬФИНАЛ ВЫВЕЛА «ТРЕТЬЯ СТУПЕНЬ»

Сальвадор — соперник самый, пожалуй, немощный в группе и в целом на турнире. В двух матчах при снисходительном к себе отношении пропустил семь мячей, не забив в ответ ни одного. Нашей команде предстояло решать задачу «двухъярусную»: а) минимум — победить и попасть в число четвертьфиналистов; б) максимум — выиграть крупно и занять первое место в группе. Это позволит остаться в столице, где как-то к местным условиям привыкли, наладили быт… В противном случае придется ехать в Толуку, расположенную на 400 метров выше Мехико, обустраиваться в новых условиях, играть на незнакомом стадионе.

Задача посильная, коли настроимся, максимально мобилизуемся, забудем убедительную над Бельгией победу, породившую лестные, головокружительные отзывы иноземных специалистов, сыграем в свою силу, с полной ответственностью и максимальной самоотдачей.

Качалин собирался включить Яшина в состав. Не зря же его из московского далека вызывали. К тому же на тренировках семь потов проливал (иначе не мог), впечатлял, был в порядке. Помимо всего прочего участие в матче стало бы для него четвертым кряду на мировых первенствах. Прославленный вратарь, проявив благородство, отказался. Решение свое объяснил: «Не стоит нервировать Кавазашвили, выбивать его из игрового ритма. Пусть спокойно готовится и играет».

Погода благоприятствовала. Владимир Мунтян назвал ее «нашенской»: прохладно, небо заволокло тучами (на какое-то время включили прожектора), во втором тайме пошел дождик.

Начали вальяжно, настолько, что позволили сопернику две вылазки организовать, пробить и даже в створ попасть. Шла шестая минута. Наглость неслыханная. Ребята взорвались, расчехлили орудия и в течение десяти минут выпустили семь снарядов: пять ушли в «молоко», один угодил во вратаря (жив остался), один — в штангу (и она выдержала).

Быстро сообразив, что играть на встречных курсах — подписать себе смертный приговор, оппоненты свистали всех назад и организовали многослойную оборону. И такую разорвать возможно, ежели маневренности добавить, скорости переключить. Ничего подобного. Удовлетворившись захватом территории, перепасовывались, несложные комбинации беспрепятственно разыгрывали, били часто и неточно. Все как в замедленной съемке. Наверное, удивлялись, почему мячи в ворота не залетают.

Если и возник такой вопрос, тренер в перерыве на него ответил, потребовал играть шире, быстрее, хитрее, загадки сопернику загадывать. Интеллект не позволит ему с ребусами и головоломками справиться. Чтобы добавить хворосту в едва тлеющий костер, Качалин после перерыва заменил инертного Пузача на реактивного Еврюжихина.

Минут через пять после возобновления игры Шестернев сделал длинную передачу на Мунтяна, тот без промедления вразрез между двумя защитниками организовал Бышовцу свидание с голкипером. Форвард шанса ему не оставил — 1:0. Все было сделано четко, быстро, не переводя дыхания. Так бы и дальше. Если бы. Последовала совершенно необоснованная смена ритма. Ударов много, результат нулевой. Новый взрыв случился через 23 минуты. Исполнители те же: Мунтян ассистировал, Бышовец солировал — 2:0. Всего-то.

На пресс-конференции Качалин разочарования не скрывал. А ребята пребывали в разном расположении духа: одних не устроил результат, другие были удовлетворены процессом.

Мунтян: «Погода на этот раз стояла самая «нашенская»: прохладно, дождичек. Дышалось и бежалось легко».

Шестернев: «Игралось легко, свободно. Настроение было хорошее, сил много. Все время хотелось идти вперед, помочь товарищам».

Хмельницкий сокрушался: «Сам не пойму, как мне не удалось забить в двух вернейших ситуациях. Бывает же такое…».

Бышовец, автор дубля, был мрачнее нависших над полем туч: «Играли не лучшим образом, особенно в заключительной стадии атаки». Казалось, и спустя годы Анатолий Федорович не мог отойти от того матча: «Я и сегодня не могу объяснить невыразительную в той встрече игру нашей команды. Самоуверенность ли тому была причиной или наступил кризис, лишивший нас сил, только играли мы в тот день медленно, натужно» («Советский спорт» от 23 мая 1986 года).

Немного статистики. По всем показателям, помимо забитых голов, мы Сальвадор превзошли. Били по воротам 23 раза, в створ попали восемь. У соперника восемь ударов, четыре — в рамку. По угловым — 7:0. Игра — корректная, нарушали наши правила реже, чем в предыдущих встречах, — всего 16 раз, но все равно чаще соперника (14).

Летопись Акселя ВАРТАНЯНА. «Спорт-Экспресс», 18.01.2016

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru