Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ СССР' 1967

СССР - ШВЕЙЦАРИЯ - 2:2

126
__________________

СССР - ШВЕЙЦАРИЯ - 2:2 (2:1)
1 октября 1967 г.
Товарищеский матч.
Москва. Центральный стадион им. В.И. Ленина. 35000 зрителей.
Судья: Ролан Машен (Франция).
СССР: Юрий Пшеничников, Валентин Афонин, Альберт Шестернёв (к), Муртаз Хурцилава, Гурам Цховребов, Виктор Аничкин, Валерий Маслов, Алексей Еськов, Анатолий Банишевский, Эдуард Малофеев, Геннадий Еврюжихин (Казбек Туаев, 46).
Тренер: Михаил Якушин.
Швейцария: Марсель Кунц, Маркус Пфиртер, Брюно Мишо, Жорж Перру, Эли Таккелла (к), Карл Одерматт, Ханс-Рюди Фурер, Хайнц Бэни (Ролан Ситерле, 46), Фриц Кюнцли, Рольф Блэттлер, Марио Бернаскони.
Тренер: Альфредо Фони (Италия).
Голы: Блэттлер (13), Хурцилава (18), Пфиртер (41 – в свои ворота), Перру (72).

*  *  *

АТАКА ТРЕБУЕТ ПРОСТРАНСТВА

Значение встречи сборных СССР и Швейцарии руководители команд оценивали единодушно. И Михаил Якушин, и Эрвин Баллабио заявили, что матч для обеих команд - репетиция перед решающими встречами отборочных турниров чемпионата Европы (у сборной СССР - с командой Австрии, у сборной Швейцарии - с командой Италии). Однако оба руководителя обошли вопрос о том, что матч этот - еще и матч престижа. Немногим более года назад сборная СССР впервые встретилась с национальной сборкой Швейцарии (в г. Базеле) и добилась лишь ничьей (2:2). Вскоре после этой встречи сборная СССР, выступая на чемпионате мира, заняла четвертую от вершины футбольного Олимпа ступень. Швейцарскую же команду по итогам 1966 года авторитетная, хотя и неофициальная европейская классификация, поставила на 17-е место. Дистанция в футбольной иерархии, как видим, немалая.

Гости, справедливо полагая, что международный престиж сборной СССР обязывает наших футболистов атаковать и атаковать, приняли, как показали первые же минуты встречи, смелое решение - вести бой тем же оружием.

Но швейцарцы ошиблись. Нападающие сборной СССР, сделав первый удар, а затем две-три передачи на середине поля без намека на движение к воротам противника, уступили мяч швейцарцам. Не утверждаю, что каково начало, такова и вся игра. Но убежден: первые движения начинающих игру говорят о многом, и в первую очередь - о психологической настроенности команды.

На этот раз наша команда не была целеустремленной. И наказание последовало незамедлительно. Стрелка на часах табло успела отмерить всего три минуты, когда стремительный натиск гостей, не встретив организованного отпора обороны сборной СССР, закончился отличным ударом Блеттера. Мяч влетел под перекладину ворот Пшеничникова. Такое начало произвело по вполне понятным причинам, ошеломляющее впечатление и на наших зрителей, кстати немногочисленных, и даже на полторы тысячи швейцарских туристов, прибывших специально на игру. Прошло несколько мгновений тишины, прежде чем гости на трибунах отреагировали бурей возгласов, колокольным звоном, шумом трещоток. Кстати, к чести швейцарских зрителей, они "болели" по-спортивному - весьма корректно.

Растерялись наши игроки. Иначе чем объяснить то, что через несколько минут мяч снова побывал в воротах Пшеничникова после столь же стремительной, как и в первом случае, атаки гостей. Правда, судья гол не засчитал. И тут швейцарцы внезапно прекратили реактивные атаки. Судя по дальнейшим событиям, они, получив хотя и минимальное, но все же преимущество в счете, решили не искушать спортивную судьбу и произвели тактическое перестроение по неписаному, но железному закону зарубежных команд: на чужом поле играть на контратаках. Вперед выдвинулись только два нападающих - Блеттлер и Бернаскони, быстрые, маневренные футболисты, уверенно чувствующие себя и в игре низом, и в борьбе за верховые передачи. Оба они доставили много хлопот нашей обороне. В тылу же у гостей появился свободный защитник. Тяготея к уплотненной обороне, швейцарцы отдали игровую инициативу. Не знаю, умышленно ли это было сделано, но и в новом тактическом построении гости показали расчетливую, без суетливости игру.

М. Хурцилава забивает гол

18-я минута встречи. Защитник сборной СССР М. Хурцилава забивает гол в ворота гостей.

Примерно с десятой минуты сборная СССР, разобравшись в обстановке, начала давление на оборону противника. К сожалению, организация наступления, на мой взгляд, страдала привычными недостатками.

Оттеснив к центру поля двух выдвинутых нападающих противника и легко перехватывая идущие к ним передачи, наша линия обороны начинала атаки либо через середину поля, либо рейдами по флангам крайних защитников.

В первом случае в организации наступления участвовали игроки середины поля, преодолевшие расстояние до ворот противника медленно, короткими передачами. Такая игра заставляла наших форвардов, особенно Еврюжихина и Банишевского, вплотную приближаться, к обороне противника, лишала их даже минимального пространства для тактического маневра. Ценнейшее качество этих футболистов - скоростная маневренность сводилась к нулю их же партнерами. То же самое и совсем недавно наблюдалось в игре сборной СССР с командой Финляндии. Но урок, как говорится, не пошел впрок.

Нет, не усилиями игроков нападения и середины поля был сравнен счет. Это центральный защитник Хурцилава ухитрился разыскать в клубке игроков в штрафной площади гостей путь мячу в ворота. Не скажу, что Еврюжихин, Банишевский, Еськов и Малофеев не пытались поразить ворота швейцарцев. Они пытались бить, и не раз, но в невообразимой толкучке, наспех, когда противник "висел на ноге". Не удивительно, что вратарю гостей не удалось в этом периоде матча показать свое мастерство. А период этот длился до перерыва. Сумбурный натиск сборной СССР все же принес успех, когда за четыре минуты, до перерыва защитник гостей Пфиртер, пытаясь перехватить мяч, летевший уже к угловому флагу, отправил его в свои ворота.

Я упоминал и о другом способе развития атак - подключении крайних защитников. Эти атаки носили крайне однообразный характер - проход до района штрафной площади и навес в штрафную площадь, где мяч неизменно становился сравнительно легкой добычей защитников. Такие рейды не приносят пока результата не только в сборной, но и в клубных командах в матчах чемпионата. На этот раз тактика навала помешала нашей команде найти правильную контригру. Дело в том, что швейцарцы - мастера обороны, но не поклонники персональной опеки. Не замечалось, чтобы одни и те же защитники бегали по пятам за Еврюжихиным (во второй половине - за Туаевым), Банишевским, Еськовым и Малофеевым. Мы знаем, как нелегко бывает нападающим в двух случаях - когда у них нет оперативного пространства, и когда за каждым из них ходит "тень". Но мы знаем, с какой остротой действуют те же нападающие, свободные от опеки и обеспеченные территорией для скоростного маневра. От "тени" зачастую освободиться не удается, тут ничего не поделаешь. А вот пространство для атаки, создается разумной тактикой игры и игроков обороны, и особенно игроков середины поля. В матче со сборной Швейцарии нашим нападающим была, как воздух, нужна территория.

Пространство для атаки удалось создать во второй половине встречи. К трем атакующим подключался только Малофеев и изредка Маслов. Сразу же развернулся Банишевский, раз за разом прорывался к воротам Туаев, острее заиграл Еськов. Моментов у ворот гостей было достаточно для того, чтобы основательно закрепить победу, но все они оказались безрезультатными. И вот почему. Еще в первой половине замечалось недостаточное, взаимопонимание у наших форвардов. Но на ограниченной территории этот недостаток затушевывался близостью партнеров. На широком же пространстве плохая взаимосвязь Еськова, Банишевского, Туаева и Малофеева стала очевидной. Выступали, подчас эффектно, солисты, не ведающие единой тактической задачи.

Бесплодность длительных настойчивых атак приводит обычно команду в состояние депрессии. Это и произошло со сборной СССР. Конец игры являл уже преимущество гостей, предпринявших энергичное наступление и заставивших дрогнуть нашу оборону. Если до этого все шло более или менее с гладко и Пшеничников крайне редко держал мяч в руках то с увеличением числа атакующих в нашей обороне, появились бреши, обнаружились нечеткая подстраховка, просчеты в единоборстве и выборе позиции. В итоге - счет швейцарцы сравняли, а на последних минутах игры опаснейший выход Кюнцли один на один с Пшеничниковым мог привести сборную СССР к поражению. Но вратарь сыграл безупречно.

В сборной СССР не было ряда основных игроков. Естественно, это снизило атакующий потенциал команды. Играть, как говорится, "с листа" дано не каждому, и новобранцам сборной надо еще многому и многому учиться. Но в линии обороны новобранцев не было: на поле выступали лучшие защитники сборной страны во главе с ее капитаном Шестернёвым. И, если говорить откровенно, матч со сборной Швейцарии - не первый, вызывающий беспокойство за надежность обороны нашей сборной. Лишь Хурцилава был, как всегда, в форме, обязательной для защитника хорошего класса.

Содержание и ход борьбы невольно настроили преимущественно на разговор об игре наших футболистов. Да и что можно говорить о команде гостей после первого личного знакомства с ней, после первого впечатления. Швейцарские футболисты подкупают спортивной дисциплиной, уважением к противнику, судьям, правилам игры. У них есть многое из того, что присуще классным командам. Неправы те, кто недооценивает их.

Виктор ДУБИНИН, заслуженный мастер спорта. Еженедельник «Футбол» №41, 1967

*  *  *

НАСЛЕДНИКИ КАРЛА РАППАНА

Сборная Швейцарии по европейским меркам середняк, с натяжкой — крепкий орешек. Во всяком случае, в прошлом году, в процессе подготовки к мировому первенству, разгрызть его наши ребята, будучи в оптимальном составе, не сумели — 2:2.

Москвичи, баловавшие свою сборную чрезмерным вниманием, на сей раз оставили в огромной чаше «Лужников» много проплешин. Чуть разбавили аудиторию полторы тысячи туристов из прекрасной альпийской страны. Проявили себя иноземные туристы уже на третьей минуте, когда Блеттлер неожиданно с лета пробил под перекладину. Его соотечественники сопроводили красивейший гол радостными криками, непривычным для слуха советских болельщиков колокольным звоном и шумом трещоток. В остальном вели себя пристойно.

Ранний гол вынудил хозяев проявить активность. Наши атаковали, поддавливали, а наследники Раппана занимались тем, что у них лучше получалось. Сей господин, Карл Раппан, австриец по происхождению, в 30 — 60-е годы работал со швейцарскими клубами и сборной. Там и изобрел сугубо оборонительную тактическую систему, получившую имя изобретателя — «Замок Раппана». Использовали его и в Москве.

Вскрывать разного качества и надежности импортные замки наши форварды не очень любили, если честно, не очень-то и умели. На ОИ-56 даже хилый индонезийский (ногтем левого мизинца открывался) со второй попытки взломали. Швейцарский, тот качеством повыше — фирма. Коли те, кто этим обязан заниматься, не сумели, взялся за дело оборонец Муртаз Хурцилава. Обходился без спецприспособлений профессиональных домушников. Действовал предметом простым и надежным — кувалдой. Бил мощно, с больших расстояний, — разлеталось все вдребезги. Так и тогда поступил, ухнул из-за пределов штрафной — 1:1. Остальные два гола забили гости.

В конце тайма, отражая атаку все того же Хурцилавы, препроводил мяч в свои ворота правый защитник Пфиртер. Сравнял счет его коллега по амплуа Перру дальним, метров с двадцати, не очень сильным, но точным ударом. Минут за пять до конца Кюнцли готов был уронить престиж нашей сборной. Честь ее и ворота отстоял Юрий Пшеничников — 2:2.

Летопись Акселя ВАРТАНЯНА. Газета «Спорт-Экспресс», 22.12.2014

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru