Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ СССР' 1958

ШВЕЦИЯ - СССР - 2:0

046
__________________

ШВЕЦИЯ - СССР - 2:0 (0:0)
19 июня 1958 г.
Матч 1/4 финала VI чемпионата мира.
Стокгольм (Сольна). Стадион «Росунда». 31900 зрителей.
Судья: Реджиналд Лиф (Англия).
Швеция: Карл-Оскар Свенссон, Урвар Бергмарк, Свен Аксбом, Рейно Бёрьессон, Бенгт Густавссон, Сигвард Парлинг, Курт Хамрин, Гуннар Грен, Агне Симонссон, Нильс Лидхольм (к), Леннарт Скоглунд.
Тренер: Джордж С. Рэйнор (Англия).
СССР: Лев Яшин, Владимир Кесарев, Константин Крижевский, Борис Кузнецов, Юрий Войнов, Виктор Царёв, Александр Иванов, Валентин Иванов, Никита Симонян (к), Сергей Сальников, Анатолий Ильин.
Тренер: Гавриил Качалин.
Голы: Хамрин (49), Симонссон (88).

*  *  *

«МЫ СДЕЛАЛИ ВСЁ, ЧТО МОГЛИ»

Момент матча

Четвертьфинальный матч был назначен в Стокгольме. Швеция - страна небольшая, и ее можно за день проехать поездом или автомобилем из конца в конец. Но для нас почему-то выбрали воздушный путь. Самолет улетал около двух часов ночи, и несколько часов нас продержали в крошечном аэровокзале, где и сидеть мы могли только по очереди. В Стокгольм мы попали засветло, а спать улеглись, когда трудовой день уже начался. И тут выяснилось, что отель, куда нас поместили, находится едва ли не на самом бойком месте в городе. Одна его сторона выходила на железную дорогу, другая - на стройку, где вовсю стучали отбойные молотки.

Поднялись мы измученные, невыспавшиеся и в таком состоянии вечером вышли на матч со шведами. Не знаю, чем была вызвана вся цепь неудобств, но выглядело все это совсем непонятно в стране, которая славится своим умением создавать комфорт приезжим, в городе, который знаменит на весь мир своим туристским сервисом...

Первый тайм матча со шведами мы еще держались, но на второй нас уже не хватило. Ноги плохо слушались игроков. Мяч отказывался им подчиняться. Шведы полностью завладели положением и победили - 2:0. Нам оставалось утешаться лишь тем, что если бы не потеря трех игроков, не пенальти в матче с англичанами, не этот ужасный переезд из Гетеборга в Стокгольм, все могло бы быть иначе. Но то были слабые утешения.

Встречали нас дома более чем прохладно. Да и мы были удручены своей неудачей. Доказывать что-то кому-то было бесполезно - Москва слезам не верит, да и унизительное это занятие плакаться. Каждый из нас знал: корить ему себя не в чем. Мы сделали все, что могли, а может, даже немного больше.

Теперь, с дистанции времени, тот чемпионат видится яснее в сопоставлении с последующими турнирами мирового и европейского масштаба. И сейчас мне ясно, что, если не учитывать те удары, которые обрушила на нас судьба, на первом своем чемпионате советская сборная показала себя командой хорошего международного класса и сумела завоевать плацдарм, с которого можно было начать наступление к вершинам мирового футбола.

Лев ЯШИН «Записки вратаря». Библиотека журнала «Огонёк» №36, 1976

*  *  *

НЕ БЫЛО НИ УДАЧИ НИ СИЛ

Перед тренерами и перед всем коллективом встала вполне определенная проблема: играть ли снова основным составом или ввести в команду резервы? Основной состав был изнурен. Но все-таки это были лучшие, наиболее опытные футболисты, к тому же успевшие сыграться за эти трудные дни в Гетеборге.

Как сыграет замена? Никто не сомневался, что они, конечно, отдадут все, чтобы победить. Но смогут ли? Настораживал в какой-то степени не очень удачный опыт выхода на поле в повторной игре с англичанами Германа Апухтина и Юрия Фалина. Да, они очень старались, но все-таки не сумели по-настоящему войти в игру...

На матч со сборной Швеции наша команда вышла в основном составе. Я не играл и в этом матче. Гудел, шумел заполненный до отказа стадион "Расунда".

Не могу сказать, чтобы в первом тайме какая-нибудь из команд имела преимущество. Думаю, что шведы, умудренные опытом прошлых встреч с нами, когда мы, значительно превосходившие их в темпе, в физической закалке, ждали и сейчас бурных атак, стремительных маневров. Игру они начали осторожно, были цепки, но особенно атаковать не отваживались. Да и наши футболисты были в первом тайме способны играть если не в полную силу, то все же опасно. Отбив первый, как бы пробный, натиск шведов, наши перешли в наступление. Однако оно было безрезультатным. Я смотрел, как маневрируют у штрафной площадки шведов наши нападающие, и чувствовал, что им не хватает энергии.

Потом наступали шведы. В конце первого тайма наши снова предприняли штурм. Он был уже острее, опаснее. Чувствовалось, что ребята понимают, как важно забить гол, открыть счет в этом матче, играющемся из последних сил. Временами казалось, что вот он - успех! Мы пережили немало минут волнения и разочарования, Валентин Иванов, хорошо выбрав место, резко и точно бьет по воротам. Гол, конечно?! Нет, вратарь шведов Свенссон в последнее мгновение выбивает мяч на угловой... И снова бьет Валентин Иванов. Быстро обманув защитника, он посылает, кажется, неотразимый мяч... Снова Свенссон отправляет мяч на угловой!

"Страшно не везет, - думаю я, - не хочет мяч идти в ворота".

Он и в самом деле - "не хочет". Анатолий Ильин стремительно и мощно бьет по воротам, и мяч со звоном врезается... в штангу! Вот Юрий Воинов неожиданно, издалека проводит свой "коронный" удар, и кажется, уже на этот раз -' все! Нет, отлично играющий Свенссон успевает в прыжке отбить и этот мяч...

Свисток судьи прерывает наше очередное наступление.

"Ну, не так уж все и плохо!" - думается в перерыве. Но в раздевалке - молчание, усталые, побледневшие лица, трудное дыхание. Тренер говорит, что все идет хорошо, надо еще немного поднажать.

- Масса была голевых моментов, ребята! Чуть поточнее, повнимательнее - все будет в порядке!..

Всем хочется верить в это. Хочется верить, что если нам удастся провести хотя бы один гол, - шведы "сломаются", придет растерянность в их ряды.

Но все происходит как раз наоборот. В самом начале второго тайма Борис Кузнецов неудачно играет. Ему удается прервать пас, посланный Хамрином, но мяч снова отскакивает к шведу. Тот радуется, конечно, неожиданному подарку. Он один на один с Яшиным, близко, рядом с воротами. Он бьет, и мы хватаемся за голову. Все ясно - гол!

Становится все очевиднее, что наступательный порыв в конце первого тайма был последней вспышкой энергии у наших. Они играют медленно, вяло. Одно из главных наших преимуществ в поединках со шведами - темп, выносливость - утрачено. Невольно вспоминается, как умеют бразильцы играть на снижении темпа, с тем чтобы сбить пыл соперников и потом самим стремительно и внезапно контратаковать.

Шведы, ободренные успехом, видящие усталость наших, прочно забирают инициативу. Становится ясным: не отыграются наши.

В середине второго тайма тот же Хамрин, переместившись на левый край, опасно проходит и точно посылает мяч своему центрфорварду Симонссону. Крижевский не успевает за ним. Гол!..

Выигрывают шведы.

(Из книги И. Нетто «Это футбол», изд. 1974)

*  *  *

ШВЕДСКИЙ БАРЬЕР

Из второго поединка со сборной Англии наша команда вышла предельно усталой. Из одиннадцати игроков, сражавшихся на поле, пять были серьезно травмированы, среди них два ключевых игрока обороны - В. Кесарев и К. Крижевский. А менее чем через двое суток им всем пришлось выйти на труднейший матч с хозяевами поля - шведскими футболистами.

К сожалению, объективной, разносторонней оценки выступление сборной СССР в Швеции не получило. Достаточно лишь взглянуть на газетные заголовки тех дней, чтобы убедиться в этом: "Сезон неудач", "Шведский барьер преодолеть не удалось", "Сборная выбывает из игры", "На полпути к пьедесталу" и так далее. Если же вникнуть в текст, то выяснится общая оценка: сборная не оправдала возлагавшихся на нее надежд, не показала должного класса, неумело маневрировала составом...

Момент матча

Конечно, в игре нашей сборной были свои недостатки, досадные ошибки и промахи. Но не они определяли ее лицо, не они являлись основополагающим материалом для "служебной характеристики" ее выступлений на стадионах Швеции. И заголовки, названные мною выше (да простят мне мое заключение те, кто их придумывал) шли не от глубокого знания дела, не от скрупулезного рассмотрения всех "за" и "против", а от обывательского вывода: "Раз не победили, значит, выступили плохо!"

Правомерна и приемлема ли для нас подобная формула в ее абсолютном варианте? Вопрос этот, безусловно, важен как в теоретическом, так и в практическом плане и требует решительного ответа. Не берусь утверждать, что правильным будет именно мой вариант, но он выстрадан и оплачен ценой долгих, мучительных размышлений.

"Раз не победили, значит, выступили плохо". На первый взгляд кажется, что такая постановка вопроса глубоко патриотична, принципиальна... Но это именно только на первый взгляд, и притом поверхностный. А если вникнуть в суть глубже, то невольно придешь к выводу, что она не просто неправильна, но и вредна.

Она, во-первых, немедленно убивает в спорте самое его существо, ибо вся прелесть соревнования, вся его неповторимость, неумирающая красота, полезность состоит в безостановочной смене победителей и побежденных.

Она, во-вторых, почти исключает возможность творческих дебютов, ибо ни один новичок не возьмет на себя смелость гарантировать победу в споре с признанными асами, а без таких гарантий, руководствуясь названной выше формулой, ехать на турниры международных рангов не стоит. И сколько раз не только футбольные, но и другие наши команды действительно годами отсиживались дома, ибо не могли гарантировать абсолютного успеха. Так было с фигуристами-одиночниками (в мужском и женском разрядах), с командами по ручному мячу. Несомненно, что, если бы мы сумели раз и навсегда отказаться от ненужной в спорте "стыдливости", мы скорее и увереннее продвигались бы вперед на многих направлениях.

Она, в-третьих, мешает спортсменам, не сумевшим завоевать медаль того или иного достоинства, трезво подвести итоги своего выступления, увидеть его положительные и отрицательные стороны, наконец, увидеть перспективу движения вперед, найти в сегодняшней неудаче искры энтузиазма, которые, вспыхнув, завтра превратятся в пламя большого и яркого успеха.

Еще и еще раз мысленно возвращаюсь к чемпионату мира 1958 года и к тому, как оценили тогда выступление нашей сборной. Для того чтобы понять основную тональность момента, весьма полезно прочесть, например, следующие слова из книги Мартына Мержанова "Еще раз про футбол", увидевшей свет в 1972 году.

"Как уже знают читатели, - сообщает автор, - мы потерпели поражение со счетом 0:2 (речь идет о матче четвертьфинала против шведов. - Л. Г.). Усталые советские спортсмены проиграли команде, которая по классу своему не превосходила их.

Итак, советские футболисты выбыли из соревнования и немедленно были отправлены домой, так и не увидев полуфиналов и финалов первенства мира. Никто и никогда не сможет понять, почему проигравшую команду нужно было немедленно отправлять домой. Самолет покидал Стокгольм за несколько часов до начала полуфинала, но... задержался в Великих Луках из-за непогоды... Так бесславно кончилось наше первое выступление в розыгрыше чемпионата мира..."

Стоп, достаточно. Главное определено: на нашем дебюте в самом крупном футбольном состязании планеты стоит печать бесславия, поставленная не кем-нибудь, а нами. Поставленная отнюдь не самим Мартыном Ивановичем - не он ее придумал.

Так что, может быть, тогда все правильно? Нет, нет и нет!

Давайте поначалу сами разберемся в том, что произошло. Советская сборная, которой, если не считать довоенного ее "полусуществования", исполнилось всего каких-нибудь пять-шесть лет, впервые стартует в состязании, где собраны лучшие творческие силы мирового футбола. Все самое яркое, самое выдающееся, что создали национальные школы и профессиональные клубы Европы, Америки, Азии, Африки. Она успешно минует предварительные барьеры. Она "проскакивает" в четвертьфинал, повергнув в личном единоборстве две сборные, представляющие великие футбольные державы - Англию и Австрию. Она тем самым добивается того, чего не смогли добиться вместе с англичанами и австрийцами такие команды, как серебряный призер чемпионата мира 1954 года сборная Венгрии, или такие старожилы чемпионатов, как сборные Чехословакии, Аргентины, Шотландии...

Думается, здесь при самом сдержанном подходе к оценке случившегося такой дебют иначе, как хорошим, не назовешь. И мы сейчас, пусть с опозданием на два десятка лет, должны пересмотреть наши собственные оценки и воздать должное как тренерам, сумевшим создать (и сохранить в условиях не по их вине случившихся "передряг") такой интересный и самобытный коллектив, так и спортсменам, мужественно и умело сражавшимся на зеленых полях.

Позволю привести одну цитату из обзорной статьи Габриэля Ано "Размышление в тишине", посвященной итогам VI чемпионата мира по футболу.

"Радость турниров, подобных только что окончившемуся, состоит не только в определении самого сильного, не только в созерцании ярчайших футбольных спектаклей, но и в еще большей степени - в открытиях. Ты как бы совершаешь путешествие по странам и континентам и с радостью ощущаешь, как поднимаются над планетой новые футбольные гиганты.

К ним я хочу отнести сегодня команду России. Ее победа в Мельбурне вызвала известный скепсис у знатоков, хотя уже тогда следовало оценить такие ее качества, как мужество и воля. Сейчас, впервые выступая в финальной части чемпионата мира, Советы показали, что добились за прошедшие годы значительного продвижения вперед. К мужеству и воле они прибавили высокий коллективизм, показали рациональную тактику и весьма достойное индивидуальное мастерство... Я думаю, что русские могут с полным правом гордиться такой командой и быть благодарны ей за то, что она столь достойно представила на мировом параде футбол своей страны".

По-моему, нельзя не согласиться с французским журналистом. Сборная Советского Союза действительно выступила достойно. Конечно, были в ее игре и в решениях тренеров известные недостатки - и серьезные, и мелкие. Но кто застрахован от них? Даже блестящая, вспыхнувшая в ту пору как фейерверк команда Франции во главе с лучшим бомбардиром чемпионата Жюстом Фонтеном и его великолепным партнером Копа делала, по выражению того же Ано, "гораздо больше ошибок, чем верных ходов, но тем не менее заслуживает самой высокой похвалы".

Самой высокой похвалы заслуживают и наши парни, те, что добрым, солнечным летом пятьдесят восьмого доказали, что наша сборная может сражаться на равных с самыми лучшими, самыми грозными командами мира.

(Из книги Л.Б. Горянова «Под флагом Родины», изд. 1978 года)

*  *  *

ГОСТЕПРИИМСТВО ПО-ШВЕДСКИ

... Поздно вечером вернулись в Хиндос (17 июня после дополнительного матча с англичанами. - Прим. ред.)... После ужина разошлись по комнатам. Однако уснуть смогли лишь немногие".

В стране о состоянии футболистов не знали. Радость болельщиков била через край. Физкульткомитет ходил ходуном. В адрес сборной комитетчики перед каждой игрой отправляли короткие ободряющие телеграммы. А тут всегда сдержанный, немногословный, застегнутый на все пуговицы Николай Романов дал волю чувствам и истратил немало всекомфизкультовских рублей, сэкономив, правда, на нескольких знаках препинания.

"ПОСОЛЬСТВО СССР СТОКГОЛЬМ ШВЕЦИЯ

ДЛЯ ТОВАРИЩЕЙ ПОСТНИКОВА КАЧАЛИНА ЯКУШИНА ЗПТ УЧАСТНИКОВ СБОРНОЙ КОМАНДЫ СССР ПО ФУТБОЛУ

ДОРОГИЕ ТОВАРИЩИ ОГРОМНОЙ РАДОСТЬЮ ВОСПРИНЯТА МИЛЛИОННЫМИ ЛЮБИТЕЛЯМИ ФУТБОЛА ВАША ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ ПОБЕДА НАД СБОРНОЙ АНГЛИИ ЗПТ ГДЕ ВЫ ТРУДНЫХ УСЛОВИЯХ СПОРТИВНОЙ БОРЬБЫ ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛИ ВЫСОКОЕ СПОРТИВНОЕ МАСТЕРСТВО ВОЛЮ ПОБЕДЕ ТЧК НАДЕЕМСЯ ТВЕРДО УВЕРЕНЫ ЧТО ПРЕДСТОЯЩИХ ВСТРЕЧАХ ВАШ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ КОЛЛЕКТИВ ТАК ЖЕ САМООТВЕРЖЕННО ДОБЬЕТСЯ НОВЫХ БЛЕСТЯЩИХ УСПЕХОВ ТЧК ПОСЫЛАЕМ ВАМ САМЫЕ СЕРДЕЧНЫЕ ПРИВЕТЫ И НАИЛУЧШИЕ ПОЖЕЛАНИЯ

ВСЕКОМФИЗКУЛЬТ РОМАНОВ 18VI"
(ГАРФ. Фонд 7576, опись 2, дело 1392).

Романов выразил "уверенность в новых блестящих успехах в предстоящих встречах". Форма множественного числа означала: проходим не только шведов, но и следующего соперника по полуфиналу, кто бы им ни был. Это как минимум. Увы и ах.

Начальник предполагал, а Бог располагал. Фатальная цепочка событий, начавшая отсчет в мае в Москве, продолжилась в Швеции. Не будь в первом матче изобретенного Жолтом пенальти, мы перед последним туром локальную задачу в группе решали и могли на ничего не значивший матч с Бразилией выставить резерв, избежать переигровки и отдохнувшими выйти в 1/4 финала на шведов. А так стараниями Жолта пришлось три тяжелейших матча сыграть за пять дней, за одиннадцать дней - пять. Случай для мировых чемпионатов беспрецедентный.

А шведы вышли на игру отдохнувшие. Обеспечив первое место в группе, выставили на последнюю игру полурезервный состав. Для многих игроков основы матч с нашей сборной стал третьим за те же 11 дней.

ГОСТЕПРИИМСТВО ПО-ШВЕДСКИ

Хозяева для перестраховки подготовили советской команде еще одно жестокое испытание: отправили ее в Стокгольм не поездом или автомобилем, а воздушным путем. Оно, конечно, удобнее, если вовремя. Но рейс неоднократно откладывался... Подробности - у вратаря: "Самолет улетел около двух часов ночи, а до этого длительное время нас продержали в крохотном аэровокзале, где и сидеть мы могли только по очереди. В столицу мы попали, когда уже было светло, а опять улеглись, когда трудовой день огромного города уже начался. И тут выяснилось, что отель, куда нас поместили, находится в весьма шумном месте. Одна его сторона выходила на железную дорогу, другая - на стройку, где вовсю стучали отбойные молотки.

Поднялись мы измученные, невыспавшиеся и в таком состоянии вышли вечером на матч со шведами" (Яшин Л. "Счастье трудных побед").

Естественно, возник вопрос: кого ставить? Едва державшихся на ногах ветеранов или необстрелянный "молодняк"?

Предварительно тренеры опросили резервистов. Поняв по их побледневшим лицам, что те играть не готовы, собрали "совет старейшин": "Состав определяли в день игры с участием актива (Нетто, Яшин, Симонян, В. Иванов). Все выступили за Симоняна. Яшин - против Сальникова, предпочел вместо него Бубукина. Симонян и другие игроки заявили, что готовы к игре" (из отчета тренеров Г. Качалина и М. Якушина. Фонд 7576. Опись 30, дело 131).

Корреспондент гетеборгской Expressen Окке Вильней не сомневался: поменять состав советские тренеры не рискнут. В день игры он успокоил шведских игроков: "Хелло, дорогие ребята из нашей отдохнувшей команды! Не паникуйте перед русскими. Вашим верным союзником станет их усталость. Русские, хотя и запустили спутник, не машины, а обыкновенные люди".

Тренер шведов, англичанин Джордж Рейнор, в отличие от журналиста узнал о составе, как и положено, за 15 минут до начала игры из заполненного в судейской комнате протокола.

После игры Рейнор в кулуарах пресс-центра признался репортерам: "Я смертельно боялся русских. Узнав о составе, успокоился, ибо понял: сегодня мне нечего их бояться, они изнурены и не являются непроходимым препятствием".

Удивил страж хозяев Калле Свенссон, участник "боев под Полтавой" (шведы дважды уступили сборной СССР - 0:7 и 0:6). Или память ему отшибло, или удивительную стойкость психики проявил. Отстоял на ноль против команды, не так давно изрешетившей его ворота 13 мячами. При том, что находившиеся на поле "душегубы" семь голов из той чертовой дюжины ему отгрузили: Сальников (3), Симонян (2), Ильин и В. Иванов (по одному). Хорошо еще, Стрельцов (3) с Татушиным (1) до Стокгольма не доехали.

Внушил себе, видимо, что все это было в кошмарном сне, а наяву он вполне может устоять перед Советами. Что и доказал, обезвредив "бомбу" Войнова и коварный удар Симоняна.

Отличился другой участник "Полтавской битвы" - Курт Хамрин, затерзавший нашу оборону.

0:1. ХАМРИН. 49-я МИНУТА

Убежав в очередной раз от своего "телохранителя" Бориса Кузнецова, швед вошел в штрафную, сыграл в "стенку" с бросившимся ему на перевес Кесаревым, и отскочивший от неловкого движения защитника мяч легким кивком головы положил в ближний угол.

С каждой минутой железные гири на ногах наших ребят тяжелели. Хамрин рвал и метал. Выручал Яшин. Кузнецов, так и не сумевший найти на Хамрина управу, завалил его на газон метрах в пяти от собственной штрафной. Нарушение тянуло на суровую санкцию. Англичанин Лиф, человек сердобольный, видя страдания измученной советской команды, проявил милосердие. Он даже гол, забитый вскоре после этого Ильиным, готов был засчитать, но один из его помощников взмахом флажка посоветовал этого не делать. То ли застоялся "махала", то ли решил напомнить о себе: не зря, мол, хлеб шведский на выданные швейцарские франки жую. А может, по делу махнул (наши категорически отрицали "вне игры"). Местоположение Ильина в момент передачи ему мяча на экране не видно.

Как бы то ни было, у главного безошибочно сработал проверенный академиком Павловым рефлекс: он среагировал на поднятый флажок и гол отменил.

За весь второй тайм был у нас один момент. Исходил он от самого свежего игрока, отдыхавшего восемь дней Сальникова. Мяч из верхнего угла выбил защитник Аксбом. И в полуобморочном состоянии наши имели шанс отыграться. Но когда силы и вовсе оставили, пропустили второй.

0:2. СИМОНССОН. 87-я МИНУТА

Создал его все тот же "наскипидаренный" Хамрин. Гулял где хотел, делал что хотел. На сей раз забрел на чужой, левый край. Проход, безукоризненный пас - и Симонссон подвел черту.

На наших ребят жалко было смотреть. Они сделали все, что от них зависело: и в турнире, и в последней игре. Оставили на поле все силы, выложились без остатка. С незалеченными травмами, опустошенные, едва добрались до раздевалки. "У отдельных футболистов после игры были сердечные приступы, и им не помогали ни глюкоза, ни витамины", - такую картину наблюдал журналист Юрий Ваньят ("Московский Комсомолец" 4.09.1958).

Неужели у отлично тренированных спортсменов, здоровых молодых людей, находившихся под постоянным врачебным контролем, три матча с однодневным интервалом (межигровые тренировки отменили) могли вызвать серьезные сердечные проблемы?

Задался этим вопросом при изучении письменных отчетов тренеров и врача Олега Белаковского (ГАРФ. Фонд 7576, опись 30, дело 130).

Сосредоточусь на отчете врача. Изложу его предельно кратко. Слегка изменив форму, оставил в целости и сохранности содержание.

ЧТО СОДЕРЖАЛОСЬ В ПОРОШКАХ?

Сразу по приезде в Швецию Белаковский провел две профилактические беседы о простудных и желудочно-кишечных заболеваниях и от слов перешел к делу: за несколько дней до первого матча всем 22 игрокам, опять-таки в профилактических целях, выдали по две таблетки (1,0 г) китайского кальция. Кормили ребят высококалорийной, насыщенной свежими овощами и фруктами пищей, баловали шоколадом - от 50 до 100 граммов в сутки. В ходе турнира для лучшего восстановления и нормализации сна кое-кому рекомендовали снотворное. А основному составу еще и витамин С с глюкозой по десять таблеток в день выдавали. В перерыве между таймами - дополнительно 100 граммов 40-процентного раствора глюкозы с витамином С по 250 - 300 мг каждому и таблетки кофеина по 0,2 г.

Врач аккуратно назвал все препараты, время применения, дозировку. Кроме одного, выписанного в дни матчей только его участникам, 11 футболистам (напомню, замены тогда не разрешались). Цитирую: "Выдача препаратов ЦНИИФК (по одному порошку)".

Что содержалось в порошках, изготовленных в Центральном научно-исследовательском институте физкультуры, доктор не указал. Не в курсе были и футболисты. Лет 15 назад, после того как просмотрел отчеты, обзвонил нескольких участников чемпионата. Их коллективный ответ звучал примерно так: "Мы врачу вопросов не задавали".

У меня вопрос остается. За шесть лет до чемпионата мира, перед подготовкой к ОИ-52, тот же ЦНИИФК получил задание от главы НОК СССР Константина Андрианова "разрешить вопрос со стимуляторами и заблаговременно использовать их". Предназначались они марафонцам и ходокам. Через некоторое время последовало еще одно указание: "В срочном порядке заслушать на Президиуме НМС (Научно-методического совета. - Прим. "СЭ") проф. Минха А.А. о руководимой им работе по выработке специальных концентратов для питания в пути марафонцев и ходьбистов с тем, чтобы обеспечить привыкание спортсменов к этим концентратам еще в процессе тренировки.

Принять меры к завершению работы, порученной ЦНИИФК (проф. Сапрохин)".

Оба документа под грифом "Совершенно секретно" содержатся в ГАРФ (Фонд 7576, опись 20, дело 2). Не теми же препаратами, изготовленными в научно-исследовательском институте физкультуры, кормили футболистов? Не знаю. Грех на душу не возьму. Я только сопоставил факты.

Аксель ВАРТАНЯН. «Спорт-Экспресс», 15.02.2011

*  *  *

ВЗЯТЬ РЕВАНШ ЗА 0:13!

"Вы молодцы, ребята!", - воскликнул, зайдя в раздевалку советской сборной после победы над англичанами в дополнительном поединке, легендарный Габриэль Ано, изобретатель Кубка чемпионов и главный редактор France Football.

Одолеть родоначальников футбола - спору нет, дело большое. Но до финала - а цели перед нашими ребятами стояли высокие - было еще далековато, и следующим барьером на пути оказались хозяева первенства. Если судить по прошлой статистике, задача, мягко говоря, не выглядела такой уж сложной.

"Взять реванш за 0:13!" - квинтэссенция этого поединка напрашивалась сама собой, и об этом буквально вопили шведские газеты. В 1954 и 1955 годах советские "танки" катком в два приема прошлись по "Тре Крунур", разбив ее 7:0 в Москве, а затем почти повторив этот счет в Стокгольме. И пусть шведы выступали тогда без своих профессионалов, удар по самолюбию был нанесен более чем чувствительный. Да и не был тот их любительский состав таким уж слабым: почти половина игроков, включая вратаря Калле Свенссона и Курта Хамрина (они присутствовали при обоих фиаско) входили в основу и сейчас.

Но одно дело "товар", а другое - когда на кону стоит "Золотая богиня". Тогда в дело идет все. Оставим в стороне коварный регламент, разговоры о котором уже набили оскомину. Были и другие факторы, осложнявшие жизнь уставшей красной дружине.

Процитируем Льва Яшина: "Четвертьфинальный матч был назначен в Стокгольме. Швеция - страна небольшая, и ее можно за день проехать поездом или автомобилем из конца в конец. Но для нас почему-то выбрали воздушный путь. Самолет улетал около двух часов ночи, и несколько часов нас продержали на крошечном аэровокзале, где и сидеть мы могли только по очереди. В Стокгольм мы попали засветло, а спать улеглись, когда трудовой день уже начался. И тут выяснилось, что отель, куда нас поместили, находится едва ли не на самом бойком месте в городе. Одна его сторона выходила на железную дорогу, другая - на стройку, где вовсю стучали отбойные молотки.

Поднялись мы измученные, невыспавшиеся, и в таком состоянии вечером вышли на матч со шведами. Не знаю, чем была вызвана вся цепь неудобств, но выглядело все это совсем непонятно в стране, которая славится своим умением создавать комфорт приезжим, в городе, который знаменит на весь мир своим туристским сервисом".

НИКАКОГО АНШЛАГА!

Перед тренерами и всем коллективом встала вполне определенная проблема: играть ли снова основным составом или ввести в команду резервы? - это уже выдержки из воспоминаний Игоря Нетто. - Основной состав был изнурен. Но все-таки это были лучшие, наиболее опытные футболисты, к тому же успевшие сыграться за эти трудные дни в Гетеборге.

Как сыграет замена? Никто не сомневался, что они, конечно, отдадут все, чтобы победить. Но смогут ли? Настораживал в какой-то степени не очень удачный опыт выхода на поле в повторной игре с англичанами Германа Апухтина и Юрия Фалина. Да, они очень старались, но все-таки не сумели по-настоящему войти в игру. Итак, на матч со сборной Швеции наша команда вышла в основном составе. Гудел, шумел заполненный до отказа стадион "Росунда"..."

Добавим, что самого автора этих строк вновь на поле не оказалось: не вполне здоровый, он не смог сыграть в полную силу против Бразилии, в своей единственной на этом чемпионате игре, и больше к его услугам Качалин не прибегал.

А вот насчет якобы заполненной до отказа "Росунды" Нетто погорячился: в отчете о матче фигурирует цифра 31 900 человек. А это означает, что добрые два десятка тысяч мест снова оказались незанятыми!

"ПАТЕНТ" ВОИНОВА

Чертова дюжина пропущенных мячей - весьма болезненное воспоминание. Шведы вышли играть с явной опаской, не в меру осторожничая. Фактически в атаке у них орудовали только трое - центрфорвард Симонссон и два края, Скоглунд и Хамрин. Старики Лидхольм и Грен, номинально зачисленные в нападающие, засели в середине поля и не особенно высовывались, хотя дирижировали игрой отменно. Тройку защитников возглавлял опытный стоппер Бенгт Густавссон,о которого разбивались большинство атак Советской России.

Скучнейший первый тайм не принес голов, и заслуживающих упоминания моментов тоже было кот наплакал. Минуте на 7-й мяч, направленный Симонссоном из пределов штрафной, просвистел мимо крестовины. На 16-й Яшин неплохо среагировал на удар Берьессона с линии ворот, шедший впритирку со штангой.

И это все. Затем "желто-синие" совсем скисли и отдали инициативу Советам. У которых, впрочем, тоже дела не особо ладились. Натужные комбинации легко читались. Форварды, выходя на ударную позицию, почему-то все время искали Воинова - как будто тот обладал патентом на удары. Один разок киевлянин разрядил свою пушку - Свенссон оказался начеку. Как и в другом похожем случае с Симоняном. Но в обоих этих моментах удары наносились издали. В штрафную "красные" не проникали совсем. Хотя пользовались таким преимуществом, как солнце. У них оно было за спиной, хозяевам шпарило в лицо.

ДЕНЬ ХАМРИНА

Зато как только светило стало "играть" за шведов, те им воспользовались моментально. Прошло всего три полные минуты, как ослепленные защитники с буквами СССР на груди с удивительной легкостью расступились перед Хамрином, дав ему пройти метров сорок по "зеленому" коридору вплоть до самой линии ворот. Первым лояльность к шведу проявил Борис Кузнецов, спокойно взиравший, как тот предпринимает рывок с мячом. А уже в штрафной нерасторопно сыграл Кесарев, пытавший прервать пас Хамрина на Скоглунда, который двигался справа параллельным курсом. От его ноги мяч взмыл в воздух и полетел как раз туда, куда по инерции продолжал свой путь "Курре". То есть - к своим воротам. Хамрину оставалось кивком головы протолкнуть мяч за линию. Яшин, рванувшийся было на передачу и оголивший ближний угол, ничем помочь уже не смог. 1:0. "Курре" поймал кураж, играл вдохновеннее всех и был однозначно лучшим в этом матче. Яшин трудился в поте лица, прыгая ему в ноги. На 77-й минуте он предпринял очередной рывок, на скорости уйдя от Бориса Кузнецова. Расстояние между ними увеличивалось, вот уже кроме Яшина никого впереди у Хамрина не осталось. И тут наш защитник бесцеремонно валит его на газон. 100-процентный "фол последней надежды", который в наше время, вне всякого сомнения, карается красной карточкой. В то время арбитры к подобной мере прибегали редко. Вот и англичанин Лиф, судья этого четвертьфинала, к грубияну отнесся лояльно.

Кстати, момент как две капли воды походил на самый скандальный из первого матча СССР - Англия, когда Хейнс растянулся на линии штрафной, и венгр Жолт дал пенальти. Хамрин тоже рухнул на линии, и Лиф при желании мог бы указать на точку: оснований было даже больше, поскольку нарушение было очевидным. Но приняв к сведению то, как развивалась игра, решил, видимо, что хозяева победят и без посторонней помощи.

Да, во втором тайме Советы заметно подсели. Впрочем, кто бы стал в них за это кидать камень, учитывая обстоятельства? Ведь, напомним, шведы (по крайней мере, что касается ведущих игроков) вышли против них не просто отдохнувшими, а как следует отдохнувшими: им не было необходимости участвовать 8 последнем матче группы с Уэльсом.

Счет мог удвоиться на исходе часа игры, когда наши ворота спасла перекладина. С другой стороны, из последних сип создавали какие-то угрозы и "красные". Сальников (74-я минута) отправлял мяч в верхний угол, где располагался защитник Аксбом. Подпрыгнув, он головой ликвидировал угрозу. Через пару минут Ильин эффектным ударом с лета поразил дальний угол. Гол? Нет, офсайд! По-видимому, не придуманный, настоящий. Хотя как за повод оправдаться кое-кто за этот эпизод потом не преминул зацепиться...

В завершающей стадии силенок у советских защитников не осталось совсем. Хамрин с Симонссоном включили на 87-й минуте максимальную скорость, легко выбежали вдвоем на одного Крижевского. И четко хрестоматийную ситуацию реализовали - 2:0. Забавно, что "Курре" пропорол в данном случае не свой правый фланг, а скоглундовский левый. "Накке" пришлось потесниться. Что поделать, это был день Хамрина...

МОСКВА СЛЕЗАМ НЕ ПОВЕРИЛА

Не на такой исход рассчитывали советские спортивные начальники. После золота Мельбурна выход всего лишь в четвертьфинал чемпионата мира иначе как провалом не воспринимался. И плевать они хотели на то, что уровень соперников там и тут был несопоставим. И на то, что это был первый наш мундиаль...

Делегация была немедленно отправлена домой. Ей не дали посмотреть полуфиналы и финал, причем самолет покидал Стокгольм за несколько часов до начала полуфинала и по пути совершил из-за непогоды вынужденную посадку в Великих Луках.

"Встречали нас дома более чем прохладно, - рассказывает Лев Яшин, - Да и мы были удручены своей неудачей. Доказывать что-то кому-то было бесполезно. Москва слезам не верит, да и унизительное это занятие - плакаться. Каждый из нас знал: корить ему себя не в чем. Мы сделали все, что могли, а может, даже немного больше.

Теперь, по прошествии времени, тот чемпионат видится яснее в сопоставлении с последующими турнирами мирового и европейского масштаба. И сейчас мне ясно, что, если не учитывать те удары, которые обрушила на нас судьба, на первом своем чемпионате советская сборная показала себя командой хорошего международного класса и сумела завоевать плацдарм, с которого можно было начать наступление к вершинам мирового футбола."

Игорь ГОЛЬДЕС. Журнал «Мировой футбол», 2006

*  *  *


Гол К. Хамрина.


Гол А. Симонсена.

*  *  *

... Потом уже нас упрекали за то, что мы не решились поставить на игру нескольких футболистов из числа тех, что находились в резерве. Думали, конечно, мы над этим, но не сделали такой шаг исключительно потому, что запасные были по классу явно ниже тех, кто играл в основном составе. Вот когда в полной мере ощутила команда, какой удар в спину она получила накануне отъезда на первенство. А тут еще травма Нетто...

Не подумайте, однако, что наша сборная выходила на матч со шведами обреченной. Состав у нас, кстати, был точно такой же, как и в первых двух матчах первенства. Техничных игроков в команде было достаточно много, и мы предложили им в качестве противоядия против напора соперников обычное в подобных случаях средство: чаще владеть мячом, сбивая тем самым темп игры. Ураганный натиск шведов перечеркнул все наши планы. Хозяева поля уже после второй игры 12 июня обеспечили себе место в четвертьфинале, и в последней встрече группового турнира (15 июня) большинство их основных игроков отдыхало.

Так что на матч с нами они вышли полные сил. Надо сказать, что сборная Швеции в то время представляла собой высококлассную, тактически очень дисциплинированную команду. А два их крайних нападающих - Хамрин и Скоглунд - были игроками мирового уровня. Оба они и задали тон быстрым и острым атакам хозяев поля, у нас же игра в нападении явно не клеилась. Словом, потерпели мы поражение - 0:2. Проиграли, к слову, и две другие сборные - Северной Ирландии (0:4) и Уэльса (0:1), которые, так же как и наша команда, добились права выступить в четвертьфинале после дополнительной встречи. Обратите внимание: ни одной из трех команд, прошедших такое испытание, не удалось в следующей встрече даже гола забить.

Опыт проведения дополнительных игр в финальном турнире мирового первенства был признан ФИФА неудачным, и они, к счастью для футболистов, были отменены навсегда.
После поражения в 1/4 финала нашу команду в полном составе, за исключением Качалина, отправили домой, и заключительные матчи первенства посмотреть нам не удалось ...

(Из книги М. Якушина «Вечная тайна футбола», изд. 1988 года)

*  *  *


Сборная Швеции. Нижний ряд (слева направо): Курт Хамрин, Рейно Бёрьессон, Урвар Бергмарк, Карл-Оскар Свенссон, Свен Аксбом и Сигвард Парлинг; стоят: Леннарт Скоглунд, Гуннар Грен, Агне Симонссон, Бенгт Густавссон и Нильс Лидхольм.


Б. Кузнецов (4), К. Хамрин и Л. Яшин. Слева и справа в поле - В. Кесарев и Л. Скоглунд.




В игре Л. Яшин.

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru