Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ТРЕНЕРЫ

ЧОП Оберег

Гавриил КАЧАЛИН

Гавриил Качалин

Качалин Гавриил Дмитриевич. Полузащитник. Заслуженный мастер спорта. Заслуженный тренер СССР.

Родился 4 января (17 января по новому стилю) 1911 г. в г. Москве. Скончался 23 мая 1995 г. в г. Москве.

Выступал за "Динамо" Москва (1936 - 1942).

Чемпион СССР 1937, 1940 гг. Обладатель Кубка СССР 1937 г.

Главный тренер сборной СССР (1955-1958, 1960-1962, 1968-1970).

Под руководством Г. Д. Качалина сборная СССР выиграла Олимпийские игры 1956 г. и Кубок Европы 1960 г.

ВНЕ ВСЯКОГО РАНГА

Победа в Олимпийском турнире 1956 года, выигрыш Кубка Европы в 1960 году - это высшие по рангу футбольные победы нашей сборной. И оба раза командой руководил Гавриил Дмитриевич Качалин.

По складу характера Г. Д. Качалин - романтик. С ним приятно толковать о футболе. Он любит и умеет так мечтать, что невольно заставляет мечтать и своего собеседника. По натуре он демократ, но принципиальный. Так он тренерствует, так и играл центрального полузащитника в московском "Динамо". В душе он, вероятно, по-прежнему патриот своего клуба, но прогрессивное ему нравится и у других. Не раз слышал его хвалебные отзывы о команде ЦСКА сороковых годов, о спартаковском ансамбле следующего десятилетия. "По-своему, но отменно сильны сейчас киевляне!" - вырвалось у Гавриила Дмитриевича замечание при обсуждении прогнозов на 1968 год.

Гавриил Качалин

Сильное в его тренерском даровании - тяга к новому. Зная, что "вера без дела мертва есть", Гавриил Дмитриевич смело вводит молодых в свои составы. Часто ему удаются вещие предвидения. В 1956 году именно он открыл такого выдающегося крайнего защитника, как Михаил Огоньков. Из дубля московского "Спартака" - прямо в первую сборную! Таких примеров тьма. Они подтверждают наличие тонкого футбольного вкуса и риске. Эти качества всегда притягивают к тренеру души игроков. И вместе с тем Г. Д. Качалин - человек практичный. Ему не откажешь в умении сформировать команду из тех, кто хорош не вообще, а именно на день матча. Он может здраво сопоставить все качества и недостатки игроков. Угадать, чей общий уровень в предстоящей игре даст высший балл. Отсюда подчас и замена "звезд"... Неожиданная для широкого зрителя, но подготовленная в команде заранее, Настолько деликатная и предупредительная, что ас хотя и расстраивается, но не обижается.

С игроками говорит по душам. При удачном ответе раскатисто смеется. В принципах он тверд, но в мелочах может пойти на уступки. Это важные козыри в работе Г. Д. Качалина. Так же независимо Гавриил Дмитриевич держится и с начальством. Молчит, слушает до конца, а потом вдруг спокойно и вежливо не согласится. Обнадеживать не любит, перестраховываться на случай неудачи не будет.

Работать с ним приятно и тем, кто стоит сверху, и тем, кто находится под его началом. Приходилось, конечно, и ему отчислять игроков из сборной за провинности. Но делал он это без лишнего шума, без всяких громов и молний, без желания отомстить. Ни угроз, ни крика.

Всякую саморекламу Г. Д. Качалин не переносит. Предпочитает держаться в тени. Журналистам на глаза не лезет. От ответов по существу не увиливает, но и "турусы на колесах" не разводит. Псевдонаучной терминологией не щеголяет. Просто и понятно расскажет то, что большинство тренеров трактует высокопарно и завуалировано. Он, пожалуй, единственный из всех наставников стоит выше ведомственных антагонизмов, клубных интересов и личных счетов. Его охотно превращают в третейского судью. Избирают в арбитры по футбольным конфликтам и дрязгам. В кругах тренерского сословия по-настоящему уважают. Принимают его наставления. Верный тон и правильная линия делают встречи с Г. Д. Качалиным всегда и для всех приятными.

Было время, завистники поговаривали, что тренерское искусство Г. Д. Качалина пригодно только для сборной страны. Он, дескать, может объединить готовое, но вырастить собственных игроков и удержать в руках руль в долгих турнирах не в состоянии. Сезон 1964 года это опроверг. Тбилисское "Динамо" под руководством Г. Д. Качалина выиграло золотые медали. Он уверенно довел этот не всегда уравновешенный ансамбль до победы. Умело укрепил психологию игроков. Поставил на ноги и вывел в люди немало молодых грузинских футболистов. Правда, на следующий год Качалин сдал бразды правления. Так в свое время он поступил и в сборной. Кстати, это единственный из тренеров, по собственному почину слагавший свои полномочия. Причина - желание передохнуть от трепки нервов. Налицо не только логика, но и особая сила воли. Г. Д. Качалин всегда задолго предупреждает об уходе. Команды он оставляет, как правило, на гребне успеха, при безупречной слаженности ансамбля. Связи между линиями и игроками - "идея фикс" и главная забота этого тренера.

Допускаю, что он менее самобытен, чем Б.А. Аркадьев, не так темпераментен, как К.И. Бесков, менее хитер, чем М.И. Якушин, или не до такой степени загадочен, как В.А. Маслов. Но зато он стабильней и дальновидней любого из них.

Особенно на своем месте Г. Д. Качалин в роли старшего тренера сборной команды страны. Редкое умение этого человека сохранять нужные отношения с ведомствами и клубами - залог прошлых и будущих побед нашей сборной. По значимости международных побед он среди советских тренеров "персона грата". Вне всякого ранга.

Из книги Николая СТАРОСТИНА "Звезды большого футбола", 1969

РЕЖИССЕР ГЛАВНЫХ ПОБЕД

Возрожденная в 1952 году сборная Советского Союза по футболу просуществовала недолго: ее дебют на Олимпийских играх в Хельсинки был признан нашими руководящими организациями неудовлетворительным, и команда была распущена.

Но с выходом советского футбола широким фронтом на международную арену было совершенно очевидно, что теперь без нее мы не сможем обходиться долго. И в августе 1954 года вновь была создана сборная СССР. Команда очень мало походила на ту, что выступала в Финляндии. Из основного олимпийского состава в ней остались, по существу, лишь защитник Анатолий Башашкин и полузащитник Игорь Нетто. Сменилось и руководство: бразды правления принял Гавриил Дмитриевич Качалин, о котором и пойдет наш рассказ.

Отличный футболист в недалеком прошлом, он уже имел пятилетний опыт педагогической работы, когда получил приглашение возглавить главную команду страны. Это приглашение очень удивило его. Но не испугало, Он охотно шел навстречу ответственной работе.

Гавриил Качалин

Начал он ее серией консультаций с Борисом Андреевичем Аркадьевым. Качалин совершенно справедливо считал, что деятельность творческого руководителя главной команды страны должна отличать преемственность. Тогда же в специальной записке на имя руководства Спорткомитета Гавриил Дмитриевич писал: "Сборная СССР, по моему твердому убеждению, не может и не должна созываться периодически, для решения каких-то отдельных, частных задач. Она должна существовать постоянно как единый организм, со своей историей, традициями, а главное - со своей школой, со своими творческими принципами, со своей на годы рассчитанной стратегией".

Условия развития нашего футбола в ту пору по-прежнему диктовали необходимость при комплектовании сборной делать опору на базовую команду, на клуб-лидер. На этот раз им был московский "Спартак", как бы вновь вернувший себе былую силу и славу. В то же время старший тренер внимательно следил за другими клубами, стремясь вовремя выявить каждого талантливого игрока. Именно Гавриил Дмитриевич первым доверил пост номер один в главной команде страны Льву Яшину, сравнительно недавно начавшему выступать за основной состав московского "Динамо".

Впереди сборную вновь ожидали олимпийские испытания. Но если у Аркадьева в свое время на подготовку к ним оставались считанные месяцы, то в распоряжении Качалина было два года, И, помня уроки своего предшественника, он решил, что будет всячески стремиться сохранить в неприкосновенности основное ядро коллектива, добиваясь максимальной сыгранности и взаимопонимания в сборной. Забегая вперед, скажем, что эту линию ему удалось выдержать полностью. Так, в 22 официальных и товарищеских матчах, которые провела сборная в течение 1954 - 1956 годов, вратарь Лев Яшин сыграл за нее 17 раз, защитник Анатолий Башашкин - 19, полузащитник Игорь Нетто - 21, нападающий Борис Татушин - 20. Это перечисление, подтверждающее наш основной вывод, можно было бы продолжить.

Вместе с тем руководитель сборной постоянно искал таланты. Так, рядом с замечательным полузащитником Игорем Нетто Качалин последовательно пробовал его одноклубников Алексея Парамонова, Анатолия Масленкина, армейца Йожефа Беца, но, в конце концов, прочно остановился на Юрии Войнове из "Зенита" (Ленинград). О том, насколько удачным был этот выбор, можно судить по оценке журнала "Франс-футбол", который в 1960 году, подводя итоги только что закончившемуся тогда первому розыгрышу Кубка Европы по футболу, писал, что "пара советских хавов Войнов - Нетто сегодня, бесспорно, сильнейшая на нашем континенте".

Зорким глазом Качалин увидел и привлек в сборную восемнадцатилетнего центрфорварда Эдуарда Стрельцова и его одноклубника из московского "Торпедо" Валентина Иванова и талантливых других игроков.

Став во главе сборной, Гавриил Дмитриевич сразу установил самый тесный контакт с тренерами всех клубов высшей лиги, где числились его подопечные, и в первую очередь со старшим тренером московского "Спартака" Василием Николаевичем Соколовым. Впервые в нашей методической практике Качалин давал для игроков сборной индивидуальные планы-задания, определяя характер и структуру работы с ними. При этом он ставил во главу угла три решающих момента: максимальную физическую готовность всех без исключения футболистов, безупречную индивидуальную технику и зрелое тактическое мышление.

Первым оселком, на котором была проверена сила вновь созданной сборной, стала национальная команда Швеции. Матч состоялся 8 сентября 1954 года в Москве. Гавриил Дмитриевич поставил перед командой следующую задачу:

- Выложиться максимально. Отдать борьбе все силы. Каждому быть все время в движении, классической схемы "дубль-ве" не придерживаться, действовать строго по обстановке.

Качалин видел, что подбор игроков в сборной замечательный, что спортсмены в отличной форме, и верил в победу. Но даже он не мог предположить того, что произойдет. Наши футболисты переиграли авторитетного соперника по всем статьям. Шведам был учинен форменный разгром. Семь "сухих" мячей влетели в их ворота - такого фиаско скандинавские спортсмены не знали с 1913 года, когда они проиграли 0:10 команде Дании.

26 сентября советские футболисты принимали у себя национальную сборную Венгрии, которая носила звание олимпийского чемпиона и каких-нибудь три месяца назад получила серебряные медали на очередном чемпионате мира в Швейцарии. Соперник был очень серьезный.

- Я специально планировал календарь наших международных встреч так, чтобы сыграть с ведущими командами. Нужно было дать ребятам почувствовать уровень "высшего класса", испробовать свои силы в поединках с лучшими из лучших, - объяснял Качалин.

Матч СССР - Венгрия (проходил в Москве, на Центральном стадионе "Динамо") приковал к себе внимание специалистов. Он прошел в упорной борьбе и закончился вничью - 1:1, причем после гола, который провел в их ворота Сергей Сальников, гостям пришлось отыгрываться.

Но дело было не только в счете. По общему мнению иностранных обозревателей, прибывших посмотреть игру, советская команда не только ни в чем не уступала в этом матче своим грозным соперникам, но и кое в чем превосходила их, особенно в скорости развития атаки, в степени общей физической выносливости и морально-волевой закалки. Я особо подчеркиваю именно эти качества, ибо их-то как раз очень не хватает зачастую нынешнему поколению нашей сборной.

Много тогда писала спортивная пресса континента о сборной СССР. Но говорят, что лучшая похвала - это похвала соперника. Так вот руководитель венгерской команды Г. Шебеш заявил тогда: "Советская команда показала в высшей степени современный футбол. Она представляет собой великолепный ансамбль, в котором идеально отлажены все узлы и звенья".

Через несколько дней, выступая по Всесоюзному радио, Гавриил Дмитриевич заявил:

- Все похвалы в наш адрес мы воспринимаем не более как аванс. Предстоит работа, очень большая работа.

В начале 1955 года Гавриил Качалин, впервые в истории сборной, предпринял "зимнюю" поездку, избрав в качестве партнера команду Индии, занимавшую очень низкое место на иерархической лестнице мирового футбола. Расчет был прост: во встречах с заведомо слабым противником завершить процесс сыгрывания, опробовать в деле новых кандидатов. Любопытно, что именно в этих февральских матчах в сборной был опробован Юрий Кузнецов, нападающий бакинского "Нефтяника", выступавшего тогда по классу "Б". Это был единственный спортсмен из "второго эшелона", привлеченный в главную команду страны. Его "открыл" Качалин. Как известно, в дальнейшем Юрий Кузнецов вырос в выдающегося мастера футбола, не раз успешно выступал за сборную.

Три матча против национальной сборной Индии - в Дели (6 февраля), Бомбее (27 февраля) и Калькутте (6 марта) - принесли победы нашей дружине - 10:0. В докладной записке на имя председателя Спорткомитета СССР о результатах поездки старший тренер докладывал, что команда успешно выполнила обширную программу общефизической, технической и тактической подготовки, в ней царит дух дружбы, уверенности и большого творческого подъема. Я думаю, что в умении обеспечить этот самый дух, этот порыв к игре, к творчеству и состоит главным образом педагогическое искусство руководителя сборной страны. Гавриил Дмитриевич обладал им в высокой степени.

Предолимпийский сезон Качалин решил использовать для встреч и на самом высоком уровне. 26 июня наша команда встретилась в Стокгольме в матч-реванше со сборной Швеции. И на этот раз шведам не удалось избежать разгрома - 0:6. Три мяча провел в ворота шведов дебютант сборной Эдуард Стрельцов. Европейская пресса единодушно отмечала, что советская сборная показала игру, совершенно непохожую на классическое "дубль-ве", подчеркивала свежесть ее тактического рисунка. В отчетах указывалось, что защита шведов была полностью деморализована тем, что никак не могла определить главное направление атаки: оно проходило то через правый край, где действовал "реактивный" Татушин, то через среднюю линию, где на этот раз "работал" торпедовский тандем В. Иванов - Э. Стрельцов, то вдруг перемещалось на левое крыло - к А. Ильину. В этом постоянном перемещении центра тяжести атаки, в последовательной концентрации сил на различных направлениях и заключалось существо тактического плана Г. Качалина на эту игру. Как видим, он полностью удался.

Заметим, что во всей своей практической работе со сборной Гавриил Дмитриевич всегда уделял исключительное внимание этому самому тактическому плану на каждый конкретный матч. Он создавал его на основе тщательного изучения очередного соперника, индивидуальных возможностей игроков противостоящей команды и задач, которые приходится решать в данном состязании. Качалин никогда, ни при каких обстоятельствах не навязывал своего плана в приказном порядке. Он всегда объявлял ребятам сначала проект плана, обосновывал его и говорил:

Гавриил Качалин

- Прошу всех тщательно взвесить обстоятельства и высказать мне свои соображения.

И только выслушав все замечания, сделав соответствующие уточнения, выкладывал окончательный вариант. Точнее, это были варианты, ибо Качалин в своих планах всегда предусматривал различные запасные ходы на тот случай, если игра (в силу противодействия соперника или по каким-либо другим причинам) пойдет не по предполагаемому руслу, а иначе. Вот для этих "иначе" у него тоже были свои наметки, он всегда высказывал их ребятам, и это избавляло команду от каких-либо особенных
неожиданностей, а, следовательно, от состояния растерянности на поле.

Приведу весьма характерный пример. 21 августа 1954 года в Москве на стадионе "Динамо" сборная СССР принимала чемпионов мира - команду Федеративной Республики Германии. На встрече настоял Качалин, и это было, несомненно, с его стороны проявлением высокого спортивного мужества. Объясняя ее, он произнес тогда слова, которые стоит запомнить:

- На мой взгляд, в дни подготовки к ответственным состязаниям, чем грознее соперник, тем лучше. Не надо бояться проигрышей. Иначе никогда не выиграешь у сильного и никогда не испытаешь свои истинные возможности.

Так вот, основной план игры с чемпионом мира предусматривал в первом тайме игру сдерживающую (предполагалось, что гости будут стремиться сразу же добиться успеха), а затем переход в решительное контрнаступление. "Однако, - указывал Качалин, - если натиск чемпионов мира не ошеломит, - надо сразу же самим захватить инициативу, вести непрерывные атаки, максимально используя скоростные качества фланговых нападающих". В своем плане Качалин специально оговорил, что по ходу матча может возникнуть ситуация, когда соперник поведет в счете.

- Это не должно вас обескураживать, товарищи, - говорил старший тренер своей команде. - За счет взвинчивания темпа, последовательного наращивания усилий мы сможем склонить чашу весов в свою пользу.

Как мы знаем, план Качалина полностью себя оправдал. Гости попытались развить атаки через центр, где впереди у них действовал выдающийся мастер футбола Фриц Вальтер, но наша оборона, возглавляемая Анатолием Башашкиным, сравнительно легко отбила первый натиск. Пятнадцатиминутный штурм гостей окончился безрезультатно. А наши форварды стали все чаще и чаще угрожать чужим воротам. И тут выяснилось, что испытанные во многих спортивных сражениях немецкие защитники не могут удержать быстрых крайних нападающих советской сборной, особенно рвавшегося вперед со спринтерской скоростью Татушина. Один из его проходов завершается точнейшей передачей удачно открывшемуся Николаю Паршину, и счет 1:0. Но вскоре гости усилиями разыгравшегося Фрица Вальтера сравнивают счет.

В перерыве Качалин сказал команде:

- После отдыха соперники будут стремиться развить успех. Может быть, им это даже удастся. Но это не должно вас вывести из равновесия. Я верю: вы сильнее, вы можете сегодня победить. Но для этого нужно все время усиливать натиск.

Очень конкретными и ценными были указания по тактике. Тренер говорил:

- Главное оружие соперника - четкие длинные передачи, при помощи которых они быстро проходят центр поля и создают давление в нашей зоне. Надо путем организации единоборства в каждой точке поля нарушить эту игровую связь. Второе - соперник в какой-то мере приноровился к манере Татушина, все чаще разгадывает его ходы. Надо изменить направление атак, перенести центр тяжести на левый край - к Анатолию Ильину...

Все эти и другие указания были выполнены командой безукоризненно и помогли ей одержать сенсационную победу над чемпионами мира со счетом 3:2!

В тот сезон сборная приняла в Москве национальную команду Индии (10:1), встретилась в Будапеште со сборной Венгрии (1:1) и снова в Москве с командой Франции (2:2). Ни одного проигрыша, высокий наступательный дух - вот что характеризовало "школу Качалина". В каждом матче, каким бы ни был противник, старший тренер требовал от футболистов максимального напряжения, полной отдачи сил, возможно более высокой результативности.

Приняв сборную в 1954 году, Гавриил Дмитриевич работал с ней до 1962 года включительно. Восемь лет - это пока абсолютный рекорд пребывания тренера сборной на своем посту. Рекорд, который до сих пор не побит. Эта стабильность оказалась большим благом. Она обеспечила Гавриилу Дмитриевичу возможность последовательного осуществления своих творческих идей, кропотливой работы с людьми. Она вселяла в сердца футболистов дух уверенности, глубокого уважения к своему руководителю, делала его указания непреложным законом для каждого. Она позволяла работать с дальней перспективой, жить не только сегодняшним и завтрашним днем, но главное - будущим.

Волею Гавриила Дмитриевича сборная СССР продолжала выступать, имея в своей основе футболистов столичного "Спартака". Бывали случаи, когда единственными пришельцами из других клубов оказывались Лев Яшин и Анатолий Башашкин. Бывали у нас подобные случаи и до этого и после. Но в 1952 году Борис Аркадьев совмещал посты старшего тренера сборной СССР и команды ЦДСА, в 70-х годах этим же методом пользовался Валерий Лобановский. Опыт конца 50-х и 60-х годов показывает нам со всей убедительностью, что куда лучше, когда тренер сборной ни в коей мере не связан клубными заботами и клубными интересами, когда он может влиять на события, находясь в привилегированном положении независимого руководителя.

Гавриил Дмитриевич был очень тесно связан в ту пору с московским "Спартаком", но он имел полную возможность смотреть на команду со стороны, оценивать ее жизнь критическим взглядом, мгновенно замечать тенденции к спаду, определять незаметные тому, кто варится в собственном соку, ошибки, находить наиболее быстрые и эффективные пути их устранения.

Гавриил Дмитриевич пристально следил за каждым футболистом, давал персональные задания, был озабочен тем, чтобы люди росли, повышали свое мастерство. Он очень много времени уделял индивидуальным беседам с футболистами. Это были своеобразные психологические сеансы, во время которых он передавал ребятам не только свои богатые знания и взгляд на игру, но и свою веру в них, свою окрыленность.

В действиях старшего тренера - и это тоже следует выделить - ребят подкупала его интеллигентность, которую он никогда не выпячивал, но которая чувствовалась всегда и во всем.

Большой творческий труд Качалина принес свои плоды. Уверенно пройдя сквозь барьер отборочных матчей, его команда отправилась в далекий Мельбурн. Ход финального турнира XVI летних Игр я описывать не буду: в нашей спортивной литературе это уже было сделано не раз. Олимпийское "золото", добытое там, до сих пор остается одним из самых крупных и почетных трофеев советского футбола. В сражениях за него сборная СССР проявила себя командой высокого класса и несгибаемой воли. На ее счету были победы над сильной, молодой объединенной командой Германии (под ее флагом выступали футболисты ФРГ) - 2:0, национальной сборной Индонезии - 0:0, 4:0, Болгарии - 2:1 в добавочное время и Югославии-1:0. Мировая пресса очень высоко оценила этот успех. Виднейшие обозреватели в Америке и Европе отмечали выдающиеся достижения советского футбола, который столь достойно представила главная команда страны.

Прошло несколько месяцев, и сборная СССР впервые за всю историю стала участником самого представительного и важного соревнования - чемпионата мира по футболу.

Не мудрствуя лукаво, Гавриил Дмитриевич не стал менять ни форм, ни методов работы с командой. Сезон 1957 года, принесший с собой немало волнений, в конце концов, окончился радостью: заняв в своей подгруппе (где вместе с ней выступали еще сборные Польши и Финляндии) 1-е место, сборная СССР вошла в число шестнадцати финалистов, получила, как говорится, путевку в Швецию.

На основании двух последних сезонов все виднейшие специалисты относили советскую дружину к числу бесспорных лидеров. Один из самых высоких авторитетов мировой спортивной журналистики Габриель Ано писал в ту пору:

"... Поразительных успехов за последнее время добились русские. Они показывают в высшей степени современный футбол, опирающийся на невиданную еще нами физическую кондицию, которая в обороне обеспечивает максимальную стойкость, а в атаке - максимальную стремительность. Русская команда представляет собой сегодня великолепно сыгранный ансамбль..."

На этих словах я прерву цитату. Почти три года колоссального труда затратил Качалин, чтобы создать коллектив. Но так случилось, что перед самой отправкой в Швецию сборная потеряла своих ключевых игроков: в центре атаки - Эдуарда Стрельцова, в центре защиты - Михаила Огонькова, на правом краю нападения - Бориса Татушина, которые были отчислены за неблаговидный поступок. Кроме того, душа команды, главная ее пружина полузащитник Игорь Нетто в товарищеском матче против Англии получил тяжелую травму колена и почти на весь сезон выбыл из игры. А до отъезда на чемпионат оставались считанные дни. И казалось, ничто не может предотвратить надвигающуюся трагедию - трагедию бесславного выступления, трагедию позора.

В этих условиях с особой силой проявился педагогический талант Качалина. Ребята не слышали от него ни одного слова, которое бы заставило их сомневаться, не верить в свои силы, поддаться панике. Он продолжал будничную работу с командой, говорил о своей беспредельной вере в успех. Это повторялось изо дня в день, на каждой тренировке. И каждый футболист уносил с таких занятий частицу выдержки и спокойствия старшего тренера, его силы духа, его оптимизма и уверенности в победе.

В срочном порядке производил Качалин в команде необходимые перестроения, стремясь на ходу укрепить ее физически и духовно. Ввел в оборону таких закаленных в морально-волевом плане игроков, как Константин Крижевский, Борис Кузнецов, Виктор Царев (все "Динамо", Москва), привлек еще несколько игроков в линию нападения.

Жребий, разделивший участников финальной части чемпионата мира на четыре подгруппы, был для нас далеко не самым счастливым: мы оказались в одной компании со сборными Бразилии (ставшей, как известно, чемпионом мира), Англии и Австрии.

Первый матч состоялся 8 июня против сборной Англии на центральном стадионе Гётеборга, Сборная СССР вела после перерыва 2:0, но, в конце концов, матч закончился вничью - 2:2. Англичане провели первый ответный гол с назначенного венгерским судьей Жовтом одиннадцатиметрового, который все обозреватели единодушно назвали "сомнительным". Затем последовал выигрыш у Австрии - 2:0. Против Бразилии, показавшей тогда свою знаменитую тактическую новинку (4+2+4), Качалин впервые в практике советского футбола также применил схему с четырьмя защитниками (Кесарев - Крижевский - Кузнецов и Царев), но ребята, не успевшие ее осмыслить и освоить, действовали фактически по старинке, более скованно, чем обычно. В итоге проигрыш - 0:2.

Пришлось играть с англичанами дополнительный матч. Сборная СССР победила со счетом 1:0. Но на большее ее не хватило. Футболисты основного состава, несмотря на отличную физическую подготовку, просто не смогли выдержать напряжение трех ответственейших матчей в течение пяти дней и проиграли в одной четвертой финала свежей, хорошо отдохнувшей, выступавшей на своем поле сборной Швеции - 0:2.

Гавриил Качалин

Тем не менее, дебют сборной СССР на главном турнире планеты был признан вполне успешным. Так, в своем специальном обозрении журнал "Франс-футбол" писал: "Советы продолжают успешно развивать свое футбольное наступление. Сборная СССР своим выступлением на зеленых полях Швеции показала, что ее класс растет из года в год и что она по праву претендует на ведущую роль на континенте".

Прошло еще два сезона, и в 1960 году команда Гавриила Качалина выиграла впервые учрежденный Кубок Европы (теперь это состязание возведено в ранг чемпионата). А еще через два года вновь дошла до четвертьфинала очередного чемпионата мира в Чили.

Эти пока что самые большие успехи пришли благодаря труду, настойчивости, таланту Гавриила Дмитриевича Качалина - режиссера наших главных футбольных побед.

С именем Гавриила Дмитриевича связана еще одна замечательная страница истории отечественного футбола, еще одна яркая победа, на этот раз одержанная на внутреннем фронте. О ней мы и поведем сейчас свой рассказ.

Весной 1936 года советский футбол перешел на новую для него систему организации всесоюзных соревнований - по клубному принципу. В первом чемпионате СССР в группе "Б" вместе с рядом других коллективов выступила отнюдь не пользовавшаяся в стране широкой известностью команда тбилисского "Динамо". Ее дебют на всесоюзной арене стал действительно сенсационным. С блеском выиграв матчи у днепропетровского "Динамо" - 5:0, у московских команд "Торпедо" - 2:1, "Металлург" - 2:0 и др., южане уверенно заняли 1-е место и уже осенью оказались в группе "А" среди восьми сильнейших клубов страны.

Подводя итоги дебюту южан, заслуженный мастер спорта, большой знаток и ценитель футбола П. Исаков написал в своем обзоре:

"...Несомненно, советский футбол в лице тбилисского "Динамо" обрел команду самобытную и грозную в своей силе. Последние ее выступления в состязаниях на Кубок СССР и в чемпионате, ее положение лидера свидетельствуют о том, что южанам под силу претендовать на самые значительные победы".

В дальнейшем лучшая команда Грузии не раз подтверждала эту высокую рекомендацию. В 1939, 1940, 1951, 1953 годах она была вторым призером чемпионата СССР, в 1936 (осень), 1946, 1947, 1950, 1959, 1962-м - третьим, четыре раза (все достижения даются мной до рубежа шестьдесят четвертого года) оказывалась в финале Кубка СССР. Достижения - великолепные, ими по праву можно гордиться. Они способны были удовлетворить самых строгих ценителей, кроме... грузинских болельщиков. Обожая свою команду, они хотели, во что бы то ни стало видеть ее первой среди равных.

Но сделать решающий шаг тбилисское "Динамо" не могло на протяжении более четверти века. Почему?

Отвечая на этот же вопрос нынешнему поколению болельщиков тбилисского "Динамо", один из самых прославленных ветеранов команды заслуженный мастер спорта Борис Пайчадзе как-то сказал:

- Нас очень часто сжигал наш же собственный темперамент.

Более краткое и более точное определение, право, придумать невозможно. Да, у великолепной команды тбилисского "Динамо", славившейся своими выдающимися исполнителями, филигранной техникой, смелыми, интересными тактическими поисками (самыми первыми в нашем футболе они ввели в практику широкое перемещение форвардов по всему фронту атаки), был и один чрезвычайно серьезный недостаток. Ей очень часто не хватало самообладания, выдержки, умения правильно распределить свои силы и в каждом отдельном матче и тем более на дистанции такого длительного соревнования, каким является чемпионат страны или розыгрыш Кубка СССР. Ей, наконец, просто-напросто не хватало должной волевой закалки.

Весьма любопытен следующий факт. В 1951 году тбилисцы долгое время лидировали в чемпионате страны, но в конце первого круга, когда уже все им предрекали успех на "промежуточном финише", вдруг потерпели оглушительное поражение от донецкого "Шахтера" (0:4), пропустили вперед столичных армейцев и практически смирились со 2-м местом. Вот именно тогда, анализируя итоги ушедшего сезона, заслуженный тренер СССР Гавриил Качалин писал: "Нужно отдать должное и второму призеру - тбилисскому "Динамо". В нынешнем году команда продемонстрировала высокие спортивные качества, физическую выносливость, была достаточно сильна во всех линиях и особенно - традиционно - в линии нападения. Подвела южан, как всегда, их досадная психологическая неустойчивость, их фатальное неверие в возможность стать чемпионом. Хочется верить, что найдется в нашем спорте человек, который снимет с южан этот досадный психологический комплекс и поможет им взойти на высшую ступень всесоюзного пьедестала почета - на ту ступень, которую они уже давно заслужили своим мастерством".

Через тринадцать лет этот человек нашелся. Им оказался сам автор приведенной выше статьи.

Вспомним еще раз, что время, о котором идет речь, характеризовалось решительной (хотя и несколько запоздалой) тактической перестройкой советского футбола. Все наши клубы, и, прежде всего клубы высшей лиги, всесторонне осваивали бразильскую систему. Первыми это сделали московские торпедовцы. Результат нам уже хорошо известен: в 1960 году они стали лучшей командой страны.

Большую работу по творческому освоению системы 4+2+4 под руководством заслуженного мастера спорта, заслуженного тренера СССР Михаила Иосифовича Якушина проделали тогда же и динамовцы Тбилиси. Новая система как нельзя лучше пришлась по душе южанам. Если в 1960 и 1961 годах им не удалось даже попасть в финальную часть чемпионата страны (чемпионат СССР в названные мною годы проводился в два этапа: с предварительными подгруппами и финалом), то в 1962 году они уже завоевали серебряные медали, вновь не выдержав на финише остроты конкуренции и пропустив вперед московский "Спартак".

Гавриил Качалин

Разгадать причину такого успеха не составляло особого труда. Дело в том, что новая система словно бы специально была открыта для тбилисцев, она полностью соответствовала их игровым и техническим возможностям. Казалось, что сейчас как никогда они близки к тому своему решающему успеху.

Однако в следующем сезоне "Динамо", от которого столько ожидали, откатилось со 2-го на 5-е место. Виновного нашли немедленно: им, конечно же, оказался Михаил Якушин. Освобождающееся место предложили Гавриилу Дмитриевичу Качалину. И тут, к слову сказать, опять проявились его благородство, честность, порядочность. Хотя судьба Якушина была решена еще до того, как сделали предложение Качалину, Гавриил Дмитриевич, выслушав его, сказал, что примет это предложение только после консультации с бывшим старшим тренером и при наличии ситуации, исключающей какое-либо оскорбление последнего.

Михаил Иосифович отлично знал человека, идущего ему на смену. Он прислал короткое, но весьма выразительное письмо-ответ. Вот его текст, любезно предоставленный мне в свое время Качалиным. "Уважаемый Гавриил Дмитриевич, - говорится в нем, - ни на минуту не задумывайтесь над вопросом, идти или не идти. Команда готова в целом хорошо, народ подобрался интересный. Думаю, что вам с вашей мудростью и вниманием к психологии сейчас удастся решить очень многое".

Через три дня после получения этого письма Гавриил Дмитриевич прилетел в Тбилиси и приступил к работе с командой.

Перед тем как показать и охарактеризовать ее в конкретных проявлениях, я хотел бы привести интервью, которое Гавриил Качалин дал корреспонденту грузинской спортивной газеты. Я привожу его дословно.

Корреспондент: - Сейчас много говорят о новой бразильской системе. Какое значение придаете ей вы?

Г. Д. Качалин: - Есть люди, которые рассматривают системы как некие готовые научные формулы и сводят игру чуть ли не к решению математических задач. Я не отношусь к их числу и горжусь этим. Потому что, к счастью, футбол никогда не поддавался и не поддается математически точному и ясному расчету. Иначе раз и навсегда исчезли бы красота и напряжение игры.

Реакция и действия игрока на поле не поддаются предварительной калькуляции именно потому, что ему приходится находить решения во множестве непредвиденных игровых конфликтных ситуаций. И игрока, и зрителя воодушевляют свобода решений, вдохновение, игровой азарт. Волнения болельщиков связаны именно с тем, что ситуации и поведение игроков никогда нельзя предвидеть заранее.

Иными словами, все рассуждения тактического порядка, в том числе и о значении и построении различных систем, всегда проникнуты главной мыслью: борьба за мяч всегда и по всему полю, с тем чтобы забить его в ворота и добиться победы.

Именно в нацеливании команды на такое понимание своей роли я вижу свою главную задачу.

Корреспондент: - Следует ли понимать ваш ответ так, что вы не будете строго придерживаться ни одной из известных нам систем?

Г. Д. Качалин: - Ну, так понимать меня не следует. Само по себе слово "система" означает некий строй, нечто целое, структурное объединение элементов, находящихся в логической связи. В футболе под термином "система" мы понимаем такую расстановку имеющихся в распоряжении тренера игроков, которая способна обеспечить необходимую для достижения успеха маневренность в нападении и защите. И в этом смысле мы, конечно же, будем отталкиваться от формулы 4+2+4, как наиболее четкой и современной.

Но я еще раз хочу со всей определенностью подчеркнуть: система в нашем понимании не клише, не неподвижный строй, а скорее некие рамки, в которых каждый игрок, понимая ответственность перед командой, наиболее полно и ярко проявляет свои лучшие спортивные качества.

Система как костюм, который должен хорошо сидеть и не стеснять движений. Систему 4+2+4 лично мы воспринимаем как систему прогрессивную, систему наступательную. Оборона, ради чего бы она ни строилась, никогда не может быть признана основной целью команды. Атака, наступление, порыв к победе - вот истинная и естественная форма выражения коллективом своего спортивного "я", вот основная цель любой футбольной стратегии и тактики.

Корреспондент: - Какую конкретную задачу вы ставите перед "Динамо" в наступившем сезоне?

Г. Д. Качалин: - Я ставлю самую главную задачу перед собой: придать этому замечательному футбольному ансамблю должную волевую закалку, необходимую психологическую устойчивость. А это будет достигаться конкретной работой с каждым человеком. Каждый игрок должен знать замысел тренера на каждый отдельный матч и на сезон в целом, должен быть, в конце концов, убежден в правоте тренера и понимать, что поставленную перед ним задачу может решить только он один. Это укрепляет уверенность игрока в собственных силах, резко повышает чувство ответственности, цементирует волю команды.

Возглавив коллектив динамовцев, Качалин сразу же предупредил команду, что никакой коренной ломки в области тактики или состава команды производить не будет.

Во время работы над этой книгой мне довелось неоднократно встречаться с Гавриилом Дмитриевичем. На мой вопрос о том, как велись занятия в команде, он ответил следующее:

- Вся учебная работа была целиком подчинена задаче всесторонней подготовки спортсменов к чемпионату, выработке у них способности успешно действовать в самой различной и сложной игровой обстановке, не теряя при этом мяча и постоянного контроля над ним. Ясно, что путь к этому был один: через многочисленное повторение возможных игровых ситуаций, в которых каждый исполнитель отрабатывает и закрепляет те или иные элементы игры с мячом.

Это общая характеристика, которую дал Качалин. Но тут, безусловно, требуются наши комментарии.

Начнем с того, что усиление (причем весьма заметное) тренировочных нагрузок поначалу было встречено коллективом в штыки. Но Гавриил Дмитриевич спокойно, однако весьма решительно опроверг все возражения. Он настойчиво разъяснял грузинским футболистам, что напряженный тренировочный труд - лучшее средство морально-волевой закалки.

Внес Гавриил Дмитриевич в учебный процесс еще одно принципиальное новшество. Игроки команды (все поголовно!) были буквально влюблены в мяч, готовы были часами работать с ним, но в спокойной, непринужденной обстановке. Их идеалом была виртуозность, они могли без устали жонглировать мячом, перебрасывать его с головы на ногу и обратно, вести мяч головой от ворот до ворот, лишь бы... никто не мешал.

Качалин сломал такое "кисейное" отношение к тренировке. Он потребовал, чтобы отработка основных технических элементов и приемов происходила в форме разыгрывания подлинных игровых ситуаций. Более того, отработка того или иного технического приема никогда в его бытность не ограничивалась собственно техническими задачами. Он постоянно ставил перед занимающимся конечные цели применения технического приема, в том числе удар по воротам.

Такая методика, когда отработка технических приемов непосредственно увязывалась с игровыми задачами, с постоянной нацеленностью на ворота, в конце концов резко повысила заинтересованность занимающихся, быстрее и с меньшей затратой времени приводила к успеху. А главное - игровая форма тренировок помогала придать действиям игроков столь недостававшую команде жесткость, постепенно повышать бойцовские качества футболистов, выполнять свои игровые обязанности в условиях непрерывного, упорного и неизменно возрастающего противодействия.

Большой объем подготовительной работы, проделанной командой, высокая степень ее физической и моральной подготовки не могли не сказаться и действительно сказались уже в самом начале сезона. 28 марта на своем поле динамовцы в отличном стиле переиграли столичный "Спартак". Хотя счет был всего 1:0 в их пользу, обозреватели единодушно отметили преобладающее преимущество хозяев. Через два дня здесь же был разгромлен ЦСКА - 3:0.

Хотя оба поверженных соперника были именитыми, победы над ними, пусть и одержанные в блестящем стиле, ни у кого не вызвали удивления. И уж, конечно, никто не рассматривал их как сенсационные: все уже привыкли к тому, что на своем поле, да еще в начале сезона, динамовцы Тбилиси нередко ниспровергают самых грозных соперников.

Однако если сам факт победы не был чем-то из ряда вон выходящим, то методы ведения игры тбилисцами не могли не привлечь внимания специалистов. В частности, бросалось в глаза, что из четырех мячей, проведенных южанами в чужие ворота, два пали на долю правого защитника Б. Сичинавы. Кстати, именно его точный, неотразимый удар решил исход встречи с московским "Спартаком".

Это не было случайностью или каким-то отдельным эпизодом. Старший тренер проявил большую настойчивость и изобретательность в применении новых принципов построения атаки, находя для ее усиления все новые возможности, новые ресурсы, в частности в виде подключения защитников к активным наступательным действиям, то есть он показывал уже тогда то, что потом, год или два спустя, нам "открыли" лучшие команды планеты в ходе очередного чемпионата мира.

За первыми последовали новые удачи. И вот динамовцы уже лидеры - 8 очков из 8 возможных.

Но вскоре динамовцев Тбилиси постигает неудача - они проигрывают в Москве своим одноклубникам (1:3), в Кишиневе местной "Молдове" (0:2), с большим трудом сводят к ничьей поединок с "Кайратом" (2:2) и вновь познают горечь поражения, на этот раз от донецкого "Шахтера" (1:2). Итак, одно очко в четырех играх после стартового результата восемь из восьми. Невольно рождалась мысль о безоговорочном крушении того здания победы, которое они создавали в своих мечтах перед началом сезона.

В этих неимоверно трудных условиях, в обстановке серьезной психологической подавленности особенно проявился командирский талант Гавриила Качалина. Он не стал вести долгие душещипательные беседы со своими подопечными, не ругал и не успокаивал их, как делали часто другие. Он продолжал спокойно и напряженно работать, творить. В частности, именно в полосу постигших команду неудач Гавриил Дмитриевич придумал и стал опробовать на практике тактический вариант, при котором в роли второго центра, рядом с Владимиром Баркая, был поставлен Слава Метревели - один из лучших крайних нападающих советского футбола.

Гавриил Качалин проводит теоретическое занятие.

1958 год Чемпионат мира. База сборной СССР в Хиндосе (Швеция). Главный тренер сборной СССР Гавриил Качалин проводит теоретическое занятие. Фото: "Спорт-Экспресс".

Нужно сказать, что и в команде, и вне ее, на форуме футбольной общественности страны, такое решение было встречено с откровенным холодком, оно повлекло ряд открытых и (в еще большей степени!) закрытых критических выступлений.

"Лишить коллектив такого великолепного флангового форварда, как Метревели, - не слишком ли это большая потеря для "Динамо"?" - риторически спрашивал в своей статье на страницах газеты "Советский спорт" один из наших видных футбольных тренеров.

Но Качалина ничто не могло остановить. Он был отважен и последователен в своем решении. Видел: команде пока не хватает мощности в атаке из-за отсутствия напористой пары центральных форвардов. Попробовал подключить к Баркая Апшева, затем Хуцишвили, но должного эффекта не получилось. И тогда созрела дерзкая мысль насчет Метревели. Он объяснил Славе свою идею, растолковал, каким именно видит его в новой роли.

- Ваше филигранное мастерство, ваша заряженность на атаку, ваш тактический кругозор в полной мере проявятся именно здесь, в центре атаки, где вы будете действовать с таким отличным "тараном", как Баркая. Ваши действия будут обеспечивать на флангах Месхи и Датунашвили, а из глубины - Яманидзе и Сичинава. При таком построении мы все-таки добьемся своего, завоюем желанное золото...

Эти полные убежденности слова тренера, естественно, немедленно доводились до сведения коллектива и становились его силой, его верой. А спустя какое-то время, когда уже была достигнута недоступная прежде вершина, Гавриил Дмитриевич писал в газете "Лело":

"Работа, большая и напряженная творческая работа, не прекращавшаяся ни на минуту в течение всего сезона, - вот что лежало в основе того, что мы называем "психологической подготовкой".

Постепенно команда восполняла потери, о которых мы говорили выше. Первый круг динамовцы уже закончили на 2-м месте, отставая от лидера - московского "Торпедо" - всего на одно очко. Казалось, дело пошло на лад, обретено необходимое душевное спокойствие, найдена своя игра. И вдруг…

Никогда не забудет Гавриил Дмитриевич Качалин первую игру второго круга против столичных армейцев. Команда начала ее мощными, отлично построенными атаками, надолго прижав соперника к его воротам. А потом последовали немыслимые, грубейшие ошибки защиты, и в итоге оглушительное поражение - 1:4.

В раздевалке, когда ребята вернулись с поля, царило тяжелое молчание. Вошел тренер. Ни один человек не взглянул на него, все сидели низко опустив головы, потупив взор, словно провинившиеся сыновья, ожидающие справедливого наказания от огорченного ими отца. И вдруг все услышали спокойный, более того - даже бодрый, чуть насмешливый голос старшего тренера:

- Ну вот что, голубчики, чтобы в матче со "Спартаком" вы доказали себе и мне: все, что произошло сегодня, - случайность...

Если бы вы видели, что стало в это мгновение с ребятами! Стрессового состояния как не бывало: повсюду раздавались шутки, громкие голоса, радостные возгласы. Стоявший рядом со мной Всеволод Михайлович Бобров тоже не выдержал, улыбнулся и произнес, наклонившись к самому моему уху:

- Ну и великий психолог этот Качалин...

Да, Гавриил Дмитриевич отлично знал, что ненужным "накачиваниям" нет никакой цены. Однако на последовавшем через день разборе прошедшего матча старший тренер подверг безжалостной критике действия команды, особенно ошибки, допущенные защитой. И тут же он дал четкий, предельно продуманный план встречи с московским "Спартаком" на его поле. Встречи, окончившейся победой южан.

Трудно, со взлетами и падениями, окрыляющими успехами и неудачами, чье воздействие подобно холодному душу, продвигалась команда по дороге чемпионата. И все эти дни были отмечены большой созидательной, творческой работой старшего тренера. Особенно зримо в те дни проявилось одно очень ценное качество Качалина-педагога: его умение видеть игру и делать из своих наблюдений правильные, своевременные выводы. Так, проведя графическую запись двух матчей с "Зенитом" в Ленинграде и с горьковской "Волгой" на ее поле (оба закончились "сухой" ничьей), он установил, что свои атаки команда развивает в необычном для нее медленном темпе, так сказать, позиционно. Это и привело к их крайне низкой эффективности.

Тут же Качалин принимает срочные меры. На тренировочных занятиях репетируют быстрые атаки, анализируют их результаты и приходят к выводу, что они куда чаще приносят успех. Гавриил Дмитриевич даже специально придумал и разработал упражнение для убыстрения атаки. Суть его состояла в следующем.

На одной стороне поля трое защитников и вратарь действуют против трех нападающих. На другой половине поля два защитника и вратарь играют против двух форвардов. То есть как бы идет игра 6x6 (включая вратарей) в двое ворот, но с непременным условием: игроки - и защитники, и нападающие - не имеют права переходить на другую половину поля, чтобы помочь партнерам. Таким способом искусственно создается обстановка разреженной обороны, в условиях которой особенно удобно проводить стремительные контратаки.

По секундомеру время атаки на таких тренировках Качалин довел до 10-12 секунд. А 3 сентября в Куйбышеве "Динамо" опять сыграло вничью, но уже не "сухую", а со счетом 3:3. Причем вело 3:1, но потом упустило накопленное преимущество. Местная газета так написала об их выступлении:

"Мы благодарны тбилисцам за редкую по красоте и темпераменту игру. Они начали матч бурными атаками и до конца сражались в своем стиле, не думая о глухой обороне, об удержании счета любой ценой. До самого финального свистка мы видели на поле настоящих спортсменов, настоящую борьбу, настоящий большой футбол".

Гавриил Дмитриевич несколько раз перечитал эту заметку: она откровенно радовала его. Безвестный обозреватель с периферии увидел плод его настойчивых усилий.

Да, весь год он воспитывал своих ребят в духе непримиримости к равнодушию, весь год он не жалел сил и средств во имя того, чтобы зажечь в этих от природы темпераментных молодых людях огонь доброго спортивного тщеславия, жажду борьбы и - победы. И ему это удалось: тбилисцы взяли четыре очка из четырех у московского "Динамо" и находившихся в блестящей форме армейцев Ростова. Две эти победы, одержанные подряд, в отличном стиле, были важны сами по себе. Но еще дороже для Качалина было сознание, что команда избавлена от роковых ошибок прошлого и на финише не утрачивает свежести и силы, а, наоборот, наращивает эти качества, идет по восходящей. Это личное впечатление подтверждала пресса. Вот что писал, например, в те дни один из самых талантливых наших обозревателей, тонкий знаток современного футбола заслуженный мастер спорта Виктор Дубинин:

"Не берусь утверждать, что грузинская команда за десять туров до окончания чемпионата уже начала финишировать и что у нее хватит для этого сил. Но я видел команду в игре с московским "Динамо" - противником, экзаменаторские способности которого не вызывают сомнений. На поле в классическом бразильском варианте действовал на очень высоких скоростях слаженный ансамбль. Никакого смешения обязанностей, полная взаимосвязь всех линий и звеньев. Пожалуй, впервые в сезоне я не увидел ни одного перехода тбилисских нападающих на свою половину поля. Они нападали и нападали, расшатывая оборону чемпиона (московское "Динамо" носило тогда это высокое звание. - Л. П.), что сделать, как известно, нелегко, и все четыре форварда, и каждый из них в отдельности, право же, были великолепны. Ничего лишнего не было в действиях всего коллектива. Команда показала образцовую игровую дисциплину.

Тбилисцы знали, с кем играют, знали, что поражение может их отбросить от первого места, а значит, и от золотых медалей и... решительно отказались от очкового компромисса с маститым соперником. Они показали настоящий, красивый футбол, может быть пока лучший в сезоне".

Вот какую команду создал своим трудом, своей настойчивостью, своим вдохновенным творчеством Гавриил Качалин. Плоды его работы, его тонкого психологического опыта все в большей степени давали себя знать.

Нарастающие успехи тбилисцев заставили их соперников резко усиливать при встрече с южанами свои защитные ресурсы. Уже и московские динамовцы и армейцы Ростова, играя против лидера, сделали явный акцент на обороне. В следующих турах против тбилисцев выступали кишиневская "Молдова" и "Шахтер". Обе команды отрядили в защиту едва ли не весь свой наличный состав. Тем не менее, во всех этих четырех матчах южане набрали, как когда-то на старте, максимум очков - восемь из восьми.

Теперь в чемпионате сложилась необычайно интересная и напряженная ситуация. Лидером по-прежнему оставалось московское "Торпедо", имевшее 39 очков после 27 игр. У "Динамо" (Тбилиси) - 38 очков после такого же количества игр.

22 октября состоялась встреча между ними. Южане имели в ней преимущество "собственных стен" (матч игрался в Тбилиси), торпедовцы - неоспоримую психологическую компенсацию, ибо их вполне устраивала ничья, тогда как соперникам нужна была только победа.

И тбилисцы добыли ее в редком по красоте и напряжению матче - 3:1. Теперь уже они вышли вперед на одно очко. Но этот хрупкий перевес, по мнению абсолютного большинства, мог и должен был (если измерять прежними мерками) обернуться против них же. Хорошо помню, через два дня после матча, состоявшегося в столице Грузии, я присутствовал на встрече московских болельщиков футбола с ведущими обозревателями центральных газет. Руководивший вечером Мартын Мержанов сказал тогда буквально следующее:

- "Динамо" не будет чемпионом. Оно станет, как всегда, жертвой своего же собственного темперамента и, как бывало не раз, не сумеет сделать решающего шага до заветной вершины.

Его мнение разделяли многие. Может быть, даже все, кроме... Гавриила Дмитриевича Качалина. Ибо лишь один он знал, что перед ним совершенно иная команда, отличающаяся на сей раз идеальной психологической закалкой, сильной волей, большой уверенностью в собственных силах.

И в самом деле, до конца турнира динамовцы позволили себе лишь одну ничью. Чемпионат окончился, но имя чемпиона все еще было неизвестно: "Торпедо" (Москва) и "Динамо" (Тбилиси) набрали по 46 очков. По положению им предстояло провести дополнительный матч на нейтральном поле. Он состоялся в Ташкенте 18 ноября. Перед началом состязания газета "Заря Востока" писала в большом и интересном обозрении:

"В борьбу вступают два великолепных ансамбля. Нет никакого сомнения, что решающим фактором, который определит на этот раз победителя, станет фактор психологический, фактор морально-волевой закалки".

И с этим нельзя было не согласиться. Предстоящий поединок нес в себе многие черты исключительности. Никогда еще за всю историю нашего отечественного футбола не было случая, чтобы для определения чемпиона после столь длительного и напряженного турнира требовалась дополнительная дуэль. Она вызвала необычайный интерес. Зрители до отказа заполнили трибуны стадиона "Пахтакор". Миллионы людей в Москве, в Тбилиси, в самых различных городах и селах страны прильнули к радиоприемникам.

Большое нервное напряжение, исключительность обстоятельств наложили свой отпечаток на характер встречи. Обе стороны яростно атаковали и... не использовали множество "верных" моментов. Первый тайм окончился без результата - 0:0. После отдыха большая активность у москвичей. Они все чаще прорываются в штрафную площадку южан, и, наконец, на 56-й минуте В. Щербаков отличным ударом открывает счет.

Всеобщее мнение, во всяком случае в ложе прессы, где находился в тот момент и автор этих строк, сводилось к тому, что этот гол морально надломит южан. Но уже в который раз за сезон тбилисцы преподнесли нам чудо. Они не только не растерялись, а заиграли так, словно бы только и ждали, когда же москвичи разозлят их. Гол стал для динамовцев как бы раздражителем, он помог им найти свою игру.

Мы все стали свидетелями хорошо подготовленного и прекрасно организованного штурма, результатом которого был непрерывный обстрел ворот и серия угловых. Стадион гудел от восторга. Наконец И. Датунашвили сравнял счет. После этого тбилисцы повели игру еще более размашисто, широко, отлично используя скоростные рывки своих быстрых и техничных форвардов. Но москвичи защищались отчаянно, и счет остался ничейным.

Итак, в дополнительном матче было назначено еще и дополнительное время. Напряжение достигло своего апогея. Оно чувствовалось на трибунах, в ложах, на скамейках, где сидели тренеры и запасные. Но главная его линия, конечно же, проходила по зеленому полю. Было ясно, что зыбкое равновесие голов при таком положении не может сохраняться долго.

Под руководством своего тренера эти парни выиграли Кубок Европы в 1960 году

Под руководством своего тренера эти парни выиграли Кубок Европы в 1960 году.

Первыми - и довольно скоро - сделали это южане. М. Месхи резко рванулся в центр, умело запутал защитников и точно "выложил" мяч очень удачно открывшемуся И. Датунашвили. Удар - и нападающий тбилисцев стал героем дня: на его счету оказались два решающих мяча. Спустя десять минут М. Месхи провел в ворота москвичей третий гол, а победную точку в этом матче поставил С. Метревели. Итак, 4:1. Весьма убедительная, безоговорочная победа.

Я позволю себе привести две цитаты из выступлений в печати, которые были сделаны в те дни виднейшими специалистами футбола. Заслуженный мастер спорта Андрей Петрович Старостин писал:

"Победа тбилисцев была закономерной. Эта плеяда третьего поколения грузинских футболистов сумела наконец добиться того, к чему так близки были ее славные предшественники, сумела встать на вершину футбольного Олимпа.

То, что так долго служило камнем преткновения... для футболистов Грузии, в этом сезоне было устранено. Я говорю о психологической настройке, о стойкости характера, о стабильном волевом напряжении, без чего нельзя добиться большого успеха... Это прекрасное оружие дал южанам прекрасный педагог, тончайший психолог Гавриил Качалин".

С этой оценкой прекрасно перекликается высказывание виднейшего авторитета мирового футбола Лайоша Бароти, занимавшего тогда пост старшего тренера национальной сборной Венгрии. Вот его заключение, сделанное после матча в Ташкенте, на котором Бароти присутствовал в качестве официального наблюдателя.

"Золотые медали - давнишняя мечта тбилисцев. Сколько раз по окончании сезона динамовцам приходилось восклицать: "А счастье было так возможно!" И теперь с удовольствием я приветствую эту интересную команду на вершине спортивной славы.

Я думал, что по традиции золотые медали будут за москвичами. Но Качалину удалось настроить своих ребят на боевой лад. Они выдержали физическое и нервное напряжение труднейшего турнира и поразили всех любителей великолепным мощным финишем. Теперь эта команда успешно преодолела не только весенний круг, но и стала героем золотой осени".

Как видим, все они (а также многие другие) неизменно связывали успех тбилисцев с именем Гавриила Качалина. Да иначе и быть не могло!

Именно Качалину, и никому другому, удалось выточить команду с твердым, непреклонным характером. Виртуозы техники, "романтики атаки", как мы называли тбилисцев всегда, добавили к этим замечательным качествам в 1964 году высочайшую игровую дисциплину, четкость расчета, чего прежде у них не было.

Победа тбилисского "Динамо" в том трудном и интересном чемпионате не забудется никогда. И никогда не изгладится в памяти, что она одержана под руководством талантливого и терпеливого тренера, тонкого психолога Гавриила Дмитриевича Качалина.

Л. П. ПРИБЫЛОВСКИЙ. "Тренеры большого футбола". Издательство "Физкультура и спорт", 1980 г.

ТРЕНЕР НОМЕР ОДИН

Гавриил Качалин проводит теоретическое занятие.

Вряд ли найдется в мире еще хотя бы один футбольный наставник, оставивший за своими плечами на 30-летнем тренерском пути три чемпионата мира, победные Олимпийские игры и кубок Европы. 78 официальных матчей провела в общей сложности сборная СССР под руководством Качалина. Абсолютный рекорд советского футбола, который не будет побит уже никогда. Между прочим, удостоверение заслуженного тренера СССР, выписанное на имя Качалина в августе 1957 года, имеет порядковый номер 1.

Когда три дня назад Гавриила Дмитриевича не стало, это интервью уже лежало на. столе редактора. Его автор Юрий Юрис, который последним, как теперь выяснилось, беседовал с Качалиным, был тогда взволнован и говорил, что Гавриил Дмитриевич с трудом давал это интервью, так как чувствовал себя весьма скверно.

В свои 84 года он перенёс три инфаркта, последний - в марте этого года. Только спустя два с половиной месяца врачи разрешили ему непродолжительные прогулки на свежем воздухе. По поводу встречи с корреспондентом "Спорт-Экспресса" Качалин, правда, с медициной советоваться не стал, и тот оказался в гостях у патриарха в доме на Фрунзенской набережной,

Безоговорочно считать его патриархом, мэтром - да как угодно назовите, преувеличением все равно не будет - дает основание почтенный возраст Качалина, помноженный на его выдающиеся заслуги перед футболом.

- Гавриил Дмитриевич, какие обстоятельства сопровождали ваше первое назначение на пост главного тренера сборной Союза?

- Да не было вроде никаких чрезвычайных обстоятельств, которые застряли бы в памяти. В начале 50-х я работал главным в московском "Локомотиве". Выступали мы в чемпионате страны прилично. К тому же еще раньше меня привлекали к руководству сборными Москвы. Все это, надо думать, и было положено на весы, когда решался вопрос о тренере национальной команды. Валентин Гранаткин, который председательствовал тогда в нашей федерации, поддержал мою кандидатуру.

- Как вы восприняли это решение?

- С большим интересом. Подумал: раз доверяют - надо попробовать.

- Первый матч сборной под вашим руководством помните?

- Ой, нет. Когда речь идет о событиях 40-летней давности, в моем возрасте лучше уже полагаться на футбольные справочники, чем на память.

- Олимпийских игр 1956 года этот ваш посыл, я думаю, не касается. Как сборная готовилась к Играм? С каким настроением ехали в Австралию? Какую спортивную задачу ставили перед командой?

- За десятки лет, проведенных в футболе, я знал только одну задачу: выиграть. Единственное, о чем всегда просил руководство, - это не лезть напрямую к футболистам перед ответственными матчами, если нужна какая-то накачка, то пусть все замкнется на мне как последней инстанции. А уж настроить ребят - мои, тренерские, проблемы. Что касается собственно подготовки к футбольному турниру Олимпиады-56, то она получилась очень непростой…

- Простите, перебью. Эта подготовка никак не осложнялась печальными воспоминаниями о предыдущих Играх в Хельсинки, после которых наш футбол получил беспримерный по глупости "урок", выразившийся в разгоне ведущего клуба страны?

- Нет. Без Сталина и Берии ничего подобного произойти уже не могло. Сложность возникла скорее чисто географическая: Австралия, край Земли, где все вверх ногами, в том числе и времена года. Мы тогда очень слабо себе представляли, как это можно вообще - играть в футбол в ноябре-декабре. А тут предстояло не просто удержать футболистов в нормальных игровых кондициях, но подвести их к пику формы в начале декабря. Прежде такую задачу в нашем футболе не доводилось решать никому.

- Как вам удалось с ней справиться?

- У сборной-56 было одно несомненное достоинство - стабильность состава, который практически не менялся уже полтора-два года. А когда проблема сыгранности, психологической совместимости, притирки игроков друг к другу с повестки дня снята - считайте, это уже половина дела. Тренировались мы сначала в залах в Москве, а ближе к Олимпиаде стали выезжать на юг, как правило, в Грузию, где были и хорошие поля, и приличные спарринг-партнеры. Акклиматизация в Австралии прошла тяжеловато, хотя и прибыли мы туда за две недели до начала футбольного турнира и успели сыграть несколько товарищеских матчей с местными командами.

- На пути сборной к олимпийскому золоту крайне загадочно, особенно теперь, с солидной временной дистанции, выглядит нулевая ничья с командой Индонезии, приведшая к переигровке. Что там случилось?

- Ничего особенного. Произошла элементарная недооценка соперника, которого наши футболисты почему-то решили по старой русской привычке шапками закидать. А индонезийцы взяли и уперлись. Все одиннадцать встали у своих ворот - и делай, что хочешь. Кто-то из наших ребят тогда пошутил: мол, с географией у нас неувязочка вышла, перепутали Индонезию с Индией, которую годом раньше громили многократно на ее стадионах. В переигровке все встало на свои места - 4:0, но тем не менее было жалко, конечно, растраченных сил и нервов.

- Вам принадлежит приоритет открытия Эдуарда Стрельцова для сборной СССР. Не много найдется, наверное, тренеров, которые готовы доверить место в главной команде страны 17-летнему игроку.

- Ну нет. Открытием, как вы говорите, Стрельцова футбольный мир обязан не тренеру Качалину, а, если хотите, Всевышнему, который наделил парня удивительным футбольным талантом. И нужно было иметь глаза на затылке, чтобы его не заметить. Ворота соперников Эдика словно магнитом притягивали - таких постоянно заряженных на гол форвардов до него мне видеть не доводилось. Физическая мощь, позволявшая ему противостоять самой жесткой персональной опеке, сочеталась в Стрельцове с ювелирной техникой владения мячом, дриблинга. Правда, я поначалу воспринимая его не так персонифицировано, как в связке с Валентином Ивановым. Именно в связке я пригласил их обоих в сборную.

- Существуют два основополагающих принципа формирования сборной страны: так называемый "звездный" и на базе сильнейшего клуба. Вы какого придерживались?

- Предпочитал второй, который возможен, правда, лишь при условии, что такой клуб-лидер реально есть. В 1956 году им был "Спартак". И даже если кто-то из другой команды выглядел посильнее, скажем, Татушина, я все равно при прочих равных условиях отдавал предпочтение спартаковцу. Потому что в клубе он имел постоянную игровую практику вместе с другими партнерами по сборной, которая в те годы, случалось, проводила всего по 6-8 матчей за сезон.

- Руководствуясь такой логикой, тренер сборной рискует оказаться излишне пристрастным к какому-то клубу. Вы не боялись подобных обвинений?

- Не боялся, во-первых, потому что на всякий роток не накинешь платок, а во-вторых - речь ведь идет не о симпатиях, а о детальном знании клуба и его возможностей. "Спартак" я звал лучше других, потому что несколько лет был куратором этой команды, работая в Федерации футбола СССР.

- Какие достоинства команды СССР предрешили исход олимпийского турнира 1956 года в ее пользу?

- Помимо превосходства в физической подготовке и сыгранности козырем нашей команды стала тактическая новинка, которую я придумал и назвал так: смена мест в нападении. Что это значило? Крайний форвард, к примеру, мог неожиданно сместиться на позицию полусреднего, а тот - в центр нападения или наоборот. Вариаций было предостаточно, поскольку система дубль-вэ предполагала наличие пятерки постоянно атакующих игроков. Оборону соперника эта тактическая уловка сбивала с толку: едва защитник привыкнет, приспособится к манере поведения действующего в его зоне форварда, как вдруг возникает другой нападающий, манеру игры которого с ходу не раскусишь. До нас так никто не играл.

- Почему вы не поставили на финальную игру с югославами Стрельцова, до этого неизменно выходившего на поле во всех встречах?

- Эдик сам попросил, чтобы я его не ставил. Мотивировал свою просьбу тем, что крайне вымотался в предыдущих играх и боится, как бы не подвести команду в финале.

- Вы легко с ним согласились?

- Имея в своем распоряжении такого бывалого и классного форварда, как Никита Симонян, я был убежден, что ничем не рискую, если оставлю Стрельцова на скамейке. Он ведь, действительно, подустал - выдержать такие нагрузки в 18-летнем возрасте было ой как непросто.

- Какой матч был самым тяжелым для советской сборной на Олимоиаде-56?

- Думаю, полуфинальная встреча с болгарами, которую мы выиграли - 2:1. Порядок, запрещавший в те годы замены по ходу игры, был жестоким по отношению к футболистам и тренерам и довольно нелепым по сути. Ведь в заявке каждой команды значился двойной комплект игроков, половина из которых оказывалась обреченной на бездействие. А в матче с болгарами случился драматический эпизод, едва не испортивший нам все. Соперники действовали сверхжестко, и в одном из столкновений получил перелом ключицы защитник Николай Тищенко. Однако остался на ноле, доиграл до конца с повязкой - и этот футбольный подвиг навсегда остался в истории нашего футбола.

- Определяя состав на финальную игру с югославами и зная, что только эти одиннадцать в случае успеха получат желанные золотые медали, вы не терзались сомнениями?

- Если сомнения и были, то носили они чисто игровой, прагматический характер: не имел я права ошибиться ни в одном из одиннадцати. Ясно, что заслуживал участия в решающей встрече Тищенко, до этого отыгравший все матчи от звонка до звонка, Стрельцов, о котором мы уже говорили. Но, увы, так распорядилась судьба.

- Вы не присутствовали, когда Симонян хотел отдать свою золотую олимпийскую медаль Стрельцову?

- Нет, не присутствовал, мне рассказали об этом чуть позже, кажется, на теплоходе "Грузия", которым мы возвращались из Австралии домой. Это очень похоже на Симоняна - человека в высшей степени порядочного и благородного. И я был искренне рад, что такие футболисты играют в моей команде.

- Выходящие за рамки поля человеческие качества игроков для вас имели значение?

- А как же! Человека, который не отвечал моим представлениям о порядочности, - как бы это еще поточнее выразиться? - с гнильцой в душе, хотя и прекрасного, быть может, игрока, я старался на пушечный выстрел к сборной не подпускать.

- Гавриил Дмитриевич, в этой связи снова всплывает вопрос о Стрельцове. Точнее, как вы понимаете, о том, что случилось с ним в 1958 году - за пару недель до начала чемпионата мира в Швеции, куда вы отправились без основного центрфорварда...

- Ясно, ясно... Хотите спросить, не ошибся ли я в Стрельцове как человеке, не проявил ли, как тогда гневно писали в газетах, "политической близорукости", доверяя ему место в сборной на протяжении четырех лет? Нет, не ошибся, не проявил. "Залетел" Эдик, простите, по дурости, свойственной молодым людям в таком возрасте. Да видел я эту девчонку, которую он якобы изнасиловал.

- Как - видели?! До сих пор старые болельщики, поклонники Стрельцова, убеждены, будто пострадал их кумир столь жестоко исключительно потому, что речь шла то ли о генеральской, то ли о какой-то посольской дочке.

- Да ерунда это полная! Появлялись они вместе несколько раз на стадионе, где я ее и видел. Обыкновенная девчонка, по-моему, из весьма скромной семьи. Этакая, знаете ли, пигалица. Имела она, как я думаю, виды на Эдика, а когда поняла, что у того серьезных намерений вовсе нет, - написала заявление. И влип наш Эдик. В общем, довольно банальная история, но невероятно раздутая прессой и обернувшаяся большой трагедией как для самого Стрельцова, так и для всего нашего футбола.

- Его отсутствие на чемпионате мира в Швеции здорово снизило потенциал команды?

- Процентов на 30-40, если говорить о возможностях сборной в атаке. Речь-то шла, действительно, о выдающемся форварде.

- "Русский Пеле", как позже писали, - это точно?

- Я даже думаю, что в пятьдесят восьмом-то Эдик был посильнее Пеле, который только начинал свою блистательную карьеру.

- Ваша вторая тренерская вершина - победа сборной СССР в Кубке Европы 1960 года - покорилась легче, чем первая, олимпийская?

- В чем-то легче, а в чем-то тяжелее. Ну, во-первых, к тому времени я уже имел возможность предварительно изучать соперников в деле, выезжал за границу на матчи с их участием, накопил солидные досье на югославскую, чехословацкую, французскую сборные. Причем больше всего меня интересовали югославы. Я был почти уверен, что если суждено нам добраться до финала, то опять встретимся с ними, как и в Мельбурне.

- Ваш прогноз, однако, мог и не состояться: в полуфинале югославы едва ноги унесли, выиграв у французов каким-то чудом. Даже представить себе трудно: за 20 минут до конца было 4:2 в пользу Франции, а победа - 5:4 - достается сопернику.

- А знаете, как такой выигрыш поднимает авторитет команды? За давностью лет, к сожалению, я неважно помню подробности финальной игры на Кубок Европы с югославами в Париже. Разве что общую канву поединка, который поначалу складывался не в нашу пользу, а потом наступил перелом и - победный гол в добавочное время.

- Виктор Понедельник - автор того золотого гола - недавно рассказывал мне, как в перерыве матча вы нашли какие-то замечательные слова для скисших было игроков и вернули им веру в благополучный исход встречи.

- Ну, Виктор-то помоложе меня, ему положено помнить. (Смеется.) Я этих слов сейчас точно не повторю.

- А можете сформулировать, то, что называют тренерским кредо?

- Отчасти мы этого уже касались. На первом месте - человеческие качества футболиста, которого я приглашаю в сборную. Его способность ощутить себя в коллективе равным среди равных, а не возноситься над другими. Его умение жить интересами команды, дружить с партнерами. Важно, насколько развито в нем чувство долга. Для меня все это имело первостепенное значение. А уже потом - удар, обводка, скорость, видение поля и прочие игровые премудрости.

- При таком строгом подходе иные талантливые игроки могут не попасть в команду.

- А что вы думаете - и не попадали.

- Можете назвать для примера, кто именно?

- Нет.

- Даже сейчас, по прошествии десятилетий?

- Никогда. Никогда не стоит обижать людей, если можно этого избежать.

- Футболисты-ветераны, игравшие у Качалина, говорят, что вы даже в самых критических ситуациях не повышали голоса. Это так?

- Надеюсь, что так, раз говорят. Крик и ругань унижают обе стороны. Особенно - тренера.

- Конфликты с игроками у вас случались?

- В основном, когда только начинал тренерскую карьеру. Поскольку носили эти конфликты сугубо производственный характер, могу даже пример привести. В начале 50-х годов в московском "Локомотиве", с которым я работал, был такой футболист - Ободов. Уж он меня донимал своими придирками по поводу тактики! По нему выходило, что Качалин - совсем никудышный тренер, просто профан какой-то. Все эти разговоры велись в команде и. ясное дело, авторитета мне не прибавляли.

- Надеюсь, вы отчислили говоруна?

- Зачем? Я просто не ставил его на игры, раз ему не нравилась моя тактика. До тех пор, пока он не понял разницы между игроком и тренером.

- Вы считаете себя великим тренером?

- Я считаю себя уважаемым и не зря прожившим свой футбольный век тренером. А великий? Здесь больше эмоций, чем оценки по существу. Если бы вы спросили о других тренерах моего поколения...

- Считайте, что уже спросил. Скажем, об Аркадьеве, Якушине, Бескове...

- Самое подходящее слово, которое роднит их всех, - творцы. Аркадьев обладал замечательной способностью сплачивать игроков, устанавливать с ними доверительные отношения. Якушину здорово помогал его авторитет знаменитого в прошлом игрока. Как, впрочем, и Бескову. Бескова я считаю самым сильным из послевоенного поколения наших тренеров.

- Почему, интересно?

- Характер его меня подкупает - твердый, неуступчивый. Если он уж придерживается какой-то линии поведения - не отступит от нее ни на сантиметр. Это очень ценное для футбольного наставника качество, особенно во взаимоотношениях с игроками.

- Однако любой, даже самый выдающийся тренер может искренне заблуждаться. И вы полагаете, что он должен оставаться в плену этих заблуждений, вместо того чтобы проявить гибкость, уступчивость?

- Я полагаю, что для оценки тренерской работы существует только один критерий - результат, достигнутый командой. И расплачиваться за свои заблуждения тренер должен только по конечному результату и никак иначе.

- После чилийского чемпионата мира 1962 года вас отстранили от руководства сборной за результат?

- Со стороны это выглядело так - ведь не судят только победителей. Но в то же время и команда нуждалась в обновлении, и я - в передышке. Вообще наша профессия - наверное, самая уязвимая из всех существующих в мире. Уж в футболе-то многие прилично разбираются. Я с простыми болельщиками всегда страшно любил пообщаться. Иного послушаешь и диву даешься: Бог мой, как правильно он все говорит, какие нюансы улавливает и почему - не тренер?

- Что-то я не пойму: это вы без иронии?

- Абсолютно серьезно. Только ведь понимать футбол - одно, а сделать, добиться желаемого - совсем другое. И плата повыше. Инфаркт, например...

- Современным российским футболом интересуетесь? Как он вам?

- В целом довольно грустное зрелище. Никакого сравнения с тем, что мы видели 25-30 лет назад. Звезды наши теперь в основном светят зарубежным болельщикам. А история со сборной перед чемпионатом мира-94, когда футболисты и тренеры устроили непристойный торг, - это просто национальный позор.

- За какой клуб вы болеете?

- Фанатом уже давно не являюсь. Переживаю, например, за "Спартак", который вдруг прямо на глазах потерял свою игру. Радуюсь за "Динамо" - я все-таки динамовец по происхождению. И хотел бы увидеть ещё хоть разок "Динамо" чемпионом страны.

Юрий ЮРИС. "Футбол от "Спорт-Экспресса" №7, май 1995

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА
МАТЧ
ПОЛЕ
1     26.06.1955
   ШВЕЦИЯ - СССР - 0:6 г
2     21.08.1955    СССР - ФРГ - 3:2 д
3     16.09.1955
   СССР - ИНДИЯ - 11:1 д
4     25.09.1955
   ВЕНГРИЯ - СССР - 1:1 г
5     23.10.1955
   СССР - ФРАНЦИЯ - 2:2 д
6     23.05.1956
   СССР - ДАНИЯ - 5:1 д
7     01.07.1956
   ДАНИЯ - СССР - 2:5 г
8 1   11.07.1956
   СССР - ИЗРАИЛЬ - 5:0 д
9 2   31.07.1956
   ИЗРАИЛЬ - СССР - 1:2 г
10     15.09.1956
   ФРГ - СССР - 1:2 г
11     23.09.1956
   СССР - ВЕНГРИЯ - 0:1 д
12     21.10.1956
   ФРАНЦИЯ - СССР - 2:1 г
13 3   24.11.1956
   ОГК (ФРГ) - СССР - 1:2 н
14 4   29.11.1956
   ИНДОНЕЗИЯ - СССР - 0:0 н
15 5   01.11.1956
   ИНДОНЕЗИЯ - СССР - 0:4 н
16 6   05.11.1956
   БОЛГАРИЯ - СССР - 1:2 н
17 7   08.11.1956
   ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 0:1 н
18     01.06.1957
   СССР - РУМЫНИЯ - 1:1 д
19     23.06.1957
   СССР - ПОЛЬША - 3:0 д
20     21.06.1957
   БОЛГАРИЯ - СССР - 0:4 г
21     27.06.1957
   СССР - ФИНЛЯНДИЯ - 2:1 д
22     15.08.1957
   ФИНЛЯНДИЯ - СССР - 0:10 г
23     22.08.1957
   ВЕНГРИЯ - СССР - 1:2 г
24     20.10.1957
   ПОЛЬША - СССР - 2:1 г
25     24.11.1957
   ПОЛЬША - СССР - 0:2 н
26     18 05 1958
   СССР - АНГЛИЯ - 1:1 д
27     08.06.1958
   АНГЛИЯ - СССР - 2:2 н
28     11.06.1958
   АВСТРИЯ - СССР - 0:2 н
29     15.06.1958
   БРАЗИЛИЯ - СССР - 2:0 н
30     17.06.1958
   АНГЛИЯ - СССР - 0:1 н
31     19.06.1958
   ШВЕЦИЯ - СССР - 2:0 г
32     30.08.1958
   ЧЕХОСЛОВАКИЯ - СССР - 1:2 г
33     28.09.1958
   СССР - ВЕНГРИЯ - 3:1 д
34     22.10.1958
   АНГЛИЯ - СССР - 5:0 г
35     19.05.1960
   СССР - ПОЛЬША - 7:1 д
36     06.07.1960
   ЧЕХОСЛОВАКИЯ - СССР - 0:3 н
37     10.07.1960
   ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 1:2 н
38     17.08.1960
   ГДР - СССР - 0:1 г
39     04.09.1960
   АВСТРИЯ - СССР - 3:1 г
40     21.05.1961
   ПОЛЬША - СССР - 1:0 г
41     18.06.1961
   СССР - ТУРЦИЯ - 1:0 д
42     24.06.1961
   СССР - АРГЕНТИНА - 0:0 д
43     01.06.1961
   СССР - НОРВЕГИЯ - 5:2 д
44     23.08.1961
   НОРВЕГИЯ - СССР - 0:3 г
45     10.09.1961
   СССР - АВСТРИЯ - 0:1 д
46     12.11.1961
   ТУРЦИЯ - СССР - 1:2 г
47     18.11.1961
   АРГЕНТИНА - СССР - 1:2 г
48     22.11.1961
   ЧИЛИ - СССР - 0:1 г
49     29.11.1961
   УРУГВАЙ - СССР - 1:2 г
50     11.04.1962
   ЛЮКСЕМБУРГ - СССР - 1:3 г
51     18.04.1962
   ШВЕЦИЯ - СССР - 0:2 г
52     27.04.1962
   СССР - УРУГВАЙ - 5:0 д
53     31.05.1962
   ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 0:2 н
54     03.06.1962
   КОЛУМБИЯ - СССР - 4:4 н
55     06.06.1962
   УРУГВАЙ - СССР - 1:2 н
56     10.06.1962
   ЧИЛИ - СССР - 2:1 г
57     20.02.1969
   КОЛУМБИЯ - СССР - 1:3 г
58     25.07.1969
   ГДР - СССР - 2:2 г
59     06.08.1969
   СССР - ШВЕЦИЯ - 0:1 д
60     10.09.1969
   СЕВЕРНАЯ ИРЛАНДИЯ - СССР - 0:0 г
61     24.09.1969
   ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 1:3 г
62     15.10.1969
   СССР - ТУРЦИЯ - 3:0 д
63     22.10.1969
   СССР - СЕВЕРНАЯ ИРЛАНДИЯ - 2:0 д
64     16.11.1969
   ТУРЦИЯ - СССР - 1:3 г
65     14.02.1970
   ПЕРУ - СССР - 0:0 г
66     20.02.1970
   ПЕРУ - СССР - 0:2 г
67     22.02.1970
   САЛЬВАДОР - СССР - 0:2 г
68     26.02.1970
   МЕКСИКА - СССР - 0:0 г
69     05.05.1970
   БОЛГАРИЯ - СССР - 3:3 г
70     06.05.1970
   БОЛГАРИЯ - СССР - 0:0 г
71     31.05.1970
   МЕКСИКА - СССР - 0:0 г
72     06.06.1970
   БЕЛЬГИЯ - СССР - 1:4 н
73     10.06.1970
   САЛЬВАДОР - СССР - 0:2 н
74     14.06.1970
   УРУГВАЙ - СССР - 1:0 н
74 7        
+47  =15  —12 +6  =11  —0        
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru